В конце 1924 года рядом с пирамидой Хеопса работала экспедиция американского археолога Рейснера. Она исследовала захоронения родственников фараона – небольшие пирамиды и мастабы его жен и многочисленных детей.

И вдруг Рейснер увидел узкий лаз, скрытый под слоями строительного мусора. Когда рабочие расчистили лаз, оказалось, что он ведет к заброшенной шахте, на которой не было и следов обычной мастабы или пирамиды.

Археологи начали копать шахту. Они прошли десять метров вглубь, но не нашли погребальной камеры – только в стене обнаружилась ниша с костями животных. Видно, тут строители оставили еду для чьего-то духа.

День за днем трудились землекопы, но шахте и конца не было видно.

Археологи уже начали надеяться, что скоро отыщут не потревоженное грабителями погребение какой-то знатной особы.

И, лишь очистив шахту до тридцатиметровой глубины (можно представить, что это за колодец – в нем уместился бы десятиэтажный дом!), землекопы наткнулись на каменную кладку – внизу была камера!

Со всеми предосторожностями археологи разобрали кладку потолка камеры и смогли заглянуть внутрь. Там находился нетронутый саркофаг.

Спустившись в камеру, археологи убедились в том, что все драгоценные предметы в гробнице свалены в кучу и даже как будто утрамбованы – все было переломано, словно там резвился злой хулиган.


Пирамида Джосера


На грабеж было не похоже – многие золотые предметы лежали на видных местах.

На стене гробницы удалось прочесть слова: «Владыка обеих корон Снофру». Неужели найдена гробница отца Хеопса? Но археологи боялись передвигаться внутри гробницы – так тесно камера была забита поломанными, хрупкими, истлевшими вещами. Даже саркофаг нельзя было открыть, не повредив остальное.

Без сомнения, в нем лежала мумия – печати на саркофаге сохранились нетронутыми.

Археологи обратили внимание на то, что и шахта и камера были сделаны лишь вчерне. Даже строительный мусор из камеры не убрали, что было совсем невероятно. Что они, бежали оттуда, что ли?

Наконец после долгих исследований Рейснер догадался, что все эти предметы предназначались для другого помещения, по крайней мере втрое больше, чем камера на дне глубокой шахты. '

Стало ясно, что саркофаг можно было опустить сюда только вертикально, а балдахин над ним и некоторые крупные предметы просто разломали, чтобы протолкнуть их вниз.

Значит, это было вторичное захоронение и, скорее всего, тайная могила.

Целый год после открытия гробницы работали в ней археологи. Каждый предмет, как бы он ни был мал, фотографировали, консервировали и осторожно поднимали наружу. А вы представьте себе, что такое больше года по нескольку раз в день опускаться на тридцать метров в душную шахту и при свете свечей и керосиновых фонарей пинцетом отделять лепестки ткани или металла! Достаточно сказать, что каждую находку регистрировали в рабочем журнале – большой амбарной книге в 1300 страниц, исписанных мелким почерком!

Чем дальше, тем яснее становилось, что Рейснер был с самого начала прав. И саркофаг и все, что находилось в камере, спешно перетащили из другой гробницы. Даже в ларце, где когда-то хранились драгоценные, но истлевшие занавеси, обнаружилась труха, кусочки цемента и извести.

Затем археологи увидели, что большой участок пола буквально завален золотом – листочки золота лежали толстым слоем. Четыре месяца они снимали их один за другим, чтобы не потревожить. Под золотом обнаружилась деревянная доска с надписью золотыми иероглифами: «Мать Владыки Верхнего и Нижнего Египта».

А еще через несколько дней в другой надписи прочли имя этой женщины – Хетепхерес, жена Снофру и мать Хеопса.

Когда из гробницы были извлечены все предметы, то в углу кроме мусора нашли несколько молотов и долот, брошенных рабочими – так они спешили!

Наконец 3 марта 1927 года, через два года после открытия камеры, в присутствии египетских официальных лиц вскрыли печати на саркофаге.

Все замерли от изумления. Саркофаг был совершенно пуст!

Потом уж Рейснер напишет:

«Уму непостижимо, как мог Хеопс приказать перенести останки матери к своей пирамиде и тайно похоронить на глубине ста футов под толщей каменной кладки, если он не был уверен, что ее тело находится в саркофаге».

Где же была мумия матери Хеопса?

Рейснер и другие ученые предлагают такую разгадку этой тайны.

Когда фараон Снофру и его жена умерли, их похоронили на родовом кладбище – Снофру в пирамиде, а его жену рядом – в небольшой пирамидке, под которой археологи давно уже нашли совершенно пустой обширный зал с надписями в честь царицы на стенах.

Сам же Хеопс начал строить себе гигантскую пирамиду.

Тем временем грабители забрались в пирамиду его матери, вытащили оттуда часть ценных вещей, а главное – похитили саму мумию. Это они делали нередко, потому что на мумии всегда находились ценнейшие ожерелья, браслеты и кольца, а обыскивать ее было удобнее не спеша.


Священный шакал бога Анубиса





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх