Глава 13

ГДЕ СТЕЛИТЬ СОЛОМКУ?

«Если бы знать, где упадешь, то заранее соломку подстелил бы», – гласит белорусская народная мудрость.

Где надо стелить соломку в белорусско-российских отношениях?

На международном уровне. В Белоруссии четко представляют, что у России, США и западных партнеров выявились серьезнейшие расхождения по проблемам ближнего зарубежья, роли иместа России на пространстве бывшего Советского Союза. Конечно, России не безразлично, в каком направлении пойдет развитие государств СНГ, поэтому она настаивает на том, чтобы оставитьза собой роль арбитра на территории бывшего СССР.

Но в Белоруссии видят, что это стремление тормозится опасливым отношением великих держав, и прежде всего США, к тому, чтобы Россия реинтегрировала постсоветское пространство, на котором проживают 25 миллионов этнических россиян. На все лады варьируется мысль директора управления всемирного развития госдепартамента США Грега Гуроффа о том, что США чувствует ответственность за жизнь своих сограждан за границей, но не за все англоговорящее население в других частях света. С этой точки зрения, по его словам, особая роль России в отношении русскоязычного населения в СНГ воспринимается на Западе как националистическая политика. Бальзам на душу белорусских «западников» и«изоляционистов»!

Самое парадоксальное в том, что именно несогласие США с тем, чтобы Россия осознавала постсоветское пространство зоной своих жизненных интересов, и может ускорить процесс реинтеграции. Закончив спор между собой, славяне наверняка объединятся, ибо Запад не откажет себе в удовольствии применить экономические санкции в отношении непослушных стран.

На уровне глав правительств. Три месяца, с января по март 1994 года, вся Белоруссия ждала прибытия в Минск российского премьера Черномырдина для подписания соглашения об объединении денежных систем. В течение всего этого периода в начале каждого месяца белорусскиегазеты на первых полосах помещали крупные заголовки: «В этом месяце В. Черномырдин приезжает в Минск». «Выноски» появлялись после каждого телефонного разговора между премьерами. Однако российский премьер так ине приехал, что вызывало у людей обиду, горечь, недоумение.

Конечно, с самого начала искушенные политики знали, что придется белорусским руководителям ехать в Москву иожидать в приемной. Простые люди неверили обещаниям Черномырдина и ждали литерного рейса. Мелочь? Но она о многом говорит. Лучше уж не обещать, недавать повода для упреков в имперских амбициях.

Кстати, это относится не только к одному Черномырдину. Члены российского кабинета министров, особенно измолодых, относятся к белорусским коллегам снисходительно-покровительственно, как и подобает старшим братьям.

Надо сменить тональность поведения, не употреблять на государственном уровне непродуманных оценок типа «В Белоруссии неплохие люди живут» (Черномырдин) и т. п. Это обижает белорусов, как будто они второстепенный народ.

На дипломатическом уровне. Посольство Российской Федерации в Белоруссии должнодействовать более гибко, избегать в средствах массовой информации одномерных, а то и «лобовых» оценок. Эти люди плохо знают историю республики и ее народа, новые научные изыскания времен глубокой древности воспринимают в штыки, рассматривая их в качестве «малозначительных исторических эпизодов для развития антирусских настроений».

Такие заявления не способствуют взаимопониманию. Посольские работники воспринимаются как московские цензоры, надсмотрщики и контролеры. Они не должны забывать, что в Белоруссии идет процесс возрождения языка и культуры, что не каждый реанимируемый из анналов эпох эпизод о прошлых ссорах является непременно свидетельством разжигания русофобии. Новые исследователи доказывают, что история их народа не безымянная ине безлюдная, поэтому рады любому обнаруженному в архивах факту, подтверждающему, что белорусский народ оставил о себе память иследы еще в глубокой древности. Ссорятся, как правило, близкие соседи. Были, конечно, конфликты между белорусами и русскими. А разве их не было между самими русскими? История полна таких примеров, и никто не требует прекратить подобные изыскания на том основании, что они компрометируют образ русского человека. А вот посол России в Белоруссии требовал по Российскому телевидению, которое, кстати, смотрят и в Минске, не вспоминать о 8 сентября 1514 года, когда под Оршей столкнулись русские воеводы с войском Великого княжества Литовского, в составе которого были белорусы.

Такие непродуманные выступления лишь подливают масла в огонь. И вообще, посольство действует устаревшими методами. Например, анализируя обстановку в республике для управления стран Содружества МИД России, в качестве первоочередных мер предлагало опубликовать в российских газетах «Известия» и «Красная звезда» материалы о восстании Т. Костюшко, о роли Суворова в Белоруссии, о создании в 1918 году БНР, об Оршанской битве 1514 года с тем, чтобы их можно было бы потом передать в белорусские газеты. Имеется в виду старое доброе время: «Правда» опубликует, периферийная печать тут жеперепечатает. По звонку из директивного органа. Но ведь сегодня Белоруссия отдельное государство, и «Красная звезда» ему не указ, у него своя «Красная звезда» – «Во славу Родины», центральный орган Министерства обороны РБ.

В российском посольстве почти все сотрудники не знают белорусского языка и не в состоянии дать объективную оценку той или иной публикации. А если учесть, что основная масса литературы о белорусском прошлом издается на национальном языке, тоработникам посольства не позавидуешь.

На межличностном уровне. Русские в Белоруссии, к сожалению, не самокритичны. Ведь произошла не какая-то иная, а именно русская ассимиляция белорусского языка. Гуманистического отношения к близкородственной речи пока нет, наоборот, полное неприятие языка коренной национальности, равнодушие к культуре издревле близкого русским народа, пренебрежение к его истории.

Суверенизация Белоруссии, как правило, вызвала у большинства из них резко отрицательную оценку. Первоначальные скептицизм и насмешки превратились в злорадство: куда вам, бульбаши, без России!

Надо отдать должное властным структурам Белоруссии: настроения ивзгляды этнических русских в этой стране не изучаются, социологические замеры среди них не проводятся. Это мудрая позиция. Она исключает возможность превратить 1,2 миллиона некоренных жителей в некую чуждую белорусскому менталитету силу.

Наверное, разумным в этой ситуации было бы поменьше присылать в Минск из Москвы разных групп икомиссий, интересующихся положением русских в Белоруссии. Проблемы пока нет. Но она может возникнуть, поскольку частые расспросы о социальном самочувствии русских способны спровоцировать среди них (на бытовом уровне) соответствующие настроения. Примеров того, как Москва сама провоцировала взрывоопасные тенденции в межнациональных отношениях, несть числа.

Конечно, и на самотек дело пускать тоже не следует. Надо применять более современные, более корректные, не затрагивающие национальных чувств коренных жителей и не возбуждающие активность проживающих там россиян формы и методы владения обстановкой.


8 декабря 1999 года, спустя ровно восемь лет со дня подписания им же документа, оформившего разрушение СССР, президент России Борис Ельцин скрепил своей подписью Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о создании Союзного государства. Событие произошло за три недели до его добровольной отставки с президентского поста.

Что это было? Неужели своеобразное покаяние перед своим народом, элемент преодоления самим же Ельциным «фактора Ельцина»?


Приложение





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх