Сцена восьмая

П р е д с е д а т е л ь с т в у ю щ и й. Депутат Вишняков.

В и ш н я к о в.Уважаемые коллеги! Вопрос о Договоре об образовании СССР, о беловежских соглашениях, о декларации о государственном суверенитете и обо всем прочем обсуждается уже много лет. Юристы уже давно доказали, где и в чем было несоответствие конституциям СССР и РСФСР, что было нарушено и что надо отменить как незаконное. И когда я смотрю вариант проекта постановления Государственной думы, который был предложен фракцией КПРФ, Аграрной депутатской группой и депутатской группой «Народовластие», я, к своему удивлению, вижу в нем много юридических промахов, не совсем для меня понятных, потому что, в общем-то, юридическая мысль давно уже отработала правовые механизмы восстановления Союза ССР, о чем здесь говорится, а также отмены антиконституционных актов. Я сейчас не буду говорить о том, что Государственная дума не вправе отменять постановление, которое было принято Верховным Советом РСФСР 12 декабря 1991 года, что нельзя признавать правильным сам факт денонсации Договора об образовании СССР, поскольку из этого факта вытекает необходимость корректировки принятых на его основе законодательных и иных нормативных актов. Эта сторона меня как юриста не волнует. Можно было бы уже сейчас сказать: «Да, давайте привлечем юристов, положим в основу этот документ и каким-то образом доведем его до ума». Меня настораживает глубокое внутреннее противоречие самого документа. Ведь что получается. С одной стороны, мы говорим: «Давайте признаем постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года утратившим силу». А что в нем говорится? «Денонсировать Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик». А что значит – денонсировать? Это значит – признать имеющим силу договор 1922 года. Тут говорится, в пункте 2: «Установить, что все законодательные и другие нормативные акты, вытекающие из постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года, будут корректироваться…» Ну, я не знаю. Если с 1922 года корректировать – это, конечно, непосильная задача. Но, видимо, авторы законопроекта имели в виду те антиконституционные акты, которые стали нарушать Конституцию СССР, когда пошел развал Союза ССР. Да, можно, начиная с 1991 года, всю эту работу проводить. Но вот здесь-то и возникает проблема: в каком направлении двигаться? Ведь были принципиальные расхождения в том, как двигаться: по линии восстановления Советского Союза, исходя из того, что Конституция СССР никем не была отменена и она продолжает действовать, так же как и гражданство СССР, и ряд других актов, которые не отменены и действуют сейчас. Союзный договор, откровенно говоря, тоже не мог быть отменен и не мог быть денонсирован ни одной из сторон, которые заключили его. Я имею в виду и РСФСР, и Украину, и Белоруссию. Значит, и они поступили неправильно, когда денонсировали этот договор и вышли из состава Союза. Но это же один путь – путь, который требует коренного пересмотра всего того, что накопилось за последние годы. А мне говорят: давайте будем корректировать. Куда? В какую сторону? Законодательные акты, которые были изданы на основе Конституции СССР, несовместимы с тем, что сейчас происходит по линии развития законодательства в этих бывших союзных республиках. А я читаю в проекте постановления: корректировать в сторону более глубокой интеграции и единения. И все то, что после этогоизлагается, полностью соответствует тому, что заявлено было фракцией «ЯБЛОКО», один к одному: обратиться к президенту, к правительству, к Федеральному Собранию, наметить постепенные пути интеграции экономики и всего прочего. Ну и что, все правильно и прекрасно. Вот это понятие «корректировать» нарушает принципиальный подход к проблеме, намеченной в преамбуле, – принимать законы, опираясь на волю большинства населения стран (не России, а большинства населения бывших союзных республик, которые входили в Советский Союз). Этот мощный тезис можно было бы раскручивать и говорить, мол, да, действительно была воля народа выражена на всесоюзном референдуме. И вот на основе этогоможно было бы построить хорошую юридическую конструкцию. А она здесь смазывается вот этим понятием – «корректировка». Поэтому я думаю, что сейчас за основу этот проект постановления вряд ли можно принять. Потому что, я еще раз повторяю, оно внутренне противоречит самому названию этого документа и тому, что было заявлено в его преамбуле. И тем не менее, я думаю, что сегодня какое-то решение мы должны принять. Я думаю, что сейчас нужно вернуться к очень простому, в общем-то, и давно юридически… (Микрофон отключен.)

П р е д с е д а т е л ь с т в у ю щ и й. Спасибо, Виктор Григорьевич. Депутат Цику. (Шум в зале.) Давайте минуту дадим Виктору Григорьевичу. Виктор Григорьевич, договорите, закончите вашу мысль. Пожалуйста.

В и ш н я к о в. Я считаю, что сейчас за основу надо взять проект постановления, который подготовила фракция ЛДПР, и выявить причины этого развала. Кто был виновен? Назвать конкретно фамилии (тут они уже были названы Владимиром Вольфовичем Жириновским), хотя бы задним числом признать их действия незаконными. И морально мы будем чисты перед потомками. (Шум в зале.) И возбудить против них дело по статье 64 действующегосейчас УК. (Оживление в зале.)





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх