Глава 7


О палатах или сараях султана турецкаго

В Константинеграде трои полаты или три сарая имеет султан турецкий. Первой Болшой, в нем же всегда пребывает, названной БоEQ \o(ю;ґ)к-серай. Второй Есхи-серай, то есть Старой сарай. Третей сарай Малой в Петруне {293} реченный, идеже не обыче бывати султан, точию в знаменитыя праздники на

ж обновление идущи.

Идеже непрестанно живет четыреста юношей его, названных азза-молианEQ \o(и;ґ), со учителми своими, их же зовут козоа, иже учат их читати, мужествовать, на конех ездить, ис пищалей стрелять, дзEQ \o(и;ґ)дою в цель метать и лук натягать. Такожде учат их опоясыватися, и бегати пеших до места назначеннаго, и поединки со оружием чинить, такожде по водам плавати.

Которые егда дорастают и изучатся, отходят на высокую султанскую службу, кто к чему приличен явится, паче же от тех чинят спагов, || то есть воинов, или яко ныне называем их султанския ковалеры *, иже имеют даныя веси до смерти своей, иныя болши, иныя менши, елико кто у султана выслужат или которой султану угоден явится. Сей сарай учинил Ибраим-паша некий, зять султана Солимана.

Сарай же Болшой, реченный Есхе-сарай, создан есть от султана Махомета Втораго по взятии Константинаграда. Стоит же яко бы среди

з града, четверостенно зделан, имеющи около три мили италийских. Тут живет весь женской пол султанской, иже первое быша в Великом сарае и уже не восхоте их болше у себе держати, такожде и те, их же испытал султан и познал надостойны быти ложа своего, и иже состарелися, а прежде были в любви султанской. Тамо же соблюдаются кормилицы, иже персми своими кормили детей султанских и братью их или были на каковом послужении султанском.

И оттуду уже не выходят до смерти [вси же свое доволство имеют], точию аще которая замуж поидет за пашу некоего или || за инаго какова честнаго человека. Еже по воли султанской часто случается, еже и турки признавают себе к чести, егда кому достанется таковая жена, иже прежде была на ложи султанском, или паче хотящи себе таковаго ради супружества скораго обогащения, ибо на таковых своих зятей всегда имеют призрение султаны и дают им великия вены и началства честные.

Всяко же и те, иже и замуж не идут и живут в том сарае затворени до смерти, имеют всякое себе доволство и призрение. Времянем же и сам султан приходящи к ним живет тамо у них по воли своей неделю, и две, и три не исходящи, никого от дворян своих пущающи тамо, ниже юношей с собою. В то убо время {294} много у него упрашивают жены те, которой что потребно, дабы или доход некий имела, или пленника какова свободила, или ино что тому подобное.

О Великом же сарае, в нем же всегда султан пребывает, уже выше поведахом, яко есть около его четыре мили, имущ три стены от града, едина единой выше, || ими же от моря до моря прегражден есть, и две стены с обеих стран моря, наченши от мосхеи Софии, идеже есть врата в сарай из града. В тех вратах всегда стоят на страже 40 воинов, которых называют капигEQ \o(и;ґ).

От тех врат между двомя стенами даже до конца сарая в одну сторону есть дворблня, идеже у дров две тысящи мужей непрестанно работают: режут, секут, носят и в поварню, пекарню, аптеку и во алхимию *. Дрова же привозят с Чорнаго моря, имеющи к тому лодей

и или стругов великих и малых две тысящи, их же зовут карамузблы, которых ни на что иное не емлют, точию на вожение дров на султанскую потребу.

Мужей же тех, иже у дров работают и

к в печи к разносят, называют белтагEQ \o(и;ґ), иже имеют свою поварню, где есть себе готовят. Среди двора их стоит крестилница, от церквы святыя Софии принесенная, о ней же выше писахом, и ни един паша может на коне ехать в дом
лсултанской, точию под тот двор, идеже || стоит крестилница. Всяк бо доехав тамо повин с коня ссести и пеш ити в палаты.

Входят еще и во иныя ворота, иже две стены около себе имеют и многую сторожу оных же капигов. Тамо уже никто дале без повеления ити не может, точию в той день, в он же дыван [то есть общее слушание] отправляется, четырежды в неделю, то есть в суботу, в неделю, в понеделник, во вторник.

Ибо в те дни сходятся все правители султанския на дыван. Прежде визирь великой; потом паша анатолский, его же зовут белиербес; потом капитан янчарский, гениазбр реченный; и два председатели от Сенату, их же калишхйр называют, то есть судъи войсковые; и паки три началника войсковых, их же называют деситердах. Сии все, седши велми рано, на дыване даже до полудня сидят и всякие дела исправляют.

А где тот дыван отправляют, тамо жилище все каменное со сводами протяжением долгим, отворено в те дни, егда сидят || тамо. Пред ними же есть вход, идеже стоят общия народы и стража немала, иже не попущает {295} доходить

м к судиам, точию аще кому повелено будет; и тако единаго по единому разсуждают.

Егда же отсудят, тогда востав вси к султану отходят и подают ему писание всем оным делам, иже сотвориша на дыване, выписав кратко, а потом словесно ему про все объявляют. И егда о коем деле умолчит, признавают

н, яко утверждает то. Аще же ему которое дело не годно явится, то махнет рукою, дающи знать, яко то инако достоит вершити.

Сие обаче ведати достоит, яко первое, нежели все на диване сидевшие внидут к султану, великой визирь входит и о сем ему поведает, прочия же ожидают пред полатою тою, ибо султан ни с единым от тех глаголет, токмо с везирем единым, яко с лицем честнейшим советующи. Такожде егда посол чужеземский бывает на приезде или отпуске, ничтоже сам глаголет, но визирь точию, иже первое к султану вшедши || наказуется от него, яко подобает ему послу оному отвещати.

Та полата, в ней же дыван отправляется, стоит по левой стороне в сарай входящи. По правой же поварня султанская и общая оптека, идеже всех ради судей, иже имут сидети в дыване, подается раннее пищи употребление: общия птицы вареные и жареные.

А между дыва‹но›м и поварнею султанскою посреди - казенная полата султанская, где пред дверми ея всегда по земли лежат великия мехи з денгами [дабы народ общий, приходящий на дыван для своих дел, видели яко есть велико сокровище султанское, яко денги даже по земли валяются, не могущи в полатах вместитися или многаго ради медления казначейскаго, иже не может времяни употребити считати денег тех и писари своими].

А те денги суть от разных областей и градов подписания на себе имущая. Из них же потом раздают в полате, кому что повелено будет. Аще же обращется что между тех денег вещей златых нарочитых, паче || же португалов

о различных королей, те особ статьею кладут для султана, иже их в свое особное сокровище полагает.

Входят же и в третие врата в сарай тот, идеже сам султан живет. Который прегражден есть стеною каменною не велми высокою, но толстою, имеющи врата менше первых, где уже стражу блюдут рйзанцы султанския. Вшедши внутрь, есть в нем площадь немалая, имеющая по левой стране жилища, в них же живут {296} евнухи и юноши султанския, а по правой стороне суть аптека султанская, и погреба с корением пахнучим, и отрочата новые, иже еще во учении суть, дабы возрастши могли быти спагами на службу султанскую - их же всегда бывает до шести сот. ||






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх