Археологические ольмеки

Происхождение археологических ольмеков пока покрыто тайной. Ясно лишь, что, как и все месоамериканцы, они пришли с севера и несомненно по своим этническим признакам относились к монголоидам. Однако до настоящего времени нельзя дать окончательного ответа на вопросы, как они обосновались на занимаемых ими территориях, откуда начали развивать свою культуру и передавать ее другим народам. Однако мы достаточно хорошо знакомы с археологическим явлением, называемым ольмекской культурой, и попытаемся проанализировать эту культуру и ее возможные истоки.

С момента проведения «круглого стола» Мексиканского антропологического общества (Тустла-Гутьеррес, 1942 г.), посвященного обсуждению проблемы археологических ольмеков, среди специалистов возникли различные точки зрения, которые можно обобщить следующим образом:

1) Касо, Паласьос и Коваррубиас предположили, что это самая древняя культура Месоамерики, прародительница теотиуаканской, майя, тотонакской и других культур.

2) Коваррубиас предположил, что вначале ольмеки занимали территории на Тихоокеанском побережье, главным образом в Герреро, а затем продвинулись в сторону побережья Мексиканского залива.

3) Морли, Томпсон и Мак-Нейш предполагают наличие культурного субстрата, общего для всех культур, от уастекской до майя, из которого возникла ольмекская культура как более ранняя.

4) Наконец, Дракер предположил, что существует единая культурная основа от Гондураса до области Уастека, а ольмеки представляют собой целый ряд одновременных культур, основывающихся на этой традиции.

Тем не менее все данные указывают на то, что ольмекская культура развивалась на побережье Мексиканского залива в тот период, когда начали изменяться способы изготовления широко распространенной в Месоамерике керамики. Эти традиции, которые продолжали развивать и ольмекские гончары, включали целый ряд своеобразных черт: сосуды с плоским основанием; орнаменты, нанесенные с помощью «шагающего штампа», выдавливание на глине с помощью веревок и тканей; точечные рисунки, преобладание резного и желобчатого орнамента; сосуды со стремевидными ручками; плоскодонные чаши с широким, выгнутым наружу венчиком; изображение когтей; орнаментация по зонам; обжиг керамических изделий в специальных печах; черная керамика с белыми венчиками и т. д.

Однако эти традиции, как мы уже говорили, получили широкое распространение во всей Месоамерике. Может возникнуть вопрос, в чем же, собственно, состоит вклад ольмеков, т. е. что им позволило выделиться, оторваться от окружения и дает возможность со всем основанием считать их культуру прародительницей? Этот вклад связан с широким распространением в местах их обитания американского ягуара (felis onsa), избранного ольмеками в качестве своего тотема и центральной фигуры своих религиозных верований (возможно, в качестве бога воды). В силу этих причин ольмеки стилизовали различные черты этого животного и изображали их на различных художественных изделиях – керамике, камне, ювелирных изделиях из драгоценных и полудрагоценных камней. Все это позволяет считать ольмеков искусными резчиками.

Однако упоминавшиеся традиции изготовления керамики получили распространение от Пануко до Центральной и Южной Америки. Сравнительный анализ дат, полученных при помощи радиоуглеродного метода, с поселений, где находилась вышеупомянутая керамика, и последующее обсуждение полученной информации дает возможность определить время существования этих традиций и установить хронологические рамки ольмекской культуры.

Важно отметить, что эта керамика получила настолько значительное развитие в таких местах, как Ла-Вента, что даже предлагалось называть ольмекскую культуру культурой Ла-Венты, Трес-Сапотес, Трапиче, Сан-Лоренсо, Вьехона, Альварадо и других памятников побережья Мексиканского залива; однако эта керамика встречается также в Пануко, Чиапа-де-Корсо, Масатлане, Исапа, Окосе и т. д., а также в Панаме, Эквадоре, Перу и Соединенных Штатах. Отличительной чертой керамики Мексиканского залива является изображение черт ягуара.

1. Радиоуглеродный метод позволяет нам датировать культуру Ла-Венты периодом 1154—174 гг. до н. э. Из этого можно сделать вывод, что ее апогей приходился на 800– 300 гг. до н. э. Годы же ее возникновения остаются неизвестными. Сравнение с периодом Ахальпан из пещер Теуакана, где обнаружены черты, сходные с Тлатилько и Гуалупитой (датируется 1500—1000 гг. до н. э.), показывает, что истоки культуры Ла-Венты восходят по меньшей мере к 1500 г. до н. э.

2. Первые проявления указанных гончарных традиций в Чиапа-де-Корсо (середина его начального периода) относятся к 1052 г. до н. э. Таким образом, хронологические рамки всего периода Чиапа-де-Корсо I составляют примерно 1300—1000 гг. до н. э. Для периода Которра из пещеры Сайта-Марта в Чиапасе, характеризующегося аналогичной керамикой, определена дата 1320 г. до н. э.

3. Период Окос из Ла-Виктории в Гватемале тесно связан с Чиапа-де-Корсо I; он датируется 1500—800 гг. до н. э. Этот период во многом напоминает культуру Чоррера в Эквадоре.

4. Для периода Монагрильо в Панаме называлась более ранняя дата (2130 г. до н. э.), однако в настоящее время после сравнения различных типов керамики он датируется 1000 г. до н. э. Вместе с тем для культуры Вальдивия (Эквадор) называются две заметно более ранние даты – 2493 и 2093 гг. до н. э., полученные на основе метода С14 из раковин, что позволяет отнести начало ее развития примерно к 2500 г. до н. э. Затем следует культура Мачалилья (2000—1500 гг. до н. э.) и культура Чоррера, уже связанная с Окосом (1500 г. до н. э.).

5. Указанная керамика получает распространение в Перу на начальном этапе Гуаньяпе, хронологические рамки которого составляют 1848—1148 гг. до н. э., хотя в настоящее время более точным принято считать 1200 г. до н. э. После этого следует Куписнике или Чавин, начиная с 1000—800 гг. до н. э. На этом этапе наблюдается много сходных черт с культурой ольмеков. За ним следует комплекс Тутчкаинио, датирующийся примерно 500 г. до н. э.

6. Наконец, в Пануко, в Веракрусе, есть фаза, называемая Павон, где существовала керамика, сходная с ольмекской, получившая дальнейшее развитие на этапе Понсе, который можно датировать 1200—800 гг. до н. э. Культуры Чефункте и Хоупуэлл (США), керамика которых сходна с ольмекской, датируются 800– 400 гг. до н. э. То же можно сказать и о Тлатилько, Тлапакойе, Гуалупите и других памятниках, где заметно влияние ольмеков. Они датируются примерно 1100—800 гг. до н. э.

Как видно из вышесказанного, в целом все упоминавшиеся даты расположены между 1500 и 800 гг. до н. э. Заметно выделяются лишь данные по культуре Вальдивия (Эквадор). При принятии их на вооружение нужно было бы считать, что интересующие нас традиции изготовления керамики зародились именно там. Однако эти данные весьма неточны, поскольку за основу датирования взяты раковины, наименее подходящий для радиоуглеродного метода органический материал. Кроме того, эти даты не соотносятся ни с ольмеками, ни с Чавином, а между ними проходит крайне длительный период без каких-либо промежуточных находок.

Можно было бы также считать, что указанная керамика получила развитие на побережье Мексиканского залива, а затем «спустилась» в Южную Америку. Однако подобная версия также не дает разгадки ее происхождения. Наиболее вероятно, что эта традиция пришла из Азии, проникла в Северную Америку в конце сибирского неолита (2500—2000 гг. до н. э.), оказала влияние в центре, на севере и на западе этого региона, а затем достигла Мексики. Там, на востоке современных Соединенных Штатов и в Ахальпане, Теуакан, она сталкивается с традицией изготовления каменных сосудов, которая используется в качестве основы для развития керамики. Учитывая пластичность материала, она крайне быстро трансформируется, до тех пор пока не освобождается от традиций изготовления из камня. После этого уже сложившаяся керамика «спускается» из Мексики в Центральную и Южную Америку.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх