БЕЛОРУССИЯ И ГКЧП

Этот документ был подготовлен в октябре 1991 года Временной комиссией Верховного Совета Республики Беларусь во главе с депутатом И. И. Пырхом. Комиссия была создана решением белорусского парламента для оценки деятельности членов ГКЧП и поддержавших их общественно-политических образований, органов государственной власти и управления, должностных лиц и граждан.

Прочитав этот документ, так и хочется воскликнуть: снова покладистые сябры-белорусы поступали так, как требовала Москва. Только на этот раз уже не коммунистическая, а восставшая против коммунистов. В Белоруссии с той же истовостью, с какой 70 лет искали и выводили на чистую воду антикоммунистов, теперь устроили охоту на коммунистов.

Эх, судьба-судьбинушка, плаха и дубинушка! Чьи же вы сыны, дорогие земляки? Неужели дети героических белорусских партизан?


Временная комиссия Верховного Совета Республики Беларусь по оценке деятельности членов ГКЧП и поддержавших их общественно-политических образований, органов государственной власти и управления, должностных лиц и граждан состоит из семи членов и двадцати пяти привлеченных к ее работе народных депутатов всех уровней, специалистов и граждан. Для ее оперативной деятельности на местах (в областях, районах и т. д.) созданы рабочие группы. Выборочно проведена работа по ознакомлению иотбору интересующих комиссию документов, опросу должностных лиц в большинстве областей и городе Минске. Продолжается изучение деятельности руководителей ряда министерств и ведомств республики, средств массовой информации, КПБ – КПСС. Работа комиссии строится во взаимодействии с органами прокуратуры, которая создала следственную группу и самостоятельно ведет расследование по установлению фактов поддержки общественными организациями и отдельными органами власти и управления, а также должностными лицами ГКЧП.

Комиссия частично изучила и проанализировала сведения о прохождении входящей и исходящейкорреспонденции ЦК КПСС, ВС СССР, КМ СССР, аппарата Президента СССР, ЦК КПБ, ВСБССР, СМ БССР с 18 по 21 августа т. г. через фельдъегерскую службу, а также регистрационные документы в ВС и СМ республики.

К настоящему времени в комиссии рассмотрено более ста пятидесяти письменных обращений. Все они внимательно изучались членами комиссии, соответствующими правоохранительными органами, их авторам давались ответы.

Настоящая справка носит обобщающий характер и составлена на основании проверенных материалов, находящихся во Временной комиссии по состоянию на 18 октября 1991 года.

В результате деятельности членов Временной комиссии и привлеченных к ее работе лиц на местах установлено следующее.

Своеотношение к событиям 18-21 августа и ГКЧП как к антиконституционным и противоправным, официально высказывали лишь некоторые Советы народных депутатов (гг. Минск, Гомель, Могилев, Орша, Пинск, Солигорск, Новополоцк).

В Витебский обком КПБ 19. 08. 91 г. из ЦК КПСС поступили две шифртелеграммы. Путем опроса работников ОК КПБ, знакомившихся с шифртелеграммами, установлено, что в одной из них предлагалось партийным организациям оказать поддержку ГКЧП, а в другой – информировать ЦК КПСС о положении дел на местах. 20. 08. 91 г. шифртелеграммы с разрешения секретаря ОК КПБ Тарасевича В. И. уничтожены.

Областной и Витебский городской Советы народных депутатов, их исполкомы, руководители в период с 18 по 22 августа не высказывали своего отношения к антиконституционному перевороту.

Документы ГКЧП, полученные председателем областного Совета народных депутатов т. Кулаковым В. П. в пакете Президента СССР, к исполнению не приняты, органам власти на местах не доводились. Поручений по выполнению постановлений ГКЧП должностным лицам не давалось. Это подтверждается и резолюцией заместителя начальника УКГБ по Витебской области Бурака В. К. на документах ГКЧП после его беседы с председателем Совета Кулаковым В. П., где говорится, что режим чрезвычайного положения в области вводиться не будет, в практической работе необходимо руководствоваться Конституцией Республики Беларусь и указаниями председателя КГБ республики.

В ходе проверки также установлено, что руководство УКГБ и УВД области не предпринимало мер, выполнения которых требовали в своих шифртелеграммах Крючков и Пуго. Например, начальник УВД Клещенок А. Ф. 18. 08. 91 г. на приказе Пуго написал: «Ознакомлен. В дело». Однако он жеи заместитель начальника управления КГБ по Витебской области в своем интервью газете «Витебский рабочий» высказали неоднозначное мнение по отношению к ГКЧП.

Утром 18. 08. 91 г., когда стало известно из средств массовой информации о создании ГКЧП и введении в отдельных местностях чрезвычайного положения, руководством управления юстиции (начальник управления т. Медведев В. Ф.) в беседе с работниками управления была дана установка при обращении судей и работников юстиции рекомендовать им поддерживать организованность и дисциплину и сохранять обычный режим и порядок работы судов. По словам начальника управления юстиции никакие оценки происшедшим событиям не давались.

21. 08. 91 г. в 8 часов 10 минут поступила из Минюста Республики Беларусь телефонограмма министра юстиции Дашука следующего содержания: «Всвязи с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях СССР прошу незамедлительно принять неотложные меры по поддержанию организованности, дисциплины и порядка в работе каждого народного суда и учреждения юстиции. Организовать дежурства в выходные дни в народных судах народных судей с 24. 08. 91 г. по 15. 09. 91 г. с 9.00 до 18.00. Вближайшие дни будет дополнительно выслан план мероприятий по обеспечению нормальной работы судов и учреждений юстиции. Министр юстиции Республики Беларусь Дашук».

Содержание телефонограммы, по словам начальника управления юстиции, было доведено до сведения народных судов иучреждений юстиции по телефону, а такжев отдельные районы были направлены ее копии. Как следует из сопроводительного текста, телеграмма министра юстиции направлялась для руководства и исполнения.

В телевизионных и радиопередачах Витебского областного комитета по телевидению и радиовещанию информации о деятельности ГКЧП и оценок сложившегося 19-21 августа положения в стране не имелось, за исключением двух вечерних радиовыступлений 21. 08. 91 г.

Так, редактор радиовещания Скробов А. М.передал в сокращении обращение Бюро ЦК Компартии Беларуси к коммунистам, всем трудящимся республики, а старший редактор Глушаков Н. Н. в своем выступлении, основанном, по его словам, на материалах центральных газет, признал создание ГКЧП очень важной и необходимой мерой. В связи с тем, что на радио поступало множество нефиксированных телефонных звонков от граждан, желающих выступить в поддержку ГКЧП, то Глушаков Н. Н.высказал мнение, что большинство трудящихся области оказывают поддержку ГКЧП в наведении правопорядка в стране.

22. 08. 91 г. представитель Витебского городского филиала (ВГФ) Белорусской социал-демократической Громады (БСДГ) Савуневич К. Е. передал главному редактору областной газеты «Витебский рабочий» Скопе В. Г. заявление ВГФ БСДГ от 19. 08. 91 г., осуждающее действия ГКЧП, и статью «В последнее время» от 22. 08. 91 г.Междуними была достигнутадоговоренность о некотором сокращении текста заявления, однако впоследствии при подготовке к печати Скопа В. Г. без согласия Савуневича К. Е. еще больше сократил авторский текст заявления ВГФ, чем нарушил ст. 1 Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», предусматривающую запрещение цензуры массовой информации.

Аналогично без согласия старшего корреспондента газеты «Витебский рабочий» Мальчевской Е. Е. главным редактором Скопой В. Г. 27. 08. 91 г. была сокращена ее статья «Обратите внимание, читатели». Вопреки ст. 29 Закона «О печати и других средствах массовой информации», представляющей журналисту право снять свою подпись под материалом, который был, по его мнению, искажен, однако в процессе редакционной подготовки это не было сделано.

По указанным фактам главному редактору газеты «Витебский рабочий» СкопеВ. Г. было сделано официальное предостережение прокурором о недопустимости нарушения Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации».

Вотдельных районах Витебской области выявлены случаи поддержки органами и должностными лицами мер, предлагаемых неконституционным ГКЧП для стабилизации обстановки в стране, и непродуманного принятия решений в связи с созданием этого органа. При этом ни одним органом или должностным лицом правовой оценки созданию ГКЧП не давалось.

Так, 19. 08. 91 г. по инициативе секретарей Сенненского РК КПБ Домашкевича Н.Ф., Пучковской З. С., Шилак В. И. в 14 часов состоялось расширенное заседание бюро РК КПБ, на которое приглашались секретари партийных организаций и хозяйственные руководители. По мнению первого секретаря РК КПБ, это былоне заседание бюро, а «совещание с участием председателя райсовета Войтеховича С. Т., других членов бюро и актива района». Однако материалы проверки, проведенной прокуратурой района, убедительно свидетельствуют о том, что это былоименно заседание бюро РК КПБ.

Вчастности, этоподтверждается объяснениями секретарей РК КПБ Пучковской З. С. и Шилак В. И., председателя районного Совета народных депутатов Войтеховича С. Т., заместителя начальника Сенненского РОВД Тепленова В. И., начальника второго отделения райвоенкомата Михайлова В. В. и других.

На заседании бюро были прослушаны магнитофонныезаписи всех заявлений и сообщений о деятельности ГКЧП. После прослушивания магнитофонной записи выступил Домашкевич Н. Ф., который призвал к укреплению трудовой дисциплины и общественного порядка, устранению недостатков в хозяйственной деятельности.

Секретарь партийной организации ДСПМК-37 Дорожкин Б. С., секретарь парторганизации райвоенкомата Михайлов В. В. и секретарь парторганизации РОВД Тепленов В. И. пояснили, что Домашкевич Н. Ф. в своем выступлении предлагал принять постановления ГКЧП как руководство к действию, однако большинство опрошенных участников заседания бюро этого не подтверждают.

В районной газете «Ленинская искра» от 22. 08. 91 г. было помещено редакционное сообщение «В бюро райкома КП Беларуси», в котором дано краткое изложение хода заседания бюро 19. 08. 91 г. В частности, в этом сообщении говорится, что в постановлении бюро райкома партии записано: «Постановление № 1 Государственного комитета по чрезвычайному положению должно стать программой действий каждого гражданина». Согласно объяснению редактора газеты и члена бюро РК КПБ Белова М. В. материал для сообщения им был записан на заседании бюро. Текстсообщения, по его словам, согласовывался с заведующей общим отделом РК КПБ Стельмах Р. В. и секретарем РК КПБ Шилаком В. И. по телефону. Однако последние эти обстоятельства отрицают.

Ответственный секретарь газеты Лазюк А. Е. подтверждает объяснение редактора. Председатель райисполкома Войтехович С. Т. пояснил, что Домашкевич Н. Ф. дал указание редактору поместить сообщение о заседании бюро РК КПБ, а он (Войтехович С. Т.) по окончании заседания сказал редактору, чтобы «эти вопросы в газете не освещались».

Проведение заседания бюроРК КПБ в рабочее время и приглашение на него широкого круга хозяйственных и не освобожденных от основной работы партийных руководителей противоречит ст. 5 Закона СССР «Об общественных объединениях», в соответствии с которой деятельность организаций, политических партий, других общественных объединений, их членов осуществляется в нерабочее время и за счет средств этих объединений, и ст. 9 Закона БССР «Обосновных принципах народовластия в Республике Беларусь», устанавливающей, что вмешательство общественных объединений в деятельность государственных органов и должностных лиц не допускается. Однако, учитывая, что деятельность КПБ – КПСС в настоящее время приостановлена, а ее имущество взято под охрану местными Советами народных депутатов, меры прокурорского реагирования в отношении должностных лиц РК КПБ не принимались.

19. 08. 91 г. состоялось совместное заседание исполкома Ушачского районного Совета народных депутатов и бюро Ушачского РК КПБ, на котором было принято решение направить в адрес ГКЧП телеграмму об одобрении его создания с выражением уверенности в том, что действия ГКЧП будут способствовать стабилизации политической и социально-экономической обстановки в стране, преодолению межнациональных и гражданских конфликтов, наведению дисциплины и порядка в обществе. Телеграмма дана от имени бюро РК КПБ и исполкома районного Совета народных депутатов. На упомянутом заседании обсуждалась ситуация в стране, и большинство участников заседания одобрили предлагаемые ГКЧП меры, направленные на укрепление порядка и дисциплины в стране. Факту создания ГКЧП оценка не давалась. Текст телеграммы с участниками заседания не согласовывался. Его подготовил и поручил отправить лично председатель районного Совета Борунов И. И.

Принятие совместного решения райисполкомом и бюро РК КПБ о направлении телеграммы в адрес ГКЧП является нарушением ст. 7 Закона БССР «Об основных принципах народовластия в Республике Беларусь», запрещающей принятие совместных актов органов государственной власти, управления и общественных объединений.

07. 09. 91 г. состоялась внеочередная сессия районного совета народных депутатов, обсудившая поведение народных депутатов районного Совета в период попытки государственного переворота. В принятом сессией решении осуждаются действия председателя районного Совета народных депутатов, отправившего телеграмму в адрес ГКЧП безсогласования с членами исполкома,президиума Совета. Учитывая отношение Борунова И. И. к работе, его активность и заинтересованность в консолидации народных депутатов и всех граждан района в решении социально-экономических проблем, подтверждено доверие ему и не ставится вопрос об его отзыве в связи с отправлением телеграммы. Отмечается также пассивная роль народных депутатов райсовета, не предпринявших активных действий по своевременному осуждениюантиконституционного переворота и созданию ГКЧП.

В период с 19 по 21 августа 1991 года Толочинский РК КПБ размножил и направил в первичные партийные организации машинописный текст на семи страницах под названием «О текущем моменте и проекте новой Программы КПСС». Этот текст был рекомендован секретарям партийных организаций для обсуждения на открытых партийных собраниях. Его автором был первый секретарь Толочинского РК КПБ Бобышев И. М. В тексте отмечается, что принятие ГКЧП чрезвычайных мер, введение чрезвычайного положения в ряде районов нашей страны – это необходимые и вынужденные меры, воспринятые большинством людей с пониманием, одобрением и полной поддержкой, что в это трудное для страны время долг всех честных людей укреплять организованность и дисциплину, направлять все усилия на безусловное выполнение законов СССР, требований Государственного комитета по чрезвычайному положению, решительно давать отпор демагогам и политическим авантюристам. Также дана краткая характеристика сложившейся экономической ситуации в стране, разъясняется проект новой Программы КПСС. После 21. 08. 91 г. методическое пособие из партийных организаций изъято работниками РК КПБ.

20. 08. 91 г. в здании городского Совета народных депутатов в 8 часов 30 минут по инициативе первого секретаря Толочинского РК КПБ тов. Бобышева И. М. было проведено совещание с сотрудниками Толочинского РОВД. Во вступительном слове тов. Бобышев И. М. охарактеризовал обстановку в стране в целом,а также состояние общественного порядка. При этом он сказал, что есть надежда, что Государственный комитет по чрезвычайному положению в стране сумеет навести порядок. Постановления ГКЧП советские люди поддерживают и одобряют, и об этом сообщило телевидение в программе «Время».

Далее тов. Бобышев И. М. сказал, что усоветских людей потеряно чувство патриотизма и ответственности за Родину. С учетом сложившейся обстановки нужно перестраивать работу с целью наведения должного порядка в нашем районе.

Проведение этого собрания противоречит ст. 9 Закона Республики Беларусь «Обосновных принципах народовластия в Республике Беларусь». В связи с приостановлением деятельности КПБ меры прокурорского реагирования по указанному факту не принимались.

При проверке в райкоме КПБ выявлено постановление бюро РК КПБ, в котором создание ГКЧП признается противозаконным. Постановление датировано 19. 08. 91 г. Однако сопоставление выступления Бобышева И. М. на совещании с работниками РОВД и методического пособия «О текущем моменте и проекте новой Программы КПСС» дает основания предполагать, что постановление принято задним числом. Это подтверждает и бывший технический секретарь РК КПБ Короткевич Т. Е., пояснившая, что постановление ею печаталось 22. 08. 91 г.

20. 08. 91 г. состоялось заседание исполкома Оршанского городского Совета народных депутатов. Рассмотрев заявление группы граждан о получении разрешения на проведение митинга в этот же день, исполком, руководствуясь постановлением ГКЧП № 1, решением № 315 отказал в этом. Трудовым коллективам предоставлялась возможность высказать свое отношение к событиям в стране в формах, не запрещенных постановлением ГКЧП № 1. При этом исполком исходил из необходимости сохранения в городе общественного порядка, спокойствия и недопущения возможных провокаций. В то же время исполком решил, что до оценки событий в стране Верховным Советом СССР следует руководствоваться «исключительно законами Республики Беларусь» (решение № 316).

Следует отметить, что согласно Положению о порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, утвержденному Указом Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 04. 09. 88 г. с внесенными в него в последующем изменениями, исполком имел возможность отказать в разрешении на проведение митинга и на законных основаниях в связи с нарушением срока обращения за разрешением и отсутствием необходимых реквизитов в заявлении на проведение митинга. Такая возможность членами исполкома обсуждалась, но для большей убедительности отказа были приняты мотивы, изложенные выше.

Большинство районных газет Витебской области опубликовало документы ГКЧП, переданные по каналам ТАСС и БЕЛТА.

Проверка по Брестской области дала следующие результаты.

При проверке обкома КПБ с участием секретарей, следователя Брестской прокуратуры в секретном отделе найдены две шифртелеграммы, поступившие из Секретариата ЦК КПСС. Первая из них отправлена и получена 19. 08. 91 г. с призывом к содействию ГКЧП в СССР.На шифртелеграмме резолюция первого секретаря обкома тов. Дубины П. П.: «Довести до сведения всехгоркомов, райкомов, парткомов». Вторая шифртелеграмма от 20. 08. 91 г. с просьбой регулярно информировать ЦК КПСС о положении в регионе, настроении людей, о принятых мерах по наведению порядка и дисциплины, о реакции населения на мероприятия ГКЧП в СССР. На ней резолюция первого секретаря обкома КПБ тов. Дубины П. П.: «тт. Лепешко Б. М. и Оробей И. А. Прошу организовать исполнение. 20. 08. 91 г.».

При проверке входящей и исходящей документации установлено, что 20. 08. 91 г. на имя первогосекретаря обкома поступил пакет под грифом «Секретно» из ЦК КПБ. 22. 08. 91 г. пакет был отозван. Номер документа 1/91-99.

При проведении опроса секретарей обкома КПБ стало известно, что 20. 08. 91 г. первый секретарь собирал их в своемкабинете с целью инструктирования для действий по разъяснению событий в стране в районах Брестской области. Для этого районы области были поделены между секретарями.

Из имеющихся в распоряжении Временной комиссии материалов по Гомельской области следует, что подготовка к возможному перевороту велась там еще с начала текущего года. Об этом свидетельствуют поступившие из ЦК КПБ в феврале имае проекты заявлений ЦК КПБ (в них ЦК КПБ выражал озабоченность в связи с тем, что общественно-политическая обстановка в республике продолжает оставаться тревожной. Непримиримую враждебность проявляют антикоммунистические силы. Они выдвигают жесткие политические требования, затрагивающие судьбу партии, выступают против существующего государственного строя. Впроектах также говорится, что ЦК КПБ рассчитывает на органы государственной власти, которые сделают все, чтобы защитить коммунистов от произвола, остановят разгул беззакония. В проектах всекоммунисты, все здравомыслящие граждане призывались конкретными делами поддержать меры государственного и политического руководства страны по стабилизации социально-экономического положения, наведению порядка, сохранению обновленного Союза ССР), а в августе – составленные в ЦК КПСС рекомендации о действиях парторганизаций в условиях департизации трудовых коллективов (в рекомендациях ЦК КПСС партийным организациям и комитетам РСФСР предписывалось предусмотреть меры, способные сохранить первичные партийные организации, обеспечить их деятельность и способность отстаивать права трудящихся, поддерживать коммунистов морально. Далее в духе старых партийных канонов давался перечень конкретных положений, направленных на реализацию этих мер). Об этом же говорит и обращение участников III пленума обкома к Верховному Совету СССР и ЦК КПСС, фактически ставшее конкретным шагом к нагнетанию социально-политической обстановки в области.

Непосредственно во время антиконституционного выступления ГКЧП в области события развивались следующим образом.

19 августа в адрес ОК КПБ из ЦК КПСС поступили две шифртелеграммы. Одна с требованием организовать участие коммунистов в содействии ГКЧП и вторая о необходимости информировать ЦК КПСС об обстановке на местах в связи с введением чрезвычайного положения. По каналам правительственной связи в адрес облисполкома поступил пакет шифрограмм с документами ГКЧП. Такой же пакет поступил по каналам фельдсвязи. Последний уничтожен с нарушением установленного порядка, предположительно из-за наложенной на документах резолюции.

20 августа президиум Гомельского городского Совета народных депутатов своим решением № 22/2осудил незаконные действия ГКЧП и призвал райсоветы города не выполнять его решения. Народный депутат БССР председатель Гомельского областного Совета народных депутатов Войтенков Н. Г., оказывая психологическое давление на и. о. председателя городского Совета Гольдаде С. К., требовал от нее отменить это решение. Получив отказ, Войтенков Н. Г. вынудил прокурора города внести протест на решение президиума Гомельского городского Совета народных депутатов. В дни августовского путча Войтенков Н. Г. в беседах с народными депутатами СССР Корниенко В. Н. и Воронежцевым Ю. И. заявил о своей приверженности путчу.

Позицию Войтенкова Н. Г. своим большинством разделил Гомельский областной Совет народных депутатов, поддержав его действия и оказав ему доверие.

21. 08. 91 г. в ГК КПБ состоялось совещание руководителей предприятий города, которое проводил первый секретарь ГК КПБ Пугачев. Совещание проводилось в рабочее время. Его протокол комиссии не представлен.

По каналам КГБ в адрес облздравотдела поступил приказ министра здравоохранения СССР № 29 от 20. 08. 91 г., требующий организовать в связи с введением чрезвычайного положения работу по обслуживанию населения и привести в готовность службу экстренной медицинской помощи, дополнив ее запас и резерв медтехникой и препаратами, в т. ч.кровью и ее заменителями.

Подготовка социально-политической почвы для переворота осуществлялась задолго до событий 18-21 августа. В печатных органах Гомельского обкома и Гомельского горкома КПБ «Гомельской правде»и «Вечернем Гомеле» регулярно проходили публикации с откровенными нападками на демократические силы и очернительством отдельных лидеров демократического движения. Именно на эти силы сваливалась вина за дестабилизацию обстановки в стране. Публикации отличаются ностальгией по большевистскому прошлому и обосновывают необходимость установления власти «твердой руки».

16 августа серия этих публикаций была завершена перепечаткой обращения группы авторов«Слово к народу».

Прессаобласти (за исключением Рогачевской районной газеты и газеты «Гомельские вести») сыграла активную роль в формировании общественного мнения в поддержку ГКЧП. Все издания (за исключением указанных) перепечатали материалы ГКЧП.

После публикации известных решений ГКЧП «Гомельская правда» и «Вечерний Гомель» опубликовали статьи в поддержку ГКЧП:

«Вечерний Гомель» в номере 99 от 22 августа «Такие меры нужны» и «Давно пора»;

«Гомельская правда» в номере 157 от 21 августа «В целях защиты», «Устали бояться» и «Хаос – это гибель».

При проверке данных изданий выяснилось, что письма, напечатанные от имени читателей, не зарегистрированы. Журналист «Гомельской правды» Солодкая Н. Н. допустила фальсификацию «отклика» в поддержку ГКЧП. Выводы после этой фальсификации журналистка не сделала, а, переворачивая факты, опубликовала ужепосле дачи объяснений, открытое письмо в «Вечернем Гомеле» от 12 сентября, где пыталась неправильно сориентировать население, запугивая его мерами 37-го года.

Редактор «Вечернего Гомеля» Хильман М. Ф. во время проверки повел себя дерзко и агрессивно и, как подтвердили работники редакции, лично инспирировал отклики читателей в поддержку ГКЧП.

Газета «Припятская правда» опубликовала в № 46 от 22. 08. 91 г. интервью с заместителем председателя районного Совета Микшей А. С. с убежденной, со стороны этого «товарища», аргументированной поддержкой ГКЧП.

После провала путча газеты экстренно сняли сданные в набор материалы в поддержку ГКЧП. Так, из подготовленного к печати 21 августа 99-го номера «Вечернего Гомеля» изъяты обращение Бюро ЦК Компартии Белоруссии ковсем коммунистам, всем трудящимся республики, заявление Гомельского областного и городского Советов ветеранов войны, труда и Вооруженных Сил СССР, а также ряд откликов в поддержку ГКЧП.

В Могилевской области ситуация в дни деятельности ГКЧП сложилась следующим образом.

На совещании секретарей первичных парторганизаций города, состоявшемся 19 августа, руководство горкома предложило принять заявление в поддержку ГКЧП, что и было сделано, хотя формально голосования не проводилось. Заявление опубликовано в областной газете «Могилевская правда» 21 августа. В нем подчеркивается совпадение действий ГКЧП с принципами и целями коммунистов.

В этот же день на совещании у председателя Могилевского горсовета и его исполкома было проведено совещание представителей политических партий, общественных организаций и органов власти города. Представители демократических организаций предложили принять политическое заявление с предложением отказаться от подчинения ГКЧП и 20 августа это заявление телеграммой было отправлено в Верховные Советы Союза, России и Беларуси, горсоветы Минска и Гомеля.

Первый секретарь ГК КПБ Козырь А. В. от имени 20 тысяч коммунистов города выразил поддержку ГКЧП.

По сведениям народных депутатов Могилевского горсовета в городе функционеры КПБ составляли списки активистов демократического движения с указанием их должностей, адресов, партийной принадлежности и прочих «компроматов». Некоторые из этих списков у депутатов имеются. Заведующий отделом обкома КПБ Пантюхов на сессии горсовета признал, что на депутатов и кандидатов в депутаты велось досье.

В представленной информации имеются также сведения о том, что от имени фиктивного «Союза защиты прав человека» представители партийных органов распространяли листовки с клеветническими заявлениями против лидеров демократического движения.

Документы ГКЧП, полученные председателем областного Совета народных депутатов Гриневым Н. Ф., к исполнению не приняты и органам власти на местах не доведены. 21. 08. 91 г. прошло внеочередное заседание президиума облсовета, на котором Гринев Н. Ф. подчеркнул, что в области нормально функционируют все законно избранные органы власти. Ни о каком чрезвычайном положении в области речь не идет. Сообщение об этом было опубликовано в газете областного Совета народных депутатов «Могилевские ведомости».

В этой же газете (№ 34) в своем интервью народный депутат СССР, председатель Могилевского городского Совета Габрусев С. А. назвал действия ГКЧП попыткой антигосударственного переворота, обреченного на провал, и призвал не поддерживать заговорщиков.

В Могилевское областное управление юстиции 21. 08. 91 г. из Министерства юстиции Республики Беларусь поступила телефонограмма, содержащая указания, о которых говорилось раньше. Исполнявшая обязанности начальника управления юстиции Титова А. И. переадресовала телефонограмму во все подведомственные народные суды, что и было исполнено.

В отдельных районах требования указов ГКЧП приняли к исполнению некоторые руководители партийных и советских органов.

Так, от имени бюро Славгородского РК КПБ и райисполкома 19. 08. 91 г. в 16.30 была отправлена телеграмма в адрес ГКЧП, в которой было сказано: «Бюро РК КПБ и исполком районного Совета народных депутатов одобряют и поддерживают все меры по наведению порядка в стране, выражают уверенность в том, что ГКЧП СССР не допустит развала Союза, остановит разгул преступности, положит конец негативным явлениям…» Телеграмму никто не подписал, однако на ней имеется печать общего отдела райисполкома. Текст готовили второй секретарь РК КПБ Садоменко П. М. и секретарь РК КПБ Игнатова В.Т. Содержание телеграммы было предварительно одобрено на бюро РККПБ, где также было предложено собрать партактив и обсудить все вопросы, связанные с деятельностью ГКЧП. Актив состоялся 21. 08. 91 г. в РК КПБ, на нем присутствовали все руководители организации и предприятий, вел его первый секретарь РК КПБ Кравченко Г. А. Он призвал к организованности и дисциплине, недопущению митингов. На нем был предложен текст обращения на белорусском языке к жителям района (для печати). Автором текста была секретарь РК КПБ Игнатова В. Т., она жередактор районной газеты «Ленинское слово». Смысл обращения сводился к тому, что ГКЧП – это орган, который наведет порядок в стране. Однако данное обращение не было дано в печать, т. к. уже появились сведения о провале ГКЧП.

Как установлено Круглянским райпрокурором, 20. 08. 91 г. в 17 часов по инициативе Круглянского РК КПБ было созвано совещание руководителей предприятий и организаций района под видом работы по плану единого политдня. Секретарь Круглянского РК КПБ Аксенова Т. Н. предложила совещание считать партактивом и принять резолюцию в поддержку ГКЧП. Но участники совещания ее не поддержали и проголосовали против.

Аналогичное совещание по инициативе Кировского райисполкома было проведено 19. 08. 91 г. в районном доме культуры, где выступал председатель Кировского райсовета Мамчиц А. И.Последний объявил, что в стране создан ГКЧП и, как утверждают некоторые присутствовавшие там, он разъяснил, что чрезвычайное положение, надо полагать, касается и Кировского района. Расследование по этому факту продолжается.

Все изложенные факты расследуются в рамках одного уголовного дела, возбужденного 26. 08. 91 г. Могилевским облпрокурором.

Откровенно поддержали ГКЧП Лидский городской и Логойский районный комитеты КПБ.

Лидский ГК КПБ обратился с телеграммой в поддержку ГКЧП в ЦК КПБ и ЦК КПСС и опубликовал ее текст в районной газете «Вперед», однако к подписчикам газета не попала, т. к. по указанию первого секретаря горкома Козлова В. В. весь ее тираж был уничтожен.

В Логойском районе по инициативе первого секретаря райкома Янушкевича И. А. и председателя райисполкома Кресика Н. А. в дни переворота состоялось совещание партийно-хозяйственного актива.В нарушение действующего законодательства его вел Янушкевич И. А. Повестка дня была связана с уборкой урожая. После обсуждения основного вопроса было принято решение поддержать ГКЧП и обратиться с этим к жителям района.

Работе Временной комиссии со стороны руководителей, отдельных должностных лиц оказывалось серьезное противодействие. Причем, оно часто возникало со стороны тех, кто по роду своей деятельности обязан был оказывать комиссии всяческое содействие. Среди них встречались и руководители местных Советов народных депутатов, правоохранительных органов и др.

Так, не признали полномочий лиц, привлеченных к работе Временной комиссии, препятствовали их деятельности и фактически сорвали работу комиссии председатель Мозырского горсовета Замулко И. Д., первый секретарь ГК КПБ Бык, начальник Мозырского РУС Цедрик Н. М. и некоторые другие должностные лица в городе Мозыре. Причем Замулко И. Д. и Бык открыто выступили в поддержку ГКЧП.

Отказался представить требуемые сведения прокурор Гомельской области Гаврильчик В. П., который заявил, что такие же указания даст подчиненным органам.

В Гомельском облвоенкомате все документы, связанные с ГКЧП, изъяты военной прокуратурой. Дать перечень изъятых документов и. о. военного комиссара п-к Третьяков А. А. отказался.

09. 09. 91 г. начальник отдела ФЕС при ОПТУС Самбежский Ю. А. отказался представить комиссии перечень проходящих через отдел документов и находящиеся на хранении пакеты прокуратуры.

20. 08. 91 г. в зале парткома ПО «Гомсельмаш» состоялось совещание секретарей первичных партийных организаций. Его проводил председатель совета секретарей первичных парторганизаций Железнодорожного района г. Гомеля Секерко В. Г. с приглашением представителя ОК КПБ. Протокол совещания комиссии не представлен. Помещения совета секретарей (председатель Секерко В. Г.) были опечатаны горсоветом, но самовольно вскрыты Секерко В. Г. На 30. 08. 91 г. документы, связанные с ГКЧП, отсутствовали.

По данным Временной комиссии Могилевского горисполкома со стороны руководства УВД Могилевского облисполкома проявлена медлительность по организации охраны партийного имущества. У работников партийных органов практически был доступ к объектам, материальным ценностям, документам. Не был организован необходимый контроль за выходами из здания Могилевского ОК КПБ, гаража, Дома политпроса и издательства ОК КПБ, что способствовало выносу и пропаже материальных ценностей и документов.

Транспорт ОК КПБ использовался без соответствующего разрешения управления имуществом облисполкома и согласования с общественной комиссией при этом управлении.

О бездеятельности, неорганизованности, приводящей к расхищению имущества, сокрытию следов пособничества партийных структур антиконституционному перевороту, говорят и следующие факты, полученные комиссией от своих членов и привлеченных к ее работе лиц.

Из города Барановичи от привлеченного к работе во Временной комиссии народного депутата Брестского облсовета Говши С. К. поступили документы, показывающие, что прокуратура города Барановнчи (Малашенко В. Я.) никакой помощи им не оказывает. На просьбу о совместной работе со следователем прокуратуры прокурор города согласия не дает.

По сообщению того же Говши С. К. руководство ГОВД после телефонной беседы с заместителем начальника УВД Брестского облисполкома Объедковым, отказало в ознакомлении с журналами регистрации секретной входящей и исходящей документации.

О препятствии со стороны УВД Брестского облисполкома в получении информации о работе Кобринского ГРОВД в период антиконституционной деятельности ГКЧП сообщил в своей телеграмме во Временную комиссию народный депутат Республики Беларусь Кучинский В. Ф.

Логично вытекающий из всего этого вывод делает в своемсообщении члену Временной комиссии народному депутату Республики Беларусь Звереву Л. А. народный депутат Могилевского областного Совета Судиловский В. Н. Наряду с сообщением о непринятии исполкомом Кричевского горсовета должных мер по незамедлительному взятию под охрану служебных зданий, помещений и имущества КПБ – КПСС, а межрайпрокуратурой (Титков В. А.) – по контролю за выполнением решений Верховного Совета и Совета Министров республики, Судиловский В. Н. констатировал, что эти решения и не могли быть исполнены, т. к. их выполнение было поручено тем должностным лицам, которые совсем недавно перешли на руководящие места в советские и другие органы из партийных кресел и в силу этого не способны критически оценивать сложившуюся ситуацию, понять, что единоличная власть компартии ушла в прошлое.

Временная комиссия располагает и другими фактами противодействия своей работе.

Получаемая информация дала комиссии возможность предварительно изучить документы и деятельность некоторых центральных органов Беларуси, министерств, ведомств и организаций республики, опросить их руководителей, отдельных должностных лиц.

По свидетельству работников Прокуратуры республики 19 августа в 18 часов бывший Прокурор Республики Беларусь Тарнавский Г. С. зачитал на собрании работников аппарата телеграмму и. о. Генерального прокурора СССР, не осуждающую документы ГКЧП. Его позиция и конкретные действия во время собрания и после изучаются. Их окончательная оценка последует по завершении этой работы.

20 августа заместителем Прокурора республики Сащеко И. Ф. было проведено собрание райпрокуроров г. Минска. Директивных указаний не последовало, но и не дано четкой оценки созданию и действиям ГКЧП. Не дал такой оценки на заседании Президиума Верховного Совета Республики и Тарнавский Г. С.

Следует также отметить, что в тревожные дни деятельности ГКЧП Прокуратура республики не выступила в средствах массовой информации перед населением Беларуси с разъяснением происходящих событий, не дала правовой оценки неконституционным действиям ГКЧП.

Из МВД республики в УВД облисполкомов и Минского горисполкома, а также в Белорусское управление внутренних дел на транспорте за подписью первого заместителя министра внутренних дел Республики Беларусь Ковалева В. А. в первый день переворота была направлена шифртелеграмма, в которой, исходя изобращения Государственного комитета по чрезвычайному положению СССР к советскому народу, предписывалось обеспечивать охрану общественного порядка, личной и имущественной безопасности населения, руководствуясь рамками Конституций СССР и Республики Беларусь, закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» и постановлений ГКЧП. Тем самым недвусмысленно признавалась законность образования и предпринимаемых действий названного комитета.

Руководством МВД республики также было проведено заседание оперативного штаба МВД. Протоколом № 1 предусмотрен план по выполнению постановления №1 ГКЧП. Реализация этого плана нашла отражение в протоколе № 2, вкотором предусмотрено создание и оснащение сводного отряда автоматическим оружием и спецсредствами. Оба документа подписаны заместителем министра Платоновым К. М.

Директивы, поступившие из МВД республики и союзного министерства, были приняты к неуклонному исполнению в семи УВД облисполкомов и Мингорисполкома, кроме Витебского.

Рабочая группа по г. Минску считает необходимым просить Временную комиссию заслушать объяснения руководства МВД по этому вопросу, принимая вовнимание заявление министра Егорова В. Д. на Президиуме Верховного Совета республики 20 августа т. г., о том, что никакой подготовки такого рода в МВД не ведется.

Проанализирована работа руководства Гостелерадио республики. Установлено, что 19 августа 1991 года его председатель Столяров А. Г. никаких указаний ни из Москвы, ни от руководства республики не получал и не пытался получить. Самостоятельно дал указание о снятии программы Белорусского телевидения и замене ее на 1-ю программу Центрального телевидения.

19 августа в 14 часов 5 минут и 20 августа в 9 часов 5 минут из Москвы от руководства России поступили телефаксы с указами Президента России Ельцина Б. Н. и информацией – хронологией событий в Москве. Полученная информация не уточнялась и в эфир не выпускалась.

Действия председателя Гостелерадио республики явились прямой поддержкой путча. Рабочая группа по г. Минску считает, что он должен быть отстранен от исполнения своих должностных обязанностей.

Особой оценки заслуживает деятельность начальника Управления по вопросам прав граждан, общественной безопасности и оборонной работы Совета Министров Республики Беларусь Данилова Г. И., который 19 августа т. г. потребовал от руководителей правоохранительных органов республики и г. Минска подчинения ГКЧП и исполнения его актов.

Позиция Данилова Г. И. 5 сентября 1991 года была обсуждена на расширенном заседании Временной комиссии, которая приняла решение внести на рассмотрение председателя СМ республики вопрос о соответствии Данилова Г. И. занимаемой должности. Поручение выполнено. В адрес председателя СМ республики Кебича В. Ф. направлено соответствующее письмо.

В настоящее время Временной комиссией изучается позиция руководства Министерства юстиции республики и персонально министра Дашука Л. А., который на одном из заседаний Президиума Верховного Совета республики дал оценку деятельности ГКЧП как конституционной, а также заместителей министра внутренних дел Республики Беларусь Ковалева В. А. и Платонова К. М., организовавших исполнение документов ГКЧП еще до получения указаний из МВД СССР.

Рабочей группой г. Минска был проведен опрос ряда руководителей общественных объединений республики, других должностных лиц. Среди них секретарь ЦК КПБ Русецкий А. В., министр иностранных дел республики Кравченко П. К., министр связи и информатики Беларуси Грицук И. Н. и др.

Председатель федерации профсоюзов Гончарик В. И. не согласен с тем, что заявление федерации несет в себе двусмысленность. Однако рабочая группа считает, что два последних абзаца обращения явились косвенной поддержкой ГКЧП.

Интересным представляется факт появления в конце июля 1991 года записки начальника управления информации и общественных связей Совета Министров республики Драговца В. Н. на имя первого заместителя председателя Совета Министров «О текущем моменте и некоторых аспектах деятельности правительства республики». Этот документ, используя те же лозунги, что и будущий ГКЧП, перекликается в общем с решением ГКЧП, предлагает «драконовские» методы наведения порядка. Резюме документа следующее.

«Единственное, что может повлиять сегодня на общественное мнение – решительные, даже дерзкие меры по наведению порядка в республике. В первую очередь это:

1. Объявление жесточайшей публичной борьбы со спекуляцией и перекупщиками. Использование широчайших сил и средств, жестких санкций и т. д. Начать можно с одновременного по всей республике рейда ОМОНа по рынкам и в буквальном смысле вытряхивания перекупщиков. Не ограничиваться разовыми действиями, разработать целостный план кампании «террора» против мафии.

2. Объявить мораторий на действие некоторых союзных законов и разобраться с таможней, может даже закрыть границу или ввести особые условия въезда на территорию БССР.

3. Запретить работать турецким рабочим на территории республики и выдвинуть публичный ультиматум Министерству обороны СССР.

4. Начать несколько громких дел против кооператоров, предпринимателей, спекулирующих госимуществом, бензином, запчастями и т. д.

5. Коренным образом изменить налоговую политику. Возбудить серию уголовных дел против кооперативов, ассоциаций, малых предприятий, отдельных граждан, укрывающихся от налогов.

6. Публично отрешиться и осудить позицию ЦК КПБ за попытки всеми силами отстоять фигуру А. Камая в неприглядной истории со своим сыном.

7. Особо сосредоточиться на управленческих кадрах. Заняться армянскими артелями. Изучить это явление. Повести широкую разоблачительную кампанию против «удельных князей» на селе. Одновременно принять меры к отправке на пенсию руководителей, которым пришел срок. Нужно резко омолодить кадры.

8. Взять под контроль решения местных органов. Регулярно бывать в трудовых коллективах.

Вносится на рассмотрение».

На документе наложена резолюция тов. Мясниковича М. В.: «Председателям облисполкомов, тт. Егорову В.Д., Демьяновичу В. П., Янчуку С. П… Креско П. В., Ширковскому Э. И., Герасименко А. М.

Предлагаю принять срочные и усиленные меры, вытекающие из настоящей информации и предложений. Персонально доложите о принимаемых возглавляемыми вами органами мерах, виновные должны быть наказаны. Срок август 1991 г.»

Отношение коммунистических партийных структур к событиям 19-21 августа исследовано частично, некоторые его результаты изложены в справке выше. Однако этот вопрос требует более глубокого исследования в ретроспективе. ГКЧП возник не спонтанно и не на пустом месте. Этому предшествовали события, готовящие социально-политическую и идеологическую почву для попытки установления в стране прежнего тоталитарного режима. К этим событиям следует отнести и позицию первого секретаря ЦК КПБ тов. Малофеева А. А., одним из первых поставившего в стране вопрос о введении чрезвычайного положения и применения жестких мер по наведению порядка, но не на принципах законности, а на принципах целесообразности, с применением спекулятивных подходов в использовании кризисных явлений и идеологического шельмования оппонентов КПСС.

Немаловажную роль в нагнетании обстановки, обострения конфронтации политических сил и создании ситуации, обосновывающей применение насильственных мер КПСС на это, внесли апрельский и июльский пленумы ЦК КПБ.

Откровенно реакционный и подстрекательский характер носили проведенные в текущем году в Беларуси совещание партийных функционеров Прибалтики, их пропагандистский вояж по партийным организациям и особенно вызвавший возмущение во всей стране съезд «андреевской» фракции, партии, на съезде которой звучали лозунги, вскоре взятые на вооружение ГКЧП.

В период путча ни одна партийная структура не осудила заговор и их исполнителей, а наоборот, комиссия располагает сведениями (в дополнение к изложенному), подтверждающими прямую причастность КПБ к событиям 19-21 августа.

В ЦК КПБ изъята шифртелеграмма № 34/111 Секретариата ЦК КПСС от 18 августа 1991 года с грифом «Секретно», адресованная первым секретарям ЦК компартий союзных республик, рескомов, крайкомов, обкомов партии. В ней предлагается в связи с введением чрезвычайного положения принять меры по участию коммунистов в содействии Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР. Также изъята секретная шифртелеграмма № 36/111 от20 августа т. г. за подписью секретаря ЦК КПСС Шенина О. В телеграмме первых секретарей ЦК компартий союзных республик, рескомов,крайкомов, обкомов партии просят в связи с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях СССР регулярно информировать ЦК КПСС о положении в регионах, настроении людей, о принимаемых мерах по наведению порядкаи дисциплины, о реакции населения на мероприятия Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР.

Аналогичные по содержанию шифртелеграммы изъяты в некоторых других обкомах КПБ (Брестском, Гомельском ОК КПБ). В ряде обкомов КПБ указанные шифртелеграммы приобщить кматериалам дела не представилось возможным в связи с их уничтожением (Витебский ОК КПБ).

Из материалов Временной комиссии, представленных ей следственной частью Прокуратуры БССР, усматривается явная заинтересованность руководства ЦК КПБ в распространении документов, изданных ГКЧП 19 августа 1991 г. В частности, письмом № 1/199 от 19 августа т. г. за подписью секретаря ЦК КПБ Малофеева А. (в последующие дни в срочном порядке отозванного обратно) в адрес первых секретарей обкомов КПБ направлен полный блок документов о чрезвычайном положении в СССР, с которым ГКЧП обратился к народу страны.

Неоспоримым фактом поддержки компартией Белоруссии противоправных антиконституционных действий ГКЧП является опубликованное 21 августа в печати и переданное через другие средства массовой информации обращение Бюро ЦК КПБ к коммунистам, всем трудящимся республики. Оценка находящихся в распоряжении комиссии документов позволяет сделать вывод о том, что обращение реализовало указание шифртелеграммы Секретариата ЦК КПСС от 19 августа и практически поддержало мероприятия ГКЧП.

Временная комиссия проанализировала роль средств массовой информации республики как в дни попытки государственного переворота, так и в предшествующее ему время. Если суммировать общий вывод, то он будет следующий – подавляющее большинство средств массовой информации продолжало находиться под контролем партийных органов и старательно выполняло социальный заказ, дезинформируя общественное мнение, нагнетая обстановку нетерпимости по отношению к демократическим кругам и проводимым в республике реформам.

Эта кампания велась планомерно с использованием традиционных для партийной печати приемов шельмования, подтасовки фактов, а порой и клеветы. Так, журнал ЦК КПБ «Политический собеседник», газета «Советская Белоруссия», «Вечерний Минск», целый ряд областных и районных газет из номера в номер создавали образ врага в лице Белорусского народного фронта, народных депутатов демократической ориентации, всех, кто пытался поднять голос против засилья партбюрократии, толкающей республику в неминуемый кризис.

Партийное руководство печатью, если называть вещи своими именами, выражалось в строго номенклатурном подходе к замещению руководящих должностей в редакциях и других средствах массовой информации и неминуемой расправе над неугодными. Вот факты. Директором Белорусского телеграфного агентства назначен помощник первого секретаря ЦК КПБ Алексейчик, председателем Гостелерадио – заведующий сектором идеологического отдела ЦК Столяров, редактором «Советской Белоруссии» – заместитель заведующего идеологическим отделом Пригодич, «Звезды» – инструктор идеологического отдела Наркевич. Редактором газеты «Республика» назначен помощник первого секретаря ЦК КПБ Кернога. Аналогичный подбор и расстановка кадров характерен для отдельных областных, районных и городских газет. Совершенно ясно, что ставленники партийного аппарата строго и скрупулезно выполняли волю своих заказчиков. Если присовокупить к этому абсолютную монополизацию партией полиграфических мощностей, бумаги, краски и так далее, то понятно, что ни о какой самостоятельности так называемой четвертой власти всерьез говорить невозможно. При попытке кого-то из руководителей органов печати вырваться из-под жестокого партийного гнета и проявить самостоятельность в подходе к оценке техили иных явлений, не совпадающих с точкой зрения партийного руководства, в ход пускались меры принуждения.

Так, несмотря на широкие протесты общественности республики был практически снят с работы редактор газеты «Знамя юности» Класковский, вина которого заключалась в том, что газета объективно и смело анализировала сложные явления политической и социальной жизни республики. Кстати, весьма неприглядную роль в этой расправе сыграл верный помощник и резерв партии – ЦК комсомола республики.

Анализируя практическую деятельность средств массовой информации республики, Временная комиссия пришла кубеждению, что беспринципные руководители и комфортные журналисты немало сделали для подготовки общественного мнения кнеобходимости «твердой руки», к оправданию любых эксцессов, в том числе и неконституционных. Выпускаемая под патронажем Минского горкома партии газета «Политика, позиция, прогноз» в своем номере, вышедшем незадолго до путча, опубликовала на первой странице злобную карикатуру на Горбачева и Ельцина, смысл которой заключался в том, что лидеры страны и России тесно связаны с ЦРУ, сионизмом, международной плутократией. Второй секретарь Минского горкома партии, он же редактор газеты «Мы и время» т. Чикин, нарушал «Закон о печати», из номера в номер клеветал на Президента страны и Президента России, фактически призывал к наступлению на демократические силы в республике. В самый канун попытки государственного переворота газета «Советская Белоруссия» поместила клеветническую статью Лемешенка, содержащую грубые выпады в адрес Яковлева А. Н., весь смысл которой заключался в необходимости морального террора против тех, кто выступает против монополии партии. Аналогичные факты характерны для многих журналов и газет, в особенности газеты «Витебский рабочий» и откровенно профашистского толка газеты «Славянские ведомости», издающейся в Минске под непосредственным кураторством идеологического отдела ЦК КПБ и опекающейся весьма влиятельными силами. Характерно, что для этой газеты находится дефицитная, дорогая бумага и печатает ее издательство ЦК КПБ.

Неблаговидная, антидемократическая роль номенклатурных руководителей средств массовой информации и послушных им редколлегий особенно ярко проявилась 19-21 августа. Белорусское телеграфное агентство, имея широкую сеть корреспондентов в республике и за пределами, фактически не передал для распространения в органах массовой информации Беларуси ни одного материала, отражающего альтернативную от указаний ГКЧП точку зрения, осуществив тем самым информационную блокадуБеларуси. В то время как российские независимые телеграфные агентства готовили и передавали, в том числе и для Беларуси, заявления правительства России, указы Ельцина, материалы о событиях у «Белого дома», руководство БЕЛТА и корреспонденты агентства занимались фабрикацией фальшивок типа интервью академика Дронова, в котором содержалась поддержка мероприятиям ГКЧП. В дни путча Белорусское телеграфное агентство вновь подтвердило свою репутацию рупора консервативных сил, верного идеологического прислужника КПБ, что содержит потенциальную опасность для нравственной атмосферы в республике.

С первых жечасов попытки государственного переворота, как уже отмечалось ранее, однозначно приняло сторону ГКЧП и Гостелерадио Республики Беларусь. Не получив никаких официальных указаний от правительства и Верховного Совета, Столяров самолично приостановил деятельность телевидения суверенной республики, а руководители информационных программ телевидения практически запретили своим журналистам собирать и давать в эфир правдивую и объективную информацию об отношении общественности к событиям. Все это с нашей точки зрения стало возможным вследствие отсутствия четких гражданских позиций, приспособленчества, непрофессионализма руководителей Гостелерадио и целого ряда главных редакторов комитета.

Газета «Советская Белоруссия» практически не подготовила ни одного материала, в котором излагалась бы иная точка зрения, кроме той, которая содержалась в материалах ГКЧП. К величайшему позору редакции следует отнести тот факт, что уже после поражения путчистов, газета по инерции продолжала публиковать приказы коменданта Москвы и прочие материалы такого же порядка. Все это инициатива главного редактора и членов редколлегии.

Старательно выполняла заказ учредителя – Минского горкома партии и газета «Вечерний Минск», которая даже 22 августа, когда весь мир знал о поражении путчистов, опубликовала статью своего корреспондента, в которой содержались восхваления в адрес Янаева и компании и их государственной мудрости. Кстати, через два дня, наконец, разобравшись в обстановке, редколлегия публично открестилась от горкома, которому долго и верно служила и объявила о своей независимости. Можно догадываться, что это за независимость. Ее следует сравнить разве что с флюгером. Но нужны ли такие редакторы-флюгеры, как Сверкунов? Это не простой вопрос!

Факты, имеющиеся в распоряжении комиссии, позволяют утверждать о том, что средства массовой информации республики в подавляющем большинстве вели себя в дни путча недостойно и во многом дискредитировали свою профессиональную честь. Вот лишь несколько фактов по республике.

Тенденциозностью, открытой антидемократической позицией зарекомендовала себя газета «Гомельская правда», опубликовавшая 21 августа целую серию материалов в поддержку ГКЧП. При проведении линии на оправдание переворота областная газета не остановилась даже перед прямой фальсификацией.

Точно так жеповели себя и редактор мозырской газеты «Полесская правда» и ивацевичской районной газеты «Октябрь», которые в своем рвении оправдать доверие партийных хозяев пошли на прямую фальсификацию – в своих редакционных кабинетах они изготавливали одобрительные отклики читателей, представляя дело так, будтонарод радуется перевороту. Подобные факты характерны для многих районных газет всех областей. Надо ли говорить, насколько опасны для общественного здоровья, объективного информирования людей подобные редакторы. Понятия честь, правда, истина давно стали для них пустым звуком. Только конъюнктура, только выполнение социальных заказов.

Большой резонанс в республике получил факт невыхода в свет 20 августа газеты «Знамя юности». Прокуратура республики еще исследует этот инцидент, и мы надеемся, что виновные получат по заслугам. Но уже сегодня ясно, что за беспрецедентным фактом закрытия газеты, за вопиющим беззаконием стоят работники идеологического отдела ЦК партии, работники управделами ЦК, которые быстро претворили в жизнь указание ГКЧП. Разве не ясно, какая судьба ждала и остальные газеты и журналы республики. Честные редакторы были бы изгнаны, а бал бы правили приспособленцы.

Конкретные факты по Витебскому областному радио и прессе изложены выше.

В процессе своей деятельности комиссия не могла пройти мимо ставших ей известными фактов незаконных сделок вокруг партийной собственности

В Могилевской области к этой работе была подключена налоговая инспекция, которая выявила перечисление Могилевским обкомом 28 миллионов рублей на расчетный счет некоего московского Центра «ЭЛЛИПС». Перечисление было произведено 07. 05. 91 г. согласно договору от 25. 04. 91 г. о сотрудничестве Могилевского ОК КПБ с упомянутой организацией, именуемой Центр «ЭЛЛИПС». В процессе расследования этого факта установлено, что указанная сумма была перечислена «ЭЛЛИПСУ» из 29 миллионов 100 тыс. руб., выделенных ЦК КПБ Могилевскому ОК КПБ и перечисленных 21. 02. 91 г. из сумм, предназначенных на осуществление мероприятий по оздоровлению детей, проживающих на территории, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС. Полагаем, что в процессе расследования уголовного дела мы получим дополнительную информацию о судьбе этих миллионов.

В договоре ОК КПБ и «ЭЛЛИПСА» целевое использование указанных сумм не определено, но сделана ссылка на прилагаемую программу, которую подписал председатель правления Центра «ЭЛЛИПС» Советского детского фонда им. В. И. Ленина Бойченко О. А. (без даты). Управляющий делами могилевского ОК КПБ Сайков А. Д., гриф которого отпечатан, не подписал данную программу. Он пояснил, что не подписал ее из-за неконкретности, хотя деньги уже по его распоряжению были перечислены «ЭЛЛИПСУ». Правомерность данного договора следствием проверяется. В то же время Бойченко О. А. и Сайков А. Д. пояснили, что по данному договору и программе «ЭЛЛИПС» в 1991-1992 гг. должно было быть поставлено дорогостоящее импортное медицинское оборудование и частично разработаны новые образцы диагностического и другого медицинского оборудования. На момент проверки и возбуждения уголовного дела по ГКЧП (26. 08. 91 г.) еще практически ничего в г. Могилев поставлено не было, за исключением того, что на 18. 09. 91 г. в 4-ю детскую и 6-ю поликлиники г. Могилева поступило по одному диагностическому аппарату «УЗИ» стоимостью примерно по 800 тыс. руб. каждый. Кроме того, Могилевский обком партии в начале 1991 года получил от ЦК КПБ через партбанк «Содружество» ссуду 13,5 миллиона руб. для развития малых предприятий. Из этой суммы 5 миллионов рублей вновь перечислено тому же «ЭЛЛИПСУ» с условием возврата к 01. 06. 91 г. под 10% годовых. Однако данную сумму и без процентов «ЭЛЛИПС» возвратил только 26. 08. 91 г. после вмешательства следственных органов облпрокуратуры. Вопрос о действительных намерениях обкома партии и «ЭЛЛИПСА» по использованию этих 28 миллионов руб. пока не ясен и проверяется. Но одно ясно – помощь детям Чернобыля и забота о малых предприятиях не увязывается с вольным обращением такими громадными суммами.

Характерен и такой факт. 27. 03. 91 г. Могилевский обком партии перечислил могилевскому малому предприятию «СТН» 1 миллион рублей на компьютеризацию детской поликлиники № 4. Работы не начаты, а директор этого малого предприятия «СТН» Лопацкий, который арендовал один из кабинетов в здании обкома партии, свел управделами Сайкова с Центром «ЭЛЛИПС», поясняет, что работы будут выполнены в полном объеме. Подчеркиваю, что речь идет о здоровье детей.

В результате проверки государственной налоговой инспекцией Министерства финансов БССР по Могилевской области установлено, что за 1990 и 1991 годы обкомом КПБ внесены взносы в фонд и производилась оплата за регистрацию пятнадцати малых предприятий, других коммерческих учреждений, соучредителем которых он был. Всего внесено денежных средств 10. 400. 200 рублей и за регистрацию 14.000 рублей.

В ходе расследования было принято решение назначить ревизию всей финансово-хозяйственной деятельности Могилевского ОК КПБ за последние три года. Ревизия проводится группой ревизоров КРУ МФ по Могилевской области. Уже установлено, что 22. 08. 91 г. управляющий делами Могилевского ОК КПБ Сайков А. Д. самолично передал автомобиль ГАЗ-3102 («Волга»), принадлежащий Могилевскому ОК КПБ, совхозу «Макеевичи» Климовичского района через директора этого совхоза Ильянова А. И. Оплата совхозом не произведена. Как утверждает Ильянов А. И., указанный автомобиль продан ОК КПБ совхозу, но платежное поручение совхоза банком к оплате не принято в связи с приостановлением деятельности КПБ – КПСС. Однако уже ясно, что порядок оплаты нарушен. Сначала отпущена «Волга» лицом, не являющимся распределителем кредитов,а затем предпринята попытка ее оплаты. Кроме того, директор совхоза Ильянов автомобиль в совхоздо сих пор не сдал, поставил в свойличный гараж и разобрал на детали. Возвращать его категорически отказался.

ОК КПБ (Сайков) заключил договор аренды совершенно нового автомобиля «ВАЗ-2109» с Заславльской ассоциацией «Энерготехсервис» на три года с оплатой 100 руб.в месяц и с правом выкупа по остаточной стоимости по истечении срока аренды. Этот автомобиль возвращен в гараж владельца, т. е. ОК КПБ. Законность операции изучается следствием. Имеются и другие факты нарушения законодательства, которые проверяются. Объем следственной работы значителен.

21 февраля 1991 года управление делами ЦК КПБ перечислило на счет Гомельского обкома КПБ 185,3 млн руб. для осуществления мероприятий по оздоровлению детей, проживающих на загрязненной территории в зоне аварии Чернобыльской АЭС.

В соответствии с договором № 2 от 25 февраля 1991 года обкомом КПБ из этой суммы 100 млн руб. перечислено Гомельскому коммерческому банку «Промстройбанк» с ростом в 6 процентов годовых и, в соответствии с договором д-89/713 от 15 июля 1991 года – московскому инновационному банку «Менатеп» с ростом в 10 процентов годовых.

После августовских событий исполком Гомельского областного Совета народных депутатов решением № 223 от 06. 09. 91 г. распределяет из выделенной суммы 111,5 млн руб. и 73,8 млн руб. оставляет в резерве. Однако фактически этих денег нет. Непосредственно обкомом КПБ направлено на финансирование ряда предприятий, прямо или косвенно имеющих отношение к целевому назначению, 11,5 млн руб. и 13,8 млн руб. перечислено облисполкому.

Гомельский облисполком своим распоряжением от 29. 06. 91 г. поручил коммерческому банку «Промстройбанк» зарезервировать 100 млн руб. для использования их по назначению. Указанный банк письмом № 01/353 от 30. 08. 91 г. подтвердил о зачислении 100 млн руб. на счет №000723507облисполкома. К настоящему времени этих денег на указанном счете нет, они в обороте «Промстройбанка». За III квартал поним начислено процентов в сумме1,5 млн руб.

02. 09. 91 г. обком КПБ направил письмо «Менатепу» с просьбой незамедлительно перевести 60 млн руб. на внебюджетный счет Гомельского облисполкома № 00074900 в коммерческом банке г. Гомеля. Деньги не возвращены.

Таким образом из перечисленных 21. 02. 91 г. 185,3 млн руб. 180 млн руб. по назначению не поступило.

Работа по проверке и оценке деятельности общественно-политических образований, органов государственной власти управления, отдельных должностных лиц еще не завершена и продолжается. Идет изучение входящей и исходящей документации, проводятся встречи и опрос руководителей отдельных министерств и ведомств республики и другие мероприятия.

Справка рассмотрена на заседании Временной комиссии 28 октября 1991 года.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх