Ацтеки

Индейцы рассказали Саагуну легенду рождения Уицилопочтли, главного божества, бога солнца и войны, который предоставил ацтекам возможность главенствовать в XV и в начале XVI в.

В легенде рассказывается, что в одном из храмов, расположенном на холме Коатепек по направлению к Туле, женщина по имени Коатликуэ, что означает «носящая юбку из змей», занималась уборкой помещения. Вдруг она увидела, как с неба упало роскошное перо. Закончив работу, она не обнаружила находки, так как перо улетело. В эту Минуту она забеременела, хотя и была в течение многих лет вдовой.

Ее старшая дочь по имени Койольшауки, что означает «луна», узнав о беременности матери, сочла это оскорблением и рассказала обо всем своим братьям-южанам Сенцон Уицнауакам – бесчисленным звездам – и убедила их убить мать, чтобы отомстить за оскорбление.

Коатликуэ очень опечалилась и укрылась в храме в ожидании сыновей и собственной смерти. Однако один из них, Куауитликак, предал остальных и собирался рассказать матери об их замыслах, о том, как к ней подойдут сыновья, чтобы убить удивительное существо, Уицилопочтли, находящееся во чреве у Коатликуэ и советовавшее Куауитликаку сообщать обо всем матери.

В тот момент, когда Койольшауки и ее братья-южане поднялись на вершину храма, родился Уицилопочтли и надел апанекуйотль – одежду воина. Один из его помощников поджег словно факел змею, носившую имя Шиукоатль. Этой змеей, словно мечом, Уицилопочтли отрубил голову Койольшауки, которая покатилась к склону «Холма Змеи», или Коатепек, а тело дочери осталось обезглавленным. После этого Уицилопочтли начинает преследовать разбегающихся сыновей и не прекращает преследования до полной победы. Затем он надевает знаки их военной доблести. Так он спасает мать и превращается в солнце и в бога войны.

Смысл легенды заключается не только в этом. Она символизирует также вечное течение времени: среди прочих титулов Коатликуэ считается богиней земли. Каждое утро она рождает Уицилопочтли, Солнце, которое передвигается по небесному своду благодаря Шиукоатлю, или огненной змее. В этот момент оно побеждает луну и звезды, ее братьев, и победоносно правит в течение дня. С наступлением сумерек Солнце укрывается науалем, подобием маскировочного костюма, и осматривает потусторонний мир, а утром снова появляется на свет благодаря своей матери-земле.

Ацтеки, не без основания называемые Альфонсо Косо «народом солнца», назначили себя избранниками, отвечающими за существование солнца. Однако поскольку солнце одновременно было богом войны и нуждалось в человеческой крови, ацтеки превратились в воинственный и кровожадный народ, требовавший многочисленных человеческих жертвоприношений.

Легенда легендой, однако в действительности, видимо, существовал какой-то Уицилопочтли, называемый также Меши, который был одним из первых ацтекских вождей, а затем, после победы над Койольшауки и ее братьями, был обожествлен.

Таким могло бы быть мифическое объяснение подлинных военных сражений, которые происходили между различными этническими группами и с которыми ацтеки должны были столкнуться во время своего длительного похода на юг, со своей родины в долину Мехико. Поскольку ацтеки двигались с севера, племена, с которыми они сталкивались, несомненно были южанами. В любом случае эта легенда отражает явление, называемое М. Леоном-Портильей военно-мифическим видением Вселенной.

Интересно отметить, что одновременно с этим видением тламатиниме, или мудрецы-науа ацтекского периода сохраняли традиции мифического мировоззрения Кецалькоатля, о котором мы рассказывали выше.

Ацтеки стали прямыми наследниками древней идеологии, зародившейся в Теотиуакане, где находятся истоки культуры науатль, полученной через тольтеков. Однако во времена правления ацтекского тлатоани Ицкоатля в результате радикальных действий против таких взглядов Кецалькоатля подобное видение мира существенно изменилось и уступило место мифически-воинственным взглядам. Не случайно среди текстов, переданных индейцами монаху Бернардино де Саагуну, встречается так много противоречивой информации, отражающей эти две тенденции.

Существует также кодекс, написанный после похода Э. Кортеса и носящий название «Полоса странствий» или «Кодекс Ботурини», где ацтеки отмечали, с указанием дат, мест и фактов, все события, сопутствовавшие им во время длительного похода с покрытого тайной места их происхождения до обоснования на берегах озера Тескоко. Их родина носила название Астлан, или места, где живут цапли. От этого топонимического названия и происходит прозвище «ацтек». На первой странице кодекса рассказывается как раз о первых ацтеках, выходцах с острова, пересекающих воды озера. По мнению Хименеса Морено, существовала мифическая местность Астлан, расположенная в лагуне побережья Найярита, где до сих пор существует селение под названием Астлан.

П. Кирхгоф указывает, что задолго до выхода из мифического Астлана ацтеки были кочевниками, а в легенде говорится и о другом месте их происхождения – Чикомостоке (Семь Пещер или Горная порода), расположенном в Кулуакане, неподалеку от Юририи, штат Гуанахуато. Факты говорят о том, что ацтеки действительно происходили из нынешнего штата Гуанахуато, из какой-то местности, расположенной в прямоугольнике Саламанка – Селайя – Сальватьерра – Юририя. Жизнь ацтеков с выхода из Астлана и до прихода в Тулу овеяна тайной, однако хорошо известны даты, события и миграционные пути этого народа с момента его прихода в Тулу и до основания ацтекской столицы Мехико – Теночтитлана. Вероятно, ацтеки были последними среди племен-кочевников, существовавших задолго до них, мигрировавших по северной части современной Мексики и по неизвестным причинам вынужденным направиться на юг.

Ацтеки считали, что во главе их всегда стоял Уицилопочтли (Колибри), изображение которого появляется на первой же странице кодекса. В одном из индейских текстов приводятся следующие слова Уицилопочтли:

«Я буду вашим проводником, я укажу вам путь. И сразу же туда начали сходиться ацтеки, собираются, разукрашенные, и называют на ацтекском языке все места, где проходили мексиканцы. И когда пришли мексиканцы, которые блуждали, не знали, куда идти, и они были последними. И когда они продолжили свой путь, никто и нигде их не встречал. Повсюду их порицали. Никто не знал их в лицо. Повсюду их спрашивали: откуда вы, кто вы? И нигде не могли они обосноваться, везде их преследовали и отовсюду изгоняли. Они прошли Коатепек, они прошли Толлан, они прошли Ичпучко, они прошли Экатепек, а затем Чикиутепетитлан и сразу пришли в Чапультепек, где собралось много людей. Уже существовал Аскапоцалько, Коатлинчан, Кулуакан, но еще не было Мехико. Там, где теперь Мехико, были камыши и болота». (Испанская версия М. Леона-Портильи. – Прим авт. )

Этот удивительный текст напоминает собой указатель для «Кодекса Ботурини». Исторические данные, особенно последние, чрезвычайно точны, хотя и синтезированы, поскольку события, о которых они рассказывают, в действительности происходили на протяжении многих лет. Абсолютно достоверно, что, когда пришли ацтеки, уже существовало поселение в Аскапоцалько. Там обосновались текпанеки, выходцы из долины Толука, где в значительной степени сохранилась тольтекская культура. На некоторое время они покорили ацтеков и обосновались на территории, бывшей последним оплотом теотиуаканской культуры. Эти события произошли примерно в 1230 г. Однако, как мы уже рассказали в одной из предыдущих глав, другим древним все еще существовавшим поселением была первая тольтекская столица Кулуакан. С этими двумя группами и столкнулись ацтеки, придя в долину Мехико.

После падения Тулы большая волна кочевников направилась на юг, уничтожая все на своем пути. Среди них было одно племя, по тем временам совершенно незначительное, однако позже ставшее могущественным. Речь идет об ацтеках, которые, вне всякого сомнения, участвовали в разрушении последних остатков тольтекской культуры и даже осели там на некоторое время, что подтверждается обнаруженной в Туле керамикой. Возможно, именно тогда они превратили своего бога-покровителя в бога Солнца.

Покинув Тулу, ацтеки предприняли неудачный поход. Повсеместно их оскорбляли и эксплуатировали до тех пор, пока неизвестно каким образом они не достигли Чапультепека. Оценив важное стратегическое расположение места, ацтеки обосновались там на длительный период, до 1299 или 1323 г. В то время они уже не были «дикарями». Их ум позволял ассимилировать культуру встречавшихся на пути народов, равным образом как и своих соседей: рядом с ними в Чапультепеке жили кулуаканцы и текпанеки. К тому времени они уже, очевидно, научились использовать передовую земледельческую технологию – чинампы. Известно также, что в то время у ацтеков уже были кодексы или рисованные книги, календарь, цикличные праздники и даже грубые строения из камня.

Уицилопочтли позаботился о том, чтобы все соседи возненавидели ацтеков и объединились для их завоевания. Посредством предательства ацтеков выманивают из укреплений и берут в плен. Тогдашний предводитель ацтеков Уицилиуитль был казнен в Кулуакане, а ацтеки попали в плен к кулуа. Несколько позже правитель Кулуакана Ачитометль предоставил ацтекам земли в Тисапане, к югу от современного Мехико. Разумеется, передача земель не означала акта великодушия: Ачитометль надеялся, что кишевшие в тех местах змеи покончат с ацтеками. Однако когда через некоторое время посланцы правителя были направлены в эти места посмотреть, что случилось, они увидели, как ацтеки жарили и ели змей. В индейском тексте так рассказывается об этом:

«Ацтеки очень обрадовались, увидев змей, и всех их зажарили, их зажарили всех, чтобы съесть, всех их съели ацтеки». (Испанская версия М Леона-Портильи – Прим авт. )

Обосновавшиеся в Тисапане ацтеки получили новый приказ Уицилопочтли: «Послушайте, мы не останемся здесь, а пойдем дальше, где находятся те, кого мы победим и над кем будем властвовать. Мы не будем напрасно фамильярничать с кулуаканцами, а объявим им войну. Я вам приказываю попросить у Ачитометля его отпрыска, его юную дочь, его собственную любимую дочь; я знаю, и я вам ее дам».

Итак, ацтеки попросили у Ачитометля дочь, дав понять, что она станет богиней, и сказали ему: «Мы все умоляем тебя отдать твое драгоценное ожерелье, твое перо кецаля, твою юную доченьку, благородную принцессу, нашу внучку, и жить она будет у нас в Тисапане». И ответил на это Ачитометль: «Ладно, мексиканцы, берите ее с собой». Однако после возвращения в Тисапан Уицилопочтли приказывает ацтекам: «Убейте, я вам приказываю, дочь Ачитометля и сдерите с нее кожу. А когда кожа будет содрана, наденьте ее на какого-нибудь жреца. А затем пошлите за Ачитометлем».

Ничего не подозревавший Ачитометль принимает приглашение и с радостью направляется в Тисапан, думая, что его дочь стала богиней. Однако когда в храме рассеялся дым священного фимиама-копаля, он понял все, что случилось с его дочерью.

«Страшно испугался правитель Кулуакана, закричал от ужаса, позвал своих кулуаканских вассалов и сказал им: «Что вы за люди, о кулуаканцы? Не видите, что они сделали с моей дочерью? Убьемте же их, покончим с ними, пусть умрут все эти нечестивцы». И началась тогда борьба, и вдруг раздался голос Уицилопочтли, который гласил: «Я знаю, что случилось, уходите осторожно, будьте осмотрительными и убегайте отсюда». Кулуаканцы стали преследовать ацтеков и сбросили их в воду, и ацтеки ушли в Акацинтитлан. Кулуаканцы продолжали их преследовать. Ацтеки со щитами и стрелами решили перебраться через водную гладь, а те, кто не мог идти вброд, пошли по мосту, который возвела неизвестно откуда взявшаяся женщина в старинных одеждах. Когда ацтеки убежали и когда вступили в бой, их дети спали в колыбелях, а другие еще ползали на четвереньках». (Испанская версия М Леона-Портильи – Прим. авт. )

И вновь ацтеки стали бродить вокруг озера, по враждебным и опасным землям, пока наконец не забрели на неопределенную территорию, расположенную между владениями текпанеков из Аскапоцалько и кулуа из Кулуакана – Коатлинчана.

В конце концов ацтеки обосновались на жалком болоте, презираемом всеми, так как там практически невозможно было выжить, разве что ценой невероятных усилий, направленных на охоту и собирательство. Однако там находился источник, позже, во времена Теночтитлана, положивший начало почитаемому всеми Тоспалатлю, т. е. месту со священной водой.

Чтобы ацтеки смогли обосноваться среди озера, на болотистом острове, должно было осуществиться еще одно пророчество Уицилопочтли: они должны были найти орла, сидящего на каменистом месте на вершине кактуса нопаля и пожиравшего змею (в ацтекских текстах говорится и о птицах). Вот как рассказывается об этом в ацтекском источнике:

«И прибыли они туда, где возвышался нопаль. И с радостью увидели, что среди камней возвышался нопаль, а на его вершине сидел орел. Он рвал что-то своими когтями и пожирал. Увидев ацтеков, орел кивнул головой. Издали наблюдали они за орлом и за его гнездом из великолепных перьев. Там были перья синей птицы, перья красной птицы, и все они были драгоценными. Повсюду валялись также головы различных птиц, их лапы и кости». (Испанская версия М Леона-Портильи – Прим. авт. )

Тогда ацтеки решили воздвигнуть там первый храм в честь своего бога-покровителя. В хронике говорится:

«…вырубив самые толстые камыши и вырвав травы, в этих зарослях ацтеки расчистили квадратную площадку рядом с кактусом для основания святилища. Там построили они маленький скромный домик, похожий на часовенку, покрытую тростником, который нашли в самой лагуне; дальше нельзя было идти, ведь они находились и строили в чужой местности, в пределах досягаемости от Аскапоцалько и Тескоко, потому что именно там проходила между ними граница». Строительство этого храма означало основание Мехико-Теночтитлана и произошло в 1325 г., по местному календарю в год 2 Дом (2 Калли).

Так началось превращение ацтеков в могущественную силу. Вначале, связавшись с текпанеками из Аскапоцалько и став их наемниками, в 1367 г. они разрушают Кулуакан, последнюю резиденцию тольтеков. В 1371 г. другие мексиканские племена, тлателольки, отделившиеся раньше и проживавшие севернее ацтеков, взяли г. Тенайюка, столицу древней чичимекской империи Шолотля, основанной в XII в.; а пятью годами позже они решили иметь своего собственного правителя. Они никого не избирают из могущественного Аскапоцалько, а находят остроумный выход – избрать одного из потомков исчезнувшего правителя Кулуакана. Первый вождь мексиканцев носил имя Акамапичтли, его тольтекское происхождение давало возможность мексиканцам или ацтекам считать себя наследниками великой тольтекской культуры и выдвигать претензии на свое наследство, что позволило им в дальнейшем завоевать почти всю Месоамерику. Однако об этом потом. Теперь же Акамапичтли по приказу Аскапоцалько развязывает войну против долины Морелос.

В дальнейшем, также на службе у Аскапоцалько, мексиканцы завоевывают Тескоко – последний оплот чичимекских правителей. Вначале пал Шалтокан (1400 г.). Став властителями Кулуакана и Тенайюки, ацтеки решили покорить стоявших на их пути текпанеков, которыми правил Тесосомок, незаурядная личность, занимавшая престол в течение 63 лет. Во времена правления Иштлилшочитля, который для спасения положения в 1414 г. отрекся от престола в пользу своего сына Несауалькойотля, одной из удивительнейших фигур древней Мексики – правителя, поэта, философа и строителя, наследника гениально слившихся воедино тольтекских и чичимекских традиций, – ацтеки завоевали Тескоко.

Как раз во время церемонии передачи власти Иштлилшочитль был убит. Несауалькойотль бросился в бегство и вновь завладел престолом лишь при помощи ацтеков, с правителями которых он был в родстве, поскольку приходился племянником Чимальпопоке, третьему ацтекскому тлатоани.

Итак, будучи наемниками текпанеков, ацтеки становятся чрезвычайно воинственными. Как справедливо отметил Хименес Морено, «они усвоили школу Тесосомока из Аскапоцалько».

После смерти Акамапичтли на престол вступает его сын Уицилиуитль, который продолжает войну против жителей Морелоса После его смерти, в 1417 г, его сменяет Чимальпопока, внук Тесосомока из Аскапоцалько.

После смерти Чимальпопока ацтеки избрали правителем Ицкоатля, сына Акамапичтли. В это время был расчищен путь к полной независимости ацтеков и положено начало их могуществу. Видимо, немалую роль в этом сыграла, вне всякого сомнения, историческая личность по имени Тлакаэлель, которому в течение долгого времени принадлежала реальная власть, хотя он и не сидел на троне.

В старинных текстах говорится, что «ацтеки победили текпанеков из Аскапоцалько, жителей Койоакана, Шочимилько и Куитлауака. Тлакаэлель был в первых рядах и добился многих завоеваний. Он выступал только в этой роли, поскольку никогда не хотел быть верховным правителем города Мехико-Теночтитлана, хотя на деле им правил. Он жил в достатке и в счастье. Никто во всем царстве не мог сравниться с ним по храбрости, по величию и не получал столько почестей, сколько великий военачальник, смелый Тлакаэлель. Он также смог превратить Уицилопочтли в бога мексиканцев, убедив их в этом». (Испанский текст М. Леона Портильи Прим. авт. )

Чтобы покончить с традициями Кецалькоатля, создать ацтекам основу для их захватнического военно-философского мировоззрения, было сделано то, о чем мы уже говорили.

«Сохранялась их история. Однако затем все было сожжено. Когда в Мехико правил Ицкоатль, было принято такое решение. Мексиканская знать сказала: «Негоже, чтобы все люди знали письмена. Подчиненные (народ) испортятся, и земля испортится, потому там слишком много лжи и слишком многих считали богами».

Поэтому Ицкоатль «делал лишь то, что ему советовал Тлакаэлель», сводный брат тлатоани Моктесумы I, советником которого он являлся. Имеются данные, что Тлакаэлель был также советником Ашайякатля и Тисока. Во времена правления Ицкоатля была развязана война для захвата пленников, которых должны были принести в жертву Уицилопочтли в главном храме Мехико. Отличившимся воинам давали аристократический статус. Правителю, знати, в том числе и только что получившим аристократические титулы, предоставлялись земли. Выделялись земельные участки и каждому из районов, кальпулли, Мехико-Теночтитлана, т. е. столица постепенно превращается в удивительный город, обнаруженный Кортесом и его войсками.

Аскапоцалько, которым в то время правил Маштла, пал в 1428 г., однако сам правитель бежал и укрылся в Койоакане. Лишь в 1433 г. после падения Койоакана он был наконец свергнут. После этого Несауалькойотль занимает трон в Тескоко и после длительного периода правления умирает в 1472 г.

В 1434 г. создается тройственный союз между городами Мехико, Тескоко и Тлакопаном (в настоящее время Такуба), они объединяются навсегда и принимают решение распределять поровну все завоевания и будущие военные трофеи. (Не совсем так: добыча между Теночтитланом (Мехико), Тескоко и Тлакопаном (Такубой) делилась в пропорции 2:2:1. )

После смерти Ицкоатля в 1440 г. на престол вступает его племянник, другой известный правитель Моктесума I или Илуикамина. Во время его правления значительно укрепило г. Теночтитлан и было положено начало так называемой «Мексиканской империи». Моктесума I завоевал Оахаку и побережье Мексиканского залива, покорив тотонаков, богатейшие земли которых в будущем стали житницей Теночтитлана. Толчком к этому завоеванию стала невиданная засуха, продолжавшаяся в Мехико с 1450 по 1454 г. и вызвавшая страшный голод.

Около 1469 г. вступает на престол Ашайякатль, также потомок Акамапичтли. Были предприняты новые завоевательные походы, важнейшим из них было завоевание соседнего Тлателолько, сохранявшего определенную автономию. Он завоевал также долину Толуки и пограничные области Герреро, где покорил тарасков. Однако его войска никогда не смогли пересечь реку Бальсас.

Тисок, сменивший Ашайякатля, правил только с 1481 по 1486 г. Видимо, в этом году он был отравлен. Однако в течение такого короткого периода ему удалось осуществить многочисленные завоевания, нашедшие отражение на великолепном монолите, который хранится в Национальном музее Мексики и получил название «камня Тисока». Затем к власти приходит Ауисотль, в год своего правления, 1487, торжественно открывший великий храм Теночтитлана. Говорят, что тогда было принесено в жертву 80 тыс. человек. Хотя эта цифра, видимо, существенно преувеличена, она вызывает неизгладимое впечатление. Кроме того, он завершил завоевание Оахаки и достиг границ современной Гватемалы. Ауисотль умер в 1502 г. смертью, недостойной великого завоевателя: в этот год прорвало плотину и случилось великое наводнение. Пытаясь убежать, Ауисотль ударился о притолоку и в результате умер.

После этого трон занял Моктесума II, завершивший плеяду великих мексиканских завоевателей и военачальников. Этот тлатоани, прославившийся как великий полководец, со временем превратился в деспота-мистика и посвятил себя придворному церемониалу. 17 лет его правления прошли в продолжительных войнах и в подавлении восстаний покоренных народов, бунтовавших против угнетения. Моктесума II находился в столице, предаваясь удовольствиям и религиозным церемониям. Наконец, в 1519 г. он получает ужасающее известие о возвращении Кецалькоатля, который должен занять трон. Так начинается Конкиста, рассказ о которой выходит за рамки данной работы.

К тому времени Теночтитлан стал удивительно красивым городом. Берналь Диас дель Кастильо дает описание столицы, когда рассказывает о том, как Моктесума и Кортес поднялись на главный храм Тлателолько, чтобы полюбоваться городом. В своей «Подлинной истории завоевания Новой Испании» он пишет:

«И тогда он взял его за руку и повел осмотреть великий город и другие города, находившиеся среди воды, и многие другие поселки в окрестностях той же лагуны. Если раньше я не смог хорошо разглядеть его большую площадь, отсюда я сумел ее лучше увидеть, и так мы ее рассматривали, потому что тот огромный проклятый храм находился так высоко, что все очень четко выделялось. С его высоты мы увидели три дороги-дамбы, ведущих в Мехико: истапалапская дорога, по которой мы вошли четыре дня тому назад, такубская, по которой мы убежали в ночь нашей катастрофы, когда Куэдлавака (Куитлауак), новый правитель, выгнал нас из города, о чем мы потом расскажем, и тепеакильская дорога. И увидели мы пресную воду, поступавшую из Чапультепека и снабжавшую город, а на этих трех дамбах повсюду были построены мосты, а вода переливалась из одной лагуны в другую. А в одной из этих лагун мы увидели огромное количество каноэ, одни приходили с различными грузами, другие плыли с разнообразными товарами. И видели мы, что все дома этого великого города и других городов находились в воде, а из дома в дом можно было попасть только по висячим мостам или на каноэ. И видели мы в этих городах языческие храмы и часовни, напоминавшие башни и крепости, и все они сверкали белизной и вызывали восхищение. А дома все были с террасами, а вдоль дамб стояли башенки и часовенки, тоже напоминавшие крепости. Рассмотрев все и оценив увиденное, мы снова повернулись к большой площади и к скоплению народа, собравшегося на ней; одни продавали, другие покупали, и раздавался такой гул и шум, что слышно было за целую лигу. Многие из наших солдат бывали в разных концах света, в Константинополе, во всей Италии, в Риме, и все они говорили, что такой красивой и такой огромной площади, где было бы столько народу, они никогда не видели".

Вскоре все, вызывавшее у конкистадоров такое восхищение, сравнялось с землей. Сразу после Конкисты неизвестный нам местный поэт, сохранивший в своей памяти сказочный облик города, писал в одном из своих произведений, получивших название «Печальных песен Конкисты»:

«И все это ушло вместе с нами. Мы это видели, мы этим восхищались. Нам грустно от этой ужасной и печальной участи. По всем дорогам валяются дротики и разбросанные волосы. Крыши домов сорваны, а стены облупились. На улицах и площадях копошатся черви, на стенах следы мозгов. Вода красного цвета, будто ее покрасили, а когда ее пьешь, она соленая, как селитра. Мы разбивали кирпичные стены, и нам в наследство оставались одни выбоины. Они прикрывались щитами, но разве можно укрыться за щитами от своего одиночества… Мы ели древесину, жевали соленый пырей, кирпич-сырец, ящериц, крыс, дробленые камни, червей… Мы ели мясо, едва поставленное на огонь. Когда мясо было готово, его хватали и ели прямо над огнем. На нас установили цену. Цену за ребенка и цену за девушку. Довольно! Бедняк стоил только две горсточки кукурузы, только десять лепешек, наша же цена – двадцать лепешек из пырея… И все это прошло вместе с нами. Мы это видели, мы этим восхищались. Нам грустно от этой ужасной и печальной участи…» (Испанский вариант М. Леона-Портильи. В отличие от Оригинала для усиления драматизма текста мы повторили в конце начальные строки. – Прим. авт. )





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх