Указ не прошел

Внеочердное заседание обеих палат Верховного Совета, начатое 10 ноября, в один день не уложилось. Обсуждение продолжалось и завтра, хотя уже по характеру первых вопросов, заданных докладчику, было ясно, какие настроения преобладают в зале.

Утверждение указа президента РСФСР было признано невозможным. Верховный Совет большинством голосов высказался за «продолжение урегулирования возникшего кризиса в Чечено-Ингушской Республике не путем применения чрезвычайных мер, а политическими средствами».

Отдельным пунктом было записано «назначить представительную делегацию для переговоров с основными политическими группами Чечено-Ингушской Республики с целью политического урегулирования конфликта». Состав делегации и ее полномочия предполагалось утвердить на Верховном Совете РСФСР. Хотя председательствующий еще в первый день заседания вынужден был признать, перечисляя сделанное для урегулирования ситуации: «Начнем с того, что почти 20 депутатских групп побывало там, плюс еще заместитель Генерального прокурора, заместитель министра внутренних дел, представитель КГБ и так далее. Правда, трудно сказать, чего больше они принесли – пользы или вреда. Специальные помощники, представители, государственный секретарь дней десять назад там были вместе с министром Полтораниным, депутатом Рудкиным… В общем, половина членов Верховного Совета, включая и меня…»

Постановление содержало и такую запись: «Провести парламентское и служебное (по линии МВД РСФСР и КГБ РСФСР) расследование для установления лиц, ответственных за принятие недостаточно подготовленных политических и военно-технических решений по введению чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской Республике». Чего, конечно же, сделано не было, как и многого другого, что осталось для истории свидетельством паралича власти, ее неспособности принимать адекватные быстро меняющейся обстановке решения.

«Белый дом» бодался с Кремлем, а лбы трещали у чеченского народа. Увлеченные этим малопродуктивным занятием, оба центра высшей государственной власти в Москве, каждый в силу своих причин, хотели использовать ситуацию в Грозном в своих интересах. «Белый дом», упоенный августовской победой, жаждал таких же демократических перемен на периферии, и потому не препятствовал разгону законно избранного руководства республики, которое можно было смести под популистскими лозунгами борьбы с консерваторами. Кремль, в свою очередь, не вмешивался потому, что, с одной стороны, предпринимал последние усилия для собственного самосохранения, а с другой – хотел показать миру беспомощность и неумение управлять тех, кто обосновался на Краснопресненской набережной.

Грозный между тем вооружался. Президент Чеченской Республики Д. Дудаев издавал указ за указом. Вот один из них, датированный 9 декабря 1991 года, дающий представление о характере и замыслах новой власти:

«В соответствии с Законом «О президентской деятельности» в целях дальнейшего совершенствования организационной структуры и оперативного управления Вооруженными Силами Чеченской Республики постановляю:

1. Все вооруженные формирования на территории Чеченской Республики подчинить Президенту Чеченской Республики.

2. Создать Штаб Вооруженных Сил при Президенте Чеченской Республики для управления частями и подразделениями регулярной армии и частями народного ополчения.

3. В порядке реализации Указа Президента Чеченской Республики «О национальной гвардии» от 23 ноября 1991 г., Министерству юстиции совместно со Штабом Вооруженных Сил в срок до 15 декабря 1991 г. разработать проект устава, структуру и штатное расписание национальной гвардии.

4. Наделить национальную гвардию правами юридического лица. Установить для национальной гвардии гербовую печать с текстом по окружности «Национальная гвардия Чеченской Республики» с латинским шрифтом на чеченском языке.

5. Кабинету министров произвести расчет финансирования национальной гвардии в соответствии со штатным расписанием и определить штатно-должностные оклады для личного состава национальной гвардии.

6. Министерству промышленности товаров народного потребления и услуг совместно со штабом Вооруженных Сил разработать и приготовить форму одежды для гвардейцев в летнем и зимнем исполнении, парадную и повседневную, в количестве, заявленном штабом Вооруженных Сил, в срок до 15 января 1992 г.».

16 декабря Д. Дудаев издает новый указ – о праве граждан Чеченской Республики на приобретение и хранение личного огнестрельного оружия. Все население региона начало вооружаться.

19 декабря заместитель председателя Верховного Совета РСФСР Ю. Яров обращается к Д. Дудаеву с подобострастным письмом:

«Уважаемый Джохар Мусаевич!

Как Вам известно, Верховный Совет РСФСР принял 11 ноября 1991 года постановление, согласно которому руководству Верховного Совета и Правительству РСФСР поручено решить все вопросы по событиям в Чечено-Ингушетии путем мирных переговоров, используя политические средства.

Во исполнение данного постановления руководство Верховного Совета РСФСР направило в г. Грозный 3 декабря с.г. группу независимых экспертов в составе А.-Г. К. Алиева. В. И. Власова, Г. М. Керимова, В. П. Океанова, Н. А. Резванова для подготовки необходимых для предстоящих переговоров материалов. К сожалению, Вы не смогли принять экспертов и переданное мной через руководителя этой группы письмо, вследствие чего, как представляется, и не выработано конкретных взаимосогласованных предложений.

Сегодня, в результате прекращения поставок горюче-смазочных материалов по продуктопроводам из Чечено-Ингушетии, ситуация в регионе резко обострилась. На грани остановки целый ряд предприятий, работающих в Адыгее, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Чечено-Ингушетии, Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской области.

Путь к решению проблем политическими средствами – безотлагательные переговоры. В целях ускорения подготовки необходимых материалов к предстоящим переговорам делегации Верховного Совета и Правительства РСФСР с делегацией Чечено-Ингушетии для определения перспектив решения организационных вопросов, уточнения места работы и даты встречи прошу Вас назвать состав своей экспертной группы и направить ее в г. Москву. С нашей стороны будут участвовать вышеназванные эксперты и специалисты от Правительства РСФСР.

О Вашем решении и дате прибытия экспертной группы прошу сообщить письменно».

Не сообщил. Дудаев и не собирался иметь дело на уровне малоизвестного Ярова и его мелких экспертов. Поезд ушел. Чечня прекратила все виды платежей в бюджет Российской Федерации. Народные депутаты РСФСР от бывшей ЧИАССР были отозваны, их полномочия объявлялись недействительными.

«Белый дом» спохватился слишком поздно. Его спонтанные усилия оказались тщетными. Поиск виновных в недостаточно подготовленных политических и военно-технических решениях по введению чрезвычайного положения, грозно объявленный в постановлении – это мера поверхностная, наружная часть айсберга. Главная масса глыбы и сегодня остается скрытой от любопытных глаз.

Никто еще не ответил, почему общественная организация – Конгресс чеченского народа и его исполнительный орган – фактически заменили собой государственные органы власти и исполнения. Почему был создан неконституционный Высший временный совет? Почему четыре человека, по сути, один Ахмадов, ходивший в помощниках российского спикера, принял, подписал и опубликовал ряд важнейших законов, среди которых законы о гражданстве Чеченской Республики, о выборах ее президента и нового парламента?

Все началось отсюда. Или еще раньше? С борьбы за возвращение народу доброго имени? «Выпустил джинна на волю, и теперь пеняй на себя».





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх