21. БОЛГАРЫ И ХАЗАРЫ

Северными соседями славян были балтские племена. На территории Литвы жили ятвяги, айстии, литовцы, на территории Латвии — куры, ливы, летгола. Балты широкой полосой расселились и на восток до верховий Оки. Еще севернее обитали многочисленные финские народы. В Эстонии — эсты и чудь, в Финляндии — сумь и емь. Возле Финского залива — нарова, ижора, карела. Восточнее их — весь. Земли нынешних Тверской, Московской, Ярославской, Владимирской областей занимало большое племя меря. На Оке лежали владения мещеры и муромы.

У балтов было развито земледелие. Строились сильные городища-крепости. Существовали относительно крупные города — Банцеровщина, Тушемля и др., имелись хорошие ремесленники, особенно кузнецы. Финны жили гораздо беднее. Каждую родовую общину возглавляли свои князьки и старейшины. Мелкие селения были разбросаны по лесам. Строились дома-полуземлянки. Металла было мало, часто использовали костяные и каменные орудия. Обрабатывали небольшие поля и огороды, в речных долинах пасли скот. Но важную роль в хозяйстве играли рыболовство, охота.

Финны и балты носили простую полотняную одежду, обувались в лапти или кожаные поршни. Украшения были незатейливыми, кольца и браслеты гнули из проволоки. Женщины повязывали волосы полоской кожи или ткани с подвесками, на груди нашивали на рубаху медный или серебряный диск, иногда на нем изображали лунный или солнечный календарь. Исповедовали архаичные религии. У племен были свои священные животные — кабан, медведь, лось и др., их считали воплощениями тех или иных богов. Балтские капища напоминали славянские, финские были еще проще. На возвышенном месте ставили грубого идола из бревна, а вокруг нескольких второстепенных. Особое место в верованиях занимали водяные божества. Они считались злыми и коварными, но люди сильно зависели от удачи в рыбной ловле. Чтобы умилостивить этих богов, некоторые племена ежегодно топили девушку, другие — лошадь. Отдельные рыбаки приносили в жертву гусей, кур.

С балтами у славян шли жестокие войны. Когда кривичи пробивались от Полоцка к Псковскому озеру, города балтов в верховьях Западной Двины были стерты с лица земли. Та же участь постигла их городища в районе Смоленска. А от Десны к Оке продвигались вятичи, тоже с боями. Археологические данные показывают, что крепости в Брянской и Тульской областях брались штурмом и были разгромлены, после чего балтскую культуру сменила славянская. Но это не мешало двум народам иметь «общих» богов. Существовали почитаемые святилища, куда ездили и балтские, и славянские паломники. Впрочем, племена балтов так же, как и славяне, не были едиными. Воевать с одним из них вовсе не значило враждовать с другими.

Да и вообще вражда была не обязательна. Словене и русы, пришедшие на Ладогу, завязали с окрестными финнами прочную дружбу. Позже, когда строился Новгород, союз трех народов отобразился в его планировке. Он состоял из трех «концов»: Славенского, Неревского, из финского племени нарова, и Людина, где главная улица называлась Русской. Словене установили добрососедские связи и с более отдаленными финскими народами, ездили к ним покупать пушнину, проложили через их земли торговые пути на Волгу. Племена, контактирующие с ладожанами, перенимали славянскую культуру. У них появились свои города. У веси — Белоозеро, у мерян — Ростов, у муромы — Муром. Налаживалось централизованное племенное управление, выделилась знать.

Восточнее финнов, в Приуралье, жили угорские народы: югра, пермь, вогулы, мадьяры (венгры). В Поволжье возникли смешанные финно-угорские племена: черемисы (марийцы), мордва, буртасы. А степи за Уралом населяли печенеги, гузы, куманы (половцы). Они, как и мадьяры, были скотоводами-кочевниками, вели сходный образ жизни, но отличались по внешности. Мадьяры имели монголоидные черты лица, а печенеги, гузы и половцы были остатками древнего скифо-сарматского населения степи. У всех обитатели степей за время существования Тюркской державы изменились языки, они перешли на смесь тюркского и родных наречий. Мадьяры многое заимствовали и у славян, их правитель носил славянский титул «воевода».

Южную часть нынешней России поделили между собой три государства. В степях от Дуная до Кубани — Болгарское ханство, на Северном Кавказе — Алания, на побережье Каспия и в Дагестане — Хазария. В Хазарии воцарились каганы из тюркской династии Ашина, из тюрков состояла аристократия. Простонародье было многонациональным — хазары, телесцы, барсилы. Но властителей они уважали, чтили как своих защитников. Хазары и сами преобразились, прежние забитые рыбаки и огородники стали хорошими воинами. На войну тюркские беки выводили не только свои дружины, но и народное ополчение. Столицей каганата был Семендер на Тереке. Остатки его крепостных валов обнаружены недалеко от станицы Шелковской. Современники описывали, что это был огромный город, утопавший в садах и виноградниках. Но дома были в основном легкими, деревянными. А окружали город шатры кочевников, приезжавших по мере надобности.

Болгарским ханством правила гуннская династия Дуло. Болгары не забыли, как тюрки громили их и держали в подчинении, поэтому к Хазарии относились враждебно. После распада Тюркского каганата ханство тоже приняло осколки входивших в него племен, но тех, которые сражались против рода Ашина. Хан Кубрат реорганизовал собравшуюся под его рукой разношерстную массу кочевников, связал ее строжайшими законами. От каждого требовалось постоянно быть готовым к войне. Доверенные лица хана проверяли снаряжение у всех подданных. Если у кого-то оружие и боевые кони оказывались в плохом состоянии, его ждала смерть [144]. Столь же суровыми мерами пресекались преступления, разврат. За убийство и кражу вешали. Пару, уличенную в прелюбодеянии, растягивали голыми на земле и разрубали топорами вдоль хребта на две половинки, как туши скота. И действовало еще как! Иноземцы потом удивлялись, что болгары и болгарки вместе мылись в реке, не выказывая друг к другу ни малейшего интереса [61]. А по первому же зову хана стекались массы воинов.

Болгары взяли под покровительство придунайских славян, помогли им освободиться от аваров, и они стали друзьями. Против хазар был заключен союз с буртасами, жившими на Нижней Волге. Но хан счел, что в Причерноморье он стал «законным» преемником аварского кагана, и уличи, тиверцы, поляне, северяне должны быть его вассалами. Эти племена не проявили ни малейшего желания вместо одних хозяев сажать себе на шею других. Болгары попытались сломить их войной, начали набеги. Однако ханство только навредило само себе. Поначалу Хазария была слабее его. Но к ней потянулись те, на кого нападали болгары. Особенно тесная дружба установилась у хазар с северянами, арабы даже записали легенду, что «Рус и Хазар — братья, от одних отца и матери». Кроме того, каганат привлек на свою сторону приуральских мадьяр. А с такой коалицией Болгария справиться уже не могла.

Рядом с двумя враждующими царствами весьма неуютно чувствовало себя третье, Алания. Она так и не смогла восстановить былые силы, подорванные тюркскими ударами. Теперь она опасалась и Болгарии, и Хазарии — не одна так другая подомнет. Поэтому аланы заняли нейтралитет и пытались как-то балансировать между ними, абы самим уцелеть. К изменившейся обстановке в Причерноморье лихорадочно приспосабливалась и Византия. Сперва она предложила союз Болгарии, и Кубрат охотно согласился. Но образовавшееся могущественное ханство напугало самих греков. Их тревожили и теплые отношения болгар с дунайскими славянами. А ну как снова полезут грабить? В Константинополе подумали-подумали и вернулись к старой практике, «дружить через одного»: с теми, кто может угрожать тылам соседей. Переориентировались на союз с хазарами и северянами.

А союзники нужны были империи, как воздух. Она, вроде бы, одержала грандиозную победу над персами и аварами, но… очень быстро обнаружилось, что плоды этой победы достались вовсе не ей. В то самое время, когда греки, персы, тюрки, славяне, авары, болгары, грузины, армяне сходились и истребляли друг друга в яростных битвах, очень далеко от них, в Аравии, происходили события, на которые еще никто не обращал внимания. Там родилась новая религия — ислам. Да и кто мог бы подумать, что все так серьезно обернется?

В 622 г. Мухаммед с немногими сторонниками вынужден был уйти из Мекки в Медину, начал собирать умму — общину верных. В 630 г. рушились великие державы — Восточный и Западный тюркские, Аварский каганаты… В этом же году Мухаммед всего с несколькими тысячами воинов овладел Меккой, где находилось общеарабское святилище, уничтожил идолов и разослал в разные страны письма с предложением перейти в новую веру — в том числе в Византию и Иран. Ну кто стал читать его письма, до него ли было? А в 632 г. арабские племена, объединенные и вдохновленные учением Мухаммеда, выступили в завоевательные походы…

Как проигравшие персы, так и победители-греки были серьезно ослаблены. Шах должен был вернуть императору страны Ближнего Востока, но Византия даже не успела принять их. А местные христиане после бесчинств иранцев и евреев встречали арабов с радостью. Новые завоеватели не оскорбляли их, не трогали их святынь. Правда, по законам Мухаммеда христианам запрещалось носить оружие и начальствовать над мусульманами, с них взимался особый налог, джизья, но за это они получали защиту. А те, кто принимал ислам, становились равноправными с арабами. Когда император и шах спохватились, было поздно. Возникла новая мировая держава, Арабский халифат со столицей в Дамаске.

Легко овладев Сирией и Палестиной, арабы двинулись дальше. Измочаленная Персия смогла выставить против них только наспех собранное ополчение. В 636 г. в битве при Кадеше небольшая, но сплоченная армия халифа Омара разнесла его вдребезги. Персидское царство рухнуло. Арабы без особого труда прибирали его обломки. Закавказье настолько пострадало от византийских и тюркских вторжений, что армянские и грузинские княжества сочли за лучшее покориться. Им даровали полное самоуправление, они лишь признали себя подданными халифа и обязались присылать войска по его приказам. В 643 г. арабы вышли к Дербенту. Местный правитель тоже не стал сопротивляться. Вступил в переговоры и взмолился: «Я зажат меж двух врагов, хазар и русов. Последние — враги всего мира. Поскольку одни мы знаем, как противостоять им, давайте воевать с ними заодно вместо взыскания с нас дани».

Что ж, арабы были не против. Воевать они были всегда готовы, но не обороняться, а наступать. Халифат атаковал на всех фронтах, и государства исчезали, проглоченные им. А население присоединенных стран умножало силы арабов. Уже подразумевалось, что предстоит пройти триумфальным маршем весь мир. К 651 г. армии халифа подчинили остатки Персии, взломали византийскую оборону в Малой Азии. А в 654 г. войско арабов и их кавказских вассалов выступило из Дербента на север. Но в Дагестане незваных гостей встретили хазары со своими союзниками, северянами и мадьярами. Возле города Беленджер доселе непобедимые арабы впервые были разбиты. Мало того, в 660 г. хазары перешли в контрнаступление и вторглись в Азербайджан. Властям халифата пришлось срочно перебрасывать сюда подкрепления, завязались жестокие бои.

Но когда воины Хазарского каганата сражались в чужой земле, этим воспользовались болгары. Лавины их конницы налетели на селения, оставшиеся беззащитными. Полыхали дома и хижины, угонялся скот, тащили в плен женщин и детей. Хазарам пришлось отступить из Закавказья, спасать родные края. Удар в спину не остался безнаказанным. Хазары и северяне развернули боевых коней на болгарские кочевья. Запели стрелы и зазвенели мечи в кавказских предгорьях, в донских степях. Несколько лет война протекала с переменным успехом. Но в пылу боевых действий болгары не особо разбирались кто есть кто, их набеги прокатывались и по Алании. Она стала отвечать и вступила в союз с каганатом. А в 670 г. умер хан Болгарии Кроват. Момент получился очень удобным. Хазары, аланы, русы и мадьяры обрушились на противника всеми силами.

Болгар страшно погромили и расшвыряли в разные стороны. Часть их прорвалась в горы Кавказа, они стали предками балкарцев. Несколько племен через земли дружественных буртасов бежали на север. Остановились они на Средней Волге и Каме, создав там новое царство. А третья группировка во главе с ханом Аспарухом отступала на запад. Ее положение казалось безвыходным. Хазары преследовали и теснили ее. За Дунаем лежала союзница хазар, Византия. Выше по течению были еще одни враги, Аварский каганат. Но на Дунае жили болгарские друзья, славяне. И Аспарух принял единственно верное решение. Начал объединять вокруг беженцев местные племена — так же, как когда-то собирали державы русы или гунны.

В 679 г. болгары пересекли границу Византии. Но и империя была заселена славянами. От греческих властей они не видели ничего хорошего. С них выжимали тяжелые налоги, коренные «ромеи» относились к ним высокомерно и презрительно, чиновники унижали и обирали их. Славяне стали переходить к Аспаруху. Разумеется, правительству это совсем не понравилось. На хана выступили войска. Но болгары значительно усилились за счет славян, императорскую армию побили и обратили в бегство. Аспарух обосновался во Фракии, тут начали строить его столицу Плиску. Большинство подданных нового ханства составилось из славян, и они привыкали считать себя «болгарами». А настоящие болгары стали ханской гвардией, боярами, придворными. Они роднились со славянами, переходили на их язык и сами постепенно «ославянивались».

Господствующее положение в Северном Причерноморье заняли теперь хазары. Алании союз с ними ничуть не помог. Как только разобрались с противниками, хазары перенацелились на вчерашних соратников. Аланы были побеждены и признали над собой власть кагана. При этом их государство распалось. Когда-то оно вобрало в себя покоренные кавказские, сарматские племена. Сейчас царство захирело, терпело поражения, и подданные отделились. Они назвали себя «касаки», в русских летописях — касоги (в иранских языках «касак» — вольный человек).

Аль-Масуди писал: «За царством алан находится народ, именуемый касак, живущий между горой Кабх (Казбек) и Румским (Черным) морем. Народ этот исповедует веру магов. Среди племен тех мест нет народа более изысканной наружности, с более чистыми лицами, нет более красивых мужчин и более прекрасных женщин, более стройных, более тонких в поясе, с более выпуклой линией бедер и ягодиц… Причина их слабости по сравнению с аланами в том, что они не позволяют поставить над собой царя, который объединил бы их». Это был не один народ, а россыпь разнородных племен, расселившихся на Кубани и в Приазовье. От алан-то они отпали, но независимыми все равно не стали. Их быстро подчинили хазары.

Утверждая владычество над окружающими землями, каганат не посчитался не только с кавказскими союзниками, но и с дружественной Византией. «Попутно» прихватил у нее Тамань, часть Крыма. Греческая Фанагория получила имя Таматарха, Пантикапей превратился в Самкерц. Крымское княжество готов, зависевшее от Константинополя, тоже вынуждено было отдаться хазарам. Но греки легко пожертвовали готами, смирились даже с потерей городов. Арабы продолжали громить империю, а хазары оставались единственными, кто мог помочь против них. Ради этого византийцы были готовы на любые уступки.

Но к другим своим союзникам, северянам, каганат относился куда более уважительно. Дружбу с ними не нарушал, наоборот, она упрочилась. Славяне получили изрядный кусок территории, раньше принадлежавшей болгарам. Археологи установили, что владения северян в это время значительно продвинулись на юг, охватили Нижний Дон и некоторые районы Приазовья [24]. А арабская легенда рассказывает, что «братья» Хазар и Рус поделили между собой землю, и Хазар дал Русу места для поселения.

Ну а у мадьяр в конце VII в. возникли крупные проблемы. Их кровными врагами были печенеги, и очередную войну мадьяры проиграли. Некоторые отступили в леса и горы Южного Урала — от них пошел башкирский народ. А семь кланов, 10–20 тыс. воинов с семьями, попросили убежища у хазар. Их приняли, но и собственную выгоду не упустили. Мадьяры согласились признать себя вассалами кагана, их правитель-воевода в знак дружбы и верности отдал повелителю в жены свою дочь. А за это им выделили степи между Доном и Днепром.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх