5. МЕЧИ КИММЕРИЙЦЕВ

Связывать историю Руси только со славянами было бы совершенно неправильно. Каждый народ формируется из многих составляющих, и в глубине веков в число наших предков вливались кельтские, иранские, германские, иллирийские, балтские, финские, угорские, тюркские и иные племена или осколки племен. Археологические данные и греческие источники дают нам представление о некоторых из них, обитавших на территории нашей страны во второй половине II тысячелетия до н. э.

В северо-западном Причерноморье и по Южному Бугу жили ализоны. Они были земледельцами, Гомер упоминает их среди союзников троянцев, и их вождь носил имя, близкое к славянскому — Годий. Крым населяли свирепые и суровые тавры. Они вовсю пиратствовали на море и поклонялись богине, которую называли Девой. Ее жрицами служили девушки, но веселым и приветливым этот «девичник» назвать было трудно. Деве приносили в жертву всех пленных или моряков, потерпевших кораблекрушение у крымских берегов, и служительницы умело и безжалостно резали их своими девичьими ручками.

В Приазовье жило племя ахеев. А на Тамани и в низовьях Кубани лежало царство синдов. Около Анапы, станицы Варениковской, найдены остатки их городов, каменных стен с башнями, богатые погребения с конями, золотыми украшениями. Синды были прекрасными мореходами, их города являлись главными портами на Черном море. Но одноименные народы известны и в других местах. Ранее рассказывалось об ахейцах, захвативших Грецию. А синды участвовали в завоевании Индии. Область, где они поселились, получило называние Синдика. Они, как и черноморские синды, славились в качестве моряков — отсюда и Синдбад-мореход арабских сказок.

Эти совпадения названий не случайны. Арийские племена совершали масштабные переселения, но миграции — далеко не простой процесс: жили-были люди в какой-то стране, а потом дружно снялись и отправились на край света. Ведь нужно было бросать родную землю, привычные условия, перестраивать быт. Чаще всего, народ разделялся. Уходила только часть его, а другая оставалась. Так было и с ахеями, синдами. Кто-то двинулся на завоевание других стран, а кто-то по-прежнему жил возле Черного и Азовского морей, где жили их предки.

Кроме синдов, античные авторы упоминают еще целый ряд племен с похожими названиями — инды или винды, они же венеды, венеты, энеты. Геродот писал, что их родина находилась где-то вблизи Каспийского моря, а потом они расселились в разных направлениях. Одно из племен венетов обитало в Малой Азии. В Троянской войне оно сражалось на стороне Трои, а после поражения ушло на берега Адриатики, изгнало прежних жителей и основало Венецию. Другая ветвь венетов поселилась на Балтике. Еще одно их племя продвинулось гораздо западнее, обосновалось на полуострове Бретань, а племя винделиков осело на Боденском озере.

У всех этих народов отмечалось много общего — они тяготели к морю, были хорошими кораблестроителями и моряками, у всех погребения вождей сопровождались жертвоприношениями коней. Разные ветви венетов помнили о своем родстве, поддерживали связи, между Балтикой и Адриатикой возникла дорога, по которой велась торговля янтарем. В последующие времена венедами или венетами называли славян. Действительно, язык древних венетов был близок к славянскому, их надписи легко читаются. Например, надпись на надгробии «Лар ея целуа» — «гроб ее целую» [161]. Хотя отождествлять славян, индусов, венецианцев и т. д., разумеется, не стоит. Они всего лишь имели общие корни. Части разделившихся племен поселились в разных условиях, постепенно смешивались с соседями, меняли язык, обычаи и становились уже другими народами.

Но вернемся на территорию будущей России. Степную и лесостепную полосу в данную эпоху занимали две археологических культуры. В Поволжье и на Южном Урале — срубная, в Южной Сибири, на Алтае, в Забайкалье — андроновская. Срубная принадлежала киммерийцам, андроновская — скифам. Эти народы в истории человеческой цивилизации занимают особое место. Они открыли искусство верховой езды и первыми оседлали коня. Изобрели седла, уздечки, трензеля, позволявшие управлять лошадью. Новшество очень помогало скотоводам, всадники могли пасти большие стада, перегонять их на далекие расстояния. Но оно произвело революцию и в военном деле, появилась кавалерия.

В XIII в. до н. э. киммерийцы из-за Волги двинулись на запад и заняли Причерноморье. Их облик донесли до нас греческие изображения. На рисунках несутся во весь опор лихие всадники и рубят врагов. Они очень похожи на казаков — в папахах, одежде наподобие жупанов, подпоясанной кушаками. Только вместо сабель у них в руках длинные прямые мечи.

Киммерийцы были кельтским народом [38]. Точнее, они не были едиными, а представляли собой большую группу разнородных племен. Одни из них были скотоводческими, другие земледельческими. Среди них были и славянские или праславянские. Впрочем, четкого разделения между кельтами, славянами, германцами, еще не существовало. Разница в верованиях и в языках накопилась позже, а пока грань между племенами оставалась довольно условной. Например, у кельтов известны боги Луг и Тевтат. Но лужичане, считавшие своим предком Луга, стали славянами, а тевтоны, производившие себя от Тевтата — германцами.

Такие же мифологические родословные говорят, что киммерийцы находились в родстве с русичами. Ученые уже обратили внимание, что в древних легендах под именами «отцов-прародителей» фигурируют не отдельные персонажи, а целые народы. Поэтому считается достаточно строгим исследовать их происхождение на основании Ветхого Завета, греческих или восточных преданий [47, 89]. Так, Книга Бытия и Первая Книга Паралипоменон называют трех сыновей Ноя — Сим, Хам, Иафет. Они соответствуют трем расам, семитской, хамитской и арийской, она же индо-европейская. С иными расами древние евреи просто не сталкивались и не знали их. У Иафета перечисляются сыновья: Гомер, Магог, Мадай, Иаван, Фувал, Мешех и Тирас. Киммерийцев принято производить от Гомера, скифов от Магога, а предком русичей считали Тираса [103]. Арабское сочинение «Маджмал-ат-таварах» («Собрание историй») приводит другую легенду, она касается не всех, а лишь трех народов. В ней рассказывается, что Рус, Кимари и Хазар, прародители русов, киммерийцев и хазар, были «братьями от одних отца и матери». То есть, являлись близкими родичами, имели общие корни.

Культура киммерийцев была сходной с культурой других арийских племен. На Волге найдены остатки их крупных поселений. Иногда их протяженность достигает нескольких километров. Здесь строились большие бревенчатые дома сложной конструкции, многочисленные хозяйственные сооружения, в центре поселка устанавливался жертвенник. А в Причерноморье возникли киммерийские города, возводились мощные укрепления. Самые крупные из городов располагались в низовьях Дона и на Керченском полуострове. Этот полуостров был перекрыт оборонительными валами, и греки назвали Керченский пролив Боспором Киммерийским.

Но сохранилось и прежнее население, которое обитало в здешних местах до прихода киммерийцев — синды, тавры, ахеи, ализоны. Возможно, валы под Керчью понадобились как раз для того, чтобы прикрыть киммерийские города и селения от нападений тавров. Кому хочется отправиться в связанном виде к Деве и ее очаровательным жрицам? А прочие местные народы, судя по всему, признали над собой власть киммерийцев или установили с ними дружеские отношения. Завоевание не вызвало упадка хозяйства. Наоборот, оно процветало. Все так же ходили по морю корабли синдов. Ширилось земледелие на Днестре, Днепре, в Приазовье. О развитии скотоводства свидетельствуют размеры погребальных жертвоприношений, где убивались сотни голов быков, коней, овец. Киммерийцы были прекрасными металлургами и ремесленниками. Следы разработки их рудников и металлургического производства со шлаками и остатками плавки обнаружены в Донбассе возле г. Артемовска. Изготовлялось отличное оружие — длинные стальные мечи, наконечники стрел, копий. Наряду со сталью, использовались и бронзовые боевые топоры, наконечники [7, 141].

Но государство у киммерийцев было не одно. Как и другие кельтские народы, они жили отдельными племенными княжествами. Князья (греки называли их царями) получали власть по наследству, содержали дружины воинов. Важную роль играли старейшины, родовая аристократия. Каждое княжество было самостоятельным, иногда они действовали сообща, иногда воевали между собой. А объединяющим, общенародным началом, у них являлась религия. Жрецы регулировали межплеменные отношения, выступали судьями в спорных вопросах. Верования киммерийцев сохранили тесную связь с астрономическими наблюдениями, их главными святилищами оставались древние арийские «обсерватории». А неподалеку от Артемовска, от их «промышленного» центра, была найдена «каменная баба» с отверстиями и пазами, ориентированными на разные точки небесной сферы [75].

Сами эти «бабы» были частью погребальных сооружений. Киммерийцы хоронили князей под такими же курганами, как в ямной и катакомбной культурах: в основании устанавливали кромлех из камней с орнаментами и узорами, покойных укладывали в деревянном срубе, над ним насыпали шатер земли, облицованный деревянными плахами. Высота курганов достигала 15 м, а вершины венчали схематичные каменные фигуры. На них показывали лицо, руки, иногда они держат атрибуты власти: жезл, булаву, топор. Обычно фигуры представляют мужчин, но встречаются и изображения женщин [149]. Очевидно, это были правители, их жены.

Освоив Причерноморье, киммерийцы неоднократно вторгались во Фракию, на Кавказ, побеждали и облагали данью местные племена. Они развернули наступление и на запад. В период с XIII по XI вв. до н. э. на территории Словакии, Польши, Германии появляются киммерийские курганы, и из Восточной Европы вплоть до Балтики распространяется новая археологическая культура — лужицкая, она же венетская. Находки оружия свидетельствуют о жестоких войнах. А исследования антропологов показывают: в это время на Балтийском побережье поселился новый народ, с более узким лицом, чем прежние жители. Здесь осела часть киммерийцев, они известны под именем кимвров. А рядом с ними обосновались их союзники руги, предки русов. Совершались и другие походы, еще более далекие. Археологические находки, связанные с киммерийцами, встречаются во Франции. Одно из их племен попало в Британию, тут появились кимбры — предки уэльсцев.

Однако в VIII в. до н. э. к киммерийцам подкралась беда. Пришла она откуда не ждали. Далеко на востоке, у границ Китая, объединились несколько кочевых племен, образовался сильный и воинственный народ гуннов. Принялся создавать свое царство, покорял и теснил соседей. Они откатывались прочь, в свою очередь кого-то теснили. В стычках и сражениях, забурливших по степям, крепко досталось скифским племенам. Кстати, привычное нам слово «скиф» не совсем точно. Сами себя они называли «сак» или «ска». А «скиф» — либо множественное число от этого слова, либо искажение. Получая непрестанные удары, скифы пришли к выводу, что лучше уйти куда-нибудь подальше, поискать более спокойные и благодатные земли. Часть из них отступила в Среднюю Азию, другая направилась в Причерноморье.

Скифы говорили не на кельтских, а на иранских языках, и традиции их отличались от киммерийских. Они жили не разрозненными княжествами, а объединялись в большие племенные союзы во главе с царями. А в военном искусстве они не только не уступали киммерийцам, но и превзошли их. Скифское войско было прекрасно организовано. Всадников защищали шлемы, чешуйчатые металлические панцири. Деревянные щиты оковывались бронзой или железом. Воины имели по два меча, длинный и короткий (акинак). Вооружались и копьями, секирами. Но в первую очередь, скифы были непревзойденными стрелками. Засыпали врага стрелами, а уже потом громили в рукопашной. Они изобрели наконечник со втулкой, это повышало дальность и меткость стрельбы. Применяли и «свистящие» стрелы. В наконечнике делалось отверстие особой формы, и туча стрел, издающих в полете свист, вгоняла неприятеля в панику.

В общем, скифы были грозным противником. А у киммерийцев как раз перед их приходом заварилась крутая междоусобица. В битвах погибли их князья. После этого народ не рискнул сопротивляться полчищам, надвигающимся с востока. Он разделился. Некоторые племена перебрались за Дунай, во Фракию, и основали там царство треров. А некоторые по восточному берегу Черного моря двинулись в Закавказье. Но ушли не все. Плутарх писал, что Причерноморье покинула лишь часть киммерийцев, а основная масса осталась и смешалась со скифами [106]. Археология подтверждает, что земледельцы Поднепровья, Приазовья, Кубани никуда не уходили. Но и войны не было. Раскопки не обнаружили ни разгрома селений, ни пожаров. Люди просто подчинились новым властителям и продолжали жить по-прежнему [141].

Впрочем, и сама волна переселенцев, докатившаяся до Причерноморья, была многонациональной. Скифы составляли ее ядро, а к ним примыкали друзья, союзники. В их числе тоже были славяне. Память об этой дружбе потомки сохраняли почти две тысячи лет, и новгородцы даже считали скифов своими братьями. Летопись, составленная первым новгородским епископом Иоакимом, рассказывала: «Славен з братом Скифом, имея войны многие на востоце, идоша к западу, многие земли о Черном мори и на Дунае себе покориша… И от старшего брата прозвашася славяне. Славен князь и де к полунощи и град великий созда, во имя свое Словенск нарече. А Скиф остася у Понта и Меотиса (т. е. у Черного и Азовского морей) в пустынех обитати, питаяся от скот и грабительства, и прозвася страна та Скифиа Великая».





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх