Солиман


11 султан турецкий

По умертвии Селима султана сын его Солиман советом всех началников турецких и прочаго всенародства на обладателство избран бысть лета 7028-го. Сей, множайшим желанием властелства возбужденный, не возможе в покое пребывати, многи тщеты творяще пограничным соседом.

Первое во Асии во области Сирии началника повеле смерти предати, аще и ни в чем пред ним винна суща 91. Потом мало успокоившися, аки бы во второе лето посла воинство многое на остров Родисский, и взят его у христиан, и облада им лета 7031-го 92.

А сей остров бяше забрало и надежда всех островов, сущих в морех тамошних, от их турецких наступлений, не точию же островов, но и самого Венетийскаго властелства.

Ибо бяху тамо знаменитыя воины, нарицающияся воини || гроба Господня или иерусалимъския, иже изгнани будучи из Иерусалима от срацын, утвердишася тамо. Оттуду же изгнани утвердишася на острове названном Мелите, сущем на море Ливийском; немцы и турки называют его Малта. Отнюду же воини тии великия тщеты творят турком, водная их воинства побеждающи.

С королевством же Венгерским, идеже тогда бяше краль Людвик имянем, хотяще Солиман мир имети, посла к нему послов о том. Но властели венгерстии, ослепльши на погибель свою, не соизволиша мир имети с таковым силным

с соседом и не точию отрекоша мир, но и послов его чрез законы гражданския и обычаи всенародныя обругаша, носы и уши обрезав, отпустили 93. Султан же, сим разгневан сущи, с прочими окрестными государи премирие утвердив, воздвижеся на венгры всеми силами, сушею и водою. {235}

Началники же Венгерскаго государства в пограничии сущия, слышавши таковое султаново наступление, писанием возвестиша кралеви, в Вышеграде тогда ему сущу. Краль же вскоре сотворив || совет с началники венгерскими, усоветоваша всем быти готовым на войну во граде Толмин названном и оттуду ити противо турком. И тако по совершении совета начат краль воинства уготовляти. Помощи же ради посла к папе и цесарю 94, такожде и ко кралю францужскому 95.

Но султан добре разумеющи о продолженных зборах воинств христианских и о их неготовости, ‹спешно›

т со многим воинством идяше. И прешед к реке немалой, названной Сава, превождашеся с воинствы. Идеже аще и повелено бысть некиим началником бранити турком прехода реки тоя, обаче никто восхоте итти тамо, своеволни суще на свою погибель.

И тако краль помощию иных государей оставленный и подданных непослушанием озлобленный, велми печаловашеся и скорбляше. Егда же таковая нестроения бываху в венгрех, султан дерзновенънее идяше, пленящи землю Венгерскую, селения пожигающи и грады малыя емлющи.

И пришед под град знаменитый и крепкий Венгерскаго государьства названный Варадин, осадив || и, по малом времяни взят его, и дале идяше пустошащи.

Краль же, слышав таковая, собрав елико можаше воинства, иде противо султана. О собрании же прочаго воинства всюду посылаше. Но народ своеволный не слушаху кралева веления, но ждаху, дабы сам краль прежде всех был во очах у турков.

И того ради медленно идяше краль, ожидающи помощи, обаче ко граду Мокачю прииде с воинством. И тамо не в далном растоянии слышав о турецком воинстве, не зело желаше брани имети малаго ради воинства своего, ибо едва тогда дванадесять тысящ имяше воинства.

О турецком же воинстве поведаху убежавшия оттуду, яко до триех сот тысящей

у бяше их. И того ради советовав с началники и с воинством, хотящи назад уступити и ждати благополучна времяни. Но тии отрекоша того и желаху брань имети с турки. И начаша вси ко брани устроятися 96.

В то же время прииде еще ко кралю в помощь воинство от папы и от иных государей, обаче малое, || {236} яко и с ними едва двадесят четыре тысящи всего воинства краль имяше. А султан того времяни со всем оным многочисленным воинством прииде близ венгерскаго воинства и ополчишася, изшедши от обозов.

Видевше же венгры, яко уже невозможно бяше им продолжити брани, такожде устроишася к битве. Место же оно, идеже полки устроишася, аще и пространно сущи, но обаче имяше много мест тиноватых и грязных потоков, их же наполняше река Дунай во время наводнения своего, ибо точию версты яко три оттуду течение свое простираше.

И егда тако устроишася, тогда воевода величайший Седмиградския земли Стефан Батфорый, поим краля Людвика, выехал с ним пред воинство объявляющи краля, глаголя, яко сам краль веры ради Христовы и кралевства врученнаго себе готов есть до смерти пострадати [ибо мнози мнеша, яко тайно изыде краль из воинства]. А затем начаша являтися турецкая воинства и от обоих стран герцовники изшедши битву починали, дню уже к вечеру || преклоняющуся.

И тако турков часть немалая объявися. Еже видевши началники венгерскаго воинства, мнеша, яко тая часть воинства того ради изыде, дабы с тылу могли обойти их, советоваша с теми битися, глаголюще: «Лучше днесь с частию турков битися, нежели утрие со всеми». И тако дан бысть знак ко брани и гласи воинстии умножатися начаша.

И се явися величайшее турков воинство, идеже сам султан бяше. Иже приближившися удариша на венгров, но венгры то их первое наступление крепко воздержаша и мужественно с ними бишася, яко бысть от обою страну зелная брань. Турки множеством премогаху, а венгры мужеством превышаху. И в первом том соступлении многу стрелбу пищалную испустиша, обаче с малою тщетою противных.

И пребывала тако презелная брань чрез немало время, и падаше с обою страну множество людей, но обаче множае турков, яко уже побитых их, и раненых, и умирающих всюду || много лежаше.

Потом турки помалу уступати начаша, или одолени от венгров, или на пушки хотящи привести их. Тогда мнози от венгров возрадовашася, якобы уже одолеша турков, глаголаша: «Наша есть победа, гонит бы убо турков!» И тако несчастнии идоша, поспевающе за турки, мнящи погнати их.

И се внезапу изо всех пушек ударено бысть по венгром, яко зело часто ядра летали и около самаго краля {237} бывали, от чего побочныя полки венгров к бегству помышляху, к тому же уже и самаго краля на месте его не видеша, и того ради бысть велие смятение в воинстве венгров, яко и остатнии полки к бегству устремляхуся. Обаче дотоле еще бишася, донеле же великою стрелбою и боязнию уже окружени суще, тогда убегоша вси, кийждо камо можаше.

Им же немала помощь бяше ночное время и дождь тогда случившийся. О крале самом поведают неции, яко бежащи из брани недалеко от града Мокача во рве некоем тиноватом конем потоптаный погибе.

Прочим же военачалником || и всему воинству премногое бысть тогда падение, яко поведают истории, яко тогда въконец побеждена бысть крепость государства Венгерскаго, и во оскудение прииде. Множество же знаменитых и в плен взято, которых немалую часть посещи повеле султан.

По победе же оной повсюду

ф разбегошася турки в земли оной и во градках и селех тяжкое мучение чинили, яко мнози матери живых детей в землю погребали, дабы злейшаго мучителства не терпели. И таково тогда зло постиже Венгерскую землю, яко не точию исписати, но и изрещи едва кто может.

Оттуду же султан дале в землю Венгерскую идяше, пленующи и посекающи безчисленное множество народа. И даже до великаго града Будина прииде, его же пуст и кроме всякия обороны обрете и облада им

х.

Останок же венгров, елицы смерти гонзнуша, обсекошася на крепком месте, но не могоша целы соблюстися, ибо до того крепляхуся, донеле же с пушками не приспеша. Егда же пушки привезоша турки, тогда взяти быша, || и вси, и з женами, и з детми.

Потом султан повеле чрез Дунай ко граду Пешту мосты делати. И соделав преиде Дунай с величайшим страхом всех жителей Венгерскаго государства. И конечно бы тогда обладал всем государством, аще бы Господь не благоволил еще дати мало свободы венгром. Ибо тогда приидоша к султану вестницы, возвещающи о смятений и неустроениих, сущих во Анатолии, их же ради возвратися во страны своя.

Бысть сия брань, паче рещи победа на венгров лета 7034-го августа в 29 день. И тако сим своим приходом в Венгерскую землю Солиман султан прият во власть свою славныя венгерския грады, стоящия по Дунаю: {238} БудEQ \o(и;ґ)н, ВарадEQ \o(и;ґ)н, Мокбч, ВильEQ \o(я;ґ)к; а потом и все кралевство в подданство ему прииде сицевым образом.

Егда по смерти краля Людвика избран бысть на кралевство Венгерское кралем Иоанн

ц реченный Ванда, воевода седмиградский, тогда краль римский и чешский Фердинанд, хотящи обладати кралевством Венгерским, подвиже войну на краля Иоанна, и посла воинство нань, и побежден бысть || Иоанн от воинства Фердинандова, иже не хотящи покоритися Фердинанду, посла послов к Солиману турецкому султану и поддадеся ему во оборону.

И оттоле Венгерское кралевство прежде бысть в подданстве у турков, потом и в совершенную власть их прииде. И тако краль Иоанн под обороною Солимана

чсултана утвердися в Будине пребывати.

По том Солиман, яко бысть мстящися победы краля Иоанна, еже от Фердинанда краля римскаго, но паче хотящи в таком благополучном себе случаи, егда их же бы имел трудными войнами добывати, самоизволно предаяхуся, Венгерским кралевством обладати, посла многочисленное воинство на пленение Ракусския земли 97, иже бяше Фердинандово державство.

И тии шедше много жителей земли оныя плениша. И пришедше под знаменитый град Вену, облегоша его и многими приступами зелно приступоваху добывающе. На них же до осмидесяти тысящ турков избиено бысть, отнюду же с великим срамом во своя отъидоша. Бысть || сие лета 7037.

Последи того аки бы в третие лето, то есть 7039-е, той же султан Солиман посла воинство во Амморию, идеже многу тщету христианом сотвориша и грады многия взяша со многою печалию христианскаго народа.

Тамо же мстящися победы воинства своего, еже у града Вены, собра воинства до двусот тысящ, поиде с ним в Ракускую землю на пленение и тамо много земли тоя поплени.

Потом прииде ко граду названному Гэншему и облаже его, добывающи двадесять дней, в них же тринадесять приступов учинив, не возможе взяти его, соблюдаше бо град мужеством своим венгрин Николай Юрисхит названный.

Даже потом, не имущи надежды избыти от турков, самоволно поддадеся Солиману и тако здравие получи и жителей града того от смерти избави. Бысть сие лет 7041-го месяца иуния. {239}

В тех же тогда летех, то есть по победе венгерскаго краля Людвика, от лета 7034-го до лета 7045-го, не едины сия

ш войны, о них же писася, имяше Солиман султан с окрестными народы. Но посылаше множицею великая воинства воевати Венетийских || державств, иже суть во странах Славенских блиско Адриатскаго моря.

Идеже поразиша Вентуриа воеводу венетийскаго с воинством, иже охраняше стран тех надморских. И взяша тогда турки у венетиан град Клиз, недалеко Селуня знаменитаго града, и воеводу онаго Петра имянем убиша.

Такожде и другий градок названный НадEQ \o(и;ґ)м взяша. Венетийстии же властели сопротиво им изведоша воинство свое, поставльши над ним воеводу Камилия Урсына названнаго, иже противо творяше тщеты турком. И Обруцыан, и Островец городы турецкия попали, обаче не учинил возмездия противо турецкаго пленения.

Турки бо тогда много градов в Далматских и Иллирицких странах приобладаша, и прочия грады усвоили себе во области названной Позога, иже прилежало к Венгерскому кралевству, дабы чрез ту область учинили безстрашное прошествие войскам своим в Венгерское кралевство.

В тех летех || в Белеграде Сербском бяше сенжак имянем Махомет Яхаоглис, иже крепко стрежаше градов не точию врученных себе, но и ины многи облада в Босенской земле деспотовы державы, такожде и Венгерских, иже не быща послушни кралю Иоанну, сущу под обороною Солимановою от краля Фердинанда.

И взял той сенжак город Эцех, иже належал к Венгерскому кралевству

щ, близ его же бе монастырь мнишеский. Его же разорил той сенжак, и воинством своим укрепил его, и оттуду многу тщету творяше кралю Фердинанду.

Еже видев краль Фердинанд, аще и премирныя лета быша ему тогда с турком, отвергши их, посла велие свое воинство на турков с таковым умыслом, дабы изгнавши их из области вышереченныя, Позоги названной, имел свободъный путь ко граду Будину, добывати краля Иоанна. Ибо тогда султан Солиман со множайшим воинством изыде на персидскаго царя 98.

И тако, яко выше речеся, краль Фердинанд собрав {240} велие воинство немец, славян, италиан, венгров, || чехов, и учинив над ними началника от народу карватов Кацибндра нарицаема.

Еже слышав белгородский сенжак Махомет, посла весть к прочим градоначалником турецким, иже собравшися обступиша немецкое воинство, во обозе им тогда блиско града Эцеха бывшим. И велию тесноту им соделаша, яко ниоткуду нужных потреб и помощи приобретати можаху.

Еже видев немецкаго воинства началник оный Кациандер, убоявся, избежа тайно из обоза, оставив воинство. А турки таковым случаем кроме брани

э победиша фердинандово воинство, велию корысть в обозех их взяша и пленников премного, им же многим ругающися носы и уши обрезав в Константинополь отослаша.

По сем умре краль венгерский Иоанн лета

ю 7048-го, оставльши по себе единолетна сына Иоанна ю, его же венгерстии началники по отце короноваша на кралевство Венгерское, в пеленах суща. Поручен же бяше и той от отца в сохранение Солиману султану, яко и сам бяше под его обороною, пославши к нему послов с молением и дары. Его же обороны || такожде ятся Солиман и во граде Будине с материю повеле ему жити, приставив к нему неколико приставников, властелей венгерских.

Краль же римский Фердинанд уведав о смерти краля Иоанна, восхоте обладати государьством Венгерским, брань нача уго‹то›вляти. Кралева же венгерская 99 с сыном своим, слышав о сем, послаша послов к Солиману, просящи обороны от немец и помощи противо им. Солиман же, обещав помощь учинити, отпусти послов и дары посла с ними младенцу оному кралю Иоанну.

И вскоре повеле Махомету паше белогородскому и Устрефу сенжаку славенскому, смертною казнию запретив им, итти с воинством бранити краля с материю, не отрицающися тогда сущим зимным времянем; ибо бяше то в марте месяце.

Тии же учиниша повеленное султаном, обаче с великою тщетою своих. Зане прилучися им плыти чрез реку, в пределах тех сущую, имянуемую Драва. Егда же назад возвращахуся и прехождаху чрез реку Дунай, и тамо приспе на них множество венгров, от них же || поражени быша турки у града Пешта.

О чем егда уведав римский краль Фердинанд, яко {241} турки со тщетою своею отъидоша из земли Венгерския прилежно тщашеся, яко бы могл Будин взяти. Собрав множество воинства от различных стран, над ними же постави началника Вилгелма Рахкендорфа нарицаема, иже и пред сим десять лет Будина добывал.

Той же пришед с воинством облеже град Будин, в нем же затворишася кралева с сыном си. Рахкендорф же жестоко добываше Будина, паче же непрестанным из пушек стрелянием, яко ядра пушечныя до полат и покоев кралевских доходили. И потом посла ко кралевой, глаголя, дабы поддалася в волю Фердинандову.

Приставники же кралевыя безделных посланных отпущаху и еще ругающеся немецкому началнику рекоша: «Единаго дела наипаче мы боимся от вас, имеем убо свинию чревату и того ради боимся, дабы не изметала поросят, ужасшися вашего стреляния ис пушек». И иныя хулныя с поношением словеса отрицаху || немцом; тии же наипаче прилежаху ко взятию града.

Солиман же егда услышав, яко Фердинандово немецкое воинство достают Будина, такожде и ведомости прихождаху к нему, яко цесарь римский з братом си кралем римским Фердинандом особами своими хотяху к Будину быти, того ради посла во Асию множайшаго ради собрания воинств и умысли такожде особою своею со всеми силами ити противо им.

Но обаче прежде своего шествия повеле пашам и сенжаком стран Словенских прежде себе ити в помощь кралеве венгерской и Будин от облежания свобождати. А сам премедли мало нечто, ибо имяше такожде зелныя брани с персидским царем Тамасаном. И тогда противо его посла к Вавилону евнуха [то есть скопца] Акарнауса имянем с немалым воинством, дабы хранил пребытия реки Тигра перскому царю.

Но тогда персове победиша турков сицевым вымыслом. Егда убо прииде время к составлению брани при реце Тигре, тогда персове поставиша на единой стране полк женеск, убравши их во || одежды мужеския и повелеша им первое битися с турки [ибо тии умеют творити брань, яко и мужие].

Егда же турки скочиша на них, тогда персянки подъемши ризы своя обнажиша турком природу свою, яко жены суть, с ними же они брань имут творити. Чего турки зело постыдишася, паче евнух оный, началъник турков, и того ради отвращахуся от них и с поля уступаху [ибо турки за срам почитают мужу воину на женский пол оружия употребляти]. И егда тако смятошася и без стройства быша, в то время персове созади {242} нападоша на них и победив даже до Вавилона гнаша, на путех губящи их 100.

Обаче во Индии благополучно султану поведеся 101, ибо взят тогда во Индии пристанищем карабелным знаменитый град Аден, идеже и царь града того убиен бысть 102.

Тогда же еще посла султан знаменитаго пашу своего Барбаросса имянем ко Епиру стране реченной, бранити тамошных стран от воеводы Андреа, дабы не учинил таковыя же тщеты, яко учинил некоторым || срацыном и турком во Африке, идеже приведе под власть краля гишпанскаго Мулеаса кралика тунисскаго.

Сице же пишущи, мню, яко отлучихся нечто от описания дел турецких бывших тогда в венгрех, к ним же паки приступаю.

Егда убо услышаша немцы, яко турки собрався к Будину идут, окопашася под Будиным над рекою Дунаем противо города и мост чрез его соделав, поставиша пушки на нем. По сем и турки ко Будину приидоша, им же изыде в стретение началник венгерский имянем Тэрен Бблент. Такожде и турки послаша ко кралевой и кралю с поздравлением и потребных просящи, аще и достаток всего имяху.

И пришедше творяху брани с немцы чрез долгое время, даже по многих битвах ранен бысть началник немецкаго воинства Рахкендор‹ф› частию древа, отшибленнаго ядром ис пушки. От чего вскоре умре, а воинство его конное со срамом многим и величайшею тщетою разбегошася. Токмо пешее воинство, яко убежати не ускориша, воздержася нечто и сотворши знаме|| нитый отпор турком, до конца побеждени быша. Взяша тамо турки купно со одолением и корысть неизреченную.

Солиман же султан мнящи, яко конечно имут быти у Будина цесарь римский и краль Фердинанд, воздвижеся и поиде из Фракии к Будину сам. И не ведущи о победе немец зело спешно идяше, яко прежде никогда хождаше тако. Но егда услыша о благополучии своих, медленнее идяше.

И пришед к Будину, положися обозом блиско его. Идеже приведени быша пред султана до осмисот пленников немец, взятых на оной победе, их же всех предати повеле отрочатом малым на погубление различными смертьми. Их же тии погубиша стреляюще из луков, и из пищалей, и сабелками секуще.

Бяше же между теми пленники муж рбкушинин, паче обычая велик возрастом, иже предан бысть на {243} смерть карлику единому, его же любляху сынове Солимановы Баозит и Селим. Той же карлик толико сечаще мужа того по коленам [ибо и до того едва можаше || достати], донеле же паде на землю, и тамо от прочих убиен бысть, оным зрящим на

я сие я со многим утешением. По сем Солиман султан посла послов з дары в Будин ко кралеве и кралю, просящи, паче же повелевающи быти к себе в обоз оному отрочати кралю с приставники своими. Кралева же зело опечалися о сем и сердце ея бяше болезнию и печалию, паче же страхом объято недомышляшеся, что творити.

Приставники же кралевы моляху кралеву, дабы отпустила сына в обоз к султану. Она же отпусти его с ними, и поидоша. Егда же приидоша в обоз, встретоша его вси началники султанския. И тако принесен бысть под намет к султану, иже глагола ему словеса ласкателныя, детем належащия, такожде и сынов своих возвав, завещевающе им всегда в любви имети онаго.

Но не может кроткое овча между свирепыми волки; питатися, сице и отроча то от онаго волка утешитися. Приставников же кралевых повеле султан на обед звати, идеже вопрошаеми бяху || о некоих делех, зело ужасахуся. А султан в то время повеле турком малыми щупами входити во град и паки иным исходити, иным же во граде оставатися, донеле же много тамо собрася турков. И тогда заступиша врата и оружия вся в крепость свою вземши, обладаша градом.

О чем кралева уведавши, в велицей боязни быше мнящи ся уже в последней погибели быти. Солиман же егда уведа, яко обладаша турки град, отпусти краля во град к матери, вечеру уже сущу, с зятем си, ему же имя Констан; приставников же в обозе у себя остави.

О них же кралева чрез того Констана, дав ему многи дары, зело молящи султана, едва возможе избавити некоих. Прочих же, от них же опасение имяше, султан остави во обозе своем.

По том султан нача советовати с советники своими о кралеве, и крале, и о граде. И тако неции советоваху

акралеву в Полшу к отцу ея кралю Жигмунту послатп, а кралевича в Константинополь взяти, приста||вников же всех и прочих началников смерти предати, а град своими осадити. Ибо, глаголаху, не могут сами обранитися немцем.

Но противо тако советующим ста зять Солиманов, {244} оный Костан глаголю, яко слово верное кому бы не дано было, подобает его крепко держатися. Но в конец тако усоветоваша, яко да даст султан кралеве и сыну ея в державу Седмиградское воеводство и послет оных тамо и с приставники их. И бысть тако, и послаша кралеву с сыном и приставники во град Седмиградскаго воеводства названный Липп.

А султан по том вниде в Будин и совершенно облада им. И вшед во храм пресвятыя Богородицы, и изметав оттуду всякия святыни, по своей махометской прелести молбы приношаше. Бысть сие лета 7049-го месяца септемриа, его же почитают себе турки благополучнее иных месяцев.

Укрепив же Солиман град Будин многими воины, постави тамо сенжака имянем Солимана, отступника христианства, еще прежде венгрин бяше. Фердинанд же слышав, яко || побеждено бысть воинство его, убояся зело, посла к Солиману послов со многими дары, просящи его, дабы дал ему в державу Венгерское кралевство, обещающися ему толико же дани давати, елико краль Иоанн даваше. Но обыче послов сих безделных отпусти Солиман.

И тако Солиман султан со многою победою возвратися в Константинополь, тщету и печаль велию христианом соделав. По сем воздержася мало от брани, дающи покой воинству своему. Ибо сицев обычай имут турки, егда лучится им имети где война долгая и трудная, обыкоша последи того год един в покое пребывати.

В то же тогда время, то есть лет 7050-го, оставльшии властели венгерския со слезами многими молиша краля Фердинанд ‹а›, дабы помогл им на турков. Фердинанд же на сейме некоем в Немецкой земле во граде Норимбергу 103 будущи, испроси помощи у князей, и графов, и у прочих властелей, и у волных градов немецких, такожде и у папы || римскаго 104, их же собрав до седьмидесяти тысящ и вящши, посла к Будину добывати его.

Тии же идоша с великим опасением, мнящи, яко сам султан имать приити свобождати града. Но не бысть тако, ибо тогда Солиман даде покой воем своим, яко выше речеся. Немецкое же воинство сущи различных стран и многих началников имущи, ничтоже благо творяху. Яко в таковом их нестроении едва не целое лето преиде.

Потом оставлши Будин, прехождаху на другую страну Дуная ко

б граду Пешту, иже стоит на другом брегу {245} Дуная б мало пониже Будина, и облегоша его. Турки же противляхуся им крепце и отвсюду из пушек стреляюще на них.

В Будине же бысть тогда во смерти Солимана венгрина сенжак имянем БалEQ \o(и;ґ)н эпирот, к нему же прииде в помощь сенжак Уляман имянем со трема тысящи турков. И бяше всех турков в Будине и в Пеште едва з десять тысящ, им же повеле султан, дабы паче иных градов соблюдали Будин и Пешт, объявивши воздаящ смело || и дерзновенно поступающим, а казнь ленивым немужественным.

И тако турки, совершающе повеление султаново, мужественно охраняху градов оных, и на приступех многих немец побиша, исходящи многи битвы различными поведении творяху с ними, овогда немец побиваху, овогда сами побеждаеми бываху. На останок обаче немцы, не могоша дале продолжати войны, советоваша отступити от Пешта, изобретши ко извинению приближающееся зимнее время.

И тако поидоша вси, ничтоже сотворши, ниже стройства какова имущи в воинстве. Турки же егда узреша побежавших немец, избегоша во след им, укаряюще и ругающеся им, яко с толиким воинством от малых бегу яшася, и на брань их вызываху.

И тако едва неции сразишася с турки, задерживающи их собою, дабы прочии свободнее могли Дунай преходити. Обаче турки побиваху многих последних, такожде раненых и болящих. ||

Венгры же тогда наипаче вопияху, со слезами порицающе кралю Фердинанду и немецкому воинству, яко подъяшася бранити их от турка, не сотвориша ничтоже помощи, точию наипаче гнев султанов на них умножиша. И того ради, глаголюще, не мощно нам инако быти, точию поддатися турком.

Ибо крали и властели христианские изволяху между собою жестокия брани простирати, нежели противо поганым, общим и силным супостатом своим. И тако оное немецкое воинство разъидеся, ничтоже кроме укоризны и тщеты приобретши.

На другое по том лето, то есть 7051-е, Солиман султан, мстящися войны тоя над венгры, посла сенжаков пограничных, Ахомбта, Улямбна и Амурбта, с воинствы добывати градов венгерских. Сам же с величайшим воинством вслед их идяше.

И приидоша сенжаки первое под град Вблп, стоящий на брегу Дуная близко града Эцеха, и осадиша его. Венгры же мужественно первое браняхуся, потом {246} поддашася з договорами и тако в целости соблюдошася.

Потом турки приидоша || ко граду Суклюсу, идеже такожде въначале крепко браняхуся, потом просиша сенжаков, дабы такожде свободни были, яко же и на Валпе граде. Сенжак рече им, да творят еже хощут. И тако венгры предаша град турком, их же всех посекоша турки. И даде Солиман грады сия во область Амурату сенжаку.

Потом султан совокупися со всеми силами и из Будина взят воинство и пушек, поиде под град Острум или Стригум реченный. Стоит сей град на горе высокой над Дунаем рекою. И пришед под град той осади его. В нем же затворишася мнози и от Пешта избежавшия немцы.

Солиман же султан первое посла во

в град в триех мужей - италианина, гишпана и немца - дабы кийждо от них своему народу советовал о поддании града. Аще же не сотворят тако, повеле сказати им страшныя мучителныя смерти. Но граждане небрегоша о таковых прещениях, мужественно противляхуся турком.

Тии же подкопы начаша делати, обаче с великою трудностию, зане град крепок бе положением и промыслом воинов || градских; даже потом убежа из града к турком пушкарь некий и возвести им слабейшия стены града, потом указал осаждати башню, стоящую над самою рекою, отнюду же воду кулом на град имали, от нея же и надсадом турецким тщета велия бяше.

И тако Уляман сенжак ко оным слабейшим стенам привлек пушки и сокрушил их. Подкопы же многия строяху под град, яко граждане и обретши их ничтоже можаху соделати, не обрятаху бо земли, ею же бы могли ямы оныя засыпати, зане всюду каменная гора бяше.

И тако граждане не ведаху, с коими и от коея страны битися, во изумлении бывши, начаша договоры чинити с турки и поддашася им, точию прирекши себе свободное изшествие

г с тем, еже что кто при себе понести может.

И тако отдавши град турком исходити начаша, отлагающе оружие и пороховницы. Но на их несчастный последний случай забыл некто погасити фетиль, сущий у пояса блиско пороху, отнюду же взорвало порохов много. О чем ужасшися турки, мнящи яковое || ковотворение от немец, возъярившися начаша сещи и мучити их, донеле же паши прибегши, едва отъяша граждан. {247}

И тако взят бысть

д град Остром от Солимана. И вшед в него, поиде во храм соборный. И тако, яко и в Будине, изметав святыни, по своему обыкновению молбы совершаше. Оттуду потом поиде Солиман ко граду названному Тбта, иже предан бысть в руце его, и повеле EQ \o(и;ґ) до основания разорити, не оставляше бо целых, токмо знаменитых и целых градов.

Оттуду поиде султан к Белуграду, началному всего Венгерскаго кралевства, идеже погребахуся вси умершия цари их. Бяше же сей Белъград в нарочитом месте и крепкой обороне, его же от единыя страны езеро великое обливало и ров великий, такожде три вала соделанны толсты и высоки; с другую же страну бяше Дунай река.

Егда же прииде султан к Белуграду, запрошася в нем граждане с помощию воинства, присланнаго от Фердинанда, в них же и гусаров пятьсот бяше с началными своими, иже советоваша по||жещи предградие и башни сломати, но возбраниша им граждане.

И пришедше турки, облегоша град от страны, идеже не надеяхуся граждане, и того ради боязнь немала объят их; но обаче исходящи из града чрез три дни бияхуся с турки.

Потом, егда прииде

е сам султан и ста, окруживши град, тогда е граждане наипаче убояшася, паче же егда оныя гусары нощию избегоша из града. И тако Солиман начат промысл чинити, валы оныя раскоповающи и рвы хврастием и землею засыпающи, аще и зело браняху того граждане.

Такожде и подкопы творяху турки во многих местех. И граждане противо их подкопов свои подкопы соделаша, но на несчастие свое, поставльши тамо порох, некрепко последи устие подкопа утвердиша, и егда взорвало, изверже землю и порох не на турков, но во град, от чего многи тщеты бысть во граде.

Ея же ради не возмогши граждане воздержати крепости турецкия, бежаша в верхний каменный град. Их же тогда многих турки посекоша, такожде и чрез воду, яже во рву, плавающих яко уток на воде стреляху. И бысть им || велие падение. Оставльшии же вшедши во град и много советовавше, видев свое изнеможение, поддашася Солиману, молящи его, дабы точию здраво отпущени были; и тако предаша град.

Солиман же, вшед в него, повеле пришедшим вои-{248}ном особно стати, такожде и ту сущим гражданом особно. И тако пришедшии италиане и немцы отпущени быша, их же султан татар ради и проводити до кралевских держав повеле Ахмату сенжаку, ему же немцы даша за то пищаль с кремнем, иже тогда у турков новая вещь бяше.

Жителей же ж белоградских повеле иных отвести во ины грады, иных же смерти предати, того ради, яко они чрез клятву свою предашася от него ко кралю Фердинанду.

По сем, яко уже время зимнее приближашеся, того ради потщася султан к Константинополю шествие имети. И тако отъиде, оставльши в Белеграде началника Болвенса имянем, за‹по›ведав ему град укрепити и жителей собирати.

И тако Солиман султан || сим своим пришествием множайшую часть Венгерскаго кралевства облада совершенно. Оставльшую же часть кралева венгерская с сыном своим предаде вечно кралю Фердинанду, взяв у него за то в Шленской земле отделенныя области 105. Соделася сие лета 7068-го.

По сем Солиман султан, видев себе к совершенной старости приходяща, успокоися мало, в покое хотя конец житию получити, паче ж того ради, дабы обладателство без всякия противности, не имущи ниоткуду супостата, сыну своему оставил. И того ради умиряшеся всяко со окрестными государи.

Лета 7070-го посла к цесарю римскому Фердинанду посла своего имянем Ибраима названием Стрбшен со иными многими [поляк бяше сей, но отвержеся Христа, прият махометанскую прелесть], иже творяше посолство пред цесарем во граде Франкфурте; и приведе ему в дарех от султана иноходца турецкаго и четырех верблудов.

Потом и с персидским царем, с ним же великия войны провождаше, мир устрои лет 7071-го. А то таковыя ради || причины, егда отдаде Солиману сына его, иже убежа к нему, просяше помощи противо брату своему Селиму, его же отец Солиман избра на обладание турков. Егда же Солиман взят сына своего от перскаго царя, тогда посла к нему в дарех трех тысящи червонных златых.

Сына же онаго с женою его и с детми всех повеле смерти предати. Последи же на другое лето и сам кровопийственный той мучитель живот смертию сконча, {249} последи себе оставльши сына Селима имянем на обладании у турков.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх