«Мы не европейцы и не азиаты…»

Из преамбулы «Концепции национально-государственной политики Чеченской Республики Ичкерия»:

«Чеченская нация является этнической корневой частью Кавказской расы, одним из древнейших источников человеческой цивилизации, первоосновой духовности, прошла через хурритскую, миттанскую, урартскую культуры и выстрадала свою историю и право на достойную жизнь, стала образцом жизнестойкости и демократии.

Мы не европейцы, мы не азиаты. Мы – кавказцы. Наша история, язык, культура, духовность, люди уникальны. Мы желаем совместно владеть нашей уникальностью со всем миром, внося в мировую копилку весомый вклад».

Из первого раздела «Концепции…», озаглавленного «Русизм – как главный источник насилия»:

«Русизм – это особая форма человеконенавистнической идеологии, основанная на великодержавном шовинизме, полная бездуховности и безнравственности. Отличается от известных форм фашизма, расизма, нацизма особой жестокостью как к человеку, так и природе, к самому Создателю Миров. Принцип действия – уничтожение всего и вся, тактика выжженной земли. Отличается шизофренической формой мании мирового господства. Обладая рабской психологией, паразитирует на ложной истории, на экспансированных территориях и народах. Русизму характерен постоянный политический, юридико-правовой, идеологический терроризм.

Русизм – национальная и государственная политика и идеология России. (Ст. 2 Устава Специальной Безапелляционной Судебной Коллегии ЧРИ)».

Из «Историко-юридической справки русско-чеченского противостояния»:

1559 г. – Сооружение первого российского опорного пункта в Чечении в поселке Тарки.

1707 г. – Разгром Таркской крепости чеченцами.

1722 г. – Российский царь Петр I терпит поражение в завоевательной битве против кавказцев.

1784 г. – Построение русскими Владикавказской крепости.

1785-1791 гг. – Образование государства шейхом Мансуром-Ушурмой.

1818 г. – Построение крепости Грозной генералом Ермоловым.

1834-1859 гг. – Имамат под правлением Шамиля.

1864 г. – Оккупация территории Чечении Россией.

1864-1865 гг. – Первый геноцид чеченцев и других кавказских народов путем ссылки 700 тысяч человек.

1877 г. – Национально-освободительная борьба против России под руководством Али-Бека Хаджи.

17 августа 1917 г. – Провозглашение Чечено-Дагестанского имамата.

11 марта 1918 г. – Создание Горской республики, возглавляемой Тапой Чермоевым.

1919 г. – Война с войсками Деникина.

1920 г. – Оккупация Чечении российскими большевиками.

Август 1920 г. – Война чеченцев во главе с Саид-Беком против большевиков.

21 января 1921 г. – Насильственное (по декрету большевиков) включение Чечении Россией в состав Горской Автономной Республики (Чечения, Ингушетия, Осетия, Кабарда, Балкария, Карачай).

1924 г. – Образование Чеченской и Ингушской автономных областей по декрету большевистского правительства.

1929-1930 гг. – Возобновление войны против большевиков в связи с принудительной коллективизацией.

1936 г. – По постановлению Совнаркома создание Чечено-Ингушской Автономной Республики.

Февраль 1940 г. – Объявлено временное правительство Хасана Исраилова.

23 февраля 1944 г. – Ссылка полностью всего народа (около миллиона человек) в Казахстан и Среднюю Азию. Второй геноцид чеченского народа. Погибло свыше 4000 человек.

1957 г. – Возвращение из ссылки на Родину.

24 – 26 ноября 1990 г. – Первый съезд чеченского народа. Провозглашение независимости Чечении.


Нет в мире народов, полностью похожих друг на друга. Различны их культуры, традиции, законы. Не являются исключением и чеченцы.

Их отличительная черта – иная глубина исторической памяти. Если мужчина-чеченец хочет быть уважаемым, он должен знать не менее семи поколений своих предков. Притом не только имена, но и обстоятельства их жизни и смерти, а также места, на которых покоятся могильные камни. Все кавказцы обладают хорошей памятью и потому не забывают ни добра, ни зла. Зла, как правило, не прощают. Но за добро остаются благодарны до последнего своего вздоха.

Семь поколений предков, которые должен знать и помнить каждый уважающий себя мужчина-чеченец, – это как раз время, прошедшее с начала Кавказской войны 1817-1864 годов. Поэтому если для большинства россиян начало ХIХ века представляется чем-то абстрактно-историческим, то для чеченцев, ингушей и других кавказских народов давно ушедшие в небытие годы воплощены в совершенно конкретные судьбы членов их родов, семей. Это среднестатистический русский или белорус не знает, как жили, погибали или пропадали его предки не то что в конце ХVIII века, а и в более близкие времена, скажем, в начале ХХ столетия. Кавказцы помнят, что происходило с людьми их рода как минимум до седьмого колена. Для каждого из них священен завет далеких предков: любое деяние, благое или злое, бесследно не пропадает. Сегодня или в будущем, но оно непременно будет иметь последствия.

Не надо искать в этих строках иного смысла. Здесь нет ни противопоставления народов, ни выпячивания достоинств одних и умаления других. Это простая констатация фактов, призванных помочь понять, череда каких роковых исторических и этнографических обстоятельств сошлась и завязалась в тугой узел к моменту, когда в республике рвануло.

Память о предках – это не только знание того, куда они делись и в силу каких причин оказались под могильным камнем. Память о предках – это еще и имена тех, от чьей руки они пали. И тут снова приходится обращаться к Кавказской войне, шедшей на этой земле более 45 лет.

Зачем она велась? Кто был прав, кто виноват в той войне? Была ли одержана победа? На эти вопросы и по сей день нет прямого и точного ответа. Спорят историки и политики, беллетристы и военные. Одно, наверное, бесспорно: для России это была в некотором смысле «война престижа», «карманная война», с различной степенью удач по «усмирению» горцев. Для горских народов речь шла о защите национально-религиозной независимости, сохранении своих вековых устоев.

На владычество на Кавказе претендовали три могучие империи – Россия, Турция и Персия. И, как всегда бывало в истории в таких случаях, отношение к соперничеству гигантов со стороны кавказских народов не учитывалось. Россия отстояла свои права в этом противостоянии, и к ней народы Северного Кавказа «отошли» как бы автоматически.

Как отнеслись горцы к данному повороту событий? До сих пор на Кавказе жива такая легенда. Когда один из русских генералов попытался объяснить жителям горного аула, что турецкий султан уступил Кавказ русскому царю в дар, то слушатель, древний старец, показал на вспорхнувшую с дерева птичку и сказал:

– Дарю тебе ее. Возьми, если можешь.

Горцы жили вольными обществами. Попытки царской администрации навязать им российские законы и обычаи вызвали недовольство. Сегодня каждый школьник в Чечне знает, что в 1824 году против пришельцев выступил Бейбулат Таймазов, имя которого в советские времена умалчивалось из-за опасения быть обвиненными в возрождении национализма, в вознесении на щит национальных героев прошлого. С восстания Таймазова борьба против русского владычества на Кавказе получила свое религиозно-идеологическое обоснование – мюридизм. Раньше писали, что идеология мюридизма была реакционной, отсталой, поскольку изолировала горцев. Сейчас преобладает противоположная точка зрения.

Мюридом – «ищущим путь к спасению» – называли мусульманина, посвятившего себя духовному совершенствованию во имя сближения с аллахом. Кроме строгого соблюдения всех положенных по исламскому учению правил, мюрид должен подражать во всем пророку Мухаммеду. Одним из главных путей духовного совершенствования считалось участие в священной войне против «неправоверных». Идея такой войны – газавата – была одним из политических лозунгов мюридов.

К слову, с газаватом в исторической литературе напутано сильно. Газават – это сторона джихада, в которой не обязательно воевать и стрелять в «неверного». Есть джихад с самим собой. К примеру, расстался с какой-либо вредной привычкой – значит, сделал джихад. Чеченские святые мудрецы давно сказали: не правы те, кто считает, будто джихад – оборонительная война, а газават – наступательная. В Коране как сказано? «Воюйте против неверных». А кто такие неверные? Это не христиане, а те, кто вообще не верит в Бога. Христиане и иудеи – «люди книги», Мария и Иса (Иисус) – почитаются в Коране. Нигде в Коране не сказано о насильственном обращении в мусульманство.

В долгой истории взаимоотношений Кавказа с Россией было, разумеется, всякое. Сеялись как семена добра, так и зла. Какие всходы растут лучше – это зависит от того, какие семена поливают и удобряют политики.

Да, генерал Ермолов доносил русскому царю: «Горские народы примером независимости своей в самих подданных вашего императорского величества порождают дух мятежный и любовь к независимости». Да, военный министр Николая I граф А. И. Чернышев откровенно заявлял, что «план усмирения кавказских племен может быть выполнен только силой оружия». Но ведь существует множество других свидетельств, говорящих о прозрении участников и очевидцев Кавказской войны. Записано, например, мнение Пимена Пономаренко – простого кубанского казака о горцах: «Самый еройский народ. Та й то треба сказать – свою ридну землю, свое ридно гниздечко обороняв. Як що по правде говорыты, то его тут правда була, а не наша».

Сохранился рукописный документ о создании чеченской автономии. Это письмо командующего войсками Северо-Кавказского военного округа К. Е. Ворошилова на имя И. В. Сталина. Письмо помечено 21.01. 1923 г.

«Дорогой Иосиф Виссарионович!

Поздравляю тебя еще с одной автономией! 15/1 в ауле Урус-Мартан, что 24 версты от г. Грозный, на съезде представителей аулов (по 5 человек от аула) чеченского народа, при торжественной обстановке, провозглашена автономия Чечни. Выезжали в Чечню: Микоян, Буденный, Левандовский и я. Впечатления: чеченцы, как все горцы, не хуже, не лучше. Муллы пользуются неограниченным влиянием, являясь единственной культурной силой. Свое положение служителя Аллаха используют со всем искусством восточных дипломатов. Население пребывает в первобытной темноте и страхе «Божием». Наши велеречивые и многочисленные коммунисты, работавшие и работающие в Чечне и Горреспублике, по-моему, ничему не научились и не могли ничему научить.

«Расслоение», «опора на бедняцкие элементы», «борьба с муллами и шейхами» и прочие прекрасно звучащие вещи служили удобной ширмой для прикрытия своего убожества и непонимания, как подойти к разрешению стоящих на очереди вопросов.

После наших (официальных) выступлений говоривший главмулла заявил, что он от имени всего Чечнарода приносит сердечную благодарность Высшим органам Советской власти, и выразил свои пожелания (требования), сводящиеся к следующему:

1. Нужно организовать такую власть, которая будет служить народу, а не обворовывать его.

2. Немедленно, беспощадными мерами ликвидировать бандитизм, воровство и разбои.

3. Разрешить сформировать в достаточном количестве чечмилицию.

4. Допустить сущестование шариатских судов.

Вот основные требования старших мулл. Ввиду позднего времени и обширности собрания мы предложили выделить делегацию в 150 – 200 человек и вместе с ними отправиться в Грозный для более детального обсуждения практических вопросов, связанных с автономией.

Было опасение, что этот импровизированный съезд будет состоять из одних мулл и купцов, но у нас выбора не было. Нам нужно было самим обсудить положение. Съехалось до 400-450 чел. Вместо ста. Выборных больше двухсот, из них муллы – 35 чел., купцы – 70, землеробы – 140.

Я считаю, что состав этого совещания вполне удовлетворителен. Заправилами, как нужно было ожидать, были муллы. До тех пор пока мы не создадим в Чечне кадра преданных, знающих Чечню и ей знакомых работников, придется иметь дело с муллами. Муллы народ продувной, и не много нужно, чтобы их забрать под свое влияние.

Дураки только могут верить в возможность проведения в Чечне всяческих «расслоений», «влияний через бедноту» и прочую чепуху. Конечно, беднота, как и везде, имеется и в Чечне. Но, во-первых, в Чечне патриархально-родовые отношения сохранились почти в полной мере, а во-вторых, всякий бедняк муллу и святош почитает во сто раз больше, чем кулака (кулак уже грамотный, а то и образованный), и кроме того, муллы-то и всякого рода святые живут и жиреют за счет бедноты».

Для чего обычно обращаются к прошлому? Мудрый государственный муж делает это для того, чтобы лучше ориентироваться в настоящем, чтобы использовать исторические события для утверждения национального достоинства, расширения знаний, уровня культуры. Конъюнктурщик-временщик преследует более прагматичные цели: он осуждает либо оправдывает те исторические факты, которые ему хочется трактовать в свете, выгодном для данной политической ситуации.

А вообще-то история у нас слишком политизирована. Прошлым должны заниматься специалисты-историки, а не парламенты и президенты, у которых должны быть свои заботы. А у нас политики и государственные деятели подменяют аспирантов, спорят, удачен ли термин «Кавказская война», ссылаются то на профессора М. Н. Покровского, который в 20-е годы употреблял по отношению к русско-кавказским событиям слово «завоевание», то на Сталина, назвавшего те события «национально-освободительным движением». И вокруг этих терминов закручиваются такие идеологические баталии, что только держись, народ!

Бедные чеченцы! Их собственную историю им же преподносили таким образом, что одному и тому же поколению людей внушали три прямо противоположные оценки имама Шамиля. Сначала его именовали реакционером и мракобесом. Потом вдруг: «Шамиль был не только герой, но и создатель героев». И наконец: «английский шпион».

Как будто мнение очередного периферийного вождя, милостиво одобренное московским Кремлем, способно стать истиной в последней инстанции для народа. Не только прежние, но и нынешние политики глубоко заблуждаются, наивно полагая, что народом можно манипулировать. Слушать-то он слушает всех власть предержащих, да вот только сам себе на уме. Его не проведешь, не обманешь. Он прекрасно разбирается, кто действительно герой, а кого героем назначают. Это то самое, что переводить Коран на другие языки. Получается далеко не адекватная копия. Ведь Мухаммед сам сказал: «В моем Коране каждое слово обозначает 76 смыслов». Истинный смысл священного писания способен понять только мусульманин, читающий Коран в оригинале.

Так и народ. Только он носитель вечной истины и вечной справедливости. А власти – это как бы переводные копии. Одни бывают ближе к оригиналу, зато другие страшно далеки от него.

Как бы власть ни уверяла, что именно она выражает то, что народ сознает, судить об этом не ей. Судить самому народу. По делам этой самой власти. Делам конкретным, осязаемым. Видным воочию любому простому труженику, каждодневно пользующемуся их результатами.

И что видит чеченский народ? До 1996 года – войну, огонь, гибель десятков тысяч людей. После 1996 года – полностью разрушенную экономику, невыплаты пенсий и зарплаты. Осенью 1999 года – снова войну.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх