Кем пожертвовать

Депутат Г. Сорокин. Александр Владимирович, вы упомянули о том, что чрезвычайное положение введено по просьбе представителя президента Российской Федерации Арсанова. Осуществлялась ли проверка достоверности того, что именно Арсанов эту телеграмму написал и отправил?

Ответ. Телеграмма отправлена шифрорганом МВД. К нему имеют допуск только министр и его заместители. Данная шифрограмма была отправлена в присутствии Ибрагимова.

Депутат В. Шуйков. Товарищ вице-президент, почему подписанный указ президента ни по одному пункту не выполнен, и кто виноват в том, что он не выполняется? Если вы приняли решение, что нужно ввести чрезвычайное положение в Чечено-Ингушетии, то, как я понимаю, должны были просчитать, во что это может вылиться. Почему до сегодняшнего дня ни один пункт не выполнили, и кто из руководителей нашего государства ушел в отставку из-за этого?

Ответ. 19 октября 1991 года издан указ президента Российской Федерации о передаче в юрисдикцию Министерства внутренних дел Российской Федерации внутренних войск МВД СССР. До сих пор этот указ не выполнен. Недокомплект в МВД Российской Федерации на сегодняшний день составляет 42 тысячи человек. Поэтому предприняли совместные действия со стороны МВД СССР и МВД Российской Федерации. Я в своем выступлении сказал, что вооруженные силы не привлекались.

Позволю вам напомнить ситуацию по другой республике, близлежащей к этой. Вот постановление пятого (внеочередного) съезда народных депутатов о ходе выполнения постановления третьего (внеочередного) съезда народных депутатов РСФСР «О положении в Южной Осетии». И на пятом съезде мы такой же документ приняли. Я вас тоже могу спросить: почему же они не выполняются? Почему не контролируется выполнение этих документов? (Шум в зале.)… Во всех ситуациях должен быть механизм исполнения.

Чтобы вам было понятно с нынешней ситуацией, зачитаю шифровку. Не буду говорить, кто ее подписал. Слушайте: «Группировка ОМСДОН и приданные силы, несмотря на пополнение за счет батальонов соседнего района, стоят в походной колонне в районе аэропорта Владикавказ и выдвижения не начинают. Несмотря на неоднократную передачу ваших распоряжений, заместитель командира ОМСДОН полковник милиции Калюжный, ссылаясь на указания исполняющего обязанности командующего Внутренними войсками СССР Пономарева, который якобы приказал не начинать движение в заданный район без личного указания Баранникова или его самого, покинул вверенную группу и находился в расположении училища МВД, ссылаясь на необходимость поддержания связи с командованием Внутренних войск СССР. В настоящее время (на 7.00) на границе между Пригородным и Назранским районами Чечено-Ингушской Республики ингушами в двух местах устроены заграждения из железобетонных блоков, щебня, где находится до 300 вооруженных людей. В районе станицы Ишерская разобраны железнодорожные пути, в результате чего в городе Моздоке стоят два пассажирских поезда».

О чем это говорит? О том, что, провозгласив суверенитет и независимость Российской Федерации, не имеем сил и средств для их поддержания, для выполнения, в частности, указа президента. Таких сил и средств у нас в республике просто нет…

Читая эти строки сегодня, невольно восклицаешь: разгадка, оказывается, до нелепости проста. «Белый дом» и Кремль в основном занимались перетягиванием каната. Российские власти, используя победу в августе, ковали железо, пока оно было горячим – спешно брали под свою юрисдикцию все, что раньше принадлежало союзным органам. Те, естественно, упирались. Дележка имущества и власти занимала умы с утра до поздней ночи. И никому дела не было до целого народа, страдавшего из-за распрей и междоусобицы между двумя центрами – российским и союзным. Мафиозные кланы в Чечено-Ингушетии и за ее пределами моментально оценили своеобразие тогдашнего момента и пошли ва-банк.

Депутат С. Сироткин. Уважаемый Александр Владимирович, у меня совсем простой вопрос. Я хотел бы точного и вразумительного ответа: кто является сторонами этого конфликта? Кто является такими сторонами в Карабахе, я знаю. А здесь?

Руцкой ушел от прямого ответа. Его дал председательствовавший:

– Между законом и беззаконием. Вот и все.

Депутат И. Константинов. Самое страшное, что может произойти, это если мы одобрим указ о чрезвычайном положении, но не хватит сил и средств для его реализации. Если мы пойдем таким путем, Россия точно развалится. Скажите, пожалуйста, вы как военный человек и вице-президент, уверены в том, что чрезвычайное положение будет реализовано? Можете дать гарантии выполнения тех решений, которые сегодня будут выполнены?

Ответ. Не сомневайтесь в этом. Если вы утвердите указ, он будет выполнен в полном объеме.

Но, судя по характеру новых вопросов, посыпавшихся докладчику, было видно, что у депутатов возникли сильные сомнения. Своих сил у Российской Федерации нет, а Внутренние войска МВД СССР не торопятся переходить под республиканскую юрисдикцию, поскольку Кремль не пускает. Чечено-Ингушетия вооружается, разбирает железнодорожные рельсы, устраивает завалы – все это весьма и весьма серьезно осложняет ситуацию.

Депутат Б. Большаков. Меня интересует вопрос: кто был инициатором этого указа, кто участвовал в его подготовке, а также в выработке мер по его реализации?

Вот оно, начинается. До депутатов, похоже, постепенно доходит, какие последствия вызовет реализация или нереализация – в равной степени – указа. Как это в народе говорят? Коготок увяз – всей птичке пропасть…

Ответ. Инициатор указа – закон. А если конкретно, то документ разрабатывался группой юристов. После того как указ был подписан, в совещании по его выполнению участвовали министры внутренних дел Российской Федерации и СССР, исполняющий обязанности командующего Внутренними войсками МВД СССР, председатель Комитета государственной безопасности и Генеральный прокурор РСФСР.

Депутат В. Миронов. Должны ли, по вашему мнению, нести ответственность за сложившуюся ситуацию в Чечено-Ингушской Республике председатель КГБ России, который допустил, что вооружено большое количество людей и что грубо нарушаются законы Российской Федерации, министр внутренних дел России и его заместитель Комиссаров, которые не выполнили указ президента России, направленный на стабилизацию обстановки? Это первый вопрос.

Второй вопрос: имеется ли в связи с действиями группы лиц в Чечено-Ингушетии угроза суверенитету и территориальной целостности России? И третий вопрос: какая работа проводится правительством и президентом России по недопущению развала российского государства?

Ответ. Чтобы быть до конца честным и объективным в этой ситуации, я вам скажу так. Дунаев, министр внутренних дел, все, что мог сделать, он сделал. Мы с этим человеком были все время вместе, и управление, собственно говоря, осуществлялось из моего кабинета. Дунаев сделал все, что было в его силах. Как сделал, это вы обязаны оценить. Я считаю, что с поставленной задачей он справился.

Что касается его заместителя Комиссарова, я его не хочу оправдывать, он в некоторой степени проявил безволие. Отношение Комиссарова к исполнению президентского указа, я считаю, должно быть наказуемо. Почему? Потому что его посылали не для проведения митингов или переговоров – для этого туда ездило достаточное число народных депутатов. Задачей Комиссарова было обеспечить правопорядок в республике, освободить Комитет государственной безопасности, потому что в подвалах этого здания было более двух тысяч единиц огнестрельного автоматического оружия, дать возможность нормально работать телецентру, захваченному боевиками. Перед ним была поставлена задача – задержать Дудаева, поскольку санкция прокурора на это была дана.

О председателе Комитета государственной безопасности. Помните ту сессию Верховного Совета, на которой выступал я, после меня Иваненко? Он призвал тогда к дальнейшему продолжению политического диалога, то есть – не обращать внимания на те преступления, которые там совершались против закона. Так вот, этот политический диалог довел до того, что без единого выстрела был сдан КГБ, получил ранение его сотрудник, а вся Чечено-Ингушетия наводнена оружием. Поэтому, я думаю, с того, кто назначал на эту должность Иваненко, тоже спросят в полной мере.

Председательствующий. Ну, мы назначали…

Далее Руцкой ответил на остальные вопросы депутата Миронова, подтвердив, что события в Чечено-Ингушетии являются катализатором для других республик Северного Кавказа, и что надо действовать в соответствии с законом – отстранять от власти тех, кто угрожает целостности России.

Депутат А. Аслаханов. Александр Владимирович, у меня три вопроса к вам. Первый – как к вице-президенту. Считаете ли вы, или считали ли нужным, когда принимали (вы – автор этого указа), когда его разрабатывали, привлечь к обсуждению необходимости введения чрезвычайного положения народных депутатов, представляющих регион? У нас есть комиссия по вопросам национальностей, государственный секретарь по национальной политике.

Второй вопрос у меня как к военному, имеющему опыт войны в Афганистане. Как вы считаете, достаточно будет ударной армии, чтобы расправиться с теми, против которых вы сейчас так рьяно выступаете? Вы как военный человек понимаете, что только обширное кровопролитие может оказать «помощь» в реализации этого указа.

И третий вопрос к вам как к гражданину. Как вы считаете, то, что вы делаете как руководитель, как человек, – к каким непредсказуемым событиям в межнациональных отношениях может привести принятый с вашей подачи указ?

Ответ. Я понимаю, товарищ Аслаханов, что вы остро и больно воспринимаете ситуацию, которая сложилась в республике, я понимаю это прекрасно. Но я хотел бы вам напомнить, как мы вас искали, когда нужно было ехать в командировку в Чечено-Ингушскую Республику, да так и не нашли! Вы прибыли, правда, на следующий день, и сказали, что вы болели. (Шум в зале, выкрики.)

Я отвечаю уважаемому депутату на вопрос. Что касается непосредственно деятельности комиссии народных депутатов, самих народных депутатов, то я вам показываю пакет документов, которые были приняты Верховным Советом, съездом, Президиумом Верховного Совета – все по этому вопросу.

А теперь о том, что вы сказали. Я не говорил в Верховном Совете, что необходима армия для расправы над чечено-ингушским народом. Я предложил иные меры. Я предложил меры по выполнению указа о стабилизации обстановки в республике. Если вы считаете нормальным явлением поставки и наличие оружия, количество которого превысило уже десятки тысяч, то я не считаю это нормальным, хотя вы являетесь председателем комитета по вопросам законности, правопорядка и борьбы с преступностью.

Депутат А. Шабад. Решение о введении чрезвычайного положения принималось без всякого понимания того, что мы имеем дело с Кавказом… И мой вопрос не в том, нужно ли отменять чрезвычайное положение. Конечно, нужно, и немедленно. Мой вопрос в следующем: кем, каким должностным лицом Российской Федерации мы должны пожертвовать, кто должен уйти в отставку, чтобы смягчить создавшееся положение?

Ответ. Я понимаю, что вы с радостью воспримете, если я скажу, что Руцкой, конечно, должен уйти в отставку. Вы даже будете радоваться этому, я в этом совершенно не сомневаюсь! Но я вам скажу – Руцкой в отставку не подаст…

Депутат М. Арутюнов. Александр Владимирович, вы не дали конкретного ответа ни на один вопрос. Кто все-таки был инициатором этого, на мой взгляд, абсолютно неправильного и несвоевременного указа? Представляли ли вы себе его последствия?

Ответ. Я еще вчера сказал на пресс-конференции и на заседании Президиума Верховного Совета: указ разрабатывал Руцкой. Что касается отставки, то не вы меня избирали. Меня вместе с Борисом Николаевичем Ельциным избирал весь народ.

Депутат В. Ким. Ваш прогноз развития событий на ближайшие дни и недели? Во сколько вы оцениваете человеческие жертвы, которые непременно будут?

Ответ. Все зависит от того, какими средствами будет выполняться указ. Если на территорию республики ввести войска и дать им разрешение на применение оружия, кровь, не дай Бог, может пролиться. Но если не дать возможности поступления оружия в республику, я думаю, жертв не будет.

Самый важный вопрос был задан, как это часто бывает, под занавес. Председательствующий предупредил, что этот вопрос – последний. Как будто чувствовал, что разговор может пойти в нежелательную для некоторых присутствовавших в зале плоскость. Цитирую:

Депутат Ю. Семуков. Вы много говорили о законности. По хронологии, которую вы представили, получается, что 24, 25 и 30 августа там творилось беззаконие, разгонялся законно избранный парламент Чечено-Ингушской Республики. Почему тогда президент не принял меры, чтобы ввести там чрезвычайное положение и защитить законность?

Ответ. Давайте вместе рассуждать по поводу событий 24 августа. Вы знаете, что 24, 25 и 26 августа непосредственно там находился народный депутат от Чечено-Ингушской Республики Аслаханов. Потом там был Руслан Имранович. Но таких даже мыслей не возникало, чтобы вводить там какое-то чрезвычайное положение. Потому что это было волеизъявление народа – отстранить от власти Верховный Совет.

Читая эти строки, трудно удержаться от восклицания: с каких это пор волеизъявление народа стали отождествлять с угрозами вооруженной толпы? Волеизъявление народа всегда выражалось через выборы, через референдум, различные опросы общественного мнения.

Правда, Руцкой вынужден был признать, что отстранение законной власти от исполнения ее обязанностей – акт неправильный. Однако докладчик не ответил прямо на вопрос, поставленный депутатом Ю. Семуковым из Республики Коми, он лишь констатировал факт: «Не было тогда принято решения ни со стороны народых депутатов, ни со стороны президента о введении там чрезвычайного положения».

Время, отведенное на вопросы докладчику и его ответы, было исчерпано. Прежде чем объявить перерыв, председательствующий счел необходимым внести уточнения по поводу прозвучавшего в докладе Руцкого пассажа о том, что один из ближайших соратников Дудаева – Ахмадов – является помощником… Р. И. Хасбулатова. Публично признав, что это так, Руслан Имранович произнес:

– Этот факт, очевидно, понадобился, чтобы как-то втянуть в эти дела меня: чуть ли не я организатор этого переворота. Но я хочу спросить, кто вам дал эту информацию, кто ее вложил в доклад? Ведь она явно направлена однозначно на то, чтобы дискредитировать председателя Верховного Совета! Вчера об этом не говорилось…

Да, судя по всему, упоминание о том, что его помощник Ахмадов является ключевой фигурой в команде Дудаева, было для Хасбулатова неожиданным. Реакция спикера была весьма болезненной, и это не укрылось от зала. Руслан Имранович стал говорить о другом своем помощнике, Юрии Черном, который «чуть ли не каждый день звонит и дает информацию раньше и лучше, чем КГБ, прокуратура и МВД», но неприятный осадок от этого инцидента у депутатов остался. Он усилился еще больше, когда после перерыва председательствующий дал слово Руцкому, и тот произнес:

– Я хочу публично извиниться перед Русланом Имрановичем Хасбулатовым. Это обосновывается тем, что я четвертые сутки без сна, а справку с фамилиями мне на бегу давали. Я разберусь с человеком, который мне ее предоставил. Поэтому прошу прощения у Руслана Имрановича.

В ложе прессы многозначительно переглянулись.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх