В 1896 году братья явились к директору музея в Вене и сообщили, что в деревне под Одессой наивными крестьянами найден сказочный клад. В нем есть настоящая скифская корона – тиара, золотой колпак, какие носили персидские шахи и римские папы.

Тиару привезли на суд австрийских экспертов.

Высотой тиара была в двадцать сантиметров, весила полкило червонного золота. Она была поделена на три пояса. Нижний – сцены из жизни скифских пастухов, на втором поясе сцены из «Илиады» Гомера, а верхний пояс – узоры.

А между двумя нижними поясами надпись по-гречески: «Царю великому и непобедимому Сайтафарну от совета и народа Ольвии».

Эксперты обрадовались. Все стало на свои места. Тиара была изготовлена греками в Ольвии, городе, который в III веке до нашей эры зависел от скифов.

Сомнений у экспертов не оставалось. Хотя бы потому, что в Европе нельзя было отыскать мастера, способного создать подобное произведение греко-скифского искусства.

Братья Гохманы заломили за тиару такую сумму, что австрийцы не смогли ее заплатить. Но заплатили французы, и за двести тысяч франков тиара была куплена Лувром.

Тиару выставили в пуленепробиваемой витрине. Все восхищались, хотя из России пришли совсем не восторженные отклики. И интереснее всех сказал один из наших археологов: «Возможно ли, чтобы покоренные ольвиопольцы осмелились подарить царю корону, на которой красовалась надпись, словно на портсигаре, подаренном на именины?»

Может быть, все бы и обошлось, но Гохманы не поделили доходы с посредниками, которые устраивали корону в Лувр. И на процессе выяснились такие гадкие вещи о Гох-манах, что сомнения в подлинности тиары возникли снова. Тем более что в Одессе многие говорили, что тиару сделал «этот биндюжник Рухомовский, у которого золотые руки».

Прошло еще несколько лет, и вдруг Рухомовский признался одесским журналистам, что и в самом деле изготовил из золота тиару. Он узнал, что его работа стоит в Париже и все считают ее скифским сокровищем, тогда как Гохманы заплатили ему за нее сущую безделицу.

Никто ему не поверил, но тогда Рухомовский сказал, что может повторить любой участок тиары. Если ему оплатят дорогу до Парижа, а то он поиздержался.

Дирекция Лувра, которая все еще утверждала, что тиара подлинная, согласилась купить билет на поезд. Так в 1903 году Рухомовский пришел в Лувр. А чтобы доказать всему миру, какой он мастер, он привез главное свое сокровище – сделанный им золотой гробик в палец длиной, на крышке которого были изображены печальные сцены из человеческой жизни, а внутри лежал золотой скелетик из 167 косточек. Этот гробик даже выставили на Всемирной выставке в Париже, и Рухомовский получил за него золотую медаль.

А потом Рухомовский два месяца доказывал, что уникальную тиару он сделал по картинкам в учебниках истории и получил за работу 180 рублей.

Через два месяца дирекция Лувра с печалью объявила, что тиара поддельная, и она отправилась в подвал, где хранятся подделки, а Рухомовский, говорят, жил еще некоторое время в бедности и спился.

Зато восторжествовала История.

Тайна тиары Сайтафарна оказалась ложной – тиар в курганах Скифии не бывает. И может быть, настоящую скифскую корону захватили враги скифов сарматы, которые их покорили, и если она была золотая, то ее перелили на слитки. А может, она была железной или бронзовой. Ведь у некоторых народов короны переходят из поколения в поколение столетиями. Русская шапка Мономаха давно уже состарилась на государевой службе.

Вряд ли мы когда-нибудь увидим исчезнувшую корону исчезнувшего народа.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх