• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ГЛАВА 3

    ЧЕРВИ НА ТРОНЕ. КОНТУРЫ ОРБИТАЛЬНЫХ СРАЖЕНИЙ.

    РУССКИЕ И УДАР «ОВЕРМУН». ПОБЕДА БЫЛА ЗА НАМИ!

    1

    И все-таки, почему советская правящая верхушка оказалась обуянной страхом перед американцами и чувством национальной неполноценности? Почему она сдалась, располагая огромными резервами для борьбы и прекрасными исходными позициями? Или эта верхушка просто искала повод, чтобы сдать и распродать колоссальную Империю?

    Иной раз, когда нынешний телеэкран доведет до тошноты мельканием всякой гнуси, я ставлю видеокассету с кадрами полувековой давности. Замелькают черно-белые картины хроники. И в который раз уйдут в небо неистовые японские пилоты. В свой последний бой.

    Адмирал Укаги повел свою группу камикадзе 18 августа 1945 года. Через несколько часов после того, как из Токио пришел приказ прекратить сопротивление американцам. От его последней радиограммы мои глаза подчас застилают слезы.

    «Я один виноват в том, что мы не смогли спасти Отечество и разбить самонадеянного врага. Все героические усилия офицеров и солдат, находившихся под моим командованием,… будут оценены по заслугам. Я собираюсь выполнить свой последний долг на Окинаве, где героически погибли мои воины, падая с небес, как лепестки вишни. Там я направлю свой самолет на высокомерного врага в истинном духе бусидо. В твердой уверенности и с верой в вечную жизнь Императорской Японии. Я убежден, что все воины…поймут мотивы моего поступка, преодолеют все препятствия в будущем и станут бороться за возрождение нашей великой Родины. Чтобы она могла жить вечно. Тенно хенка банзай!»

    Крепче стали дух человеческий. Нет его — и рассыпаются царства даже с самыми мощными арсеналами. Я снова и снова слушаю последние слова японского героя, и нынешние любимцы газет, политики да президенты кажутся мне жалкими навозными червями, копошащимися в куче говна. Кто были те, кто бездарно сдал врагу Империю, послушно повергнув во прах ее сияющую мощь? Что это за правящая верхушка, сломавшая не знающий себе равных в мире русский меч?

    Вопрос весьма актуален. Ибо эти особи по-прежнему правят нами, пересев из ЦК и обкомов в аппараты президентов, в губернаторства, банки и фирмы. Назвав себя при этом «элитой».

    На русский язык слово «элита» переводится как «лучшая часть». А власть лучших — это аристократия. Вот адмирал Укаги — аристократ, он — из элиты. Но могут ли называть себя лучшими черви и трупоеды, трусы и воры? Горбачев и Шеварднадзе, Ельцин и вся плеяда так называемых приватизаторов-реформаторов суть плоды гниения. Без чести, совести и гордости, без национальной укорененности и имперского чувства. Да и как еще можно назвать тех, кто ради счета в австрийском банке, ради особняка в Каннах или получения президентской власти на одном из клочков некогда великой страны своими руками сотворил величайшее предательство в истории человечества? Тех, кто своими руками превратил уникальные жемчужины имперской цивилизации в банальные зеленые бумажки. Так стаи тупых испанских бандюг переплавили в безликие золотые слитки шедевры империй ацтеков да инков. Правда, конкистадоры уничтожали все-таки чужие страны, а не свою собственную.

    Наша «элита» не могла быть иной. В 1950-х правящая верхушка партийно-советского режима начинает привыкать к спокойной, сладкой жизни без риска и ответственности. Прежде Сталин не давал верхушке застояться, он заставлял ее быть мускулистой и тренированной, привычной к сверхнапряжениям. Но сначала пришел болтун Хрущев, а потом — мягкий, сентиментальный Брежнев. Началось гниение.

    Эти люди не могли стать иными. В Москве у них сложился свой болотный мирок. Особые школы и учебные заведения, где детки номенклатуры нежились, бесились с жиру и учились преклонению перед Западом. Особые городки из дач. Правда, довольно-таки скромных по сравнению с нынешними хоромами новорусских — говорю как очевидец. Наладилась обкатанная система комсомольско-партийной карьеры. Конечно, еще были энергичные выходцы из низов, трудяги и создатели имперской мощи, дети боев, заводов и космодромов. Но не они, а московская «знать», копошась в своем мирке, делала погоду.

    2

    Откуда у них было взяться имперскому чувству? Сокровища русской мысли, красота «Слова о полку Игореве», драматизм и величие нашей истории просто проходили мимо них. Дети вечно занятых отцов, у которых в голове зачастую не было ничего, кроме водки да «Краткого курса ВКП(б)», они находили идеал во всем заграничном. Привыкшие к тепличной жизни, к персональным «Победам» и «Волгам», они грезили о банальном западном «рае»: виллах с бассейнами, мерседесах и роскошных «телках». В их закрытом мирке расцветали самые гнусные пороки. А «тепленькие местечки», куда пристраивали их папаши: все эти загранкомандировки, загранпредставительства и внешторг, — лишь довершали формирование подлого племени паразитов.

    Разве мог закалиться их характер, разве могли проснуться в их душах тени великих предков и древние русские типы? Их не сбивали с ног штормы, они не видели боев и дальних походов. Они не служили в армии, где учатся повиноваться и повелевать, нести ответственность за свои поступки и преодолевать самих себя в сверхнапряжении. Не ведали, что такое варить сталь или пахать землю. А уж тем паче — что такое рисковать жизнью.

    Что они знали о мощи и величии Империи? Да ровным счетом ничего. Говорю как очевидец, ибо мой отец входил в номенклатуру ЦК КПСС. И вершиной человеческого гения для них был плюющий спермой «порноскоп»-видеомагнитофон. Дерзкие замыслы ученых, ночные броски истребителей в стратосферу и подледные плавания русских наутилусов — все это проходило так далеко от их «элитности». Воистину, у них насчитывалось всего три извилины в мозгах: одна залита водкой, другая — спермой, а третья — мыслишками о сладкой жизни. Инстинкты бессмысленной, жрущей протоплазмы!

    Судьба Советского Союза учит нас тому, что научно-промышленная мощь — всего лишь полдела. Держава прежде всего обязана растить и воспитывать истинную элиту. Аристократию носителей национального духа, священников и воинов. Для коих власть — вовсе не дверь в растительную жизнь икорки да саун с податливыми красавицами, а бремя ответственности за судьбу страны. Воспитывать людей, для которых честь и доблесть — превыше всего. Лишь те могут быть элитой, кто не боится трудностей и опасностей, кто идет впереди народа, увлекая его за собой. В войне, этом высшем напряжении человеческого духа, или в тяжелом труде. Именно таких личностей не хватило Союзу в решающий час. И потому пала Империя, несмотря на циклопическую материальную мощь.

    Жесткие и суровые законы, по которым творится элита, неизменны и вечны для всех времен и народов. Луки могут сменяться ружьями, доспехи и мечи — танками да истребителями, а каноны сии не прейдут во веки веков.

    Элита, коли она хочет быть властной и сильной, не должна погрязать в неге и разврате. С юных лет аристократы обязаны привыкать к лишениям и самоограничению, презирать роскошь и любить бой, умея проходить испытания на грани человеческих возможностей. Ежедневно она должна закалять дух и тело, подтверждая свое звание лучшей части народа, его вожаков. Так растили свою элиту спартанцы, приучая детей переносить голод и боль, холод и изнурительные битвы, есть черствый хлеб и вообще пищу воина. Четыреста лет Спарта была непобедимой. Но стоило этой системе воспитания сломаться — и славное государство погибло.

    Во времена расцвета Российской Империи так же растили и молодых дворян. Отрывая их сызмальства от домашнего уюта и родительских ласк ради кадетских и морских корпусов. В которых молодые аристократы познавали жесткую иерархию и дисциплину, солдатскую кашу и свист розог. Они привыкали к орудийному грому и запаху пороха, к кровавым мозолям на руках и к дыму походных костров, к бурям, жаре и к холоду. Они проникались сознанием того, что судьба дворянина — это служба Царю и Отечеству с юности и до гробовой доски. Вот почему Россия рождала богатырей, словно кованных из чистой стали. Суворова, Кутузова, Румянцева и Ушакова, не боявшихся вступать в бой с превосходящими силами врагов, державших в страхе всю Европу. Адмирал Ушаков сходился с противником на пистолетный выстрел, бросая свои деревянные корабли против каменных бастионов Корфу и сотен пушек с раскаленными ядрами.

    С Петра Великого, постановившего: дворянину быть на службе пожизненно, в Империи родился невиданный тип людей. Тех, которые могли одновременно выступать и полководцами, и учеными, и дипломатами. Русского дворянина могли отправить в раскаленные пески Закаспия и во льды Арктики, на штурм кавказских твердынь и в альпийские походы. Навстречу пулям, цинге, голоду и тысячеверстным расстояниям. Потому в России были дворяне Лаптевы, Проничищев и Малыгин, исследователи полярных просторов. Или граф Воронцов, который под градом французской картечи лично вел в атаку гренадерскую дивизию при Бородине. А потом продавал свое имение, дабы раздать награды тем, кто остался в живых. Или генерал Ермолов, бросивший в лицо персидскому визирю перстень с огромным алмазом, когда его пытались умаслить на переговорах. При этом Ермолов вовсе не был богат. В России рождались люди вроде братьев Миклухо-Маклаев. Один рисковал жизнью, выполняя разведывательную миссию среди людоедов Тихого океана, а другой ушел на дно вместе со своим маленьким броненосцем, приняв неравный бой с двумя тяжелыми крейсерами японцев.

    Рядом с такой аристократией нынешняя «элита» выглядит чем-то вроде грызунов или тараканов. Необходимость совершить настоящий поступок или взять на себя полную ответственность для них — что свет, зажженный на кухне для тараканьей стаи, копошащейся на грязной мойке.

    Конечно, дворянство пало в 1917-м, оставив после себя лишь жалких потомков-вырожденцев, «тусующихся» в шоу ельцинской эпохи. Но его деградация начинается с Екатерины Второй, которая разрешила аристократам не служить державе пожизненно и уходить в отставку, замкнувшись в имениях. С той поры и развелись на Руси маниловы с обломовыми. А из ушаковых получились графья Юсуповы, которые безропотно смотрели, как пьяный Распутин лапает их жен.

    Принцип «элита должна, быть тренированной и поджарой» незыблем. Что для горцев Кавказа, которые отправляли своих детей на суровое воспитание в чужие семьи, что для государства с ядерными боеголовками и космическим флотом. В Союзе это правило забыли.

    3

    Помимо архисовременного оружия и чудес науки мы должны производить и аристократию. Военно-духовную. Для того не нужно ни электроники, ни каких-то фантастических инвестиций. Были бы только воля да желание. Ибо люди высокого духа даже с одними автоматами Калашникова способны победить сверхвооруженного, но надломленного внутри врага.

    Как растить элиту? Если вам недостаточно русского опыта, давайте обратимся к примеру враждебной нам цивилизации. Которая хотя и просуществовала всего двенадцать лет, но потребовала от русских чудовищных жертв для ее уничтожения. Немцы в 1939-1945 годах тоже дали множество примеров мужества. Их чиновники и солдаты до конца выполняли приказы, их конструкторы и рабочие трудились до тех пор, пока наши танки не врывались на территории заводов. Среди наших врагов не было более стойких, умелых и храбрых.

    Журнал «Кэмпо» (№3, 1995 г.) поместил отрывки из воспоминаний бойцов Третьего Рейха о том, как их готовили. Первая ступень — «Гитлерюгенд». В отличие от нашей пионерии 70-80-х годов, отданной на откуп женоподобным неудачникам и бабам, юные немцы проводили в той организации четыре года. Летом на три месяца все уезжали в альпийские лагеря. Подъем — в пять утра, купание в холодной воде горных озер. Кружка ячменного кофе и ломоть черного хлеба — на завтрак. После — парад на плацу под барабаны, с развернутыми знаменами. Потом — двухчасовые занятия по тактике боя в лесу. Два часа стрелковой подготовки. И еще два — спорт. От полудня до часу — обед. После — расово-политическое воспитание, до трех часов пополудни. Затем опять спорт, строевая подготовка, прикладная топография…

    Все немецкие дети проходили сквозь это. Английский журналист Уолтер Ширер потом вспоминал, как его поразил вид первых пленных немцев Второй мировой по сравнению с видом молодых солдат демократической Англии. Гнилые зубы, худосочность и сутулость бледных британцев — перед пышущими силой и здоровьем гитлеровцами.

    После первой стадии такой подготовки в жизнь вступали такие семнадцатилетние, из которых просто не могли получиться инфантильные, тщедушные хиппи-наркоманы, нынешние птючи-глотатели веселящего газа или слюнявая, прокуренная блатота. Ни — побьемся об заклад — трясущиеся, жирные Гайдары. После «Гитлерюгенда» лучшие могли поступить в тридцать институтов национально-политического образования с двухлетним курсом учебы.

    Там немца тоже ждали спартанские тренировки, военное дело и строевая подготовка. Вместе с углубленным изучением расовой теории, евгеники и геополитики. И снова лучшие по окончании уходили на год в заведения для подготовки элиты — в орденские замки СС: Фогельзанг, Зонтгофен, Мариенбург…

    Подъем — в пять утра. Двухкилометровый кросс до горной речки, купание в ледяной воде и бег обратно. В шесть — завтрак из овсянки с минеральной водой. Шесть часов до обеда — теория оружия, стрельбы и строевой плац. Потом занятия по спецдисциплинам и политике. За ужином — наведение порядка. Отбой — в десять вечера. Железная дисциплина. За проступок курсанта могли на месяц лишить ужина или сигарет, посадить в карцер с хлебо-водной диетой.

    Каковы были спецзанятия юнкеров-эсесовцев? Объезжание диких арабских жеребцов, овладение древним мастерством арийцев-всадников. Ибо быть всадником — значит быть аристократом, уметь подчинять волей грубую силу. Обязательно — бой голыми руками со специально натасканными овчарками-людоедами. Учения с применением боевых патронов и гранат. Альпинистские походы и бешеная езда на мотоциклах. После мотоциклов юнкеры осваивали сначала бронемашины, а потом и легкие танки.

    Они изучали действие ядов и боевых газов на морских свинках и собаках. Проводили часы в моргах и патолого-анатомичках, вскрывая трупы казненных преступников, привыкая к виду крови и смерти, учась накладывать шины на переломы и повязки на раны. Как видите, тут весьма мало общего с нашими комсомольскими или партийными школами недавнего прошлого. С их пьянками да распущенностью.

    Лучшие выпускники орденских замков могли пойти в училище СС. С тридцатикилометровыми марш-бросками, с занятиями ночным боем, действиями в городе, стрельбами из всех видов оружия пехоты. С изучением всех видов стрелкового оружия русских. Лекции по стратегии и тактике сопровождались разбором всех величайших сражений истории на больших макетах. Через десять месяцев — присяга фюреру и получение черной формы СС. И после — самое суровое испытание под стать древним обрядам инициации, второго рождения — выпускные экзамены. Один из них был таков: курсантов выводили по десять душ с саперными лопатками в руках. Напротив, в ста метрах — десять танков. За двадцать минут надо было вырыть окоп достаточной глубины, спрятаться в него и пропустить над собой многотомную машину.

    Вот как германцы готовили своих аристократов. Тот, кто прошел все ступени посвящения, действительно мог повести за собой людей в огонь и в воду, не пугаясь никакого врага. Что немцы и доказали. Именно эсэсовцам в Германии отдавалось все лучшее, их ставили выше остальных и открывали путь к высшим должностям. Из таких никогда не могло получиться что-то подобное ельциным, горби или шеварднадзе.

    Да, законы воспитания элиты жестки и одинаковы. Что в буддийских монастырях, где путь наверх открывается через суровые испытания и повиновение, что в племенах воинственных африканских масаи. Вас не убедил и пример немцев? Возьмем страну древней самобытной культуры — синтоистскую императорскую Японию. Переняв западную технику во второй половине прошлого века, японцы не стали перенимать чужого образа жизни. Они ни на йоту не изменили древним устоям — иерархии, дисциплине, превосходству людей меча и воинского духа над банкирами и торговцами. Их аристократия, самураи, просто поменяла панцирь и коня на крейсеры, авианосцы да истребители, по-прежнему продолжая чтить самурайский кодекс чести «Бусидо».

    Они не восприняли западных мод, книг и умственных поветрий. Не променяли оружие на торговлю, не в пример английской знати. Или на ленивую праздность, как русское дворянство. Они презирали все западное, в отличие от серой советской бюрократии 80-х годов.

    Япония пала лишь в неравной борьбе, под совместными ударами нас и американцев, только после упорнейшего сопротивления. Самураи не боялись бросаться в атаки на устаревших самолетах против плавучих крепостей США. Они нападали на корабли, добираясь до них вплавь, карабкаясь по якорным цепям с ножами и гранатами. Они не дрогнули даже тогда, когда американские бомбардировщики превратили Токио в море огня, погубившего около сотни тысяч душ. И даже тогда, когда атомные бомбы стерли с лица Земли Хиросиму и Нагасаки. Когда речь зашла о капитуляции, офицеры-самураи подняли мятеж летом 1945-го. Даже после атомных налетов американцы чесали в затылке. Захват Японии планировался на 1946 год с двухмиллионными потерями для США. И только русские, совершив беспримерный двухнедельный бросок в Китай через пески Гоби и хребет Хинган и в клочья разодрав миллионную Квантунскую армию, вынудили японцев сложить оружие.

    Как они готовили самураев? Возьмем высшую морскую академию, Этадзиму. Если курсант совершал проступок, то даже младший офицер мог среди ночи стащить его с койки и безжалостно избить. Из питомцев Этадзимы готовили воинов, умевших беспрекословно подчиняться и держать жесткую дисциплину у подчиненных. Им внушали коллективную ответственность. За провинность одного карали всю роту. А стоны и крики при экзекуции лишь усиливали наказание.

    Вместе с тем шли напряженные занятия математикой, историей, инженерным делом и тактикой. Вместе с напряженной физической подготовкой. Ученик Этадзимы был обязан уметь не меньше десяти минут провисеть на одной руке, схватившись ею за нок рея на мачте двадцатиметровой высоты. Или не менее полутора минут оставаться под водой. Из стен Этадзимы вышли и военный премьер Японии Тодзио, и адмирал Укаги. Говорят, что после 1945-го года японцы утратили боевой дух, усвоив пороки западной цивилизации потребления. Но вспомним-ка, как в 70-е советская пресса охала по поводу жестокого воспитания японского юношества — в секциях каратэ, в парусных школах. Мы дивились тому, как пятилетний малыш у зубного врача может плакать от боли, а его мать при этом может стоять рядом и смеяться: «Терпи! Сейчас снова будет больно! Ха-ха!» Так она воспитывает в сыне кодзе — силу духа. Традиции самурайства не умерли до конца и в нынешней Японии, и именно потому она покоряет мировые рынки, ставя на колени Америку.

    Если бы у нас правили настоящие аристократы, Империя осталась бы непобедимой. Увы, у нас в 1985-м и позже оказались у власти просто черви. Рабы, выбившиеся в князи, но в душе все равно оставшиеся рабами. Почему они испугались блефа СОИ и других проблем, которые по сравнению с адом 1941-1945 годов кажутся пустячными? Но эти исчадия разложения не могли поступить иначе. Мы хорошо знаем этих преждевременно разжиревших комсомольцев с безвольными брюхами уже до тридцати лет. Говоривших с трибун то, во что они сами не верили. Или генералов, которые сделали свою карьеру, не выходя из московских кабинетов. Чудес не бывает. Не Ушаковы и не Багратионы стояли у руля Империи. Вместо них оказались те, кто выбрал «Пепси» вместо русского величия. Каждому — свое…

    4

    Но если бы у нас была настоящая аристократия, чем она располагала для околоземных сражений? Давайте предположим, что американцам все-таки удалось, оставив свой народ без штанов, развернуть орбитальные группировки СОИ.

    С противоспутниковым оружием у американцев дела шли неважно. Как сообщает Анатолий Докучаев («Техника и оружие», №7, 1996 г.), первые противоспутниковые системы стали разрабатываться еще до запуска самих спутников, в 1957 году. В 1959-м ракета «Болд Орион» была выпущена по аппарату-мишени с борта бомбардировщика Б-47. В 1962 году как носитель противокосмического оружия испытывали истребитель-бомбардировщик Ф-4. Но Пентагон не смог вытянуть программу «Болд Орион».

    В 1963 и 1964 годах звездно-полосатые развертывают две антиспутниковые системы. На тихоокеанском атолле Кваджелейн по программе «505» устанавливают модифицированные ракеты «Найк Зевс», а потом на атолле Джонстон — комплекс на базе ракет средней дальности «Тор» (программа «437»). Но обе программы к концу 60-х были свернуты из-за крайнего технического несовершенства. Точность наведения «Тора» была настолько низка, что она могла нести только ядерную боеголовку. А взрывы атомных боеприпасов в космосе были уже запрещены договором 1963 года — испытания не проведешь.

    В 1975 году американская печать завопила об ослеплении их спутника лазером с территории Сибири. Потом выяснилось, что ничего подобного не было. Но в 1976 году США начинают разрабатывать ракеты АСАТ «воздух-космос» для поражения орбитальных систем с высоколетящих истребителей. В 1984 году они дважды испытывают систему.

    Но первое боевое испытание АСАТ случилось 13 сентября 1985-го, когда в Калифорнии взлетел F-15 с ракетой «СРЭМ-Альтаир» под фюзеляжем. Оснащенная самонаводкой, она разнесла в клочки отслуживший свое спутник «Солуинд» на высоте 450 километров. Система тогда предназначалась для сбивания низкоорбитальных (до 1 тысячи верст) систем. Двухступенчатая ракета несла миниатюрный снаряд-перехватчик с несколькими десятками маневровых двигателей, инфракрасной системой наведения и лазерно-гироскопической установкой ориентации, скрещенной с мини-компьютером. Планы Пентагона предполагали развернуть 56 самолетов-носителей и 112 ракет на базах Лэнгли (штат Вирджиния) и Мак-Корд (штат Вашингтон). Были проекты создания баз на Фолклендских островах, на атолле Диего-Гарсия, на острове Вознесения и в Австралии. Плюс — оснащение АСАТ палубных штурмовиков-авианосцев F-14. Параллельно стали работать над боевыми космическими платформами с лазерным оружием, собираясь вывести на орбиту 14 штук. Но американцы лишь прикрывали тем самым свой проигрыш.

    В начале 60-х КБ-1, у истоков которого стоял Сергей Берия (об этом — несколько позже), имел три направления работы. Системы противоракетной обороны и ракетные стрельбовые комплексы готовил выдающийся конструктор Григорий Кисунько. Зенитные системы создавались под руководством академика Александра Расплетина. А авиационные и разведывательно-информационные системы творил Анатолий Савин. Потом, правда, Савин отделился от КБ-1 и основал ЦНИИ «Комета», принявшись работать вместе с коллективом академика Челомея — разработчиком ракет. А в НПО Лавочкина собирали противоспутник. Все это — достаточно сложная история, и вместе с заслугами за Челомеем тянется тьма грехов да интриг (он был близок к Хрущеву). Но тем не менее, первый спутник мы поразили на ПЯТНАДЦАТЬ лет раньше американцев, в августе 1970 года.

    «Был создан уникальный и эффективный автоматизированный комплекс, — пишет А.Докучаев. — По крайней мере, американская АСАТ ни в какое сравнение с ним не идет. Его составляющие — наземный командно-вычислительный и измерительный пункт в Подмосковье, специальная стартовая площадка на Байконуре, ракета-носитель и космический перехватчик. Эти системы к концу 70-х были в полной готовности.

    Военным руководством был определен спутник, обреченный на гибель. Боевому расчету поставили задачу: уничтожить цель за 45 минут. Первоначально в дело вступил Центр контроля космического пространства, определив координаты мишени. По ним на командно-вычислительном пункте рассчитали алгоритм наведения перехватчика. После чего с КП автоматически ушла команда на подъем „охотника“…

    Компактная радиолокационная станция на земле продолжала давать координаты спутника-охотника и цели. На спутник-перехватчик ушло несколько команд по коррекции курса, и он, фигурально выражаясь, подтянулся к своей жертве. На последнем этапе включилась головка самонаведения. Взрыв! Осколочно-боевая часть разнесла на куски мишень. Полный успех. Космическая дуэль дала прекрасный результат. На КП Анатолий Савин по телефону доложил секретарю ЦК КПСС Дмитрию Устинову и министру обороны СССР маршалу Андрею Гречко. Последний сообщил Брежневу…

    Затем были новые поражения спутников. Наши специалисты могли захватывать любой аппарат, что пролетал над СССР, могли работать по маневрирующим целям. В 1979 году комплекс противоракетной обороны был поставлен на боевое дежурство. Войска ракетно-космической обороны (РКО) официально были созданы и введены в состав войск ПВО страны со статусом войск особого назначения Директивой Генштаба Вооруженных сил СССР 30 марта 1967 года…»

    Иными словами, мы задолго до американцев развернули базы для космической войны. Войска РКО включали в себя систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН), систему противоракетной обороны (ПРО), систему контроля космического пространства (СККП) и комплекс противокосмической обороны (ПКО). Их задачей было обеспечить имперскую верхушку сведениями о ракетно-космической обстановке, предупредить об угрозе нападения, в некоторой степени защитить от удара и дать возможность Главковерху принять решение на ответный удар.

    Как говорил Савин в беседе с Докучаевым, система не уничтожала разведывательные спутники США типа «Феррет-Д», хотя могла свободно это делать. Даже тяжелые пилотируемые корабли типа «Шаттл», выводившиеся в космос с чисто военными целями, не могли бы устоять перед взрывом мощнейших зарядов челомеевских спутников-перехватчиков.

    Мы теперь знаем контуры возможных орбитальных боев. 13 апреля 1976 года Империя испытала новую технологию перехвата. Аппарат «Космос-814», двигаясь по более низкой орбите, быстро нагнал спутник-мишень. Включились двигатели охотника, он совершил «подскок» и прошел менее, чем в километре от цели.

    «Такой перехват, прозванный „выпрыгиванием“, укладывался в менее чем виток с момента старта и упрощал сближение», — писал в «Технике — молодежи» А.Кузнецов, составляя подборку по материалам иностранной (!) печати. «Теперь американским спутникам грозило уничтожение вне видимости своих наземных станций слежения. Если раньше они засекали маневры перехватчика, что служило предупреждением о готовящейся атаке, и разведывательные спутники „Big Bird“ („Большая птица“), которые и были основными мишенями, могли включить бортовой двигатель и избежать нежелательной встречи, то против „выпрыгивания“ эти маневры бесполезны».

    База перехватчиков была в Тюратаме, на Байконуре — пять стартовых площадок. Американцы подсчитали, что русская полномасштабная атака на их околоземные системы займет не менее дня. (Тут они сильно преуменьшили наши возможности). При этом наши орбитальные спутники-убийцы не могли достать чужие аппараты на геостационарных орбитах на высоте в 36 тысяч километров. А там «висели» вражеские системы раннего обнаружения. Но мы совершенствовались. Появились наши противоспутниковые ракеты, запускаемые с отличных истребителей МиГ-31. Были у нас и технологии воздушно-космических ракетопланов, и мы о том еще расскажем. Наконец, США были встревожены появлением у нас самонаводящегося спутникового оружия, способного оперировать на геостационарных орбитах. И это обрекало их программу «звездных войн» на полный крах… Американцы развернули ее в 1983 году, и, как пишет А.Докучаев, до сих пор непонятно, какую цель они при этом преследовали: «Создать непроницаемую противоракетную оборону или втянуть СССР в изнурительную гонку вооружений? Наверняка — второе. На сегодня российские специалисты располагают проверенной информацией — американцы сами не верили в то, что можно обезопасить себя с помощью СОИ… Вершина их практической работы — поражение в июне 1984 года боеголовки межконтинентальной баллистической ракеты „Минитмен“ ракетой-перехватчиком, оказывается, достигнута не без подлога. Ракету-то они поразили, но на ней, сообщается в американской печати, был установлен радиомаяк. Понятно, с ним перехватить ракету не очень сложно. Обманутый Конгресс заглотил наживку, отпустив миллиарды долларов…

    Была еще и третья причина. Программа типа американской СОИ на теоретическом уровне была разработана у нас намного ранее. Суть ее в том, чтобы создать систему, позволяющую держать на прицеле все ядерные боеголовки американцев, включая даже те, что базировались на подлодках и бомбардировщиках. Система должна была базироваться в космосе и поражать ядерные ракеты американцев до старта. По указанию маршала Устинова объединение „Комета“ работало над техническим проектом. К какому выводу там пришли?

    Уничтожить весь ядерный потенциал американцев на всех видах носителей (10 тысяч зарядов) за 20-25 минут подлетного времени невозможно… Этот вывод был сделан на „Комете“ к концу 70-х годов. А потому, когда в апреле 1983 года Рейган огласил намерение США приступить к программе СОИ, в Москве твердо знали — это им не удастся. Анатолий Савин доложил правительству: американцы блефуют… Были выданы предложения не тратить на свою СОИ миллиарды рублей (по этому пути пошел Вашингтон), а направить свои усилия на создание анти-СОИ — системы перехвата и уничтожения космических систем противника. В чем выигрыш? Достаточно вывести из строя один-два узловых элемента СОИ, пояснили мне в ЦНИИ „Комета“ — и вся космическая система ПРО рассыпается, сотни выведенных на орбиту спутников становятся бесполезными. Создавать же эффективное противоспутниковое оружие намного дешевле. Впрочем, в СССР оно к тому моменту практически было. Подобные предложения были поддержаны руководством страны — Советскому Союзу не пришлось давать симметричный ответ и тратить миллиарды рублей…»

    Иными словами, нам было страшно выгодно втягивание США в разорительную и бессмысленную программу «звездных войн». Большой военно-промышленный бизнес Америки думает только о прибылях, и его подчас очень мало заботит судьба американского народа. Он охотно выкачивает бюджетные денежки под амбициозные программы. Тем паче, что сердце аэрокосмического комплекса США располагается в Калифорнии и Техасе, издавна славящихся коррупцией и связями воротил экономики с мафиозными кругами. Нам надо было сделать все, чтобы эта группировка заокеанского бизнеса начала самоубийственную для США гонку околоземных вооружений. Надо было давать взятки продажным американским конгрессменам, использовать наши связи в наркоторговле, сулить выгодные поставки редкого сырья, подкупать газетчиков и шантажировать нечистых в личной жизни политиков — только бы США грохали миллиарды долларов в эту прорву бездонную!

    Уже после распада страны группа наших оборонщиков побывала на аэрокосмической фирме «Хьюз» в Калифорнии. После пары рюмок чая американцы разоткровенничались. Чего это вы, русские, миролюбивой ерундой занялись? И себе плохо сделали, и нам. У вас ВПК погиб, и мы своих оборонных заказов лишились. Наши опешили: у вас же в Америке богатой — конверсия будь здоров, нам же говорили, что вы двери от «Спейс шаттла» для обычных домов приспособить можете и тем на рынке прибыли получите! На что в «Хьюзе» ответили: такие двери выйдут дороже самого дома. И вообще, не слушайте всю эту ерунду. Мы ведь работали точно так же, как и вы. Дает Конгресс нам одну сумму на один заказ — а мы ее истратим и едва треть сделаем. Конгресс шумит, возмущается: где денежки налогоплательщика? Пора приструнить молоха вооружений! А мы им спокойненько заявляем — не хотите платить, так не платите. Идите в другую фирму, давайте ей тот же заказ и пусть она начинает все сызнова — на народные же средства. После такого ультиматума нам, мол, тут же дают столько, сколько мы напишем. Вот и жили хорошо. Можно ли было Империи использовать такой американский бизнес? Можно, да еще как!

    Но для того было нужно, чтобы у власти в Империи-85 стояли не горби-шеви-яковлевы, а люди вроде генерала Ермолова или адмирала Укаги. Победа была у нас почти в кармане. И нет оправдания советской верхушке, бездарно отдавшей ее в руки врага. Произошло гигантское предательство. Просто советские высокопоставленные крысы подсчитали: они лично на распаде и сдаче Империи получат денег много и сразу. Они подсчитали: в каждой торпеде — двадцать кило серебра, в Тюмени — столько-то миллионов тонн нефти, а за капитуляцию американцы дадут нам лично столько-то. Вот в 1991 году горбачевец Бакатин, став главой КГБ, сдал Штатам всю систему прослушивающих устройств в американском посольстве. В это время разваливаются наши агентурные сети на Западе, масса агентов вылавливается американцами. А сынок Бакатина почему-то в 25 лет становится руководителем крупной американской фирмы. Ведь провал разведывательной сети экономил американцам многомиллиардные средства. А что фирма — каких-то несколько миллионов. Интересно узнать бы судьбу детишек тех, кто развалил наш военно-космический флот!

    Первый гвоздь в гроб почти завоеванной нами победы вбил преемник Брежнева на посту генсека КПСС, бывший глава КГБ Юрий Андропов — высокопоставленный коммунистический иерарх еврейского происхождения. Вместо того, чтобы втягивать США в смертельную для них программу СОИ, он в августе 1983 года объявил об одностороннем прекращении нами испытаний противоспутникового комплекса в космосе! Правда, он не развалил саму систему подготовки наших орбитальных сражений. Это окончательно сделает Ельцин, который приведет к физическому уничтожению самые передовые отрасли русской индустрии, выбросив на улицу лучших в мире инженеров и ученых, по году оставляя их без денег. Андропов принял это идиотское на первый взгляд решение вопреки мнению командующего войсками РКО генерал-полковника Юрия Вотинцева.

    Нет, мы не проигрывали американцам. Нам просто всадили кинжал в спину свои же партийные бонзы. Нам не хватило для победы в полувековой холодной войне одной лишь «малости» — суровой, закаленной элиты. Нас убили номенклатурно-комсомольские черви.

    5

    Я снова и снова нахожу подтверждение выводу о неизбежности экономического и политического краха США в случае, если бы они втянулись в свой «звездный маразм». Рейган, этот бывший голливудский актеришка на троне западной сверхдержавы, давал нам такой шанс!

    Вот в наши дни ВВС США планируют к 2008 году принять на вооружение систему мощных химических лазеров, развернув их на семи «летающих слонах» — самолетах «Боинг-747». Обойдется все это в 5 миллиардов долларов. То есть, каждый «джамбо» с лазерной станцией на борту по своей дороговизне будет равен примерно ракетному крейсеру. Один самолет должен нести на борту запас для 200 лучевых выстрелов, дабы поражать неприятельские баллистические ракеты на дистанции в 450 верст («Техника и оружие», №8, 1996 г.). Они сообщили, что в феврале 1996-го им удалось уничтожить ракету от нашей современной «катюши», довольно небольшой снаряд «Града», воздействуя на него лучом в течение 15 секунд. Хороша эффективность! Это значит, что массированную атаку более серьезных ракет они отразить бессильны. Куда более дешевый и эффективный способ — поражение ракет ракетой же, где уничтожение идет взрывом за доли секунды.

    Мы считаем эту программу тоже блефом, технологической дезинформацией, и наши аргументы мы уже изложили. Но предположим, что это правда. США в рамках СОИ планировали вывести на орбиту 14 боевых платформ с химическими лазерами. Простой подсчет их затрат при этом повергает в ужас — не менее 150 миллиардов долларов. Ибо именно столько стоит заброс в космос почти двух тысяч тонн конструкций, их выпуск и монтаж на высоких орбитах. Да одно это взрывало их экономику почище атомной бомбы!

    И если мы к 1983 году уже имели мощный костяк системы околоземных войн, то США были вынуждены буквально с нуля строить подобную инфраструктуру. Наши базы при этом находились в глуби евразийских степей, в сердце страны. Им же приходилось развертывать базы на океанских островах. И если места дислокации сил нашей РКО были надежно защищены от диверсантов и ударов с воздуха, то их базы в морях могли быть заранее окружены мощными русскими средствами парализующего удара. Ракетными крейсерами, скеговыми быстроходами, авианосцами, подлодками с крылатыми ракетами и бойцами-амфибиями на борту. Наконец, мы могли нанести превентивные удары с помощью дешевых воздушно-космических ракетопланов, недоступных для 9/10-х зенитных средств США. (Обо всех этих чудесах вы узнаете из последующих глав книги).

    Обратим Ваше внимание на одну особенность Запада. При всем своем богатстве он чудовищно туп, его научная мысль очень часто не может найти гениальных, по-архимедовски простых решений. Хоть он и кричит на каждом углу о русской отсталости.

    Итак, первую баллистическую межконтинентальную ракету американцы сбили другой ракетой в 1984 году. А вот мы сделали то же самое на двадцать три года раньше — в 1961-м. В 1984-м Америка с презрением смотрела на нашу электронику, ее системы были построены на миниатюрных микросхемах и суперкомпьютерах. У нас же в 1961-м была техника на примитивных транзисторах и радиолампах, а ЭВМ тех времен уже тринадцать лет назад выглядели допотопными и громоздкими страшилищами. И тем не менее, мы заткнули их за пояс! Все дело было в уникальной системе «А», где ракеты В-1000 с обычными боеголовками уничтожали баллистические цели. И отцом этого чуда был выдающийся ученый Григорий Кисунько.

    А как же иное оружие? Микроволновое направленное излучение с боевых спутников? В 1996 году Голливуд выпустил на экраны фильм «Захват-2», где ученый-террорист овладевает управлением спутника, который может бить по наземным целям направленным пучком электромагнитного излучения сверхвысоких частот — СВЧ. Ну, так, как это делается в микроволновой кухонной печи, которая маленькими направленными пучками поджаривает, скажем, цыплят табака. И снова блеф — такие аппараты требовали гигантских энергетических мощностей, выведенных в космос. У США не было на то ни технических решений, ни денег. Ведь бить-то надо было на сотни километров!

    Правда, «Солдат удачи» (№1, 1997 г.) поместил материалы частного расследования американского археолога Фрэнка Овенса, случайно ставшего свидетелем катастрофы президентского вертолета в мае 1993 года, которая случилась в штате Мэриленд. В четырех милях от секретной лаборатории имени Гарри Дайамонда в городке Блоссом-Пойнт. Перед падением вертолет совершал хаотические маневры, будто его пилот был уже мертв или без сознания. Упав, он не загорелся. И Овенс заметил на телах экипажа множество ожогов. Позже вскрытие покажет, что коленные и локтевые суставы погибших лопнули, словно суставы куриной ножки, оставленной надолго в гриле. Овенс уверен, что вертолет попал под направленный пучок мощного электромагнитного излучения из лаборатории, работающей на СОИ, и что люди в нем оказались как бы в микроволновой печи. У них закипела глазная жидкость, и они даже не сумели пойти на вынужденную посадку среди почти идеально ровной местности. Однако от создания опытной установки до реального, надежно действующего оружия — огромная дистанция. И будь жива Империя — работы над таким средством поражения успешно шли бы и у нас.

    Пшиком кончилась и затея рентгеновского лазера с ядерной накачкой, над которым в Ливерморской лаборатории бились с середины 70-х годов. Его хотели сделать в виде кружащейся на орбите ядерной боеголовки, на поверхности которой, словно ежовые иглы, укреплены полсотни лазерных стержней. Каждая игла должна двигаться, подобно стволу пушки, нацеливаясь в любую точку пространства. Мощность заряда в одну мегатонну позволяла выбросить в какие-то тысячные доли секунды пятьдесят лучей, способных сжечь 50 целей на дальности в тысячу километров. Для чего внутри «космического ежа» планировалось поместить прицельную автоматику с быстродействующим компьютером. Лопнув ядерным взрывом в решающий момент, спутник, мол, единым махом уничтожит целую стаю мчащихся на США русских боеголовок.

    И тут выяснилось, что не решена тьма проблем. Американцы не умеют делать ядерный заряд строго дозированной мощности, столь необходимой для точности удара. Что неизвестно, как фокусировать лучи. Что нужна целая сотня ядерных — с реальными взрывами! — испытаний. Первые подземные тесты под кодовым названием «Дофин» прошли на полигоне в Неваде в ноябре 1980-го. Выход рентгеновского излучения получился чересчур малым для поражения боеголовок. Но лоббировавший программу отец водородной бомбы, старик Эдвард Теллер, продолжал пожирать бюджетные деньги. Последовала серия испытательных взрывов — «Экскалибур», «Супер-Экскалибур», «Коттедж» и «Романо», где разработчики сумели добиться большей интенсивности излучения. Теперь — за счет фокусировки.

    В декабре 1985 года грянул взрыв по эксперименту «Голдстоун», в апреле 1986-го — испытание «Майти Оук». В ответ раздались критические голоса из Американского физического общества: проблема только в начальной стадии изучения и нет никаких доказательств того, что это — возможность создания действительно боевого лазера. К тому же, добавим мы, такое оружие требует одновременного старта и кучного полета наших ракет. Стоит составить особый график их пуска, разбив на неравномерные эшелоны, стоит только пустить рядом с реальными боеголовками ложные цели — и рентгеновский «еж» станет бессилен. Превратившись просто в малогабаритную гробницу для миллиардов долларов («Независимое военное обозрение», №5, 1997 г.). Дабы найти более дешевый заменитель такому оружию, Штаты занялись программой «Прометей» разработкой этакой картечи. Взрыв ядерной боеголовки эквивалентом всего в несколько десятков тонн ТНТ дробил стокилограммовую боеголовку примерно на сотню тысяч кусочков, несущихся со скоростью несколько километров в секунду и благодаря этому обладающих огромной разрушительной силой. Такая «картечь» могла применяться только выше 80 километров над землей, в почти безвоздушном пространстве. Слабостью такого оружия оказалось то, что взрыв испаряет большую часть осколков, выбрасывая их мало предсказуемым пучком. И чем дальше до цели — тем больше их рассеивание. Для создания же завесы из «Прометеев» против массированной атаки наших ракет пришлось бы запускать на низкие орбиты сотни спутников, которые должны буквально вереницами ходить друг за другом (иначе русские запустят ракеты, пока «Прометей» будет пролетать над другим полушарием). А еще пришлось бы каждые несколько месяцев выводить в околоземье все новые группировки такого оружия, ибо низкоорбитальные аппараты быстро теряют скорость и сгорают в плотных слоях атмосферы. Сколько при этом выбросилось бы в наш воздух ядовитейшего и канцерогенного плутония — один Бог знает. Во всяком случае, американцам вместе с нами пришлось бы дружно умирать от рака.

    Высказывались и еще более фантастические планы, вроде проекта ударов «Овермун» — через Луну. Стартовав с Земли, ракета с ядерной боеголовкой должна была описать петлю вокруг ночного светила и, включив двигатель, спикировать на цель, будучи неуязвимой для русских противоракет. Но к осуществлению такого плана США могли приступить не ранее 2020-х годов. К тому же, у нас к концу 80-х были космические ядерно-силовые установки, коих американцы не имели. Они могли стать сердцами для космических аппаратов, летающих уже между планетами Солнечной системы. Их создали и испытали в околоземье ученые Института атомной энергии имени И.Курчатова, ЦКБ машиностроения и подольского НПО «Луч». Но об этом, читатель, мы расскажем уже в следующей книге…

    …Мой отец был корреспондентом «Правды» по Одесской, Крымской, Херсонской и Николаевским областям, и мне довелось видеть многих представителей советско-партийной элиты и маститых журналистов, приезжавших на благодатный Юг. Кто следовал на отдых, кто через Одессу возвращался в Союз из загранкомандировок. Я слышал многое, от чего кулаки мои сжимались от ярости. Я уже в двенадцать лет знал, что в Москве есть спецалкогольная лечебница, битком набитая отпрысками высших партийных чинов. Как гуляет Галя Брежнева. Как дети зарубежных корреспондентов партийных газет не хотят возвращаться, и как они сами меняются женами да везут сюда контрабанду. Я знал, как ребята — афганские ветераны пытались навести порядок и поставить на место зажравшихся деток и внучков номенклатуры, гулявших в московской «Метелице», и как их заставляли ездить извиняться на роскошные дачи, унижаясь перед семнадцатилетними щенками. Как матери советовали дочерям десятой дорогой обходить московские спецшколы, где учились чада партийной верхушки — ибо там могли безнаказанно изнасиловать или убить. И вот такая «элита», воспитываясь в рассадниках грязи, и погубила нас.

    Пока же сделаем вывод: не сумев создать истинной, волевой элиты, мы сломали меч, не знающий себе равных в мире. Мы упустили победу, которую почти держали в руках!





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх