1. КТО И КАК ЖИЛ В КАМЕННОМ ВЕКЕ?

Когда Господь сотворил человека? Мы не знаем этого. Знаем только, что сотворил — ведь мы-то с вами существуем. Правда, атеисты-дарвинисты пытаются доказывать, будто животные, а потом и человек, произошли друг от друга сами по себе, путем постепенной эволюции. Но при этом они почему-то умалчивают, что сам автор их теории Чарлз Дарвин был глубоко верующим, он говорил: «Я никогда не был атеистом в смысле отрицания Творца». Ну а ко всему прочему, сейчас однозначно доказано, что теория эволюции ошибочна. Различные виды растений, животных, человек, появлялись на свет не в результате постепенного изменения признаков, а путем скачкообразных мутаций. А это, как нетрудно понять, как раз и соответствует их сотворению по воле Божьей.

Еще в Древнем Риме было принято классифицировать глубокое прошлое человечества по типам материалов, из которых изготовлялись орудия труда — каменный век, медный век, железный век. Позже ученые ввели более детальную градацию. По качеству обработки изделий выделили в каменном веке ранний палеолит, верхний палеолит, мезолит, неолит. Хотя при более детальных исследованиях выяснилось, что такое деление в значительной мере условно. В одно и то же время люди изготовляли совершенно разные орудия. Для какой-то черной работы — простые и грубые, а для иных нужд — более тонкие и совершенные. Поэтому нередко оказывается, что изделия, весьма отличающиеся по уровню обработки, принадлежали людям одной эпохи.

Впрочем, в разных регионах земли резко отличались и условия существования человека. В эпоху, которую принято относить к каменному веку, 30–40 тыс. лет назад, всю северную часть планеты покрывал гигантский ледник. Толщина его достигала 3 км, в Европе он доходил до Валдая, в Америке до бассейна Миссисипи. Ледник, как высокие горы, закрывал Восточно-Европейскую равнину от атлантических циклонов. Они проходили и выливали дожди гораздо южнее. Нынешнее Средиземноморье, пустыни Северной Африки и Ближнего Востока были зоной густых лесов. Здесь обитали и люди. Охота на зверей в непроходимых чащах — занятие малоэффективное. Пропитание добывали в основном собирательством. В пищу шло все: съедобные коренья, плоды, ягоды, насекомые. Особенно удобными были для человека берега морей, тут собирали моллюсков и рыб, выброшенных штормами.

Здешние люди вели кочевой образ жизни — поиски еды требовали постоянно перемещаться. На стоянках сооружали примитивные шалаши или обходились без них. Найденные захоронения бедны. Исследователям очень редко попадаются костяные изделия, чаще каменные, плохо обработанные [24]. Кочевали маленькими группами. Их численность регулировалась количеством еды, болезнями, опасностями, повсюду подстерегавшими человека. Если ему иногда удавалось убить дичь, то и сам он легко становился добычей хищников. И не только хищников. Наряду с людьми современного вида в этих краях жили обезьяноподобные неандертальцы. А соседство с ними несло не меньшую угрозу, чем соседство со львом или тигром. Археологами выявлено, что неандертальцы были существами весьма агрессивными и, к тому же, людоедами. Может быть, как раз они запечатлелись в сказках разных народов в виде троллей, циклопов, джиннов и прочих персонажей, с которыми человеку лучше не встречаться.

Но на севере природные условия были иными. Летом ледник подтаивал на солнце, с его склонов сбегали бесчисленные ручьи и речки. Области, прилегающие к нему, покрывали озера и болота, как в полярных тундрах. Однако в целом климат был не только холоднее, но и гораздо суше, чем сейчас. Массы воды сосредоточились в самом леднике, поверхность морей была меньше, на испарение влияла и более низкая температура. И за полосой тундры природа напоминала роскошные альпийские луга. Росли высокие травы, кустарники, деревца. Среди такого изобилия корма паслись бесчисленные стада оленей, бизонов, лошадей, мамонтов, шерстистых носорогов. А там, где много животных, могли прокормиться и люди.

Уровень их развития на территории нашей страны разительно отличался от южных собратьев. 25–30 тыс. лет назад они уже умели строить долговременные жилища, даже поселки. Остатки их обнаружены на Днепре, Десне, Дону, на Урале, Енисее, Ангаре. Для устройства дома копалось углубление, устанавливались вертикальные подпорки из костей, черепов мамонта или носорога. Они поддерживали кровлю. Каркас для нее иногда делали из оленьих рогов, искусно и прочно переплетенных между собой. А покрывали его шкурами [95, 96]. Подобный поселок существовал, например, в Мезине на Черниговщине. В нем проживало около 50 человек, он состоял из 5 домов и различных служебных построек площадью от 8 до 30 кв. м. Строения обогревались очагами, одно из них было святилищем, его покрасили охрой, крышу венчала голова волка, а в пол была воткнута женская статуэтка.

В Костенках под Воронежем найдены следы 60 поселений, возникавших здесь в течение нескольких тысячелетий. В частности, выявлены остатки огромного жилища площадью 600 кв. м. В нем горело девять очагов, расположенных по оси сооружения. Основное помещение дополнялось боковыми пристройками. Две из них были жилыми, с очагами. Одна пристройка являлась святилищем, здесь найдены статуэтки женщин, мамонта, медведя, пещерного льва. Остальные были кладовыми для продуктов, запасных орудий и инструментов [24]. Строились и дома другого типа. В Мальте на Ангаре стенами служили каменные плиты, поставленные вертикально. Порой для жилья использовали пещеры, но и их старались благоустроить. В Каповой пещере на Урале оборудовались хижины, как бы «квартиры», а на второй, верхний ярус пещеры вела лестница.

Питание добывали в основном охотой. Люди устраивали облаву, отбивали от стада одно или несколько животных и загоняли в ловушку или на своих товарищей. Причем выявлено, что жители тех или иных поселков специализировались на определенных видах зверей. В Амвросиевке на Украине исследователи насчитали более тысячи черепов бизонов. В других местах преобладают дикие лошади, олени, мамонты. То есть, охотники селились вблизи стада, которое обитало на здешних лугах, считали это стадо «своим» и по мере надобности пользовались им. Такой промысел обеспечивал общину мясом и жиром, оставалось время для устройства быта, совершенствования ремесленных навыков. Люди очень хорошо научились выделывать необходимые им вещи из камня, кости, рога. При раскопках находят наконечники копий и гарпунов, каменные ножи, топоры, инструменты из кости с кремневыми вкладышами-лезвиями, копьеметалки — дощечки с упором, увеличивавшие дальность полета копья. Уже был изобретен лук, в Костенках обнаружены целые россыпи наконечников стрел.

Попадаются и костяные иголки с ушком. Раскопки захоронений и древние статуэтки показывают, что люди каменного века отлично умели кроить и шить одежду. Иногда это были меховые комбинезоны, оставляющие открытым только лицо. Иногда наряд состоял из нескольких частей — меховой или замшевой рубахи, штанов, мокасин, шапки-капора. Все это обшивалось бусинками из кости, в могилах их находят по несколько тысяч. Уже в те времена существовала своя наука красоты. Украшениями служили браслеты, связки бус, тела покрывались татуировкой или ритуальной раскраской. Женщины делали себе сложные прически. На рисунках и статуэтках волосы у них то спадают вниз сплошной волной, то собраны концентрическими кругами, то уложены зигзагообразными рядами [24, 96].

Люди жили родовыми общинами по 40–50 человек. Естественно, среди них выделялись вожди или старейшины — при совместном проживании десятков людей кто-то должен руководить ими, да и облавная охота требует дружных и согласованных действий. Род был одной большой семьей, но внутри общин выделялись и индивидуальные семьи. Так, в Сунгири и Бурети выявлены семейные захоронения из мужчины, женщины и детей. Но род был прочно связан между собой еще и общей судьбой. В стихийных бедствиях, от эпидемий или голода могли погибнуть все. Поэтому и трудности преодолевали вместе. Продукты питания, запасы орудий труда, имущество, были общими. Каждый трудился по мере его возможностей. Добыча охотников дополнялась грибами, ягодами, съедобными травами. Люди знали принципы консервирования, заготовляя на зиму некоторые травы и коренья. Заготовляли и желуди, удаляя из них дубильные вещества. А иногда археологи находят терочники, мотыги — даже в ледниковый период кое-где стали возникать зачатки земледелия.

Поселения были редкими, разбросанными на больших пространствах, но они поддерживали между собой контакты, осуществляли меновую торговлю, причем на очень большие расстояния. На Черниговщине, под Владимиром, на Урале, в Сибири, археологи встречают застежки и украшения из морских раковин. Товаром для обмена был также кремень, самый подходящий материал для каменных изделий. Его можно найти отнюдь не везде, хотя вещи из него были распространены повсюду. Возле селения Мальта недавно обнаружена настоящая «фабрика» по изготовлению кремневых орудий. На ней, по оценкам специалистов, трудилось до 200 человек! Конечно, такая крупная мастерская предназначалась не для одной общины, ее продукция поставлялась на обмен в другие районы.

Упрощать наши представления о людях каменного века и считать их «первобытными», право же, не стоит. Среди находок ученых попадаются куски трута и части деревянных приборов для добывания огня трением. Известны и лампы для освещения жилищ — из камня с углублением, куда заливался жир и вставлялся фитиль. На Енисее еще в те времена научились топить каменным углем, в Дольне Вестонице (Чехия) — обжигать глину. Существовали и некоторые технологии, которые впоследствии оказались утраченными: например, размягчения кости. Некоторые рисунки по кости были не вырезаны, а продавлены. Иногда каким-то образом распрямлялись бивни мамонта, из них делали цельные дротики. Была своя медицина. Практиковалось лечение переломов, вывихов, удаление больных зубов. Использовались лекарственные травы. А в одном из захоронений Шанидара (Средняя Азия) найдены останки мужчины, рука которого была ампутирована задолго до смерти — и заменена протезом!

Наши далекие предки имели понятие о бессмертии души, загробной жизни. Умерших обычно хоронили в лучших одеждах и украшениях, клали в могилы предметы обихода, охотничье оружие. Покойных засыпали древесным углем, известью, в Бурети закрывали каменными плитами. Обязательно присыпали охрой. Она играла какую-то важную роль в древних верованиях и, кстати, тоже служила товаром для «торговли». Сырье для нее встречается не везде, тем не менее, охра применялась повсеместно для окраски священных предметов.

Духовный мир людей каменного века был весьма богатым. В Каповой пещере сохранились великолепные цветные изображения мамонтов. На Печоре, Енисее, Алтае, Кавказе выявлены наскальные рисунки, рельефы, гравировки [149]. Почти во всех поселениях археологам встречаются статуэтки зверей, птиц, фантастических существ — из камня, кости, глины. Изготовлялись и фигурки женщин, их называют «палеолитическими Венерами». Только в Костенках их найдено более 60, в Мезине 30. В Мальте они одеты в накидки, в Бурети в меховой комбинезон, но чаще их представляли обнаженными или в минимальном наряде вроде поясков, браслетов. Очевидно, они изображали каких-то богинь, покровительниц плодородия. У них нарочито выделялись признаки пола, очень пышный бюст и задние части. Но в Мезине и в Гагарине обнаружены более изящные статуэтки танцующих женщин, в Дольне Вестонице — девичьи фигурки и даже портретная скульптура.

Десятки тысяч лет назад существовали уже все типы музыкальных инструментов — и духовые (флейты), и ударные — барабаны, и струнные, сделанные наподобие луков из дерева или бивня мамонта, и трещотки, погремушки, наборные браслеты из костяных пластин, гремевших в такт движений танцора. Люди собирались у огня, плясали, пели. Хотя любое искусство в ту пору было неотъемлемо от религии. Наскальные росписи делались не для украшения, а для магических ритуалов. Нарисовать мамонтов значило подманить их к людям. Чтобы вернее убить животное, поражали копьем его изображение. Ритуальными были и музыка, пляски. Так, в Мезине в доме-святилище, обнаружены 2 колотушки, 6 костяных барабанов, браслет с погремушкой и… нанесенным на него лунным календарем.

Да-да, древние люди явно интересовались астрономией. Об этом свидетельствуют многочисленные находки лунных и солнечных календарей с отмеченными на них точками равноденствия. Жители Алтая, как показывают сохранившиеся рисунки, наблюдали за небесными светилами и вели учет лунных фаз. А на Малой Сые (Сибирь) были открыты остатки настоящей «палеолитической обсерватории». Судя по всему, с астрономией были связаны тогдашние верования. По звездам и солнцу старейшины и жрецы определяли время для тех или иных обрядов, для охотничьих и хозяйственных предприятий. А «обсерватория» играла роль святилища. Столь крупное сооружение служило не одной, а нескольким общинам, живущим поблизости. В таких центрах жители разных поселений сходились на общие праздники, договаривались о разграничении угодий, взаимопомощи. Игрались свадьбы: юноши из одного рода выбирали девушек из другого, дружественного.

Подобные связи помогали преодолевать трудности, опасности. А их было более чем достаточно. Охота на мамонта, носорога, дикого быка — занятие далеко не безобидное. Но стада травоядных привлекали к себе не только людей. Рядом обитали стаи волков, диких собак, крупные хищники, в том числе могучие и свирепые пещерные львы, пещерные медведи. На Украине, в Молдавии, Крыму найдены стоянки неандертальцев. Но сплоченные охотничьи общины умели постоять за себя, и в места, где располагались их селения, неандертальцы не проникали.

Впрочем, и отношения между людьми не всегда были дружескими. Порой разгорались войны. Тем более, что население было неоднородным. Антропологи определили, что в Восточной Европе соседствовали четыре разных расы. Две европеоидных, отличающихся ростом и сложением, одна — с примесью монголоидных черт. А из Средиземноморья случилось переселение негроидов, так называемой гримальдийской расы, сходной с папуасами. Оно прошло через Украину, Дон и достигло Нижней Оки [24]. Конечно, подобные миграции не обходились без конфликтов.

Некоторые найденные селения носят следы поспешного бегства жителей, разгрома домов. Столкновения в каменном веке были жестокими. Дрались-то за места для охоты, за выживание. Пленные не требовались, и побежденных истребляли. На Афонтовой горе на Енисее обнаружено, что несколько взрослых людей, подросток и ребенок были не просто убиты, а съедены какими-то каннибалами. Но все же войны в ту эпоху были редким явлением, исключением, а не правилом. В наскальной живописи и скульптуре военная тематика вообще не фигурирует. Только охота. Это было гораздо важнее. Именно от удачи на охоте зависела жизнь всего рода. Зависела постоянно, из месяца в месяц, из года в год, из поколения в поколение.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх