Сцена первая

К о т е н к о в. Если вы позволите, поскольку я готовился к выступлению в ходе прений.

П р е д с е д а т е л ь с т в у ю щ и й. Вы же не депутат, вам может дать Дума слово. Пожалуйста. (Шум в зале.) Он же не депутат, подождите минутку. Он прислал записку, что хотел бы выступить по этому вопросу. Давайте мы дадим слово представителю президента, не нарушая регламента. Пожалуйста. (Шум в зале.) Поспокойнее, поспокойнее. Все мы успеем обсудить.

К о т е н к о в. Уважаемый Геннадий Николаевич, уважаемые депутаты Государственной думы! Я не задержу надолго вашего внимания. Я не собираюсь давать политических оценок ни событиям 1991 года, ни принимаемым решениям. Я хотел бы просто обратить ваше внимание на некоторые юридические тонкости принимаемого вами решения. Прежде всего я хотел бы напомнить вам, что действовавшая в 1991 году (вот она у меня в руках) Конституция РСФСР не относила вопросы денонсации и ратификации международных договоров к исключительным полномочиям Съезда народных депутатов. Это ответ на заявления о том, что решение Верховного Совета было неправомочным. Пункт 15 статьи 109 Конституции относил ратификацию и денонсацию международных договоров к прямому ведению Верховного Совета, следовательно, решение было правомочным. Съезд мог принять к своему рассмотрению и рассмотреть этот вопрос, но он этого не сделал. Это не умаляет юридической силы принятого Верховным Советом постановления. Далее. Решение, принятое двухпалатным парламентом, Верховным Советом РСФСР, в декабре 1991 года носило силу закона и действительно не может быть отменено одной из палат ныне действующего парламента, что, естественно, сразу делает ничтожной юридическую силу принимаемого акта. Правовая неопределенность, которая возникает, допустим, в случае признания юридической силы этого документа, что весьма сомнительно, по отношению к международной правоспособности Российской Федерации, на территории которой будут тогда действовать сразу как бы два государства, переводят Россию в разряд неопределившихся государств, в связи с чем Россия теряет место в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций. И наконец, в соответствии с действующим в Российской Федерации законом «О международных договорах Российской Федерации» любые решения, связанные с денонсацией или ратификацией международных договоров, принимаются парламентом только по представлению президента Российской Федерации, что означает, что данный акт не будет признан ни одним субъектом международного права. Отсюда возникает вопрос: если данный документ не будет иметь юридической силы, то зачем он нужен? Благодарю за внимание.

П р е д с е д а т е л ь с т в у ю щ и й. Так, спасибо. Уважаемые депутаты, здесь подсказывают, что у нас лежит и второй проект постановления, который у нас включен в повестку дня. Они идут друг за другом. Сергей Николаевич говорит, что их нужно было рассматривать вместе и одним постановлением голосовать. Но мы не можем этого сделать, поскольку оба вопроса в повестке дня, и, по сути, оба они обсуждены. Какие будут мнения? Может быть, мы сейчас за основу проголосуем? Можно было бы даже все проекты проголосовать как бы рейтинговым голосованием, а потом решать в зависимости от того, как редакционная комиссия предложит нам поступить. В порядке поступления предложений – проголосуем за основу все.

По мотивам. Пожалуйста, депутат Лукашев. (Выкрики из зала.) Первый – за основу.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх