13. В НАЧАЛЕ НАШЕЙ ЭРЫ

Человечество не видит и не ощущает, когда в истории завершается одна эпоха и начинается другая. Это осознают лишь потомки, задним числом. Мы с вами привычно говорим — до нашей эры, нашей эры. А ведь наша эра началась с Рождества Христова. Многие ли знали, что Он родился? В разных странах этот день был таким же, как прочие. Люди трудились или бездельничали, влюблялись или убивали, лгали или отстаивали истину, торговали или совершали покупки, и их насущные дела казались самыми важными.

А многие ли знали, когда распинали Христа? Только жители и гости Иерусалима. Знали те евреи, которых возбуждал и организовывал Синедрион, чтобы они перед прокуратором во всю глотку орали: «Распни Его!» Некоторые чувствовали, что происходит безобразие. Он учил добру, исцелял больных, творил чудеса, а Его за это обрекли на страшные муки и позорную смерть. Наблюдали, как страдает Он, как рыдает Его Мать, как убиваются Его близкие. Но властям, наверное, виднее? В конце концов, мало ли невиновных казнят? Самих-то не касается, а дома ждут накрытые столы, чтобы весело отметить Пасху… А потом вдруг оказалось, что Христос Воскрес. И те, кто узнал об этом, уже поняли: пришла новая эра. Понесли великую Правду остальным людям.

Св. апостол Андрей Первозванный в своем третьем путешествии добрался до Крыма. Первых христиан на будущей русской земле он обратил к новой Вере в Херсонесе, основал здесь первую церковь. Он побывал и в Феодосии, Пантикапее. По преданию, после этого св. Андрей поднялся по Днепру, благословил горы, где предстояло возникнуть Киеву. В «Повести Временных Лет» рассказывается, что от верховий Днепра он попал на Волхов, видел новгородцев и удивлялся их обычаю париться в бане. А потом через Балтику вернулся в Рим, и затем в Греции, в городе Патры, принял мученическую смерть на косом Андреевском кресте.

Обычно этот маршрут воспринимают скептически. Но, если разобраться, то выясняется, что в нем… нет ничего невероятного. Конечно, Великого Новгорода еще не существовало. Однако рядом с Херсонесом находился еще один Новгород, Неаполь-Скифский. Парные бани там имелись. Да и торговый путь по Днепру и Волхову уже действовал. В ранних христианских источниках, кстати, говорилось не о новгородцах, а о том, что св. Андрей доходил с проповедью «до стран Антропофагов и пустынь Скифии». Как мы помним, андрофагами или антропофагами греки обозначали самоедов. А земли будущего Великого Новгорода в данное время населяли именно самодийцы. Вернуться оттуда в Рим было реально. По Балтийскому морю ходили венедские корабли. А от венедов по-прежнему функционировал «Янтарный путь» до Венеции. При императоре Нероне его представитель ездил по этому пути в Прибалтику, привез несметное количество янтаря. Туда путешествовали и римские, сирийские, еврейские купцы.

Но из Римской империи приходили не только проповедники и торговцы. Оттуда двигались завоеватели. Рим находился на вершине могущества. Он превзошел все древние державы по уровню военной техники. А победы приносили неисчислимые богатства. Пышно расцвела римская культура, перенимая лучшие достижения греков, галлов, сирийцев, египтян. Впрочем, из покоренных стран в Италию хлынули не одни лишь трофеи, изобретения и высокое искусство. Хлынули и худшие пороки. Раньше римляне кичились добродетелями, строгими нравами, были трудолюбивыми земледельцами, самоотверженными воинами. Теперь на полях и стройках трудились массы рабов, легионеров набирали в покоренных странах, а Рим превратился в город-паразит.

Богачи соревновались друг с другом в расточительстве и разврате. Разрушалась религия, особенно после того, как внедрилось обожествление императоров. Можно ли было всерьез поклоняться тем, о ком знали, что они пьяницы, извращенцы, убийцы? Посещение храмов стало не духовным делом, а политическим. А образовавшуюся духовную пустоту заполняли темные культы Египта, Ближнего Востока, Малой Азии. За счет награбленных сокровищ могла безбедно существовать даже чернь. Она требовала «хлеба и зрелищ», и императоры, чтобы заслужить популярность, ублажали граждан. Устраивали бесплатные раздачи хлеба, мяса, вина.

Возводили великолепные цирки и амфитеатры, организовывали состязания колесниц, травили зверей, проводили гладиаторские бои* где тысячи людей кромсали друг друга на потеху публике. Ради разнообразия разыгрывались «морские» сражения на специально выкопанных прудах, ночные бои при свете факелов, смертельные схватки между женщинами. Учитывая вкусы римлян, императоры баловали их и другими садистскими зрелищами. Бросали осужденных на растерзание зверям, придумывали театрализованные казни по сюжетам мифов. Зрители с восторгом глазели, как на арене восходит на костер и сгорает приговоренный, изображающий «Геракла», как бык покрывает «Пасифаю», падает с высоты и разбивается «Икар», под стихи и декорации греческих трагедий режут на алтаре «Ифигению» или «Поликсену».

Это была римская цивилизация. Она создавалась за счет разрушения и разграбления многих других цивилизаций — карфагенской, галльской, испанской, иллирийской, фракийской, армянской. Хотя получалось, что львиная доля богатств, добытых у побежденных, выбрасывается впустую. Уходит на мишуру представлений и триумфальных шествий, в животы дармоедов, утекает кровью в песок арен, разбазаривается на оргии знати. Но для того, чтобы поддерживать такой уровень жизни, требовалось выжимать средства из провинций и завоевывать новые страны. Без захватов, без дальнейших грабежей, Римская империя уже не могла существовать. Она раскинулась на огромном пространстве от Атлантического океана до Евфрата, от Египта до Кавказских гор и Дуная. Но, тем не менее, продолжала расширяться.

Покоряя Германию, римляне в 4 г. достигли Эльбы, познакомились с полабскими славянами-лужичанами. Здесь построили корабли, эскадра под командованием Тиберия, будущего императора, вышла в море и совершила плавание на восток. Но княжества вандалов, ругов, варинов, по признанию римских авторов, были «сильны флотом», и Тиберию пришлось убраться восвояси. А через несколько лет германские и славянские племена во главе с Арминием вышибли захватчиков из Германии, граница установилась по Рейну.

На Черном море римляне овладели южными и западными берегами. Синоп, Трапезунд и Томы (Констанца) стали базами их флота. Вассальные царства во Фракии Рим постепенно проглотил, лишил остатков самостоятельности и превратил в свои провинции. А император Клавдий решил утвердиться на северных берегах моря.

В Боспорском царстве дела обстояли совсем неважно. От него отделился Херсонес, отпали приазовские области. Боспорские государи пытались вернуть их под свою власть, но терпели поражения, увязли в войнах, их страна разорялась. Клавдий задумал реорганизовать царство, а заодно прибрать его под прочный контроль. На престол Боспора он наметил посадить фракийского царевича Котиса, который жил и воспитывался в Риме. В 47 г. была предпринята экспедиция в Крым. Херсонес не преминул подольститься к императору. Предоставил римлянам свой порт, корабли, снабжение. А боспорцы сопротивляться не посмели, послушно приняли нового царя.

Клавдий пожелал, чтобы его ставленнику принадлежали все прежние земли Боспора. Римский флот вошел в Азовское море, легионеры высадились в Тамани и двинулись к Дону, принуждая местные города и племена подчиниться Котису. Был взят Танаис, римляне форсировали Дон. Но на этом их успехи кончились. Роксоланы и герулы в жестоких боях потрепали врагов, и до роксоланских селений, лежащих в низовьях Дона, они дойти не смогли. Азов стал самой северной точкой продвижения римлян во все времена.

Всыпали им очень чувствительно, и от дальнейших операций в здешних краях они пока отказались. Не тронули Крымскую Скифию, греческие города северо-западного Причерноморья. Ольвия осталась в подданстве скифских царей, Тирас — языгов. А Боспор восстановил свои старые границы, но фактически попал в руки римлян. В городах разместились их гарнизоны, в храмах ввели культ обожествленных императоров, монеты теперь чеканили с их портретами, а не с изображениями своих царей. Хотя купцы и знать Пантикапея считали такой поворот величайшим счастьем. Они получили защиту от соседей, стали главными поставщиками хлеба для римских легионов, расквартированных на Дунае и в Закавказье, отправляли полные трюмы рабов на рынки Италии и Средиземного моря. Боспор вступил в полосу очередного подъема.

Сарматам и славянам пришлось оборонять свои земли не только от римлян. Ранее уже отмечалось, что на территории Румынии возникло царство даков. Оно было очень сильным, выставляло на войну 200-тысячную армию, совершало набеги и на римские области, и на другие страны.

Около 50 г. полчища даков вторглись во владения языгов. Опустошали все на своем пути, разграбили города от Дуная до Южного Буга. В устье этой реки взяли штурмом и разрушили Ольвию. Но тут уж возмутились хозяева Ольвии, скифы. Выступили и их товарищи, роксоланы. Они объединились с языгами, примкнули бастарны и славяне, попавшие под нашествие. В разыгравшихся битвах даков разгромили. Заставили их отступать на юг, к Дунаю, а потом вообще выбили с морских берегов в горные районы. В низовьях Дуная языги, роксоланы и скифы встретились с римлянами и заключили с ними союз.

Но дружба продолжалась недолго. Вскоре скифы и роксоланы затеяли очередную разборку с Херсонесом, опять потребовали от него платить дань. Город запросил помощи у римлян. Наместник Мезии (нынешней Болгарии) Тиберий Плавтий Сильван Элиан послал туда своих легионеров. Но помощь оказалась далеко не бескорыстной. Римляне оккупировали и Херсонес, и южный берег Крыма. Они попытались захватить и Скифию, но когда вышли в степную часть полуострова, скифско-роксоланское войско их побило и прогнало под защиту херсонесских крепостей.

После Крыма Плавтий Сильван предпринял большой поход за Дунай. В 56 г. его легионы неожиданно выступили на север. Жителей застали врасплох, дошли до Днестра, город Тирас сдался и перешел под власть Рима. Окрестные земли подверглись страшному разорению. Селения пожгли. Сопротивляющихся и немощных приканчивали, остальных захватывали в плен. Толпы ошеломленных мужчин, истерзанных и убитых горем женщин, перепуганных детишек под понукания и издевки конвоя уводили к римской границе. Плавтий Сильван гордо докладывал, что угнал в неволю 100 тыс. человек.

Но последствия его рейда были для империи невеселыми. Вероломство и зверства римлян подняли против них всех соседей. За оружие взялись бастарны, языги, роксоланы. Плавтий Сильван занервничал, отпустил некоторых знатных пленных. Однако мир уже не восстановился. На римлян посыпались нападения. Так, в 68 г. 9 тыс. роксоланов прорвали пограничную оборону. Римские части преградили им дорогу, но бронированная конница одним таранным ударом нанизала их на копья и втоптала в пыль. Роксоланы прогулялись по всей Мезии, вдоволь пограбили. Лишь на обратном пути, когда они были перегружены добычей, римляне, собрав свежие силы, подстерегли их и уничтожили часть отряда.

В Риме в это время правил полусумасшедший Нерон, убийца собственной матери, большинства родственников и друзей, и организатор первых массовых казней христиан. В его голову взбрела идея развернуть широкое наступление на север, захватить земли от Крыма до Каспийского моря и сделать их новой провинцией «Сарматией». Более благоразумные советники понимали, во что выльется война с роксоланами и аланами, считали ее гибельной. Но спорить с Нероном было равносильно самоубийству, приготовления шли полным ходом, на Дунае и в Закавказье сосредотачивались войска. Только переворот в Риме и смерть Нерона похоронили его планы.

В империи начались драки за власть. Этим не преминули воспользоваться соседи. На Дунае последовали новые вторжения роксоланов, языгов, даков, в Закавказье — аланов. Заволновались и подвластные народы, вассалы. В Боспоре объявился человек, объявивший себя потомком прежних властителей, Митридатом VIII. И выяснилось, что под эгидой Рима нравится жить далеко не всем. Митридат VIII получил всеобщую поддержку, сверг царя из фракийской династии, заключил союз с сарматами и выгнал римлян. Но борьбу за императорский престол выиграл опытный полководец Веспасиан. В 71 г. в Крыму высадились десанты. Боспорцев усмирили, Митридата VIII и его сторонников казнили. Вокруг Пантикапея, Феодосии и других городов выросли леса крестовин с распятыми телами. Жены и дети мятежников, если уцелели в резне, стали товаром работорговцев. А на царство римляне посадили фракийца Рескупорида.

Веспасиан и его преемник Тит сумели навести порядок на дунайской и кавказской границах. О наступлении на север больше не вспоминали, укрепляли оборону, старались примириться с сопредельными народами. Однако после Тита власть перешла к его младшему брату, глупому и взбалмошному садисту Домициану. Соглашения с «варварами» он считал унижением для римского величия. К тому же, он транжирил колоссальные суммы на зрелища и собственные развлечения. Надеялся, что можно будет пополнить казну чужим добром и затеял воевать против Дакии.

Правил в ней царь Децебал, незаурядный политический деятель и умелый организатор. Он привлек в качестве инструкторов перебежчиков из римской армии, реформировал войско по ее образцу. Позабыв прежние счеты, сторону Децебала приняли роксоланы, языги, бастарны, карпы (карпатские славяне), германские племена свевов и квадов. Все понимали, что вслед за даками придет и их очередь. Домициан войну позорно проиграл. В сражениях 85–86 гг. погибли две его армии, император обязался платить дакам дань, вернул всех пленных. Причем перед римлянами он не постеснялся объявить себя победителем и отпраздновать несколько пышных триумфов.

Возобновились боевые действия уже при другом императоре, Траяне. Он был не чета Домициану. Провел тщательную и всестороннюю подготовку. Усиленно строились дороги и мосты, чтобы удобнее было маневрировать войсками. Хитрой дипломатией удалось расколоть антиримскую коалицию, нейтрализовать германцев, перетянуть на свою сторону языгов, римляне получили в распоряжение их тяжелую кавалерию. В 101 г. на Дунае снова закипели бои. Даки, роксоланы и карпы сражались героически. Траяну пришлось вести с ними две тяжелых войны. Но в его распоряжении были ресурсы огромной империи. Он ввел в Дакию 14 легионов, более 80 тыс. высокопрофессиональной пехоты, не считая массы вспомогательных войск вассалов и союзников. В 106 г. оборона была сломлена. Децебал погиб, его отрубленную голову привезли в Рим и бросили в грязь.

Даки дрались насмерть, сжигали свои города, совершали коллективные самоубийства. Остатки населения уходили к дружественным племенам в Причерноморье и Карпаты. Траян захватил в Дакии 5 млн. фунтов золота, 10 млн. фунтов серебра, 500 тыс. пленных. Торжества по случаю победы продолжались 117 дней! Все это время римскую чернь задарма кормили, поили, раздавали деньги. Для ее развлечений перебили друг друга 20 тыс. гладиаторов. Дакию присоединили к империи, но она совершенно обезлюдела, сюда стали направлять переселенцев из Малой Азии, ссыльных.

При Траяне Римская держава достигла максимального размаха. Он победил Парфию, римскими провинциями стали Армения, Ассирия, Вавилония. Зависимость от императора признали племена кавказских горцев. Из Дакии легионеры пытались продвинуться дальше на север, но сарматы и славяне встретили их в мечи и копья. Повторять судьбу даков они не желали и дали врагу суровый отпор. Римлянам пришлось не только остановиться, но и отбивать яростные контратаки, для этого они принялись строить мощную систему Траяновых валов — две линии укреплений, которые протянулись от Прута к Днестру и заканчивались у города Тирас.

А завоевания Траяна были уже непрочными. В непрерывных войнах империя досадила всем соседям, теперь они отвечали набегами. В провинциях то и дело бушевали восстания. Для их подавления и прикрытия растянувшихся границ не хватало войск. И императоры начали просто покупать мир с окружающими «варварами». Заключался договор, то или иное племя признавалось «друзьями и союзниками римского народа», и ему ежегодгіо выплачивались «субсидии». Хотя сами «друзья и союзники», не мудрствуя лукаво, считали римлян своими данниками. Так, в 117–118 гг. разразилась война с роксоланами. В Дакию прибыл император Адриан и поспешил вступить в переговоры с противником. Как выяснилось, царь роксоланов «жаловался на сокращение ему денежных платежей». Адриан быстренько отстегнул требуемые суммы, и был заключен мир.

Причерноморье стало окраиной римских земель, местом ссылки преступников — в том числе христиан, если их по каким-то причинам оставляли в живых. Домициан отправил в Херсонес свою двоюродную сестру, христианку Домитиллу. Траян сослал сюда римского епископа св. Климента. Но он продолжал проповедовать, создал в Херсонесе общину единоверцев. Об этом донесли, и св. Климента утопили, привязав к старому якорю.

На северной окраине империи появились и другие пришельцы. В 66 г. религиозные фанатики подняли восстание в Иудее, резали без разбора всех неевреев. Но в открытых боях их толпы ничего не стоили, Веспасиан истребил их. А против отрядов, укрывшихся в Иерусалиме, он направил сына Тита. Тут-то и последовала кара иудеям за распятие Христа, за гонения на Его апостолов и последователей. В 70 г. Иерусалим был взят, храм Соломона разрушен. Повстанцев казнили, обращали в рабство. Но евреи, отвергшие Христа, все еще ждали иного «мессию», который сокрушит всех врагов и возвысит их над прочими народами. Согласно пророчествам, он уже должен был прийти. В 132 г. «мессией» объявил себя некий Симон, принявший имя Бар-Кохба («сын звезды»). Вновь по Иудее заполыхали пожары, полилась кровь. Римлянам эти повторяющиеся бунты надоели, и они расправились со своевольной провинцией очень круто. Иудейская вера была вообще запрещена, синагоги разрушены. Евреи бежали кто куда. Спасались в Парфии, где жило много их сородичей. Переселялись и на Черное море. Но они выбирали не Херсонес, а Боспор. Это был перекресток бойкой торговли, и к тому же, он сохранял статус отдельного царства, римские законы тут не действовали. Со II в. в Пантикапее и на Тамани возникли еврейские общины.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх