Ольмеки

Мы уделяем большое внимание ольмекам не только из-за их важной роли, но и потому что исследование их во многих аспектах дает возможность обобщить всю историю Месоамерики.

По мнению Вигберто Хименеса Морено, 1941 и 1942 гг. представляют собой самый важный этап в развитии мексиканской археологии. И действительно, в 1941 г. в Мехико состоялся «круглый стол» Мексиканского антропологического общества. В 1942 г. аналогичное мероприятие было проведено в г. Тустла-Гутьеррес. Во время этих «круглых столов» были рассмотрены проблемы чрезвычайной важности. В Мехико – роль, которую сыграли независимо друг от друга, однако в тесной исторической связи, города Теотиуакан и Тула. Во время «круглого стола» удалось преодолеть существовавшее заблуждение, в результате которого смешивали Теотиуакан с тольтекской Тулой. В г. Тустла-Гутьеррес удалось выяснить, хотя еще и не в полной мере, что относилось к ольмекской культуре, и дать определение этому явлению.

На указанном заседании было отмечено, что «термин «ольмеки» означает «жители страны каучука», т. е. южной части мексиканского штата Веракрус и северной части штата Табаско. Он мог, таким образом, использоваться применительно к сменявшим друг друга народам различной этнической и языковой принадлежности, которые одновременно или последовательно проживали в указанном регионе».

Вместе с тем, по данным историографов и хронистов XVI в., ольмеки проживали не только в «стране каучука», но и заселяли некоторые другие области, как, например, современное Мексиканское нагорье. Жители этих мест зачастую никоим образом не ассоциировались с населением побережья, и неизвестно, назывались они ольмеками из-за своего происхождения или из-за позднейшего места жительства.

Хотя и очевидно, что «круглый стол» 1942 г. пытался выяснить проблему археологических ольмеков, которые оказывали влияние на различные культуры Месоамерики начиная со среднего доклассического периода, в результате чего их культура вполне справедливо рассматривалась в качестве прародительницы, не подлежит сомнению и тот факт, что другие ольмеки, в случае невнимания к их хронологии и особенностям культуры, могли внести путаницу в историю. Этот вопрос поднял Хименес Морено, написавший работу о развитии различных ольмеков в течение многовековой месоамериканской истории.

Именно поэтому до краткого описания культуры археологических ольмеков, которые представляют для нас наибольший интерес в этой главе, имеет смысл поговорить об исторических ольмеках. Подобно Хименесу Морено, мы будем излагать материал ретроспективно – от более позднего к более раннему, т. е. начнем с ольмеков периода Конкисты и закончим археологическими, «истинными» ольмеками.

Наиболее поздние ольмеки, о которых упоминается в хрониках испанского монаха Бернардино де Саагуна (Книга X его «Общей истории дел в Новой Испании»), – это ольмеки побережья Мексиканского залива, современники «империи» ацтеков, жившие на указанной территории во время Конкисты. Информаторы Саагуна называли их «ольмекауиштотин-миштека». Указывалось, что они разговаривали на варварском языке, т. е. не на языке информаторов – ацтеков. (Ацтеки говорили на языке науа, или науатль. ) Однако упоминалось также, что некоторые из них разговаривали и на науатль, и Саагун отождествляет их с миштеками побережья, т. е. Миштекильи. Из документов XVI в. нам известно, что в тот период в указанном районе действительно разговаривали на миштекском языке. В упомянутом районе находится селение, называемое Миштан, давшее, очевидно, название миштека. Поскольку там же обнаружена миштекская керамика, можно не сомневаться в том, что миштеки, о которых говорили информаторы, действительно там жили. Вместе с тем, насколько нам известно, с указанными миштеками проживали и науа, а также население, принадлежавшее к группам михе-пополока, язык которого сохранился в этом районе до настоящего времени, тогда как миштекский язык вымер.

Хименес Морено говорит буквально следующее: «Последние ольмеки побережья и близлежащих районов нагорья принадлежат к пополока-миштекам, в той или иной степени ассимилированным науа, рядом с которыми проживали чинантеки и михе-пополоки, которые, по всей вероятности, представляют собой более древний слой».

По данным историка Чимальпаина, более ранние ольмеки Чалько-Амакемекан были современниками первых чичимекских правителей XIII в. Амакемекан, называемый в настоящее время Амекамека, расположен у подножия вулканов Истаксиуатль и Попокатепетль в мексиканской Сьерра-Неваде. Данные Чимальпаина подтверждают, что ольмеки жили там до 1261 г. и были вытеснены захватчиками – чичимеко-тотолимпанеками и тлашкальтеками.

Эти ольмеки назывались также шочмеками или шочтеками и куиауистеками. Последнее название совпадает по смыслу с ньюсаби, самоназванием миштеков. И действительно, один властитель из Тлакшиако во время правления Моктесумы II заявил на миштекском о своих правах на огромную территорию, простиравшуюся до вулканов, т. е. до Амекамека. В Теночтитлане, столице ацтеков, была колония миштеков, называемых тлаилотлаке, т. е. «вернувшиеся». Некоторые куикатеки (родственные миштекам) вспоминали, что были в Амекамеке. С другой стороны, существует несомненная связь между миштекской керамикой и керамикой Ацтека-1 – Чолультека-1.

Хронисты говорят и об ольмеках из Чолулы и Тлашкалы, существовавших гораздо раньше, примерно в XII в., и бывших свидетелями гибели так называемой тольтекской «империи». Считается, что наиболее вероятная дата падения тольтекской столицы Тулы—1156 или 1168 г. После того как из «империи» вышли науа и отоми, оставшиеся племена, известные в истории под названием науатлакских, эмигрировали.

Одно из этих племен, чолультеки, сохранило воспоминания о своем тольтекском происхождении. Из различных источников известно, что это были тольтеко-чичимеки, которые кочевали до тех пор, пока не стали рабами ольмеков в Чолуле. Несколько позже им удалось изгнать поработителей при помощи их же оружия и начать борьбу с соседними народами – шочимильками, айапанками, тешалоке и др. В своей борьбе они опирались на помощь чичимеков, родственных с отоми. Видимо, в то время эти шочимильки принадлежали к ольмекам, а возможно, что это шочимеки, жившие в Чалько-Амакемекане. Однако эти собственно ольмеки после их выселения из Чолулы двинулись в двух направлениях: одни к Сьерре Сакатлан, на территории нынешнего штата Пуэбла (ольмеки Сакатека), а другие к югу (ольмеки-Шикаланка).

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что тольтеки, жившие после падения Тулы, миштеки и ольмеки из Чолулы были тесно связаны друг с другом, а исторические источники называют их всех (а также и некоторых других, как, например, шочимильков) ольмеками.

Для того чтобы разобраться в этом кажущемся запутанным смешении различных групп, называемых ольмеками, Хименес Морено, используя классификацию их керамики, сделанную археологами, предлагает следующую гипотезу:

1. «Поскольку, по всей вероятности, керамика Чолультека-I и Ацтека-I возникла в Ла-Миштеке, ее можно, видимо, соотнести с этими наиболее поздними ольмеками, которые идентифицируются с группами науа-миштеков (до такой степени, что их современные потомки – это население, говорящее на языке науатль на юге штата Веракрус, а также в Сьерре Сакатлан, где этот диалект в XVIII веке определяли как ольмекско-мексиканский). Именно так можно было бы объяснить тот факт, что как для тольтекской, так и для миштекской культуры существует общая основа, своего рода общий знаменатель. С керамикой Ацтека-1 – Чолультека-I теснейшим образом связаны гончарные изделия Серро-Монтосо и острова Сакрифисьос, что, таким образом, могло бы говорить о распространении ольмекской культуры Чолулы после X века до самого побережья, что не противоречило бы и историческим источникам».

2. «В соответствии с этим как обосновавшиеся в Чолуле тольтеко-чичимеки, так и родственные им кулуа во время основания нового Кулуакана, после разрушения тольтекской «империи» столкнулись с группами ольмеков (под этим названием либо под названием шочимеков или шочимильков). После подавления ольмеков они переняли тем не менее их керамику (Ацтека-1 – Чолультека-I). Хотя керамика тольтеко-чичимеков и кулуа во время их проживания в Туле и принадлежала к типу Масапан – Койотлателько – Матлацинка-II, впоследствии она была утрачена и возобладала культура, представленная гончарными изделиями типа Ацтека-1 – Чолультека-I, керамикой миштеков, Серро-Монтосо и острова Сакрифисьос».

Саагун записал древнейшее предание, где рассказывается о людях, прибывших морем в Пануко и обосновавшихся на длительное время в Тамоанчане. В один прекрасный день их мудрецы снова сели на корабли и поплыли на восток, заверив оставшихся, что вернутся лишь накануне конца света. Тогда несколько старцев, оставшихся в Тамоанчане, среди них Ошомоко и Сипактональ, внесли поправки в календарь. В предании говорится, что жители Тамоанчана ходили молиться в Теотиуакан, из чего можно сделать вывод, что этот город находился неподалеку. Говорилось также, что, как и Чолула, он был построен великанами. Видимо, это и были ольмеки из Тамоанчана, полумифического-полуреального селения, т. е. места их происхождения, в последующем обнаруженного на географических картах.

Далее Саагун так пересказывает указанное предание: «Когда все находились в Тамоанчане, несколько семейств заселили провинции, называемые теперь Ольмека Уиштоти. В старину они знавали чары и волшебство, а их вождь и господин по имени Ольмекатль Уиштотли заключил союз с дьяволом. Об этих людях, назвавшихся по имени своего вождя ольмеками-уиштотин, рассказывается, что, выйдя из Туллана, они пошли вслед за тольтеками и направились на восток, взяв с собой рисунки с отображением своих магических действий. Прибыв на побережье (в порт), они остались, поскольку не смогли пересечь море. От них происходят те, кто называется в настоящее время анауака-миштеками. Их предки поселились там, поскольку их господин выбрал ту землю, очень хорошую и очень богатую. Они же изобрели способ изготовления вина из земли. Начала делать его одна женщина, научившаяся накалывать листья магея и добывать мед, из которого делается вино под названием майяуэль. Того, кто первым нашел корни, которые бросают в мёд, звали Патекатль. А авторы изобретения рецепта изготовления пульке, так, как его делают и сейчас, назывались Тепустекатль, Куатлапанки, Тлилоа, Папастакцокака, все они изобрели способ изготовления пульке на горе, называвшейся Чичинауиа, а поскольку это вино образует пену, они назвали также эту гору Попосональтепетль, что означает пенистая гора; сделав вино, они пригласили всех старейшин, стариков и старух на уже упоминавшуюся гору, где всем дали поесть и выпить изготовленного вина; каждому, кто был на банкете, дали по четыре чашки вина, и никому не дали пятой, дабы не напивались. А был там один куэштек, вождь и господин куэштеков, который выпил пять чашек вина и потерял рассудок, а будучи без рассудка, он посрывал свои одежды и обнажил свои срамные места, отчего эти изобретатели вина сбежались, страшно оскорбившись, и объединились все, чтобы наказать его; однако как только куэштек узнал об этом, от стыда он убежал от них вместе со своими вассалами, кто понимал его язык; и пошли они все к Панотлану, откуда и пришли, который и теперь называется Панотлан, а испанцы его зовут Пануко. А прибыв в порт, не смогли идти дальше, потому там и обосновались, а зовут их теперь тонейоме, что означает на индейском языке (на мексиканском) тоуампоуан, а на романском – «наши ближние»; а свое имя куэштеки взяли у твоего вождя и господина, называвшегося Куэштекатль.

Как можно было заметить, этот прекрасный текст рассказывает о событиях чрезвычайной важности: о том, как ольмеки-уиштотин оставили Тамоанчан, о происхождении анауакамиштеков, об изобретении пульке и о том, почему уастеки (куэштеки) занимают часть побережья Мексиканского залива.

В вопросе о местоположении исторического или географического Тамоанчана как Хименес Морено, так и Пинья-Чан склоняются к мнению, что он находился в Морелосе и был тесно связан с жителями Чалько-Амакемекана. Таким же образом мифический Тамоанчан, о котором рассказывается в предании Саагуна, насколько можно судить по текстам, так как само название, видимо, встречается только по-ацтекски, скорее всего, находился где-нибудь на северном побережье Мексиканского залива, от Бока-дель-Рио до Ла-Уастека, а возможно, включал также и часть собственно ольмекской территории, т. е. южную часть штата Веракрус и северную часть штата Табаско.

Вся эта информация имеет чрезвычайно важное значение прежде всего в вопросе о географическом определении Тамоанчана, поскольку, возможно, именно там и могли встретиться археологические и исторические ольмеки. И, повторяем, по имеющимся данным, он находился, видимо, в нынешнем штате Морелос. По мнению автора «Истории Мексики», первый человек был создан в пещере Тамоанчан, которая находилась в провинции Куаунауак (Куэрнавака, столица штата Морелос). В этом же штате, на северо-запад от Тепостлана, где почитались боги пульке, среди них Тепустекатль, находится холм Чичинауцин, что соответствует упоминавшемуся в тексте Чичинауиа (добавлен только суффикс, выражающий глубокое почтение).

Многие же черты культуры побережья и изображения упоминавшихся богов встречаются среди развалин Шочикалько в штате Морелос. Там же находится и пещера, приспособленная для астрономической обсерватории: культура Шочикалько частично является производной от более поздней – теотиуканской культуры; и наконец, на фасаде главной пирамиды обнаружены знаки календаря, которые, возможно, отражают поправки, сделанные Ошомоко и Сипактоналем. Короче говоря, многие данные дают возможность считать, что Шочикалько и есть историко-географический Тамоанчан. (Есть и другая версия локализации Тамоанчана по этой версии данная легендарная страна находилась на побережье Мексиканского залива (современные мексиканские штаты Веракрус и Табаско) )

Существуют также и другие исторические ольмеки – ноноальки. Хименес Морено говорит о них следующее: «Видимо, ноноальки соотносятся с масатеко-пополоками, частично ассимилированными науа. Они также были последними представителями теотиуаканской культуры, особенно в период Теотиуакан IV-V».

Постепенно мы приближаемся к археологическим ольмекам, поскольку на археологическом памятнике Серро-де-лас-Месас, имеющем самое непосредственное отношение к археологическим ольмекам, был обнаружен поздний слой, содержащий керамические изделия Серро-Монтосо, а под ним находится другой, соответствующий Теотиуакану-III-V. Именно здесь и могли контактировать эти культуры.

Наконец, в своих исследованиях Хименес Морено упоминает о других исторических ольмеках, связанных с археологическими ольмеками. Это тотонако-сокеанцы, о которых говорится следующее: «Тотонаки, как считает Торкемада, утверждали, что они были строителями великих пирамид Теотиуакана, и я считаю, что нельзя недооценивать эти предания. В своей лекции о теотиуаканской культуре и чичимеках я обратил внимание на сходство, обнаруженное мной между сведениями о религии тотонаков и информацией о религии теотиуаканцев, полученной благодаря фреске, обнаруженной в Храме земледелий (видимо, более позднем по сравнению с пирамидой Солнца), а также из «Повествования о Теотиуакане» XVI века. С другой стороны, фигурки типа Эль-Бусон (Веракрус), которые тесно связаны с типами голов Теотиуакана-II, показывают нам некоторые физические черты, которые, видимо, соответствуют описанию внешности тотонаков, сделанному Саагуном. В результате всего этого я считаю, что тотонаки должны были находиться в Теотиуакане – либо в качестве повелителей, либо рабов – на самых ранних этапах развития этой культуры, соответствующих типам I, II и III голов, когда строились пирамиды и писалась фреска «Земледелие». Периоду Теотиуакан-II-III, представленному в Тотонакапане и Коташтле Ранчито-де-лас-Анимас и так тесно связанному с периодом великой метрополии, в ольмекском районе Лос-Тустлас, по данным Стирлинга, соответствует слой, называемый верхний Трес-Сапотес-I, который находится непосредственно выше керамики, относящейся к великой культуре Ла-Вента. В результате мы предложили термин протоольмеков для более или менее сходных культур – Теотиуакан-II-III, Ранчито-де-лас-Анимас и верхний Трес-Сапотес-I и считаем их возможными носителями тотонако-сокеанской группы».





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх