«Коллективная отставка»

Слово – участнику той «коллективной отставки» Абдуле Бугаеву, тогдашнему председателю постоянной депутатской комиссии Верховного Совета ЧИР: «Если я не ошибаюсь, то 14 сентября 1991 года во главе российской депутатской делегации в Грозный прибыл Р. И. Хасбулатов. У него состоялась встреча с Д. Дудаевым. Нам, народным депутатам республики, было предложено собраться 15 сентября в ДК им. Ленина на чрезвычайную сессию. В назначенный срок собралось где-то 106-107 депутатов, то есть кворума не было. Но несмотря на это, спикер парламента России настоял, чтобы депутаты начали работу, направленную на выработку компромиссных решений, позволяющих безболезненно выйти из создавшегося политического кризиса.

«Сессия» открылась. Вел ее заместитель председателя Верховного Совета ЧИР М. А. Султыгов, потому что ни Д. Г. Завгаева, ни его первого заместителя А. Н. Петренко не было в зале.

После краткого вступительного слова Р. И. Хасбулатов информировал депутатов о том, что для выхода из взрывоопасной ситуации, сложившейся за последнее время в Чечено-Ингушетии, между ним и Д. Дудаевым достигнута договоренность: в случае самороспуска Верховного Совета будет создан временный орган власти.

Депутаты, загнанные в тупик и обеспокоенные возможными для народа последствиями, проголосовали за это предложение и таким образом создали неконституционный орган – Высший Временный Совет (ВВС) в составе 32 человек, включая и кандидатуры, предварительно согласованные с ИК ОКЧН (Исполнительный Комитет Общенационального конгресса чеченского народа.- Н. З.). Так неправомочная «сессия» «узаконила» беззаконие, что было восторженно встречено собравшимися на площади у ДК им. Ленина сторонниками Д. Дудаева. Это была последняя встреча народных избранников республики, которые сквозь строй вооруженных сторонников Д. Дудаева покинули зал заседания, дискредитировав себя и обманув доверие своих избирателей. В их числе был и я. О незаконности Высшего Временного Совета знали и лидеры исполкома ОКЧН, и мы, народные депутаты ЧИР. Первые молчали потому, что им удалось навязать в качестве председателя ВВС давно рвущегося к власти Х. Ахмадова – верного и преданного заместителя лидера исполкома ОКЧН. Вторые не протестовали потому, что надеялись в итоге найти компромиссные меры, способные стабилизировать кризисную ситуацию и провести свободные демократические выборы в новый состав Верховного Совета ЧИР.

Но как только обнаружились попытки Х. Ахмадова подмять деятельность ВВС под политику исполкома ОКЧН, он был смещен со своего поста. Тогда и развернулась кампания по дискредитации остальных его членов. Только тогда заявила о неконституционности ВВС Э. Шерипова, для которой был уже зарезервирован пост генерального прокурора ЧР».

Вот при каких обстоятельствах родился пресловутый ВВС, которому Президиум Верховного Совета РСФСР поручил «принять все необходимые меры по стабилизации обстановки в Чечено-Ингушской Республике». Грозненской прокурорше была видна явная нелигитимность этого странного, политически недееспособного органа! А в Москве на него делали ставку, хотя Руцкой и предупреждал: «Этот Временный совет не работал, не работает, они его весь разогнали. А сейчас еще и арестовали прокурора. Я вам скажу, Пушкин Александр Васильевич очень преданный человек, он сразу вынес вот такой вердикт, так сказать, протест против того, что происходит».

Но, пожалуй, самая знаменательная фраза вице-президента – вот эта: «Если мы такое постановление сейчас не примем, я, собственно говоря, даже не знаю, так сказать, в чем их поддержать в данном плане». Лидеры молодой российской государственности оказались совершенно беспомощными в первой же сложной ситуации. Впрочем откуда быть опыту в подобных делах? В «Белый дом» их тоже внесла митинговая стихия площадей, только московских. Вот и вся разница.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх