Первые шаги

В соответствии с данными, считающимися в настоящее время наиболее достоверными, человек начал проникать на Американский континент 40 000 лет назад. Он вышел из южной части Центральной России (а не из Сибири, как считалось раньше), достиг Камчатки, Берингова моря и попал на континент через Алеутские острова. В то время все это пространство было покрыто льдом. (См Предисловие (здесь и далее примечания научного редактора) )

Много спорят о причинах, заставивших жителей таких далеких широт предпринять столь дальнее путешествие. Однако независимо от этого факт состоит в том, что человек прибыл в будущую Америку, где должен был заняться новой деятельностью, отличающейся от той, которая была ему заранее уготована судьбой. Он должен был создать новые культуры, не такие, как в Европе, но не менее ценные. Он создал совершенно оригинальные культуры, хотя и с искрами гениальности и интеллектуальными достижениями первостепенной важности, которых никогда, или гораздо позже, не удалось добиться Европе. Пользуясь тем, что в этот геологический период, плейстоцен, оледенение достигает штата Висконсин в США (и поэтому носит название четвертой ледниковой эпохи, или эпохи Висконсин), человек прокладывает различные направления миграции, которые остаются более или менее постоянными и значительно позднее.

Два направления, самые известные из всех, по всей вероятности, пересекаются на крайнем юге. Одно проходило с севера на юг по Тихоокеанскому побережью, а другое проникало в глубь континента и доходило до Великих Озер. В течение некоторого времени первое направление проходило по юго-востоку Соединенных Штатов, а другое – по восточной части этой страны. Позже под влиянием постепенно прибывающих поселенцев миграционные потоки сместились к югу, где смешивались различные этнические группы, языки и культурные традиции, которые, надо полагать, включали и различную технологию, что и положило начало культурному развитию Месоамерики.

Данное объяснение явлений, происходивших в те далекие времена, может показаться несколько упрощенным, однако, по мнению большинства специалистов, оно вполне пригодно в качестве исходной точки для изучения последующих событий. Прежде чем говорить о Месоамерике, следует сказать несколько слов и о доисторическом человеке. (Доистория, доисторический период – этот термин впервые появился во Франции (1833 г) и Англии (1851 г) для обозначения эпохи развития человечества, предшествующей появлению письменности. Он имеет широкое хождение в зарубежной археологии, где большинство исследователей используют его только в узком хронологическом значении слова – для наименования до-письменного периода. Однако в советской историографии термин «доистория» не употребляется из за его неточности и расплывчатости. Во первых, появление письменности как рубеж между «доисторией» и «историей» хронологически не одновременно для разных стран, и, следовательно, конец «доистории» будет приходиться в разных районах на разное время. Во вторых, в политическом и общефилософском смысле этот термин носит уничижительный оттенок в приложении к бесписьменным племенам и народам нашей планеты получается, что у них не было и нет своей истории )

Очевидно, что миграции на континенте, начавшиеся 40 000 лет назад, носили волнообразный характер, а не были каким-то единым компактным потоком. В настоящее время существуют данные, позволяющие считать, что небольшие группы людей продолжали проникать на континент вплоть до XII в., т. е. прекратились за несколько столетий до Конкисты.

Необходимо отметить также, что эти поздние переселенцы, попавшие на континент скорее всего случайно, не могли повлиять на самобытное развитие американских культур. Несмотря на то что многие настаивают на диффузионистской теории или на более поздней и абсурдной гипотезе внеземных цивилизаций, мы считаем, что эти культуры развивались на своей собственной основе и были абсолютно автохтонными, т. е. самостоятельными.

Следует указать также и на тот факт, что мы никоим образом не считаем, будто человек попал на Американский континент исключительно через Берингов пролив. Существуют достаточно аргументированные теории, касающиеся других миграционных потоков, происходящих из Меланезии и Полинезии. Однако эти гипотезы не опираются в достаточной степени на данные палеонтологии и археологии, как версия с Беринговым проливом, а скорее касаются возможного влияния на Северную Америку или заселения Южной Америки. Таким образом, их можно оставить в стороне, поскольку они не имеют никакого отношения к рассматриваемой в данной работе Месоамерике.

Человек, пришедший на Американский континент, был уже Homo sapiens («Человек разумный», т. е. человек современного типа). Говоря о его культурном развитии, следует отметить, что он более или менее полно владел каменными орудиями и использовал одежды из шкур. Он также знал огонь, владел примитивным оружием для охоты и обладал простейшими навыками рыбной ловли и собирательства. В действительности мы еще крайне мало знаем об этих давних временах. Мы можем только констатировать, что вместе с человеком в Америку попали различные группы млекопитающих эпохи плейстоцена. Среди изобиловавшей в то время фауны можно назвать мастодонтов, мамонтов, лошадей, верблюдов, волков, пещерных медведей, бизонов и других. Многие из них в дальнейшем вымерли.

По классификации специалистов, опивающихся на основные черты культуры, древние роди, заселившие континент, делились на группы примитивных собирателей, бродячих охотников и охотников-собирателей. Однако, как мы подчеркивали ранее, их культурные традиции включали, разумеется, и технологию. На основе комплексов каменных орудий их и классифицируют специалисты.

Некоторые исследователи появление примитивных собирателей относят примерно к 38 тысячелетию до н. э. При этом за основу берутся такие находки, как Льюисвилль, штат Теxac; Санта-Роса-Айленд, штат Калифорния; Техас-Стрит, штат Калифорния; Тьюл-Спрингс, штат Невада; Ла-Холья, Калифорния и другие, которые на основе радиоуглеродногo метода датируются периодом 38—17 тысячелетий до н. э. (Датировка этих стоянок в настоящее время пересмотрена сторону их омоложения См. Предисловие ) Хотя и нельзя определить с полной уверенностью, к какой расовой ветви принадлежал этот человек, можно сказать, что он был долихокефалом (длинноголовым) и приближался к кавказоидной или австралоидной расе, т.е. был достаточно связан с примитивными европейцами (тяжелые надбровные дуги, скошенный лоб, широкий нос, выступающие скулы и т. д.), хотя в течение веков прибывали также группы, занимающие по своим физическим данным промежуточное положение между кавказоидами (европейцами) и монголоидами (азиатами), до того как последние начали различаться в той степени, в какой мы наблюдаем это в настоящее время (по данным Бердселла, Хутона и Пиньи Чана) Появление кочевых охотников, представленных главным образом находками так называемого комплекса культуры Сандиа, относится к более к позднему периоду (примерно 25 тыс. лет до н. э.).

По данным А. Кригера, это период, предшествующий появлению собственно наконечников копий и дротиков. Речь идет о нуклеусах, отшлифованных камнях, и просто осколках камня с оббитыми краями и других предметах, сходных с орудиями нижнего и среднего палеолита Старого Света.

Обнаруженные каменные изделия довольно примитивны. Все они большого размера, грубые и использовались для незначительного количества операций; полностью отсутствовала отделка или обработка камня, и лезвия или наконечники не суживались для придания им большей заостренности.

Этот период предшествовал использованию самых древних наконечников и мог относиться ко времени между Средним и Верхним Висконсином, т.е. между 38 и 23 тысячелетиями до н.э.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх