От скифов пошел и обычай поминок, которые называются тризной. Пировали скифы на вершине кургана, где археологи теперь находят массу костей и разбитые амфоры. Как-то было подсчитано, что в тризне на кургане Толстая Могила среди множества черепков найдены кости тридцати пяти коней, четырнадцати кабанов и двух оленей. Археологи полагают, что в поминках участвовало больше тысячи трехсот скифов.

Именно с IV века до нашей эры, когда скифская держава ослабла и уменьшилась в размерах, зато приблизилась к греческим городам, в курганы стали помещать вазы, кубки, гребни, ножны для мечей и другие предметы, на которых были изображены скифы.

Но эти предметы, порой золотые, порой серебряные, не относятся к скифскому «звериному» стилю. Это замечательные реалистические произведения.

Загадка – почему у скифов существовало два различных вида искусства – разгадана давно. Вазы, гребни и ножны делали не сами скифы – на них работали мастерские в греческих городах. Видно, скифы так хорошо платили за работу, что могли даже привозить мастеров из Греции. Наверняка эти мастера жили у скифов, наблюдали их – иначе как бы им изобразить быт этого народа так точно. Кажется, что скифы позировали им специально.

Но почему эти кубки и вазы, которые встречаются в царских курганах, всегда абсолютно новые, неиспользованные? Странно ведь: царь покупает золотой кубок, а потом прячет его, чтобы положить к себе в могилу.

Впрочем, это может показаться странным лишь современному человеку, который понимает, что на тот свет ничего с собой не возьмешь. Древние думали совсем иначе. Загробная жизнь была продолжением земной, и жизнь по ту сторону смерти зависела от того, насколько хорошо и богато собрали покойника в дальнюю дорогу. Там, после смерти, на счастливых охотничьих полях, воин должен был жить даже лучше, чем на земле.

Вы знаете, какой была гробница египетского фараона Тутанхамона? Сокровищами из нее заполнена чуть ли не половина Каирского музея в Египте. Я помню, как шел из зала в зал и удивлялся тому, как могли эти изумительные вещи уместиться в небольшом подземелье.

В книге, посвященной тайнам Востока, я обязательно расскажу об императорских гробницах в Китае, о глиняной армии в несколько тысяч солдат и колесниц, запряженных конями, – все в натуральном размере.

Видимо, у скифов самыми ценными вещами считались сделанные греками вазы и кубки, на которых изображали скифов, а может быть, как теперь считают ученые, скифских богов.

Из кубков не пили, гребнями не причесывались, в вазах ничего не держали, потому что цари и знатные воины накапливали эти сокровища для путешествия по загробному миру. Драгоценные вещи никогда не переходили по наследству. Если ваза была куплена царем, то с его смертью она уходила вместе с ним в загробный мир, как в первые века скифской истории вождь забирал с собой любимую жену и верных слуг, а также коней. Этот обычай еще долго сохранялся у славян. И когда Пушкин писал про князя Олега, которого насмерть укусила змея, которая «из мертвой главы… шипя, между тем выползала», вернее всего, это далекий отзвук обычая, когда конь умирает вместе с хозяином.

Да и в самом деле, как не убить жену! Ведь если на том свете все будет, как здесь и даже лучше, кто будет варить любимый борщ для скифского царя?

Исследователи давно обратили внимание на то, что в курганах, где похоронены цари, не находят их корон. Женские головные уборы и всевозможные украшения вроде диадем, которые носили на голове, бывают. Браслеты и гривны (шейные украшения) в мужских курганах находили. А вот короны – ни одной.

Ученые давно решили, что короны у скифских царей были «переходящими», как и во всех государствах мира. Все мог взять с собой на тот свет царь, но государственную или племенную корону должен был оставить своему наследнику. Она не принадлежала царю. Она принадлежала народу.

Но это были лишь предположения. А тайна оставалась.

И вдруг все изменилось.

В конце прошлого века интерес к скифским древностям стал так велик, что появились и кустари, которые любую древность могли изготовить за денек-другой. Была даже целая деревня под Одессой, которая славилась скифскими подделками. Да и как мог устоять какой-нибудь просвещенный вельможа, когда перед ним появлялась бабуся с узелком в руке – не хочет ли господин хороший поглядеть, что я вчерась в огороде накопала?

Господин чуть в обморок не падает. Ведь в узелке у бабуси лежит золотая монета и перстень. А бабуся уже готова показать господину ямку на огороде, не хочет ли он сам еще покопаться?

Господин выкапывает из земли обломки амфоры и золотые бляшки. Тут уж не поскупишься – ведь завтра бабуся может предложить золотую вазу.

Поставляли подделки в Европу одесские мошенники братья Гохманы.


Лев, терзающий кабана. Скифская статуэтка





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх