Глава 2

ЧЕМОДАН – ВОКЗАЛ – РОССИЯ?

Только вконец невежественные люди считают, что русские появились на территории Белоруссии после октября 1917 года, когда солдаты Западного фронта принесли на своих штыках в Минск большевистскую революцию. На самом деле все было гораздо сложнее.

Однако не будем сейчас касаться отдаленных времен, на эту тему у нас впереди отдельный разговор. Предмет нашего рассмотрения в настоящей главе – день сегодняшний.

Российская печать полна сообщений о незавидной судьбе 25 миллионов русских, оказавшихся за пределами своей родины. В многочисленных публикациях приводятся тревожные сведения об ущемлении прав русскоязычного населения в странах ближнего зарубежья. Формы притеснения самые разные: от не предоставления гражданства со всеми вытекающими отсюда политическими и экономическими последствиями до откровенного шантажирования, сопровождаемого публикацией в прессе списков лиц, у которых, по замыслу авторов этих акций, «должна гореть земля под ногами». А в списках, между прочим, – имена Героев Советского Союза, прочих заслуженных людей, проливавших кровь при освобождении этих земель от фашистских захватчиков.

Вон в Казахстане, который в свое время справедливо называли республикой братства разных народов, запрещены русские общины. Стоило лишь Москве высказать законное недоумение по этому поводу, как президент Назарбаев тут же провел странную историческую параллель: почему это, дескать, Россия так сильно обеспокоилась судьбой русских в Казахстане? Гитлер в свое время тоже проявил трогательную заботу о судьбе немцев в Судетах, и все помнят, к чему это привело…

В Балтии первыми заскандировали на митингах: «Чемодан – вокзал – Россия!» еще в году восемьдесят восьмом. Клич был подхвачен в Молдавии и на Украине, в Центральной Азии и в Закавказье, на Северном Кавказе. Если в Латвии и Эстонии до кровопролитий дело не дошло, то в Таджикистане и Грузии, Азербайджане и Молдавии, других бывших республиках Советского Союза русских насильственно вынуждали покинуть землю, ставшую им второй родиной.

Какой год подряд тянутся в Россию скорбные вереницы беженцев? Седьмой? Восьмой? Девятый? Практически из всех уголков бывшего СССР судьба гонит тысячи несчастных людей с насиженных мест в поисках надежного крова и куска хлеба для себя и своей семьи. Отовсюду ведут беженские тропы, кроме, пожалуй, Белоруссии.

Она – единственная из всех бывших союзных республик, в которой ни разу не гремел злорадный клич: «Чемодан – вокзал – Россия!», где не помнят случая, чтобы улюлюкающая толпа требовала возвращения этнических русских на их историческую родину. Означает ли это, что они совсем не уезжают из Белоруссии? Отнюдь нет.

Жизнь продолжается – люди женятся, разводятся, съезжаются, разъезжаются. Миграция населения была, есть и будет. Невзирая на границы, таможни и прочие барьеры. Правда, темпы миграции меняются в зависимости от мудрости власть предержащих. В целом перемещения населения носят прогрессивный характер.

Есть ли отток русских из Белоруссии? Как такового – оттока нет. Есть обычные переезды, масштабы которых не превышают среднестатистических данных семидесятых – восьмидесятых годов. В семидесятые и в первой половине восьмидесятых годов из Белоруссии в среднем в год уезжало 2,3 тысячи семей русских. Приезжало, тоже в среднем, 3,8 тысячи семей. В первое время после распада СССР статистика была такая: в 1991 году выехало 2,7 тысячи, в 1992 году – 2,6 тысячи, в 1993 – 2,7 тысячи семей. Приехало соответственно 3,7 тысячи, 4,1 тысячи, 4,6 тысячи семей.

Причины отъездов – семейные, бытовые, служебные. Ни до перестройки, ни во время ее, ни в постперестроечное время, когда Белоруссия стала суверенным государством, ни одного случая выезда русских по национальным мотивам! В государственные органы, в общественные организации, в средства массовой информации, не говоря уже о международных учреждениях, защищающих права человека, не поступило ни одной жалобы русского на притеснения его в Белоруссии по национальной принадлежности.

В массовом сознании статус русских в Белоруссии по-прежнему высок. Обновляющееся законодательство республики наделяет всех граждан, независимо от национальности, равными имущественными правами и возможностями для предпринимательской деятельности, свободой перемещения в пределах республики. Для лиц некоренной национальности в Белоруссии нет никаких правовых ограничений при приеме на работу, включая и органы государственного управления. Эти нормы закрепила Конституция Республики Беларусь. В отличие, скажем, от избирательной системы стран бывшей советской Прибалтики, где для русскоязычного населения введены довольно существенные ограничения, в Белоруссии выборы депутатов и иных лиц, избираемых на государственные должности народом, являются всеобщими: право избирать имеют все граждане республики, достигшие 18 лет.

Статья 64 Конституции Республики Беларусь гласит: «В выборах не участвуют граждане, признанные судом недееспособными, лица, содержащиеся по приговору суда в местах лишения свободы. В голосовании не принимают участия лица, в отношении которых в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, избрана мера пресечения – содержание под стражей. Любое прямое или косвенное ограничение избирательных прав граждан в других случаях является недопустимым и наказывается согласно закону».

Не содержит ни прямых, ни косвенных ограничительных норм по национальной принадлежности и избирательное законодательство. Равно как и трудовое, имущественное, приватизационное, предпринимательское. Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов. Никому не позволено пользоваться преимуществами и привилегиями, противоречащими закону.

В Конституции закреплено право всех граждан республики иметь равный доступ к любым должностям в государственных органах – в соответствии со своими способностями и профессиональной подготовкой. Это право, по мнению многих опрошенных представителей других национальностей, проживающих в Белоруссии, существовало и прежде и, самое главное, подчеркивали участники бесед, не только декларировалось в документах, но, в отличие от некоторых других стран Содружества, неуклонно соблюдалось. Пролонгировано и право граждан свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах Белоруссии, покидать ее и беспрепятственно возвращаться обратно.

Государственным языком Белоруссии объявлен белорусский язык. Вместе с тем в Конституции отмечено, что Белоруссия обеспечивает право свободного пользования русским языком как языком межнационального общения. Каждому предоставлена свобода выбора языка общения, а также право пользования родным языком. Оскорбление национального достоинства преследуется по закону.

Гражданам Белоруссии, независимо от их национальной принадлежности, гарантировано равное право на труд, то есть на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой. Никаких преимуществ и льгот для коренных жителей не предусмотрено.

Подтверждена также свобода создания и деятельности политических партий и других общественных объединений, кроме тех, которые ставят целью насильственное изменение конституционного строя либо ведут пропаганду войны, национальной, религиозной и расовой вражды. Новой Конституцией подчеркнута ответственность государства за сохранение историко-культурного наследия и свободное развитие культур всех национальных общностей, проживающих в Белоруссии.

По мнению опрошенных русскоязычных жителей республики, провозглашенные ранее посткоммунистическим парламентом и закрепленные Конституцией свободы в отношении создания и деятельности национальных общностей – не пустая декларация. Любая национальная община в Белоруссии при желании имеет реальные возможности для своего организационного оформления. Однако Белоруссия – единственная страна Содружества, в которой нет русских общин. Ни на уровне республики, ни на уровне области, города, района, домоуправления.

Для чего создаются общины, землячества, культурные центры и прочие организованные формы проживающих в странах ближнего зарубежья этнических русских? К объединению вынуждают обстоятельства. Знали ли молодые россияне, прибывшие после войны в соседнюю с Белоруссией Литву, чтобы поднимать из руин города, строить дороги и фабрики, что спустя почти пятьдесят лет они окажутся чужими там и абсолютно ненужными России? Русские, посланные Россией в Балтию и ощущавшие себя там полвека как дома, вдруг оказались иностранцами на своей родине. Особенно их дети и внуки. К материальным проблемам, которые сейчас занимают этих эмигрантов поневоле, добавляются и чисто психологические: возраст, незащищенность, утрата иллюзий.

Брошенные на произвол судьбы в трудную для них минуту, люди ищут опору друг в друге. Если о них забыла Россия – та самая, которая послала лучших выпускников своих вузов в другие республики, то забытым ничего не остается, кроме как следовать золотому правилу: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. С этой целью и создаются различные объединения – для материальной, моральной и правовой взаимопомощи. Для сохранения своего историко-культурного наследия.

В Белоруссии ни в одном населенном пункте таких объединений нет. «А зачем они? – искренне удивляются сами русские, отвечая на прямо, без обиняков, поставленный вопрос. – Нас не обижают. Здесь без разницы, что белорус, что русский».

Изъясняясь научным слогом, населяющие Белоруссию русские имеют равные с титульным населением условия для профессиональной и творческой самореализации каждой личности. В тех пределах, безусловно, которые возможны при нынешних реформах. Но, подчеркиваю, условия – равные для всех. От ухудшившейся жизни страдают в одинаковой мере все жители – и коренные, и некоренные.

О многом говорит тот факт, что, несмотря на продолжающееся обособление народов, дележку прежнего, нажитого совместно имущества и неизбежные при этом упреки, обиды и даже вооруженные столкновения, в Белоруссию по-прежнему приезжают русские семьи. Как было показано выше, в последние годы число прибывающих даже возросло по сравнению с благополучными доперестроечными годами. Едут, поскольку Белоруссия издавна славится гостеприимством, доброжелательным отношением ко всем ближним и дальним соседям.

Путь из России в Белоруссию проложен переселенцами не сегодня и не вчера. Да, за годы советской власти миграция переместила сюда миллионы русских. Да, были среди них и есть сегодня такие, кто шел и идет напролом, для кого новые места – нечто вроде безымянного Клондайка, для кого абсолютно безразлично, какие люди и народы жили здесь до них, да и сейчас живут. Но основная масса приезжих была иной, она оставила глубокий след в истории республики. Это – отдельная тема, и мы к ней еще вернемся.

А сейчас посмотрим, правы ли те, кто безапелляционно утверждает, что коммунистическая Москва насильственно колонизировала Белоруссию, направляя туда несметные орды безродных переселенцев с путевками.

Исходят из следующих цифр. К концу Великой Отечественной войны население республики составляло чуть больше 6 миллионов человек. Это – две трети довоенной численности. Каждый третий белорус погиб. В 1945 году белорусов было меньше, чем в конце ХIХ века. Резкое снижение численности населения на западной границе СССР создавало определенные проблемы перед обороноспособностью страны, и Москва приняла решение восполнить потерю трех миллионов погибших за счет трудовых ресурсов, направляемых из промышленных районов Урала, Сибири и Центральной России. Промышленность, работавшая на военные нужды, быстро восстанавливалась, строились новые предприятия. В заводских цехах и поселках зазвучала уральская и нижегородская речь.

Это была, так сказать, вторая крупная волна колонизации. Первую связывают с восстановлением народного хозяйства, разрушенного в ходе Гражданской войны, и последующей индустриализацией конца двадцатых – начала тридцатых годов. Миллионы погибших, умерших в то время от болезней и голода, а также в Гражданскую и Первую мировую, коренных жителей заменили переселенцы, приехавшие по оргнабору из центральных областей России. Мол, уже тогда приехавшие взяли в свои руки бразды правления, заняв в силу профессиональных знаний и квалификации ключевые посты в промышленности, финансах, науке, здравоохранении, культуре.

Однако при более тщательном рассмотрении этот прием, за основу которого берутся резкие колебания в численности коренного населения, мягко говоря, не совсем корректен. Если взглянуть на дооктябрьскую историю Белоруссии, то подобных примеров в ней хоть пруд пруди. Географическое положение белорусских земель таково, что через них всегда прокатывались крупнейшие войны. Кроме боевых потерь, сотни тысяч жизней уносили неизбежные спутники многолетних войн – жестокие эпидемии, неурожаи, голод.

Вот лишь некоторые данные. В 1650 году в Белоруссии было около 2 миллионов населения, а после очередной войны, затронувшей ее территорию, и последующего мора, вспыхнувшего от эпидемии сыпного тифа, к 1670 году осталось всего 1,5 миллиона человек. Однако уже через короткое время население выросло до 2,5 миллиона человек.

За период Северной войны 1700-1721 годов оно снова сократилось до 1,5 миллиона человек. То есть на миллион. И снова – спустя короткое время – достигло довоенного уровня и даже превысило его. По переписи 1897 года, число жителей Белоруссии составило 6,7 миллиона, а к 1914 году достигло 7,5 миллиона человек.

Только абсолютные невежды могут поверить, что убыль населения Белоруссии восполнялась за счет принудительной миграции. В таком случае в республике не осталось бы ни одного этнического белоруса. А их сегодня, как мы уже отмечали, более 80 процентов. Значит, ведут свой род из давних веков.

И все же факт остается фактом: этнических россиян в Белоруссии всегда было достаточно много, хотя подробных статистических сведений нет даже о ХIХ веке, не говоря уже о более ранних эпохах. В произведениях древней белорусской литературы, устном народном творчестве сохранилось много упоминаний о русинах, русичах, русах. Это смелые воины, отличные мастера, надежные друзья. Песни, легенды, сказания доносят до нас их привлекательные образы.

В белорусском фольклоре, берущем свое начало с незапамятных времен, запечатлены отголоски давно минувших эпох, когда у белорусов и русских были общие предки – восточнославянские племена кривичей, дреговичей и радимичей, общее государственное образование – Киевская Русь. Родственные ветви, на которые расчленилась после ее распада древнерусская народность, в ХIV – ХVI веках в условиях обособленности сформировались в русскую, украинскую и белорусскую народности. Они сохранили очень много общего в своей культуре, языках, обычаях. И самое главное – чувство кровного родства.

Голос родной крови не подвластен времени. К какому бы народу ни относил себя сегодня любой славянин, кровь в его жилах все равно течет в одном ритме. От каждого из нас тянется в прошлое, в тьму веков, незримая нить, и даже если не знаешь о ней, она непременно напомнит о себе зовом далеких предков.

Наверное, когда туго натягивается эта невидимая глазу нить, связывающая людей с прошлым, тогда и покидают они отчий дом и трогаются с насиженных мест. Ученым мужам покажется неубедительным такое объяснение, они назовут его, и правильно сделают, односторонним, наивно-романтичным, поэтическим. Хотя, конечно, полностью его не отвергнут.

Если же спуститься с парнасских высот на реальную почву, то в ряду причин, побуждающих русских и по сей день выбирать в качестве места жительства Белоруссию, можно выделить следующие.

Географическое положение. Белоруссия расположена крайне удачно – почти в самом центре Европы. На севере и востоке республика граничит с Псковской, Смоленской и Брянской областями Российской Федерации, на юге – с Украиной, на западе – с Польшей, на северо-западе – с Литвой и Латвией. Сейчас это все суверенные государства, и жить посреди них довольно выгодно с точки зрения предпринимательской и торговой деятельности.

Климат. Его характеризуют как переходный от морского к континентальному. Это значит – умеренный, мягкий.

Лето здесь – самая продолжительная пора года. Оно длится до 150 дней, иногда до конца сентября – начала октября, особенно на юге. В отдельных местах созревают даже теплолюбивые южные культуры – виноград и абрикосы.

Зима в Белоруссии наступает в ноябре. Длится от 105 до 145 дней. Морозы обычно несильные, от 15 до 17 градусов, к тому же долго они не стоят, быстро сменяются оттепелями.

Влажный, относительно мягкий с небольшой амплитудой температур климат республики нравится всем приезжим, особенно тем, кто страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. Недаром в Белоруссии такое невероятное количество отставных военных.

Природа. Она здесь ярка и живописна. На территории республики 10 780 озер. Это ее «голубые глаза», за которые соседи и зовут ее синеокой сестрой-Беларусью. Озера – замечательные места отдыха и базы рыбных хозяйств.

В Белоруссии – 20 780 рек общей протяженностью 90 тысяч километров. Судоходная часть рек – 4 тысячи километров. Остальные служат маршрутами туристских походов на лодках.

Ну и, конечно – краса, богатство и гордость Белоруссии – ее леса. Они занимают более трети территории. В республике нет ни одного безлесного района. Многие шоссейные магистрали и проселочные дороги представляют собой чудесные березовые или липовые аллеи, превращающиеся летом в зеленые коридоры.

Белорусские леса богаты зверем и птицей, грибами и ягодами. Кроме Беловежской пущи, ставшей известной при роспуске СССР, в республике много других пущ. Это уникальные памятники природы, сохранившие во всей своей красе величие первозданного леса.

Неотъемлемая часть пейзажа Белоруссии – знаменитые болота. Представление о них чаще всего связывается с непроходимыми топями (по-белорусски «твань» или «дрыгва»), с малярийными комарами, разлагающейся гнилью. Нередко болота рассматриваются как враждебный человеку компонент ландшафта, который может быть полезен только после осушения. Но это не так. Болота – это естественные плантации ягод, исцеляющих растений, строительных материалов (мох), технического сырья (верба для дубления кож), это охотничьи угодья. Но главное – болота выполняют водоохранную и водорегулирующую функции. Зимой и в середине лета, когда наступает острый дефицит воды, они питают реки, смягчают температурные колебания.

Территория. Она компактна, не очень большая (шестое место в бывшем СССР после России, Казахстана, Украины, Туркмении и Узбекистана). Россияне давно поняли, что жить удобнее не в гигантской стране с ее немереными просторами и отсутствием дорог, а в средних размеров хорошо обустроенном государстве с разветвленной сетью населенных пунктов, отстоящих друг от друга не на десятки, а то и сотни километров безлюдья.

Небольшая Белоруссия как раз отвечает этому эталону: с юга на север она протянулась на 550 километров, с востока на запад – на 640. Площадь территории республики – 207,6 тысячи квадратных километров.

Плотность населения. Белоруссия заселена довольно плотно. В среднем на 1 квадратный километр приходится 50 человек. Это почти в четыре раза выше, чем было в целом по СССР, и вдвое больше, чем в США. Почти три четверти населения – 68 процентов – проживают в городах и поселках городского типа.

Условия жизни. Белоруссия привлекает внимание мигрантов еще и тем, что ее города и другие населенные пункты очень удобны для жизни, труда и отдыха. Разрушенные в годы последней войны, они отстроены практически заново и не знают свойственных старым городам трущоб и загрязненности узких улочек, ветхого жилья и коммуналок – бича Москвы, Петербурга и других крупных российских промышленных центров. Более пяти десятков новых городов, построенных в послевоенное время, поднялись прямо в чистом поле или среди лесов. Это Новополоцк, Светлогорск, Белоозерск, Жодино, Солигорск, Новолукомль… Широкие, ровные проспекты, красивые жилые микрорайоны, море цветов на площадях и бульварах. Все города – молодые и старые – окружены замечательной зоной отдыха. 75 процентов минчан, например, имеют возможность в выходные дни отдыхать у воды, не покидая черту города.

Заново возродилась и белорусская деревня. На месте сожженных в годы войны сел возникли новые, радующие глаз планировкой и архитектурой. Они все благоустроены, газифицированы, большинство их обеспечено горячим водоснабжением. Жизнь в этих поселениях мало чем отличается от городской. Неспроста все больше семей предпочитает жить на лоне природы, где преимущества сельского бытия удачно сочетаются с городскими удобствами.

Условия труда. В недрах Белоруссии нет каменного угля, железных руд и прочих полезных ископаемых, которые бы потребовали создания добывающей промышленности и соответственно тяжелого, изнурительного труда.

Развитая электронная и легкая промышленность, сельское хозяйство, транспортная система, сфера обслуживания – вот что привлекало в Белоруссии переселенцев.

Продолжительность жизни. В Белоруссии одна из самых высоких средняя продолжительность жизни населения – почти 75 лет. Это в два раза выше, чем было в конце прошлого века. В республике около тысячи долгожителей – людей старше ста лет.

Хорошие люди. О белорусском народе говорят и пишут только положительное. И это не ради красного словца, не дань моде и дипломатическому протоколу. Белорусы трудолюбивы и терпеливы, искренни и радушны. Они надежны в беде и отзывчивы к чужому горю. В 1941 году белорусские женщины прятали в своих домах беженок – жен командиров Красной Армии, чьи мужья оказались в окружении. В Западной Белоруссии, куда Красная Армия вошла в сентябре 1939 года, отношение к военным из России было разное. Сердобольные белорусские крестьянки укрывали командирские семьи, делились с ними последней кринкой молока и краюхой хлеба.

Путешественники, посещавшие белорусские земли в прошлые столетия, дружно отмечали, что белорусы откровенны и простодушны, хорошо сохранили одежду, язык и некоторые обычаи своих предков. С малолетства привыкшие к лишениям всякого рода, мужественно переносят голод, стужу и всякую нужду. Мужчины охотники курить табак, оба пола любят попировать на похоронах, свадьбах, крестинах, где главным угощением бывает водка.

«В праздничные и воскресные дни, – писал генерал-майор М. С. Без-Корнилович в своей изданной в 1855 году книге «Исторические сведения о примечательнейших местах в Белоруссии», – крестьяне со своими женами и взрослыми дочками, нарядясь в лучшие платья, отправляются в приходскую церковь к обедне: оттуда одни возвращаются домой, другие, зайдя в корчму, в ней остаются до ночи.

Корчма в Белоруссии – крестьянское сходбище всех возрастов и состояний: место отдыха после работы, зала совета, брани и плясок; в ней решаются споры, заключаются условия, мировые и разные сделки. В ней в праздничные дни парни с девицами танцуют под скрипку, а чаще всего под свой народный инструмент дуду, похожую на волынку. Нередко случалось, что сделанное между молодыми знакомство в корчме оканчивалось брачным союзом в церкви.

Белорусский крестьянин если сыт, одет и не обременен работою – весел, добр, разговорчив, трудолюбив».

Белорусский народ никогда не испытывал вражды к представителям других национальностей. Испокон веков на этой земле все жили одной семьей, в мире и согласии. Никаких трений и упреков. Русскоязычное население всегда чувствовало себя здесь как дома.

Кажется, я ответил на главные вопросы, почему русские охотно селились в Белоруссии. Хотя эту тему можно развивать и дальше. Например, говорить о высокой культуре человеческих взаимоотношений, об обстановке, которая характеризует подлинно цивилизованное общество.

Русские в Белоруссии – это, конечно, не те русские, которые, скажем, живут в Москве, Питере или в центральных районах России. Хотят этого 1,2 миллиона этнических русских или нет, но в их жилах кровь течет в белорусском ритме, и Толстой и Достоевский, изучаемые в студенческих аудиториях Минска или Гомеля, воспринимаются иначе, чем, к примеру, в Томске или Нижнем Новгороде.

Русские в Белоруссии, безусловно, облучены средой обитания. Они и сами влияют на окружающих, но процесс этот – не улица с односторонним движением.

Кто скажет, что такое русскость? Что составляет ее неповторимость? Нежность и доброта Аленушки? Жертвенная терпеливость Иванушки? Молодцеватость Ильи Муромца или жесткое предвидение Петра I? Нынешнее тревожное приграничье или тишина древних засечных черт? Мужество политрука, сказавшего: «Велика Россия, а отступать некуда»?

Русскость – это когда заиграет на улице гармошка и люди бросают недоделанные дела, выбегают на крыльцо и слушают, слушают… Это когда льются песни, широкие, словно луговые туманы над Окой, когда хочется беспричинно плакать. Это удивительные краски, звуки, чувства, слова. Им до конца истории человечества оставаться в любом зарубежье капелькой России.

Во время последней переписи населения Белоруссии обнаружилась любопытная деталь: более трехсот тысяч лиц некоренных национальностей назвали своим родным языком белорусский. Из них русских было менее тысячи. Абсолютное большинство из почти 1,2 миллиона русских (99 процентов) не знают и не хотят знать язык своей второй родины.

Прозападно настроенная часть белорусской интеллигенции видит в этом неуважение со стороны пришельцев к культуре своего народа, обвиняет их в пренебрежении, высокомерии по отношению к «младшему брату».

Спору нет, русские, владеющие белорусским языком, хотя бы разговаривая на бытовом уровне, почувствовали бы себя гораздо увереннее. Ведь благодаря языку они постигли бы другой образ мышления. Знание чужого языка способствует также преодолению недоверия, непонимания.

Другое дело, что этих явлений, слава Богу, в Белоруссии нет. Да и языки настолько близки, а слова так созвучны, что русские без напряжения понимают смысл сказанного по-белорусски. К тому же большинство белорусов разговаривает преимущественно по-русски, и очень многие титульные жители своего языка не знают.

Действительно, лишь бы было взаимопонимание! Силовое вмешательство в эти процессы, их государственное регулирование вряд ли пойдет на пользу. Это как раз та самая деликатнейшая сфера, которая должна развиваться не по указу или распоряжению очередных правительственных чиновников, а по жизни, по традиции, по народному хотению – естественным, ненажимным путем.

Не следует, наверное, сбрасывать со счетов и следующую особенность, которую понимают умные люди и потому не делают трагедии из нежелания русских овладевать местными языками, будь то литовский или молдавский, киргизский или таджикский. Речь идет о том, что русские никогда и нигде не будут ощущать себя национальным меньшинством. Это огромная нация с великой историей и культурой. Немцы, англичане, французы, американцы – тоже большие народы – ведут себя точно так же. Изучать чужой язык им кажется ненужной блажью.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх