Е. В. ЧИСТЯКОВА


БИОГРАФИЯ А. И. ЛЫЗЛОВА

А. И. Лызлов происходил из рода служилых дворян. Младшая ветвь рода Лызловых ведет свое начало от дворянина Софония Меньшого (XVI в.). Его младший сын Елизарий был прадедом Андрея Ивановича, дед - Аввакум-Федор - служил воеводой в Старой Руссе (1631), Муроме (1635), Можайске (1640), был составителем переписных книг в Арзамасском уезде (1646). Остальные потомки Софония Меньшого являлись также служилыми людьми; они были воеводами в Калуге, Смоленске, Устюге Великом, на дозорных засеках.

Отец А. И. Лызлова - Иван Федорович Лызлов - в 1662 г. служил на крымских «засеках» полковым воеводой и получил чин стряпчего, был воеводой в Юрьеве-Польском. В 1673-1675 гг. он занимался межеванием земель Троицко-Сергиевского монастыря в Серпейском уезде. Некоторое время был полковым и осадным воеводой в Нижнем и Верхнем Ломовых. 1679 год застает его в Путивле. В 1680 г. он - судья в Казанском и Поместном приказах, а в 1683 г. получает чин думного дворянина и назначается патриаршим боярином. Об этом послужном списке мы узнаем из его родословной, поданной в Посольский приказ в связи с ликвидацией местничества

1. Близость к Патриаршему разрядному приказу и Чудовской библиотеке, очевидно, позволила Ивану Федоровичу дать хорошее образование своему сыну Андрею: он был начитан в русской истории, знал польский и латинский языки, знаком со строительным делом.

17 августа 1684 г. сам патриарх Иоаким отпевал усопшего И. Ф. Лызлова в церкви Введения на Хлынове. {355}

Андрей Иванович Лызлов родился предположительно ок. 1655 г. Поскольку 16 июня 1670 г. (по другим данным - в 1668 г.) он уже был зачислен жильцом из недорослей, но к службе он был готов только к октябрю 1670 г. «На коне с саблею в саадаке» его сопровождало трое вооруженных слуг. В 1675 г. он получил чин стряпчего, а через два года переведен в стольники.

В это время разгорелась борьба с турецко-крымской агрессией на юге. Главный удар был направлен на укрепленный г. Чигирин. Лызлов в специальном челобитье (грамоте) попросил командование перевести его из полка князя Г. Г. Ромадановского в стоявший в Путивле полк князя В. В. Голицына, где служили его «сродичи». Таким образом, Лызлов участвовал в Чигирском походе 1677 г. и мог на практике постигнуть образ врага - армию янычар.

Очевидно, тогда же и зародился у него интерес к истории Крыма и Турции. Общение же с просвещенным князем Василием Васильевичем Голицыным, у которого даже в походе была, вероятно, с собой небольшая библиотека, пробудило у нашего героя желание многое прочитать, а кое-что и перевести.

В следующем, 1678 году, а затем в 1679 г. мы застаем А. И. Лызлова товарищем полкового и осадного воеводы в Верхнем {356} и Нижнем Ломовых в Пензенском крае, где в качестве воеводы служил его отец. На этом хлопотном месте отец и сын проработали вместе свыше восьми месяцев.

Несмотря на то что А. И. Лызлов был уже и в боях, сидел и на воеводской должности, поместий и вотчин он не имел и служил с отцовского «жеребья», как тогда говорили; всего за И. Ф. Лызловым числилось 48 дворов крестьян, за сыном же и в 1681 г. не было «ни единой чети» земли. Но вскоре он, видимо, был поверстан землей (600 четей) и денежным окладом в 30 руб. Дальнейшее упоминание о Лызловых встречается в источниках как раз в связи с протестом крепостных крестьян. Во время Московского восстания (1682), в самое смутное время, их крестьяне Сныткины, возвращенные из числа путивльских стрельцов, и «жившие для работы в Москве», «собрався с воровскими многими людьми, приходили к отцу ево на двор и хотели убить ево до смерти, и дом их разорить». Сам же А. И. Лызлов в это время участвовал в шествии Софьи и Голицына в Троице-Сергиев монастырь. Позже, воспользовавшись отъездом А. И. Лызлова на службу в Крымский поход, один из Сныткиных, «разоря дом ево и, пограбя многие пожитки, с двора у него ушел» и решил, «отбывая своего крестьянства воровски, будто оне ему не крепки», выхлопотать в Разрядном приказе отпускную грамоту. Дело (в 20 листов) было передано в Малороссийский приказ и только через год А. И. Лызлов добился возвращения бунтарской семьи Сныткиных

2. Этот эпизод рисует обстановку в Москве во время двоецарствия, а также накладывает штрихи на социальный облик Андрея Ивановича Лызлова, дворянина и крепостника.

Но, будучи в Москве, А. И. Лызлов, очевидно, не только пекся о своем дворе и крестьянах, но и упорно работал над будущей книгой. Для него были доступны материалы и патриаршей ризницы, где служил отец, и дом фаворита царевны Софьи В. В. Голицына, и монастырские библиотеки. Лызлов даже подменил своего товарища (А. М. Таузакова), чтобы продлить пребывание в столице (1683 г.). Он делал выписки из сочинений князя А. И. Курбского, посланий к нему Ивана Грозного, переводил отдельные главы из «Сарматии Европейсской» итальянца А. Гваньини, из первой книги «Хроники» М. Стрыйковского. Так, в одном из исторических сборников после заголовка к «Хронике» М. Стрыйковского говорится: «Ныне же переведено от славенопольского языка во славенороссийский язык трудом и тщанием Андрея Лызлова, стольника его царского пресветлого величества, лета от сотворения мира 7190, от воплощения же слова божия 1682, месяца марта»

3.

Подготовительная работа шла и позже. Непосредственно перед {357} участием в Крымских походах А. И. Лызлов познакомился с книгой польского ксендза, писателя и историка Симона Старовольского «Двор цесаря турецкого», напечатанной в Кракове в 1649 г. В 1686 г. Лызлов закончил перевод этой книги на русский язык. Об этом есть приписка в нескольких списках «Скифской истории». «Переложено от славенопольского языка во славенороссийский язык Андреем Лызловым лета мироздания 7195-го, месяца ноемврия», т. е. в ноябре 1686 г.

4

Однако работа над книгой была прервана. А. И. Лызлов почти три года находился в Крымских походах 1687-1688 гг., в полку князя В. В. Голицына. Он служил «ротмистром у стряпчих», ездил в Киев вручать воеводе И. В. Бутурлину жалованье - 6 золотых, затем был послан с четырьмя наказами к гетману войска Запорожского И. С. Мазепе, но, главное, выполнял полковую службу.

По окончании Крымских походов А. И. Лызлов, наконец, получил возможность завершить свой труд. В нескольких списках «Скифской истории» есть заключительная фраза: «От Андрея Лызлова прилежными труды сложена, написана лета от Сотворения Света 7200, от Рождества Христова 1692 г.»

5 Это и есть дата завершения работы над книгой.

Но жизнь шла вперед. Российское государство намеревалось продолжить борьбу с Турцией и Крымом. На очереди была подготовка к Азовским походам. В это время А. И. Лызлов выполнял, как теперь бы мы сказали, интендантскую службу. В 1695 г. он был назначен в Коротояк к хлебному приему. Лызлову были предоставлены съезжие и стоялые дворы, чернила, бумага, свечи и прочее «безо всякого мотчанья, что им в приеме хлебных запасов ни малые остановки не учинилось»

6. Ему предстояло собрать и отправить на судах к Азову из 24 городов около 6 тыс. четвертей муки, 18 тыс. четвертей сухарей, 3 тыс. четвертей круп овсяных и 3 тыс. четвертей толокна. Уберечь все это от порчи было делом трудным. Но еще сложнее было получить эти запасы с нерадивых воевод. Лызлов вел специальные тетради «нетчиков», не внесших хлеба.

Вскоре после первого Азовского похода (1695 г.) Лызлова переводят в Воронеж, где он должен был принимать запасы с заокских, украинских и рязанских городов

7. Борьба с воеводами продолжалась. На Лызлова сыпались доносы о якобы ложном обвинении им брянского, трубчевского и других воевод в недопоставке хлеба
8. Лызлов передавал хлебные запасы думному дьяку {358} С. И. Языкову для раздачи под Азовым ратным людям на жалованье.

Кто-то через влиятельных лиц добивался отзыва Лызлова из Воронежа. Внезапно в Посольский приказ к думному дьяку Е. И. Украинцеву вызвали стольника А. И. Лызлова с тем, чтобы «быть ему у строения и починки Соборные церкви, что в Звенигороде»

9. Но в Разряде сообразили, что не следует отпускать Лызлова, и ответили, что по указу царей он должен быть в Воронеже у сбора доимочного хлеба с городов Белгородского полка.

Когда Азовские походы успешно завершились, А. И. Лызлов прибыл в Москву. 4 мая 1696 г. он сам вручил отписку о завершении своей службы Т. Н. Стрешневу в Разряде

10.

Таким образом, в победу под Азовом были вложены не только литературно-исторические, но и организаторские способности А. И. Лызлова.

Последнюю страницу своей жизни А. И. Лызлов дописал сам. В январе 1697 г. он подал Петру I сказку, в которой перечислил все свои службы и осветил материальное положение: его поместья и вотчины были расположены в Вологодском и Перемышльском уездах, он был владельцем 40 крестьянских дворов. 17 июля 1696 г. с ним случился удар. «Заболел я паралижною болезнью… левою рукою и левою ногою не владею и языком говорю косно»,- писал он царю

11. Видимо, вскоре он скончался, так как после марта 1697 г. имя его уже в документах не упоминается.

Так, в сорок с небольшим лет оборвалась жизнь служилого человека, выдающегося историка, писателя, который оружием и пером сражался за южные рубежи своей Родины. {359}






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх