Самоубийство Уэмака в Чапультепеке.

Тула, находящаяся в нынешнем штате Идальго, без сомнения, и является городом, где правил Кецалькоатль-человек. Однако прежде чем завершить эту главу, нужно попытаться разобраться в еще одной легенде, вызвавшей определенные трудности археологического плана.

Начиная с доклассического периода в месоамериканских культурах появляется образ пернатого змея, точнее, змея-птицы. Однако все данные говорят за то, что в то время этот символ был связан с богом воды. Возникает проблема: до какой степени эта связь сохраняется в последующем? На этот вопрос трудно дать однозначный ответ. Не исключено, что после доклассического периода этот символ становится абстрактным и не выражает какой-либо определенной связи.

Тем не менее в Теотиуакане, на так называемой пирамиде Кецалькоатля, расположенной внутри огромного помещения Сьюдаделы, появляется во всем блеске изображение пернатого змея, изваянного из камня и перемежающегося именно с изображениями бога воды. Считать ли это реминисценциями прошлого? Пока трудно ответить на этот вопрос. Можно лишь высказать два предположения. Во-первых, в Теотиуакане символ пернатого змея отделен от символа воды, хотя и тесно с ним связан. Во-вторых, нам кажется, что все говорит о том, что в Теотиуакане выкристаллизовывается образ высшего божества – Кецалькоатля.

Много событий произошло после падения Теотиуакана и прихода полчищ Мишкоатля, получивших с того времени название тольтеков. В индейских текстах говорится об этом следующее:

«Вначале они пришли в место, называемое Толланцинко (Тулансинго, штат Идальго), затем направились через Шикотитлан – место, называемое также Толлан (Тула). Тольтеки пользовались постоянным преимуществом и наконец приблизились к чичимекской земле. Уже трудно вспомнить, сколько времени они шли пешком. Они пришли из глубины равнин, что между скалами. Там увидели они семь пещер и построили в них свои храмы, место для молитв. И эти тольтеки всегда шли впереди». (Испанский вариант М. Леона-Портильи. – Прим. авт. )

Как мы уже видели и как подтверждается предыдущим текстом, тольтеки основали Тулу, поселились там после гибели Теотиуакана и стали продолжателями великих традиций культуры науатль, которая наверняка зародилась в Теотиуакане. Сомнения, возникшие относительно этих двух городов, вызванные главным образом индейскими и европейскими источниками, написанными после Конкисты, и существующие в какой-то мере до настоящего времени, пожалуй, будут развеяны в результате следующих размышлений.

Термин «тольтекатль» означает на языке науатль «художник», а Тольтекайотль – «тольтекский дух» или единение искусств и художников В Тольтекайотле жили тлакуило, или художник, владевший «черной и красной землей», сукичиуки, или гончар, «учивший глину обманывать», амантекатль, или творец художественных изделий, а также другие ремесленники, строители, скульпторы и т.д. , т е все те, как говорится в тексте, «кто вкладывал свою обожествленную душу в свои произведения» (Тлайолтеуиани)

Восхищаясь величием и художественными ценностями Теотиуакана, многие ученые считали его столицей тольтеков. Однако уже после начала систематических археологических раскопок Тулы-Шикотитлана (штат Идальго) стало ясно, что именно этот город был столицей тольтеков. Эти данные и породили путаницу. Как случилось, что небольшой и бедный по сравнению с Теотиуаканом город положил начало Тольтекайотлю, удивительному миру искусств? Ответ можно найти в обычной игре слов и понятий. Будучи полудикарями во время падения Теотиуакана, тульские тольтеки унаследовали остатки необычайно богатой теотиуаканской культуры Таким образом, фактически Теотиуакан и является подлинной столицей Тольтекайотля, единения искусств и художников, которые по праву носили имя тольтеков, т е людей искусства

Хотя во многом жители Тулы и не смогли превзойти своих теотиуаканских учителей, все же они были великими людьми искусства и имеют полное право называться тольтеками, тем более что это название, с другой стороны, отражает их этническую принадлежность, что подтверждается как традициями, так и историческими данными.

До нас дошел индейский текст, в котором ацтеки, впервые попавшие в Тулу с севера после продолжительного периода странствий, описывают свои впечатления от этого города. Текст говорит также и о том, что ацтеки были якобы первыми археологами на континенте.

«Много всего было в Туле, много вещей оставили там тольтеки. Но не только это свидетельствовало о их присутствии. Там, в Туле-Шикотитлане были их пирамиды, их холмообразные сооружения. Повсюду видны, повсюду бросаются в глаза остатки их глиняных сосудов, их чаш и их фигурок, их кукол, и безделушек, их браслетов, повсюду видны их следы, действительно, там жили все вместе тольтеки. Тольтеки были искусными умельцами, говорят, они мастерски делали плюмажи и умели искусно склеивать перья. Из поколения в поколение передавали они искусство составления мозаики из перьев, изобретенное ими самими. Поэтому с давних времен им заказывали щиты и знаки, называемые апанекайотль. Благодаря этому искусству, полученному в наследство, и существовали знаки отличия. Их делали удивительно красивыми, склеивая перья, мастера умели искусно их располагать и вкладывали в это дело всю свою душу, обращенную к богу. Все, что они делали, было великолепным, замечательным и достойным восхищения. Эти тольтеки, говорят, были науа, а не пополоками, хотя этих древних обитателей называли иногда и так… Они были богатыми, поскольку их искусство быстро давало возможность разбогатеть. Поэтому теперь о тех, кто быстро добивается богатства, говорят: это сын Кецалькоатля, и Кецалькоатль его господин. Такими были и так жили тольтеки». (Испанский вариант М. Леона-Портильи. – Прим. авт. )

Итак, вместе с Кецалькоатлем завершается еще один период древней мексиканской истории.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх