Глава 20


О избрании новаго султана

Аще султан турецкий имать сына, то по уставу Махометскаго закона не обрезует его даже до третиагонадесять лета. Пребывают же оныя их обрезания чрез осмь дней с великим торжеством и радостию, паче же аще есть сын первородный. Потом посылает его на властельство во Анатолию, дабы в каком граде был яковым судиею и разсуждал окрестныя области. {322}

Сие же того ради, яко имать власть инаго сына на государство тестаментом * поставить, еже у них в великой власти, аще по обычаю их и всегда старейший по отце на государство наступает, прочих же всех погубляет. Аще же бы первородный умрет, то второй, иже после перваго родился, право имеет на царство. Аще же бы старейший сын неискусно управлял оныя върученныя себе власти - тогда отец тоя ради вины писанием отлучает его от царства и иному государствовати приписует.

|| Аще же разумно раз‹су›ждает, то сам наступает первородный, доведавшися о смерти отца своего [о ней же коего часа отец умрет скоро учинят ему ведомость из сарая], потаенно бежит к Константинуграду и ночью малыми дверцами чрез вертограды в сарай входит. Советницы же, иже ожидали его, собравшися провождают его в жилища и приветствуют ему государства.

А он в то время посылает, велящи всех братию свою погубити, яко оныхя иже в сарае, такожде и тех, иже на властельствах во градех или областех разных. Аще же дерзнут оборонятися, то в той час воинства на них посылает.

Во время убо Баозита Втораго, иже имел четырех сынов, и все четыре желали государства, и побити себя не даша, и еще при отце своем воинства между собою производящи, но Селим поимав трех менших братов погубил их, отцу же даде отраву пити, а сам насилием учинился государем.

Такожде и Солимановы три сына воевалися между собою царства ради еще живу сущу отцу их. Егда един уби двоих, боящися утече к персидскому шаху; но || обаче понужден бе прислати его к отцу, егда пригрозил ему войною, аще бы усиловал не отдати его. Егда же привезен бысть, в той час повеле его удавити, дабы царствовал по нем сын менший. Селим Второй названный.

По нем же султан Амурат наступив, не восхоте пожелати крови братской, их же бяше девять, и усмыслив, воздержашеся осмьнадесять часов, не издающи на них осуждения, дабы могли тем времянем сохранитися, избежавши из сарая.

И того ради не повелел обвещати приезду своего во граде, дабы посоветовал о том с муфтеом и учителем своим, которыя ему возвестили, яко невозможно ему закону Махометова преступити. Он же, плакав зельно, и призвав глухих своих, подаде им девять подушек, указующи старейшине оных глухих отца своего мертва, дабы тож и братьям его учинили, яковым отца его видят. {323}

По том погублении братов своих великий дыван чинится, уже не тот, которому достоит четырьжды в неделю быти, но особный, нань же сходятся все паши, будущия тогда в || Константинограде, и всего двора началники. Султан же новый в конце тоя полаты, где те сходятся, имать сидети во едином покое, сверху из окна сквозь решотку смотрящи на них и слушающи, кто что глаголет, его же никто не видит.

Егда же дыван вершится, идут все поклон отдавати султану по четыре купно, никако же приступающи к нему. И ни един ничтоже глаголет, точию падшии на колена ризу его целуют и в тот час иными дверми исходят.

По таковом чине сядет султан есть един токмо, они же все идут во ону полату, идеже дыван отправлялся, и такожде за стол сядут во ином месте, не тамо, идеже прежде сидели, и пируют с веселием. Обаче не много медлят, ибо султан насытяся сядет наконь, стройно убранный, и тако сквозе град едет, показующися народу, яко уже он есть государь их.

И приехав к божнице, идеже прародители его погребены, слушает учения славнаго некоего учителя, который при скончании словес своих дает ему седмократное || благословение, дабы государствовал благополучно. А народ весь за коимждо благословением отвещают: «Аминь, аминь».

По том тогда сходит с места своего муфтей, наиболшей прилагатай махометский, и яко первоначалник отеческий дает ему благословение, единожды токмо здравствующи. Народ же паки воскликнет: «Аминь, Аминь». И потом весь народ воскликнет: «Бог и пророк Махомет да благословит царя нашего, дабы нам государствовал долго и благополучно!»

И по том султан исходит из божницы и седши наконь иною улицею, а не тою, коею приехал, возвращается в сарай свой.

В пятый день по избрании своем садится с великою гордостию во оный преждереченный струг или кораблец свой и едет морем в вертоград блиско цекауза, которой вертоград называют АссехерEQ \o(и;ґ), яко вертоград веселый. И тамо седши наконь едет на ловы, дабы мог дня того яковаго зверя уловити и своею рукою убити, дабы от того чарование мог себе взяти, како и каковыя супостаты имать побеждати.

От ловов возвратившися в цекауз идет. И тамо || встречает его капитан-паша, то есть морской воевода, иже объявляет ему, что потребно в цекауз той, и в ка-{324}ковом устроении морския воинства, и что с ними повелит чинити. И приводит его к тому, дабы окрестным соседом страшным показался.

Во иныя же пять дней великое число раздает богатства, частию мешущи их между народы, егда сквозь град идет. Такожде посылает милостыни в жилища убогих, законников своих поганских и к учителем всем. Амурат Четвертый на таковом поставлении своем роздал множае, нежели две тысящи кариков, еже умножит четыреста тысящ золотых червонных.

Во оных же пяти днех починают посещати его жены, сродницы его, им же коейждо дает вещи драгия, и ризы, и сребро, такожде и мужем их различныя даяния и чины, ибо в то время не достоит ему отрицати о чесом его молят или сами жены, или мужи их.||






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх