Глава 9

ПРАВДА О ПАРТИЗАНАХ

В Минске 8-10 июля 1993 года проходил I съезд белорусов мира. Самые агрессивные делегаты в своих выступлениях призывали осудить партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны, более миролюбивые ставили вопрос о необходимости написать его новую историю.

Она, скорее всего, будет написана. Засекречивание данных о партизанской войне, закрытие архивных фондов, невозможность получения объективной информации приводили к созданию апологетических документальных произведений, однобоких научных трудов. Бывшие руководители партизанских формирований, занимавшие вплоть до конца 80-х годов все сколько-нибудь важные посты в республике, как правило, ревностно следили за публикациями в прессе на эту тему и пресекали любые попытки выйти за рамки навязанных ими же схоластических схем.

Тщательную фильтрацию рукописей воспоминаний участников партизанского движения производил Институт истории партии при ЦК КПБ. Некоторые слишком смелые исследования сразу же засекречивались и к массовому читателю не попадали. Такая участь постигла, в частности, двухтомник бывшего наркома государственной безопасности Белоруссии в 1938-1951 гг. Л. Ф. Цанавы «Всенародная партизанская война в Белоруссии против немецко-фашистких захватчиков», В. С. Давыдовой «Подпольная партийная организация Минска в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в первый период Великой Отечественной войны», Н. И. Дорофеенко «Витебское партийное, патриотическое подполье в годы Великой Отечественной войны (июль 1941 – июль 1944)» и другие исследования.

Официальная статистика. Белоруссия три года несла на своих плечах немецко-фашистское иго – больше, чем другие временно оккупированные районы страны. О ней иногда говорят «многострадальная». И это верно. Трудна была история белорусского народа, трудна его судьба. Но особо тяжкая доля выпала белорусскому народу в Великой Отечественной войне.

По официальным данным, на территории Белоруссии разрушено фашистскими захватчиками 209 городов и районных центровиз 270, бывших до войны. На селе сожжено1 миллион 200 тысяч строений, в том числе 500 тысяч колхозных и общественных зданий.

Но главная потеря – люди. Белоруссия понесла самый чувствительный урон. Гитлеровцы уничтожили 2 миллиона 220 тысяч человек, 380 тысяч угнали в рабство. Из 9 миллионов жителей Белоруссии погиб каждый четвертый, и это, не считая 810 тысяч бойцов и командиров Красной Армии – белорусов, погибших на фронтах Отечественной войны.

Самый глубокий шрам войны оставался надолго. Многие годы соотношение трудоспособных мужчин и женщин в белорусских селах было 1:4. Это трагедия. Ужасная трагедия.

Потребовалось ни много ни мало, а четверть века, чтобы восстановить даже общую довоенную численность населения в Белоруссии. Четверть века! Жили колхозники трудно, бедно. Урожаи низкие. На трудодни выдавалось мало. Денег не получали совсем. Одевались плохо.


Из докладной записки первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии П. К. Пономаренко «Об итогах эвакуации из Белорусской ССР» от 18 августа 1941 г. на имя И. В. Сталина:

«Все наиболее значительные предприятия числом 83 из Белоруссии эвакуированы полностью. Крупные предприятия эвакуировались комплектно: оборудование, материалы, рабочая сила, и уже восстанавливаются в других городах Союза. В числе этих предприятий – станкостроительные заводы, «Гомсельмаш», фабрика по производству очков, паровозоремонтный завод. Могилевский авиационный завод № 459 эвакуирован в Куйбышев; вывезено более 400 станков, все металлы, инструменты, электромоторы, кабели. Весь состав квалифицированных рабочих и ИТР. Вывезены полностью также Оршанский льнопрядильный комбинат, Кричевский цементный завод, судоремонтные мастерские, труболитейный завод и другие…

…Зернопродукты: было зернопродуктов в БССР 151 475 тонн, в том числе муки – 67 913 тонн. Отгружено в Ярославскую, Московскую и другие области 44 765 тонн, уничтожено 42 500 тонн, передано воинским частям 10 350 тонн, использовано на снабжение областных и райцентров 26 115 тонн, оставшееся зерно в тылу у противника, об уничтожении которого не донесено – 27 745 тонн.

Эвакуировано скота всех видов – всего 600 000 голов, в том числе крупного рогатого скота 340 000 голов. Эвакуировано тракторов 4 000, передано РККА 300. Эвакуировано комбайнов 400, молотилок 150.

Эвакуация комбайнов, тракторов, хлеба продолжается.

Архивы и ценности. Полностью эвакуированы денежные знаки и ценности Белорусского отделения Госбанка в Минске и у 9 областных банков (о Бресте сведений нет). То же относится и к сберегательным кассам.

Центральный партархив КП(б)Б вывезен полностью и находится в Уфе. Секретный архив, учетные дела парткадров также полностью вывезены.

Из 212-201 горкомов и райкомов КП(б) учетные партийные карточки и другие секретные материалы эвакуировали и они направлены для хранения через ЦК ВКП(б). Один райком сжег документы на месте, в трех райкомах документы остались и о семи нет сведений.

Архивы НКГБ и НКВД эвакуированы также полностью.

Многие наркоматы и Президиум Верховного Совета БССР секретные архивы уничтожили.

Минские предприятия не эвакуированы вследствие перехвата коммуникаций врагом, разрушений и общего пожара города в результате беспрерывных бомбардировок.

Станкостроительный завод им. Кирова разгромлен и сожжен в первые же дни целиком. На заводе им. Ворошилова оборудование испорчено.

Архив Совнаркома БССР и ряда наркоматов остался в Минске и не уничтожен. Получилось это из-за преступной растерянности, проявленной работниками и председателем СНК БССР. Друг другу поручали вывезти или сжечь и не проследили. Сейчас дело расследуется. Мною был послан отряд 27.VI.1941 г. для уничтожения, но пробраться в Минск уже не мог.

Эвакуация продолжается даже из занятых немцами областей. Колхозники через Полесье выгоняют к нам скот».


Записка производит впечатление своей правдивостью. Пономаренко знал: больше всего Сталин не прощал обмана. Но и здесь Пантелеймон Кондратьевич сказал не всю правду. Он не доложил Сталину, что в захваченном немцами на седьмой день боевых действий Минске остался орден Ленина, которым была награждена республика, и Государственный флаг БССР. Впопыхах о них просто забыли.

Об этом прискорбном случае белорусская пресса не писала никогда – даже после распада СССР, не говоря уже о советском периоде. Войсковая часть, утратившая боевое знамя, обычно расформировывается, а ее командование отдается под трибунал. Правда, Государственный флаг республики – не боевое знамя…

Рухнула и еще одна коммунистическая мифологема, упорно насаждавшаяся в массовом сознании различными средствами идеологического воздействия, ставившая своей целью представить Белоруссию настолько верной Великому Соседу, что из числа ее жителей не было сформировано ни одного воинского подразделения, воевавшего на стороне немцев против Красной Армии.


Из рассекреченного в 1995 году донесения П. К. Пономаренко И. В. Сталину от 18 августа 1942 г.:

«Немцы используют все средства, чтобы привлечь к борьбе с партизанами, охране железных дорог и к борьбе с Красной Армией контингенты из нашего населения оккупированных областей, создавая из них воинские части, карательные и полицейские отряды. Этим они хотят достигнуть того, чтобы партизаны увязли в борьбе не с немцами, а с формированиями из местного населения, вывести из боев с партизанами свои части для посылки на фронт.

Имеются данные о следующих формированиях:

1) Украинский корпус, приданный 2-й немецкой армии;

2) карательная дивизия из украинцев, русских, белорусов, находящаяся в г. Рославле;

3) добровольческий украинский полк численностью 2700 человек в г. Орджоникидзеграде;

4) украинско-литовский полк численностью 1200 человек в г. Минске;

5) два батальона из украинцев по 800 человек каждый в гг. Могилеве и Бобруйске;

6) карательный отряд из военнопленных численностью 500 чел. в г. Борисове;

7) 9 крупных литовских и латышских карательных отрядов, направленных для борьбы с партизанами в Ленинградскую область, Белоруссию и Украину;

8) 10 карательных отрядов численностью по 400-500 человек каждый из военнопленных и окруженцев украинцев, русских, эстонцев, действующих против партизан в Ленинградской и Смоленской областях;

9) Украинский полк в г. Радом;

10) В Крыму созданы татарские добровольческие отряды для борьбы с партизанами.

Кроме этого, сформированы несколько десятков карательных отрядов и многочисленные мелкие отряды местной полиции.

Кроме формирований частей и соединений для борьбы с партизанами и охраны железных дорог, немцы начали создавать крупные формирования, предназначенные, очевидно, для действий против Красной Армии.

В Литве сформирован литовский корпус.

В Белоруссии формируется белорусский корпус.

На Украине делаются попытки формирования добровольческой русско-украинской армии.

Вокруг формирований идет бешеная националистическая пропаганда. На Украине местные формирования идут под лозунгом «Незалежная Украина», в Белоруссии – «Освобождение Белоруссии от насильственной русификации», в Литве – «Независимость Литвы», в Крыму – «Крым для татар».

Этому способствует разжигание национальной розни, антисемитизма. Крымские татары, например, получили сады, виноградники, табачные плантации, отобранные у русских, греков и т. д.

В формирования идут остатки разбитого кулачества и другие атисоветские элементы. Многие местные жители, часть красноармейцев, оставшихся в окружении, и пленных загнаны туда голодом и угрозой расстрела.

Вступившим в формирования обещается хорошее материальное обеспечение, создание всяческих льгот и привилегий для их семей. Эти привилегии немцы стремятся предоставить: нарезают лучшую землю, раздают иногда награбленное добро, выдают хлебный паек семьям и т. д.

В самих формированиях развязываются по немецкой системе низменные зверские инстинкты, разрешение грабить, насиловать и убивать, чтобы создать какую-то заинтересованность, привязать людей к себе. В эти формирования, благодаря такой свободе действий, устремились уголовные, бандитские элементы.

Большинство состоящих в формированиях обмундированы в русскую форму с отличительными знаками. Наиболее верный контингент обмундирован в немецкую форму и часть – в румынскую форму.

Устойчивость этих формирований невысокая. Имеется много случаев, когда при первых же столкновениях с партизанами полицейские и каратели разбегались и частично переходили на сторону партизан. У солдат литовского корпуса после того, как немцы вывезли почти все ценности, хлеб и скот в Германию и стали облавами набирать литовских добровольцев в малочисленный корпус, – настроение резко изменилось и они стали разбегаться из корпуса.

В Витебске стоял карательный отряд немцев численностью 36 солдат и 2 офицера. При этом отряде была полицейская группа из украинцев-12 чел. В июне 1942 года при проведении операции против партизан полицейские украинцы перебили немцев, забрали их оружие и перешли в партизанский отряд Сергеева.

В июле с. г. в партизанскую бригаду Фалалеева приехал на грузовой автомашине начальник из Езерищенского полицейского отряда Витебской области Ананьев вместе с бургомистром волости Новиковым и 3 полицейскими, привез с собой винтовки, два ручных пулемета и сдал их партизанам.

В отряды «Бати» явились делегаты от 200 полицейских для переговоров о сдаче полицейского отряда вместе с вооружением.

В Витебской области из многих отрядов полицейские перешли на сторону партизан. Интересно заметить, что другими полицейскими отрядами посылались в партизанские отряды старухи и дети для выяснения, что делают партизаны с перешедшими полицейскими. После того, как выяснялось, что перешедшие не расстреляны, начинался переход полицейских к партизанам и из других отрядов.

Это показывает, что имеются серьезные условия и возможности для разложения создаваемых немцами формирований из нашего населения.

Для этого необходимо заслать специально подготовленных наших людей из числа находящихся в тылу в формирования, изготовить специально печатные материалы, направленные к людям, состоящим в этих формированиях. Распространять эти материалы не разбросом с самолетов, а через специальных людей, при этом нужно избежать шаблонного призыва вступать всем в партизанские отряды, так как партизаны не могут этих людей всех принимать в отряды во избежание засорения. Может быть, им рекомендовать сдавать партизанским отрядам оружие и расходиться по домам, укрываться, обещав им неприкосновенность со стороны партизан. В противном случае – смерть.

Считал бы целесообразным обсуждение этого вопроса в ЦК ВКП(б) или на Совете Политического Управления с тем, чтобы были даны по этому вопросу принципиальные указания».

Как начиналось партизанское движение? Недовольное население само восставало против солдат в чужой форме или из Центра забрасывались специально обученные группы диверсантов, действовавшие от имени порабощенного народа?

Обратимся к прежде засекреченным документам.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх