А на царских могилах было написано: «(Имя) великий царь, царь царей, сын великого царя (имя), царя царей…»

Раз так принято писать в Персии сегодня, то почему бы не предположить, что такой титул царей очень древний и что две или три тысячи лет назад писался на табличках точно так же.

Допустим, что каждый клинописный знак обозначает букву, предположил Гротефенд, и тогда надпись на табличке может значить то же, что и надпись на современной могиле. Значит, первое слово – это имя царя, а косой клин, который стоит после него, – это просто знак промежутка между словами. А вот следующее после «разделителя» слово должно означать «царь». И это слово должно повторяться дважды. Такие пары одинаковых слов должны встречаться постоянно. Если удастся отыскать подобные таблички (а Гротефенд вскоре нашел их немало), то считай – ты сделал самый главный шаг к открытию тайны клинописи.

Множество табличек просмотрел Гротефенд и понял, что на них второе и третье слова были одинаковыми, то есть они означали титул царя. Однако первое слово повторялось только на половине табличек. На второй половине было другое слово.

Но между табличками этих двух типов он обнаружил еще одно различие.

На первых было написано так: неизвестное слово (назовем его X) – царь царей, сын – неизвестное слово (назовем его У) – царя царей.

Второй вариант был таков: У, царь царей, сын 2.


Древние персы. Рельеф из Персеполя


А теперь скажите мне, как, глядя на эти два типа надписей, Гротефенд их прочитал?

В чем разница между ними?

Гротефенд сказал себе: речь идет о сыне, отце и деде.

Но кто они по порядку?

А что, если предположить, что отсутствие титула «царь царей» после имени 2, означало, что этот человек и не был царем. Он мог основать династию и умереть вельможей, полководцем – но не царем.

А сын его стал царем.

И внук стал царем.

Гротефенд принялся изучать персидские династии и вскоре убедился, что внуком был Ксеркс, сыном – Дарий, а отцом Гистапс, который царем не был.

Итак, Гротефенд, прочитав имена трех царей и зная, как перевести слова «царь», «сын» и «отец», получил в свое распоряжение довольно много клинописные букв. И дальше прочесть клинопись Древней Персии не составило для него труда.

Гротефенд в двадцать семь лет выиграл небольшое пари, а о своем открытии он написал только маленькую заметку и даже не посмел прочесть ее перед учеными славного города Геттингена. Зато ее благосклонно прочел один из настоящих ученых мужей. Тот же профессор, который зачитал доклад об открытии молодого учителя, отдал его в местную газету.

И никто не обратил внимания на подвиг великого ученого!

Да и сам он стеснялся говорить о своем открытии.

Самое удивительное то, что ученые всего мира попросту не обратили внимания на работу Гротефенда и продолжали беспомощно и бессмысленно расшифровывать клинопись.

Лишь через тринадцать лет один из геттингенских профессоров попросил Гротефенда сделать более подробный отчет о своем открытии и включил его в книгу «Мысли о политике, путях сообщения и коммерции основных народов древнего мира».

Только тогда известие об открытии немецкого учителя добралось до глаз ученых всего мира и постепенно получило признание.

Хотя Гротефенд к этому и не стремился.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх