В зависимости от этого и менялось их отношение к Потопу.

По мере того как ученые путешествовали и записывали сказания разных народов, обнаружилось, что истории о древнем Потопе известны многим народам, и не только азиатским. Например, американским индейцам и даже австралийцам.

Но что удивительно: описания потопов совершенно не совпадали.

Во- первых, длились потопы от пяти дней до пятидесяти двух лет (у американских ацтеков), а причиной их называли не столько дожди, как таяние снегов, землетрясения, бури или даже, как говорят китайцы, злые интриги божества Кунь-кунь.

Совершенно очевидно, что большие наводнения были бедой для людей, которые селились в долинах рек, Крупные реки дали начало величайшим цивилизациям, но эти же реки могли стать убийцами. В годы больших дождей и ненастья они выходили из берегов и заливали широкие долины. Порой вода долго не сходила и губила людей, которым было некуда деться, а также скот и посевы. Представьте себе: если сидите вы на крыше глинобитного домика, который вот-вот рухнет, или плывете, держась за бревно, то наводнение кажется вам бесконечным, грандиозным и вам даже представляется, что вы последний человек в мире.

Однако так можно рассуждать сегодня. А еще двести- триста лет назад подобные рассуждения могли бы привести меня на костер. Ведь они были крамольными – любое слово, сказанное в Библии, было окончательной правдой, и сомнение в истинности этих слов жестоко каралось.

И разумеется, никому не приходило в голову, что океану пришлось бы подняться на несколько километров, чтобы залить весь Ближний Восток (я уж не говорю о всем мире) вплоть до вершин «гор Араратских». Но откуда бы в нем взялось столько воды?

Может быть, все же Потоп – это сказка, придуманная древними земледельцами, которым гибель урожая и скота кажется карой божьей за прегрешения?

Но оказалось, что в действительности все не так просто.

Научные открытия, вместо того чтобы покончить с легендой о Потопе, в какой-то степени ее объяснили и поддержали.

Дело в том, что сказание о Потопе обнаружилось у народа, записавшего его куда раньше, чем оно попало в Библию.

Оказывается, у древних шумеров была легенда, по которой бог Крон сообщил царю Ксисатру, что все люди погибнут во время потопа.

Зачем же богу было беседовать с царем? Оказывается, что тот, в отличие от ветхозаветного Ноя, был человеком грамотным. От него требовалось обеспечить сохранность истории – он должен был записать на глиняных табличках все, что происходило раньше, и надежно закопать таблички в городе Сиппаре. Затем Крон велел царю сделать корабль и погрузить на него своих родственников и друзей, что и было сделано.

Наступили черные дни для человечества. Все жители царства утонули, а когда воды стали спадать – что удивительно! – царь начал выпускать с корабля птиц. Птицы возвращались, потому что не могли найти суши. Но в один прекрасный день они вернулись, и лапки у них были грязными. Обрадованный Ксисатр вновь выпустил птиц, и они уже не возвратились. Тогда царь направил свой корабль к Араратским горам, там царская семья оставила корабль и вернулась домой пешком. Причем в шумерской легенде говорится, что корабль так и остался лежать на склоне Арарата, он был покрыт смолой, ставшей со временем целебной. Местные жители соскабливали ее и использовали как мазь.

Удивительное сказание о шумерском царе дошло до нас в очень позднем пересказе, но сто с лишним лет назад английский ученый Смит решил провести раскопки на месте города Сиппара и отыскал хранилище глиняных табличек. И тут ему повезло – среди табличек попалась та самая, на которой описывался потоп. Причем шумерское описание читается как современная трагедия. Вот как обращается бог к шумерскому Ною: «Туту, разрушь свое жилище, построй корабль, отрекись от блага, ищи жизнь! Возьми с собой на корабль семя жизни всей».

Корабль был громаден, высота бортов составляла 120 локтей (нынешний двадцатиэтажный дом), в нем было шесть палуб, и он весь был облит смолой.

Еще бы! «Все, что у меня было, я взял с собой, – говорит Туту, – все семейство мое и родню мою, зверей полевых и тварей диких…»

Потом начался такой потоп, что даже боги устрашились его и обратились в бегство, и продолжалось это шесть суток. А дальше все идет по проторенным путям, вплоть до птиц – ворона, голубя и ласточки.

Неужели история о потопе родилась лишь в воображении шумеров? Археологи, которые работали на берегах рек Тигр и Евфрат, искали следы колоссального наводнения. Эти следы должны были сохраниться в слоях древностью более четырех тысяч лет. Именно тогда было записано шумерское предание.

Ожидаемое, но от этого не менее удивительное открытие выпало на долю знаменитого английского археолога Леонарда Вулли во время раскопок на месте города Ур в 1928 году.

Археологи все глубже уходили в землю и слой за слоем раскрывали следы городской жизни – черепки, кирпичи, оружие, детские игрушки… И вдруг один из рабочих крикнул, что дошел до конца города: ниже – чистая глина, без единого предмета. А это значит, что древнее этого слоя люди не жили.

Но, по расчетам Вулли, город Ур был основан раньше.

Археолог уже приблизительно знал, как нарастает «культурный слой» за сто, двести, тысячу лет. То есть каждый год городской мусор и иные следы человеческой жизни «поднимают» город на столько-то сантиметров. Если вы отыскали наконечник стрелы на глубине два метра, то можно сказать, что она была выпущена из лука тысячу лет назад.

А в городе Уре толщина культурного слоя показалась Вулли недостаточной. И он велел рабочим копать дальше. Рабочие думали, что их начальник сошел с ума – ну кому нужно копать яму в чистой глине?

Но прав- то оказался Вулли! Полтора метра глины прошли землекопы, и вдруг снова начали попадаться следы человеческой жизни!

Полтора метра! Это не обычный весенний паводок. Это означает гигантское наводнение! Конечно, определить, сколько оно продолжалось, невозможно, но можно утверждать, что это был настоящий Потоп, который буквально смыл с лица Земли города и деревни, погубив всех, кто не успел уплыть на лодках.

Конечно, если бы неожиданно разлилась Волга и затопила города вокруг, будущим археологам об этом узнать трудно – вода в ней чистая и, как спадет, ничего о себе, кроме памяти, не оставит. Но реки Ближнего Востока, начиная с Нила и кончая Тигром и Евфратом, потому и смогли стать колыбелью цивилизаций, что их вода – буквально кисель, столько в ней плодородного ила, который реки несут, смывая почву в верховьях и с долин на пути. Так что каждый год в паводок реки оставляют столько ила, что его хватает как удобрения на целый урожай. А вот ила при катастрофическом паводке оказалось столько, что памятью о нем остался слой глины в полтора метра.

Открытие Вулли не было последним. При раскопках других городов Двуречья – Киша, Урука, Ширипака – также удалось найти слои чистой глины. Причем везде в нижних слоях (до потопа) находились следы одной цивилизации, а в верхних – другой. Очевидно, при потопах погибало так много людей, что на их место приходили другие поселенцы, представители другой культуры.

Значит, легенда о всемирном потопе могла возникнуть из-за сильных разливов больших рек. Но сомнения у ученых все же оставались. И шумеры, и иудеи, и другие народы отлично знали характер великих рек. Наводнения для них, конечно, были стихийным бедствием, но не концом же света.

И вот три года назад американский геолог Вальтер Пит-ман в книге «Ноев потоп» высказал предположение о том, что потоп мог быть связан с концом ледникового периода, когда на Земле уже жили люди каменного века и кое-где переходили от его последней стадии – неолита – к употреблению бронзовых орудий. Больше того, когда последние ледники уползали из Европы, на Ближнем Востоке уже существовали первые города, например известный из Библии Иерихон.

Геологи выяснили, что в конце последнего ледникового периода Черное море было замкнутым водоемом – пролива Босфор, связывающего его со Средиземным морем, еще не существовало. И уровень Черного моря был на сто метров ниже уровня Мирового океана.

Из- за таяния ледников уровень воды в Черном море постепенно повышался, потому что реки несли в него больше воды, чем раньше, но все равно разница оставалась очень большой -ведь и уровень Мирового океана, а следовательно, и Средиземного моря, все время рос.

И вот, как считают современные геологи, примерно семь-восемь тысяч лет назад волны Средиземного моря прорвали перемычку и хлынули в Черное.

Это был гигантский водопад!

В течение нескольких дней появилось Азовское море, которого раньше вообще не было, морские волны залили северо-западную область, где теперь лежит Одесса, но на юге и востоке затопленная полоса была гораздо уже – там близко к берегу подходят горы, а дно уходит вниз очень круто.

Если эта теория верна, а сомневаться в ней вроде бы не приходится, то на дне Черного моря, на глубине примерно ста метров или немного меньше (ведь селения обычно строили поблизости от берега), можно будет отыскать «черноморские Помпеи».

Американское национальное географическое общество пригласило возглавить экспедицию по поиску следов потопа крупнейшего океанолога наших дней Роберта Болларда, прославившегося тем, что он нашел потопленный англичанами немецкий линкор «Бисмарк» и знаменитый «Титаник».

Роберт Боллард отправился в экспедицию на специально оборудованном судне «Северный горизонт», на борту которого находилась малая подводная лодка-автомат, управляемая по радио.

«Северный горизонт» медленно продвигался вдоль турецких берегов на расстоянии в двенадцать-тринадцать миль – именно там пролегала некогда береговая линия.

Особенно внимательно ученые обследовали ушедшую под воду долину и устье реки, на которой стоит турецкий порт Синоп.

И вот в двенадцати милях севернее Синопа, где в далекой древности река должна была впадать в море, сонар дал сигнал о том, что на дне лежат деревянные бревна.

Спустили подводную лодку. Она сфотографировала хорошо сохранившиеся части большого здания шириной четыре метра и длиной двенадцать метров, сложенного из бревен, украшенных примитивной резьбой.

Возраст бревен определить оказалось нетрудно – семь с половиной тысяч лет! Кроме того, подводная лодка отыскала и сфотографировала каменные орудия и сосуды.

В сентябре экспедиция еще работала, пытаясь отыскать другие строения и предметы, а может быть, и могилы жителей «черноморских Помпеи». Очевидно, полные результаты этих поисков будут опубликованы в будущем году. Но уже сегодня можно уверенно говорить о том, что найдено древнее поселение эпохи неолита – то есть конца каменного века. В нем жили рыбаки.

Дома поселения не были разрушены, не рассыпались от старости, на них нет следов пожара или войны. Селение погибло неожиданно.

Это первое настолько древнее поселение, обнаруженное на берегах Черного моря.

Теперь у ученых есть все основания написать историю этих мест иначе, чем полагали прежде.

Когда Средиземное море прорвалось в Черное, поток воды, смывший перемычку, был так силен, что уровень Черного моря стал подниматься буквально на глазах. Речь шла о неделях, а может быть, о днях или даже часах.

Вдоль берегов Черного моря цепочкой тянулись большие и малые селения. Вода стремительно наступала на дома.

Такое грандиозное наводнение наверняка сопровождалось другими стихийными бедствиями, в том числе землетрясениями, бурями и шквалами. Кое-кто из рыбаков пытался найти спасение в море – они спешно грузили на корабли своих домочадцев, скот и добро. Вряд ли многим удалось спастись. Другие бросали все и бежали в горы. Но высокие волны догоняли их.


Образ птицы с ветвью в клюве издавна символизирует мир на Земле. Этой птицей может быть голубь, может быть ласточка. Но впервые такой образ возник в легенде о потопе





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх