Баозит 2,


9 султан турецкий

По смерти онаго несытаго анагра, Махомета султана глаголю, мало нечто прилежащия к турком христианския страны покоя приобретоша, а то сицевым образом.

По смерти бо онаго два сына его, Баозит и Зизим или Селим, хотящии кийждо от них един государством обладати, войну между собою ‹простроша›

к. Такожде и
л воинство турское надвое разделишася: едини хотяху Баозита султана имети, другия меншаго брата его Селима.

И в таковом несогласии битву злу между собою соделаша, идеже Селим с воинством своим побежден бысть от Баозита, || убежа к египетскому султану и от него помощь и надежду приимши, совокупив воинства, паки з братом си Баозитом брань состави, но и паки побежден бысть и едва смерти гонзнув на остров Родисский ко христианом, аще и противным си, убежа.

И оттуда от началника воев родисских послан бысть {228} в Рим, его же на пути прият краль францужский 82, и в пути том смертию от отравы скончася, повелением, яко пишет Кромер историк *, Инокентия Осмаго папы римскаго.

Белский пишет 2*, яко и к папе довезен бысть и тамо отравою уморен. Но яковым убо образом ни скончася, брату же старейшему Баозиту кроме всякия препоны обладателства уступил.

Егда же таковым образом обрете Баозит покой во обладании своем, тогда лета 6992-го собрався с великим воинством поиде землею и морем на Волоскую землю и на Бессарабию, хотящи мститися срамоты отца своего, юже подъят от Стефана воеводы волосскаго и под Белым градом от христианскаго || же воинства.

Стефан же воевода, слышав таковая, во ужас впаде, и того ради, дабы приобрел помощь некую, поддадеся под державу краля полскаго КазEQ \o(и;ґ)мера и обещание в том верное ему учини. От него же приим в помощь три тысящи поляков, отъиде в Волосскую землю и тамо елико можаше пропивляшеся турком, в тесных местех губящи их, ибо явною бранию не дерзаше с ними множества их ради и неравности снитися.

Всяко же Баозит султан не вотще толикия воинства производил тамо, ибо пришед в Волосскую землю облада град Килию [иже от древних греков Лифостротон назван мнят неции быти], такожде Монкаструм (иже и Белъград Волосский называется, стоящий на устиах Днестра реки], аще и со тщетою воинства своего. Стран же тамошныя презелно повоевал, и едва совершенно не покори, изыде от земли Волосския.

И поиде с воинством на султана египетскаго, хотящи мститися над ним, яко давал помощь на него брату его Селиму. Но тамо не наследова счастия отцова, || ибо бывши у него брани с султаном египетским, престрашно побежден бысть, идеже вся его янчарская пехота на побоищи оном избиена осталась, яко последи того никогда нигде не бяше таковыя победы на турков.

Имяше бо тогда султан египетский в воинстве своем мамалюхов [суть то народ мэринский] 83, иже бяху новообрезанныи по закону махометскому и зело мужественно бишася с турки.

Последи тоя победы Баозит султан яко хитрый лис боятися начат христианских обладателей. И того ради лета 7001-го прислал знатных послов с немалыми подарки ко кралю полскому Иоанну Албрихту, поздравляющи его на кралевстве и желающи с поляки примирение учинити. {229}

Таже потом и от венетиан приидоша послы, побуждающи поляков на турков. Того ради краль

м едва не целый год задерживал турских послов. Потом примирися с ними на три лета и уверя отпустил их.

Егда же тако улучил Баозит свободу от христианских воинств, тогда зельную войну простре на Венетийское властелство. И посла тамо многое воинство, иже плениша Албанскую || страну и град стоящий над морем Дирхах взяша; и оттуду многия пакости прочим Венетийским пределом творили.

По том под правлением паши Кадума имянем множество турков в землю Карвбтскую впадоша и даже до области Загрббии забегаху 84. Идеже венгров, и славян, и корватов противо себе идущих многое воинство победили.

Потом лет 7006-го месяца ноемврия турецкаго воинства до седмидесяти тысящь чрез Волосскую землю в страну русскую на Подолие пленящи приидоша. Идеже вся селения около Днестра, и Галича, и инде презелно повоеваша.

И множае еще могли бы воевати [ибо никто с воинством поляков противо им изыде], аще бы не сам Бог изволил обратити страны те, ибо быша тогда мразы неудобостерпимыя и снеги толми велики спадоша, яко теми отовсюду окружени быша турки, никогда можаху поступити.

И таковым случаем самих турков до четыредесяти тысящей изомроша, такожде коней и скотов зелное множество. Остатний же резаху || коней своих и чрева разрезыюще влазяху тамо, кровию конскою согретися помышляюще, но ничтоже пользовашеся. Прочие же, елицы возмогоша остатися от мразов оных, поидоша чрез Волосскую землю.

Но и тамо остатних многих Стефан воевода сицевым вымыслом погубил. Ибо своих волохов во одежды полския убрав, на турков повеле нападати, яко бы то поляки гонили их и побивали. И толико тогда паде турков, яко от толикаго числа едва с десять тысящей с великою нуждею во своя приидоша.

Потом лет 7007-го слышав Баозит султан, яко мнози окрестныя христианския обладатели совокупляются нань, забегающи тому, яко искусный военник, дабы во едином времяни со многими не имел брани, посылаше к ним послов и миром елико можаше укротеваше их.

Егда же улучи от некоторых примирения, воздвиже {230} тогда жестокую брань на Венетийское властелство землею, паче же морем. И исполни галерами Эгейския и Ионския пучины. И пошед Амморию зело повоевал и тамо град славный названный Модон || взял 7008-го лет.

Егда же добываше его, тогда имяше в воинстве своем до пятисот пушек, в них же двадесят две зело велики бяху. Из них же по вся дни непрестанно стреляху, стены сокрушающе. Но обаче людие сущие во граде мужественно противляхуся турком.

На останок же, видящи изнеможение свое, предавшися в волю Божию, изволиша умрети паче, нежели мучителю в руце впасти. Собравшися убо в домы некоторыя, запалиша их и сгореша с ними купно. А жены мнози з детми в море потопишася, дабы такожде не впасти им в руце нечестивых.

Сице Белский пишет. Инде же изъявляется, яко до двадесяти тысящей народа в тяжкую неволю отведоша тогда турки. Епископу же Модонскому повелением султанским пред лицем его глава отсечена бысть.

Венетийское же воинство не изыдоша противо турком. Еже видевши они, яко венетиане не исходят на брань, облегоша грады Метуну, Юнк, Коруну || и силными приступами взяша их.

И оттуду султан посла сушею до осмидесяти тысящ воинства, иже пленяху надморския страны: EQ \o(И;)стрию, Фурум Юлий, и даже до самой Венетии поезжали и пределы оные до конца опустошили.

И пленников не токмо общенародных, но и от честных родов многих поплениша, ибо пред сим изшедше живяху на селах, собирающе плоды земныя и винограды. К тому странников немец, венгров, чехов и поляков мужеска полу и женска, идущих в Рим со обещанми молитвенными, многих поплениша и в вечную неволю отведоша, сами ни малыя тщеты подъемши.

Такожде тогда облада султан многими островами на морях вышереченных: Эгейском, и Ионийском, и Елеспонтском, иже бяху в державе венетиан. Таковыми убо бедствовании принуждени бывше венетиане, миру у султана просиша, и едва многими дары и тяжкими договоры возмогоша желаемый покой получити.

И тако Баозит султан учинил мир с венетианы, не хотящи в лености гнуснети, со иными окрестными войну || начат. Лета убо 7009-го посла многое воинство воевати стран Боссенских, иже шедше воеваша тамо, и облегоша град Яице названный, и приступали к нему.

Краль же венгерский Владислав, собрав воинство, посла противо турком. С ними же турки битву сведоша {231} немалу. И пребывала та в равном счастии чрез немало время, наконец воспящени быша турки от венгров и потом разгромлени, побежаша невозвратно; но обаче и венгры не кроме тщеты своих приобретоша победу.

По том вскоре злополучие прииде на Баозита султана, ибо болезнию кожною содержим будущи, во Андрианополи и в Константинополи пребываше.

При обладательстве сего Баозита султана

н лета 7017 бысть велие и страшное трясение земли во Фракии, и во Греции, в Боссенском и Далматском государствах. Паче же в Константинополи толикое бысть трясение, яко вся каменная здания зело колебахуся. От чего устрашивъшися Баозит султан, убояся жити в полатах, но изшед из града в поле в наметах обиташе и немало время проживе тамо. ||

Сим тогда трясением падоша в Константинополе предивная древняя здания, в них же неколико столпов, иже во время древних царей греческих на древнем подромии стояли, и три башни; такожде и полаты царя Константина Великаго, и древняго великаго храма, иже бысть Софии-Премудрости Божиа, половина паде.

Сие же проявляло падение преславных областей христианских от турков и самому Баозиту изчесновение. Ибо вскоре по сем, то есть лета 7019-го, начася в турках велие междоусобие. Ибо Селим-бек, или Селим сын Баозита султана, взяв себе в жену дщерь некоего татарскаго царя, настояше на погибель отцеву, хотящи от него обладателство отъяти.

Собрася со многими воинствы, и от тестя своего татар в помощь приимши, Кафу град, стоящий в Таврике Херсонской, облада; такожде Килию и Белъград, пристанищныя грады в Волосской земле, зело доставал, и взял, и своими янчары те пристанища Чорнаго моря укрепил.

И вкупе с крымским ханом на отца войною подвизаше, который тогда в старости уже сый во Андрианополе пребывал, и кроме того доволно пе-||чали имущи от царя персидскаго, иже послано от него в Персиду с пашами воинство все избиено бысть от персов.

Еже уведав Селим, яко отец его во Андрианополе пребывает, усмотрев время себе, ведущи, яко Андрианополь не толико крепок есть, яко Константинополь, собрав воинство от татар крымских, такожде от сербов, и болгар, и подручных себе и желателных турков, иде на отца своего ко Андрианополю. {232}

Еже слышав бедственный отец, изыде противо злому сыну си с воинством и сведши с ним великую брань толико победил его, яко едва сам с сыном перекопскаго царя бегством спасеся. Бысть сия брань в поле от Андрианополя день ходу.

Но вскоре по том на другое лето паки Селим собравшися с воинством на отца изыде. Баозит же видев, яко уже вси янчары присташа к Селиму, посла к нему, вопрошающи: «Чего бы требовал от него?» И посла к нему от сокровищ своих множество сребра и ризы многи, советующи, дабы престал от умышлений своих и сребро и одежды воинству роздал и отпустил. ||

Селим же не внимаше тому

о приближашеся ко Андрианополю. Еже слышавше о янчары мнози приидоша к Баозиту и молиша его, дабы отдал власть сыну своему Селиму. «Ибо,- рекоша,- сам уже стар сый, не можеши государства управляти».

Той же егда не восхоте уступити, оружием претяху ему. Баозит же видев таковая недоумевашеся, что творити, но позна себе от всех оставлена, отдаде власть злому си сыну.

Себе же испроси на пропитание Амасию, град сущий во стране Сирийской, идеже султаны турецкия первородных сынов своих на соблюдение обыкоша посылати. И приехав тамо два дни точию прежив умре. Сице Стрийковский.

Белской же прилагает, якобы по отдании власти хотяше ити в Амасию к старейшему сыну своему Ахмату. О чем уведав Селим, лстивными словесы увещаваше его, обещающися в послушании быти у него. И повеле во время ядения со отравою соделанныя яди принести и пред отца поставити; и егда вкусив, позна отраву. И тако изыде из града с печалию всех жителей градских. И не прешедши половины пути живот смертию сконча лета 7020-го. ||






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх