Загрузка...


Слипченко Владимир Иванович Войны шестого поколения ОРУЖИЕ И ВОЕННОЕ ИСКУ...

Слипченко Владимир Иванович

Войны шестого поколения

ОРУЖИЕ И ВОЕННОЕ ИСКУССТВО БУДУЩЕГО

Предисловие

Этот труд является дальнейшим развитием предыдущих моих книг - "Война будущего", изданной Московским общественным научным фондом в 1999 году, и "Бесконтактные войны", изданной Издательским домом "Гран-пресс" в 2001 году. В эту новую книгу внесены изменения, вызванные произошедшими событиями в политическом и военном мире, а также включены новые разработки, которые в виде статей, выступлений на конференциях, интервью были опубликованы в различных источниках.

В первой части книги - "Войны шестого поколения" - получила дальнейшее развитие предложенная в предыдущих моих книгах научная классификация поколений войн, имевших место в военной истории. Дано строгое определение понятия "революция в военном деле", которое было одобрено на конференции, проведенной ООН 25 июля 2001 года, раскрыты суть и содержание очередной революции в военном деле. Проанализирован механизм бесконтактных войн, изложены содержание и особенности военного искусства в бесконтактных войнах. Впервые рассмотрено понятие "асимметричная война", которая началась 11 сентября 2001 года в США и не исключено - продолжится и в период публикации данной книги. По-новому рассмотрен театр военных действий. Показано, что в бесконтактных войнах кардинально меняются роль и функции видов вооруженных сил государств. Для ведения войн нового, шестого, поколения вооруженные силы могут иметь лишь два функциональных вида стратегические ударные (не ядерные) и стратегические оборонительные силы. В целях лучшего понимания поколений войн введено понятие "победа" и обосновано, что в войнах нового, шестого, поколения для полной победы над противником достаточно лишить его экономики. Эта проблема может решаться без непосредственного контакта с противником в основном лишь с помощью длительных, массированных межконтинентальных ударов высокоточным оружием различного базирования. Обосновано, что в бесконтактных войнах резко возрастает значимость обороны экономического потенциала государств, возникает острая необходимость создания общегосударственной воздушно-космической обороны и ведомственной неогневой защиты объектов экономики. Рассмотрена роль информационного ресурса, раскрыто содержание информационного противоборства в войнах нового поколения. Сформулированы некоторые рекомендации по военной реформе государств, стремящихся не отстать в подготовке к бесконтактным войнам, а также по их военным доктринам.

Позиция автора, изложенная во второй части книги - "Ядерное самосдерживание", отражает иные, нежели официальные и традиционные, взгляды на понимание роли и значимости ядерного оружия в условиях войн шестого поколения. В работе показано, что, несмотря на огромную разрушительную силу ядерного оружия, оно оказалось совершенно беспомощным в разрешении многих конкретных задач, которые ему стали предписывать в доктринах (концепциях) национальной безопасности и в военных доктринах ядерных государств. Конституционная и доктринальная ставка государств на достаточно дорогое ядерное оружие будет непременно блокировать всякую подготовку их вооруженных сил к войнам с применением обычных вооружений, к бесконтактным войнам, а значит, и снизит уровень их военной и национальной безопасности. Автор предвидит активную критику данной позиции со стороны некоторых политических и военных кругов ядерных стран, однако есть надежда, что те, на кого рассчитана книга в целом и особенно ее вторая часть, согласятся, что здесь идет речь не только о нетрадиционном понимании роли ядерного оружия. Здесь подняты и многие другие проблемные вопросы, касающиеся военной политики и военного строительства государств, о которых надо было открыто сказать уже давно, однако лучше поздно, чем никогда.

Часть I

ВОЙНЫ ШЕСТОГО ПОКОЛЕНИЯ (Концептуально-прогностический анализ)

Введение к первой части книги

На протяжении длительной истории политика враждующих государств, как правило, строилась и проводилась на основе симметричного военного противостояния, которое часто переходило в вооруженный или военный конфликт, а иногда и в войну. Это всегда обусловливало необходимость иметь и содержать в высокой готовности много войск и вооружений. И вполне естественно, что в течение длительного исторического периода цивилизации на Земле происходили эволюционные изменения не только общественного строя, но и поколений войн. Изменялось человеческое общество, менялись его экономические возможности, появлялось новое оружие, реформировались вооруженные силы, развивались формы и способы вооруженной борьбы, менялись поколения войн. Во все исторические времена главным системообразующим инструментом поколений войн, вооруженных конфликтов и вооруженной борьбы оставалось оружие, порожденное научно-техническим прогрессом. Не изменилось это положение и в настоящее время.

В этой части книги доказывается тезис и анализируются вытекающие из него последствия. Этот тезис состоит в том, что вооружение есть продукт производства и всегда связано с социальными, политическими и экономическими условиями жизни общества. Создание нового, более совершенного оружия и умелое использование его и соответствующих ему приемов военного искусства не только были важнейшими факторами победы в войнах, но иногда приводили к смене поколений войн.

Использование вооруженных сил для достижения определенных целей насильственным, военным путем имеет свою историю. Правда, войны как социальное явление не унаследованы людьми от животных, поскольку последние не убивают друг друга, подобно людям, для достижения определенных целей. Можно также считать, что войны не унаследованы нами от предков, не проистекают из основного инстинкта и не являются следствием биологического строения мозга. Без специальной подготовки люди не могли воевать.

Во все времена войны, военные или вооруженные конфликты разрешались их главным специфическим методом - вооруженной борьбой. В основном, к применению военной силы прибегала политическая элита, и в тех случаях, когда ею были допущены непоправимые ошибки, а другие невоенные формы и способы уже не приводили к нужному результату. Вооруженная борьба как основная форма борьбы в войне всегда требовала высокой организации применения вооруженных сил и вооружений, без которых практически невозможно достичь поставленных целей.

Вместе с тем, оказывается, можно буквально сосчитать на пальцах рук те исторические периоды земной цивилизации, когда появление нового оружия приводило к кардинальному изменению форм и способов вооруженной борьбы, что и являлось признаком революции в военном деле и означало переход к новому поколению войн. От зарождения нового поколения войн до готовности стран к их ведению всегда проходил определенный, иногда длительный переходный период. Но всякий раз экономически развитые страны, принявшие на вооружение соответствующие времени новейшие виды оружия в требуемом количестве, начинали готовиться к войнам нового поколения. Остальные страны, не имеющие такого оружия вообще или не имеющие его в достаточном количестве, вынуждены были лишь приспосабливаться к меняющимся формам и способам вооруженной борьбы и войнам в целом. Главной задачей воина, бойца, солдата всегда была всесторонняя подготовка к будущей войне, однако очень часто по различным причинам и в том числе по причине, связанной с неправильным прогнозированием, его готовили к прошлой войне, поколение которой сошло с исторической арены.

Прогностическая функция во все времена должна была являться одной из важнейших сторон военной политики любого государства. Для того чтобы практические мероприятия в области военного и оборонного строительства и подготовки вооруженных сил были реалистичными и соответствовали своему времени, необходимо обосновывать их заранее, со значительным упреждением в сроках их подготовки. Только так можно было не допустить застоя в развитии вооружения и военной техники, нерационального расходования экономических ресурсов. Чтобы увидеть то новое, что появится в войнах в ближайшем и более отдаленном будущем, автор будет постоянно использовать результаты научного анализа достигнутого сегодня мирового уровня развития науки, техники, технологий. Будут подвергнуты научному анализу не только новые виды и рода оружия, но и новые формы и способы вооруженной борьбы и войн в целом. Правда, специалистам следует ожидать, что некоторые взгляды, относящиеся к далекому будущему, могут быть весьма субъективными, гипотетическими, а иногда, возможно, и фантастическими. Предвидение войн будущего - проблема не только для военных ученых и не только для вооруженных сил вообще. Это общегосударственная научная проблема. Она связана с определением и описанием на основе научных законов исторического опыта природы и характера войн очередного нового поколения, которые не известны в данный момент, но могут возникнуть уже в ближайшем будущем.

Противоречивые чувства возникают, видимо, у каждого, кто пытается представить будущее войн и характер войны, скажем, через 30-50 лет. Эти чувства связаны, к сожалению, пока еще с твердым убеждением в том, что войны сохранятся в привычной форме и даже будут неизбежны и в таком далеком будущем. Это объясняется тем, что примерно в середине прошлого, XX века у военной науки появились принципиально новые задачи, которых у нее раньше никогда не было. Были созданы такие технологии воздействия в войнах, которые стали сравнимы с силами природы. И военная наука должна была четко и ясно заявить, как теперь и в будущем воевать, когда на вооружении ряда стран имеется ядерное оружие невероятной силы. Только на исходе ХХ века и второго тысячелетия впервые были сформулированы задачи оценки риска устойчивого развития не только отдельных стран, но и всей цивилизации вообще. Наука в целом и военная наука, в частности, всегда занималась тем, что может быть, а может и не быть, т.е. гипотетическим прогнозированием, тогда как технология четко определяет, что может быть или может быть создано в принципе. На мой взгляд, нет плохой науки и нет плохих технологий, если строго следовать принципам, в них заложенным. Поэтому требуется, чтобы наше будущее создавалось с учетом строго нравственного использования и науки, и технологий. Однако при этом следует строго различать теоретическую науку и результаты использования научных достижений на практике.

К сожалению, и военная наука не может быть всегда объективной и бесстрастной. К примеру, она так и не смогла доказать, что ядерным оружием даже самой малой мощности нельзя не только воевать вообще, но и решать другие задачи, не применив его, скажем, задачи сдерживания. Вступив в XXI век, руководители ядерных стран должны осознавать свою огромную ответственность перед человечеством, поскольку они имеют дело с такими разрушительными силами, с которыми никогда не сталкивались все предыдущие поколения нашей планеты. И самой предсказуемой в прогнозах даже в глубь нескольких десятилетий будущего является возможность гибели цивилизации на планете Земля, сохраняющаяся до тех пор, пока в ряде стран существует ядерное оружие и они делают ставку на ядерное сдерживание. Но одновременно есть большая надежда на силу человеческого разума, который должен именно в течение этого прогнозируемого периода победить в борьбе за запрет всех видов ядерного оружия на нашей планете. Народная мудрость гласит, что умный человек найдет выход из любой ситуации, а мудрый в нее просто не попадет. Автор, представляя войны нового поколения, вынужден будет неоднократно учитывать фактор наличия ядерного оружия и с позиций будущего не только оценивать его роль и возможность решения задач ядерного сдерживания войн, но и многих других военно-политических действий и актов.

Научное предвидение связано с потребностями подготовки любого государства и его вооруженных сил к будущим войнам, планированием политических, экономических и чисто военных мероприятий. В его решении должны участвовать правительство, все министерства и ведомства, вся наука и в первую очередь - военная наука. Основными заинтересованными и действующими лицами при решении этой проблемы должны выступать правительственные структуры государств. Только они способны охватить весь комплекс проблем экономического, политического, социального, экологического, юридического, национального и, наконец, военного характера, которые относятся к сфере военного предвидения. Надо вовремя увидеть начало процесса перехода к новым войнам и принять все меры, чтобы не отстать в военном развитии от других стран. Это связано с тем, что в новом поколении войн решать все военные задачи, достигать политические цели станет намного труднее и дороже.

Войну любого поколения следует рассматривать как сложное общественно-политическое явление, включающее совокупность различных видов борьбы: политической, дипломатической, идеологической, экономической, вооруженной, информационной, экологической и др., - которые ведут между собой государства или общественные системы. Война всегда сочетала в себе противоречивое единство политики и вооруженного насилия. Для каждой воюющей стороны формула вооруженной борьбы во все времена представляла собой сумму двух симметричных, взаимосвязанных, но противоположных по направлению векторов действий: действия по противнику своими силами и средствами поражения (вектор наступательной или ударной составляющей); оборона (защита) своих войск и объектов от действий (поражения) средствами противника (вектор оборонительной составляющей). Однако в целях более глубокого системного анализа роли научно-технического прогресса и созданного на его основе нового оружия, приведшего к появлению нового поколения войн, условно представим формулу вооруженной борьбы в войнах в виде четырех взаимосвязанных составляющих, которые всегда были и остаются их непременными элементами:

поражение войск и объектов противника;

оборона и защита своих войск и объектов от поражения;

всестороннее обеспечение войск;

управление силами и средствами в вооруженной борьбе.

Все эти составляющие в комплексе являются содержанием вооруженной борьбы в войнах любого поколения и тесно связаны между собой.

Также весьма важным обстоятельством, связанным с войнами любого поколения, является обязательное наличие самостоятельной составляющей информационного противоборства, которое непременно присутствует наряду со всеми давно известными формами борьбы. Следует обратить внимание на то, что эта составляющая борьбы имеет свои ветви в политической, дипломатической, идеологической, экономической, психологической, гуманитарной, разведывательной, контрразведывательной и собственно вооруженной борьбе. Причем масштабы и методы информационного противоборства во всех составляющих формах борьбы непрерывно растут и развиваются и уже требуют детального планирования и высокой организованности при его подготовке и осуществлении.

Придерживаясь такой последовательности, попытаемся проследить и выявить, когда же происходили революции в военном деле, связаны ли они с появлением любого нового оружия (вооружения) или только с тем оружием, которое приводило к смене поколений войн. Потребуется также выяснить, как влияет информация на формы и способы вооруженной борьбы, а через них и на поколения войн. Для этого нам придется пройти путь познания от исторического прошлого через действительность настоящего в ближайшее и отдаленное будущее. Причем в самом начале данной книги придется ввести вполне логичное разграничение всех войн, имевших место на нашей планете, на два абсолютно не соизмеримых периода - доядерный и ядерный.

Для познания зависимости форм и способов ведения войн, военных и вооруженных конфликтов от имеющегося оружия будем исходить из достигнутого уровня всей науки, в том числе и военной, экономики, техники и технологии, которые всегда оказывали наибольшее влияние на развитие этого оружия, способы его применения и защиты от него. Вскрытию этих зависимостей способствует также познание взаимосвязей между войной и политикой, которые оставались практически неизменными во всех войнах и военных конфликтах всех поколений, имевших место в длительной истории доядерного периода. Если эти взаимосвязи когда-либо отсутствовали, то, видимо, это были не войны, не военные или вооруженные конфликты, а скорее вооруженные столкновения или просто вооруженные стычки.

Наиболее важной взаимосвязью является политика (по Клаузевицу [5] разум), порождающая войну (по Клаузевицу - орудие): политика всегда является непосредственной причиной, а война - следствием; политика формирует цели войны, которые часто маскируются, а сама война выступает как средство их достижения. Поскольку любая война включает в себя одновременно много других различных составляющих, то оказывается, что применение оружия не всегда является единственным признаком войны. Но следует заметить, что до настоящего времени в военной истории не было войн с применением лишь невоенных форм борьбы (кроме "холодной войны"), да и окончание войн всегда увязывалось, прежде всего, с окончанием вооруженной борьбы. Но вот 11 сентября 2001 года произошло невероятное. Впервые в истории началась совершенно новая асимметричная война, которая перевернула все привычные представления о войне. В ней самым причудливым образом переплелись как анахронизмы времен прошлых войн, так и элементы нового понимания войн.

Нетрудно заметить, что в длительный доядерный период оружие вообще не упоминается, т.к. подразумевается, что оно органически вошло в понятие "война" и находится как бы за кадром. Хотя совершенно ясно, что без применения оружия война невозможна, но оно не играет самостоятельной роли в достижении целей безъядерной войны. Во всех прошлых и настоящих войнах с применением обычных средств поражения войска, владеющие соответствующим оружием, являлись и являются инструментом в руках полководцев, приводящих к достижению тактических, оперативных, стратегических, а значит, и политических целей.

Военачальник, занимавшийся подготовкой войск к ведению боевых действий, всегда должен был очень ясно представлять характер будущей войны. Однако часто, как уже было сказано, по различным причинам войска готовились не к будущей, а к прошлой войне. Ошибкой всегда было то, что значительный опыт, скажем, самой победоносной войны прошлого поколения, завершившейся много десятилетий назад, в ущерб делу продолжали преподносить как некий эталон и ее будущему поколению, например, в организационно-штатной структуре войск и вооруженных сил в целом, в их вооружениях, в формах и способах ведения войны. Это всегда тормозило введение новых научных идей и свидетельствовало о том, что научная мысль отставала и не воспринимала будущее.

Все войны и военные конфликты, имевшие место уже после первого и пока, к счастью, единственного целенаправленного применения ядерного оружия атомной бомбардировки городов Японии Хиросимы и Нагасаки в 1945 году [11], - необходимо рассматривать во взаимной связи с наличием ядерного оружия на планете. Это оружие уже не требует выдающихся полководцев, не находится за кадром взаимосвязей войны и политики, а выходит на передний план и в корне меняет саму войну, а главное, разрушает и эти взаимосвязи:

война с применением ядерного оружия неизбежно приведет к уничтожению политического строя, породившего ее;

в такой войне форма вооруженной борьбы уничтожает ее содержание;

ядерная война представляется как тотальное вооруженное насилие не только над воюющими сторонами, но и над остальным не причастным к ней человечеством;

в ядерной войне вооруженная борьба перестает быть средством достижения политических целей.

Ракетно-ядерное оружие в ядерных странах сейчас рассматривают как единственный, универсальный и надежный фактор обеспечения национальной безопасности, хотя это совсем не так. Ядерному оружию откровенно приписывают дополнительные, в политическом и военном отношении не свойственные ему функции. Однако новейшая история подтверждает, что и ядерные страны уже встречаются не только с военными, но и со многими невоенными вызовами и угрозами - асимметричными ударами, экономическими, политическими, идеологическими, финансовыми, экологическими и другими воздействиями, - для нейтрализации которых ядерное оружие ничем помочь не может.

Вполне очевидно, что в будущем принцип принятия упреждающих невоенных мер, особенно по предупреждению асимметричных террористических действий или прекращению вооруженных конфликтов, должен найти более широкое применение, так как наряду с появлением новых угроз развязывания вооруженных столкновений появляются и новые возможности их предупреждения или прекращения.

Представленная в двух частях книга автора является переработкой и значительной доработкой двух предыдущих книг - "Война будущего" (1999) и "Бесконтактные войны" (2001) и, безусловно, носит дискуссионный характер. Не все изложенные в ней положения и взгляды следует принимать на веру. Однако есть надежда, что найдутся такие читатели, исследователи и практики, которым будет интересно, а может, и полезно предлагаемое мнение.

Разработка первой части книги, рассматривающей период 2010-2050 гг., осуществлялась с учетом известных работ по методологии исследования и прогнозирования в различных областях наук. Важнейшей работой, на которую постоянно опирался автор, является военно-теоретический труд "Основы военной футурологии". Этот труд выполнен И.Н. Воробьевым и В.В. Кругловым и издан совместно Военной академией имени М. В. Фрунзе, Военной академией имени Петра Великого и Академией военных наук в 1998 году [1, 2]. Нашли применение оригинальные мысли работ Рябчука В.Д. [28, 29]. Среди других работ, использованных автором, следует назвать труды К. Клаузевица "О войне" [5], Броди Б. "Стратегия в век ракетного оружия" [15], Дуэ Д. "Господство в воздухе" [4], книгу Гареева М.А. "Если завтра война" [13], работы Шевелева Э.Г. "Введение в военную системологию" [10], Чередниченко М.И. "Теория и практика военного прогнозирования" [16], а также некоторые другие работы [26, 27, 54, 67].

Разрабатывая вопросы военного будущего, нельзя обойтись без понимания общего облика этого будущего. К важнейшим факторам, которые скорее всего будут характеризовать облик мира через 30-50 лет, следует отнести рост населения, истощение природных ресурсов и серьезное нарушение природного равновесия и среды обитания человека.

Сейчас на планете Земля живет 6 миллиардов человек. Ожидается, что к 2025 году на нашей планете будут жить 8 миллиардов человек, исходя из устойчивого ежегодного прироста населения планеты на 78 миллионов человек. К этому времени в интересах сохранения среды обитания в условиях истощения природных ресурсов, вполне вероятно, будет осуществляться повсеместный переход на безотходный замкнутый цикл. Но весьма весомым и важным в прогнозах является еще и научно-технический прогресс, который уже сейчас демонстрирует свои выдающиеся возможности. Начиная примерно с 2010 года человечество скорее всего начнет массовый переход от энергетической эпохи к информационной, которая станет основой не только всех сфер жизни на Земле, но и основой войн будущего. Девятка наиболее высокоразвитых стран мира (США, Канада, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония, Китай, Россия) уже в 2020-2030 годах, вполне вероятно, войдет в эту стадию развития и оторвется от остальных стран на десятки лет. В области промышленности можно предполагать возрастание роли информатики, генной инженерии, телекоммуникационных систем, микромеханики, автоматизации и гибкой перестройки производства. Видимо, дальнейшее развитие получит термоядерная энергетика, которая в целом ряде стран постепенно станет основным источником производства электроэнергии. На рубеже 2030-2040 годов могут быть разработаны новые реакторы на основе управляемой термоядерной реакции синтеза легких элементов - изотопов водорода, дейтерия, лития. Природные запасы двух последних весьма велики, а дейтерия - практически не ограниченны. Главное преимущество термоядерных реакторов в том, что они гораздо более мощны, более безопасны и экономичны, чем самые совершенные современные ядерные реакторы.

Уже в первом десятилетии ХХI века может начаться промышленный выпуск новых аккумуляторов, способных накапливать и производить в 20-30 раз больше электроэнергии, чем кислотные. Принцип работы таких аккумуляторов скорее всего будет основан на взаимодействии перекиси водорода и алюминия. На смену автомобилю непременно придет электромобиль. Получит еще более значительное развитие микроэлектроника.

При создании транзисторов наиболее вероятно вместо кремния будут широко использоваться материалы класса перовскитов. Данная технология изготовления полупроводников нового класса может позволить в будущем на порядок уменьшить размер транзисторов и увеличить скорость их работы при существенно меньшем потреблении электроэнергии. Появится и совершенно новый терагерцевый транзистор, который будет способен безошибочно делать более триллиона циклических переключений в секунду.

Для основных грузовых и пассажирских перевозок скорее всего будут широко использоваться гелиевые аэростаты, дирижабли, аэростатические платформы огромной грузоподъемности с ядерными энергетическими установками и двигателями, быстроходные поезда также с ядерными двигателями. Вполне вероятно появление новых, экологически чистых видов топлива и технологии их производства, в частности, гидрата метана, метанола - синтетического высококачественного технического спирта, которые полностью заменят нефть, газ и каменный уголь. Будущая техника, транспорт, видимо, будут работать и на водороде, который станут вырабатывать с использованием термоядерных электростанций.

На рубеже 2050 года могут начаться хозяйственное освоение поверхности Луны, технологическая переработка в космосе перехватываемых с Земли астероидов, дополнительное освещение отдельных северных регионов нашей планеты солнечным светом, отражаемым системой сконструированных в космическом пространстве зеркал.

Перечисленные только важнейшие элементы будущего позволяют представить общий облик мира в будущем, но одновременно они же являются как бы основой для развития военной области этого мира. Рост сложности и, прежде всего, стоимости вооружений, а также недостаточность национальных ресурсов заставят многие страны пойти на развитие внешних военно-экономических связей. Если в прошлых поколениях войн решающую роль в развитии национального военного производства играли, в основном, внутригосударственные факторы, то теперь, при переходе к новому поколению войн, главными становятся внешние факторы. Это ведет к усилению взаимозависимости военного производства различных стран. По требованию США в странах НАТО уже введена жесткая унифицированная структура вооружений. Начал развиваться процесс глобализации военного производства. Похоже, что наиболее развитые страны будут владеть контрольным пакетом акций создания новейших вооружений для многих других стран мира.

В обозримом будущем (после 2010 года) следует ожидать также расширения масштабов обычных бесконтактных войн на нашей планете. Они будут проявляться через:

ускоренное наращивание мощностей по выпуску стандартизированной и унифицированной военной продукции;

резкое увеличение объемов и темпов разработки новейших видов обычного, а главным образом, высокоточного оружия и его носителей;

заблаговременное формирование космической инфраструктуры - основы применения новых боевых ударных и оборонительных систем;

развитие телекоммуникационных систем программного обеспечения разведывательно-ударных комплексов координатной информацией об объектах и их критических точках, подлежащих поражению, в любом регионе мира, государстве, городе, населенном пункте.

В этих условиях могут возникать и новые, исключительно мощные субъекты мировой военной силы - как самостоятельно, так и за счет слияния и поглощения транснациональной военной силы. Глобализация военной силы и масштабов ее применения неизбежно увеличит разрыв между государствами лидерами военной перестройки, и остальным миром. Решения начать бесконтактную безъядерную войну, нанести массированные высокоточные удары по объектам любой страны мира такие субъекты мировой военной силы скорее всего будут принимать и реализовывать очень легко и быстро.

Глава первая

ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ ВОЙН

Все войны, которые имели место в цивилизованный период жизни на нашей планете, очень строго можно разделить на войны доядерного и войны ядерного периодов. Сейчас продолжающийся ядерный период в начавшемся новом веке и тысячелетии совпал с зарождением очередного поколения обычных войн. Новое поколение войн не появится мгновенно. В разных странах оно будет иметь определенный переходный период, длительность которого зависит от их уровня развития. Так было всегда - те страны, которые были лидерами в процессе перехода к войнам очередного, нового поколения войн, как правило, не упускали это лидерство и в военное время.

Эволюция поколений войн. Типы войн XXI века

Наука и история свидетельствуют [19], что 5 миллиардов лет тому назад образовалась Солнечная система, 3 миллиарда лет назад на Земле зародилась жизнь, 2 миллиона лет тому назад появилось человекообразное существо и только 40 тысяч лет назад появился современный человек. 10 тысяч лет первым цивилизациям, 5,5 тысяч лет историческому времени, 2 тысячи лет христианству, 50 лет компьютеру, 7 лет Интернету.

История также свидетельствует, что практически во все времена государства достаточно часто прибегали к войнам, вооруженному насилию для достижения своих политических целей. За последние пять с половиной тысяч лет цивилизации на Земле произошло свыше 15 тысяч войн и вооруженных конфликтов, в которых погибло несколько миллиардов человек. За всю историю своего существования люди жили в условиях мира только около 300 лет, т.е. менее одной недели каждые 100 лет. В настоящее время из 193 стран мира одна треть находится в состоянии войны. Рекордным оказалось последнее десятилетие прошлого века. В 1990-е годы произошло более 100 войн, в которых участвовало 90 государств (значительно больше, чем во Второй мировой) и погибло до 9 миллионов человек [40]. Растет количество военных переворотов и отказов от демократических ценностей. Во время длительного двухполюсного мира, незадолго до окончания "холодной войны" на планете в среднем каждый год шли 35 войн.

Война, вооруженное насилие всегда были основным средством решения межгосударственных споров, элементарными формами принуждения. Политики прибегали к ним в прошлом, да и сейчас прибегают, порой даже не использовав невоенные формы и способы их разрешения. На протяжении тысячелетий военная политика подавляющего большинства государств строилась на основе конфронтации с соседями и часто приводила к вооруженным столкновениям между ними, что требовало всегда иметь много хорошо обученных разнородных войск и разнотипных вооружений.

В течение нескольких десятилетий "холодной войны" большинство войн и военных конфликтов так или иначе были связаны с общей стратегией противоборства двух идеологически непримиримых систем, сформированных вокруг двух сверхдержав. Сравнительная симметрия, равенство сил и понимание самоубийственности глобального столкновения удерживали геополитических соперников от прямой схватки и побуждали их в локальных конфликтах воевать чужими руками. Со временем технология организации многих локальных войн достигла высокого совершенства. С момента прекращения "холодной войны" и противоборства великих держав в разных странах осталась не у дел масса профессиональных воинов - ветеранов второй половины ХХ века. Во многих регионах мира сохранились достаточно крупные сегменты военно-организационных структур, созданных в свое время участниками "холодной войны", неплохо отлаженные и практически оставленные на произвол судьбы. Особенно богат этим "наследием" "холодной войны" регион Ближнего и Среднего Востока, где в последней четверти ХХ века была развернута целая индустрия подготовки боевых кадров из разных стран исламского мира. Оставшись в прошлом десятилетии без своих "хозяев", эти "кадры" пытались адаптироваться к новой геополитической реальности, участвуя в разного рода локальных вооруженных конфликтах. А в последнее время у них появился новый крупный "потребитель" военных и диверсионно-террористических услуг организация "Братья-мусульмане", основанная в период британского владычества в Египте. Объединение лидеров безработных военных формирований Ближнего и Среднего Востока под руководством фанатичных приверженцев "Халифата", а также огромные финансовые средства, главным образом за счет наркобизнеса, создали феномен, который сейчас принято именовать международным террористическим сообществом. Сталкиваясь с новыми технологиями ведения бесконтактной войны, в которой они бессильны, они сами вынуждены коренным образом перестраивать свои механизмы войны и демонстрируют выдающееся стратегическое искусство ведения войны совершенно новыми методами.

Применяя разработанный виднейшим современным военным ученым России Шевелевым Э.Г. метод военной системологии [10], можно утверждать, что до сего времени войны носили симметричный и контактный характер: оружие против оружия, сила - против силы, формы и способы противоборства - против форм и способов, суверенитет - против суверенитета. Все имевшие место войны на нашей планете можно, используя методы военной системологии, совершенно строго разделить на контактные войны доядерного периода и войны в ядерный период, которые продолжают идти как контактные, а также появились и бесконтактные. Доядерный период существовал намного дольше (примерно 5,5 тысяч лет), чем ядерный (57 лет). Забегая вперед, следует упомянуть и совершенно новую асимметричную бесконтактную войну, которая вполне естественно не согласуется с системной классификацией. Ее неожиданно 11 сентября 2001 года развязал против США международный терроризм. Особенности этой асимметричной бесконтактной войны будут раскрыты в первой главе, в параграфе "Асимметричная война".

После войн в зоне Персидского залива (1991, 1996, 1998 гг.), в Югославии (март - июнь 1999 г.), а также в ходе проведения контртеррористической операции в Афганистане осенью - зимой 2001 года стало совершенно ясно, что США и другие страны союза НАТО решительно переходят к войнам нового поколения - бесконтактным войнам. Создается и принимается в массовом количестве на вооружение практически новое, не имеющее аналогов оружие, способное не только заменить старое, но и полностью изменить характер вооруженной борьбы и войны в целом. В такой войне меняются формы и способы вооруженной борьбы и появляются новые принципы военного искусства. В промышленно развитых странах Запада активно формируется материальная военно-техническая база войн XXI века, основу которой составляют высокие, наукоемкие технологии.

Военная наука до сих пор не занималась глубоким изучением бесконтактных войн, хотя они уже имели место в последнее десятилетие. Кроме предыдущей работы автора [61] в этой мировой научной нише нет ничего. В лучшем случае, к установившемуся пониманию классических контактных и безусловно симметричных войн с применением большого количества живой силы отдельные военные исследователи добавляли лишь новые элементы, связанные с высокоточным оружием, что, по их пониманию, вносило некоторые особенности в такие войны, но не более того. Возникла острая необходимость нового понимания всего происходящего в области взаимосвязи политики и бесконтактных войн. Также требуется сформулировать рекомендации в практике подготовки всех силовых структур государства к таким войнам.

В современной научной литературе, официальных политических документах достаточно аргументированно сформулирована взаимосвязь политики и войны, которая берет начало со времен Карла Клаузевица. Воспользуемся лишь двумя фундаментальными источниками, доставшимися по наследству России и к которым наиболее часто прибегают ученые и политики.

"Советская военная энциклопедия" достаточно строго использует трактовку

К. Клаузевица и определяет: "Война - общественно-политическое явление, продолжение политики насильственными средствами" [58].

"Философский энциклопедический словарь" определяет войну несколько иначе - как "...организованную вооруженную борьбу между государствами (группами государств), классами или нациями (народами)" [59]. Однако, разъясняя свою трактовку, авторы словаря не могли не сослаться на формулу К. Клаузевица. Более того, сейчас уже совершенно ясно, что война не может идти только в виде вооруженной борьбы, здесь имеют место многие другие виды противоборства, о которых будет идти речь в данной книге.

Можно утверждать, что неизменная взаимозависимость войны и политики существовала всегда, но со времен К. Клаузевица она постоянно подтверждается исторической практикой. Сейчас, через 200 лет после К. Клаузевица, стало ясно, что войны XIX, конца ХХ и начала XXI века в полной мере подтвердили его формулу, хотя сами войны значительно различались и безусловно будут различаться между собой. Основываясь на устойчивой связи войны и политики, попытаемся понять глубокие революционные изменения, которые произошли, прежде всего, в содержании самих войн.

Опираясь на гениальную формулу, что "война есть продолжение политики насильственными средствами", необходимо признать непременное чередование периодов мирного и военного времени. Раз войну порождает политика, то по времени она, как правило, идет за периодом мирного развития государств. Этот период стимулирует развитие экономики, науки, технологии и вообще научно-технического прогресса, с которым связано появление оружия, революционизирующего военное дело. И если политика государства продолжается уже насильственным путем, с помощью военной силы, то это осуществляется именно для достижения политических целей.

Вместе с тем, основываясь на исследовании опыта войн, произошедших на нашей планете за историческое время - 5,5 тысяч лет, можно сделать фундаментальный вывод. Действительно важнейшей сущностью любой войны есть вооруженная борьба, поскольку оружие было главным и единственным средством насилия в войнах прошлого, остается в настоящем и наверняка сохранится и в будущем.

Итак, война - это противоборство государств, коалиций стран, а также политических сил внутри них. Это противоборство всегда ведется с политическими целями, связанными с продолжением политики насильственным путем. В ходе его стороны используют самые разнообразные средства насилия. Сущность любой войны проявляется именно через три признака: политические цели, средства насилия, формы и способы противоборства.

В ходе мирового развития между различными странами возникают противоречия, которые наиболее часто связаны с несовпадением национальных интересов и могут, как факторы, проявляться в различных областях: экономической и политической, социальной и духовной, национальной и религиозной, науки и культуры и т.д.

Наибольшее влияние на состояние отношений между государствами оказывают факторы, связанные с политическими противоречиями, в которых выражается несоответствие их интересов, насущных и перспективных потребностей к существованию и развитию. Всякое государство стремится не только сохранить свою независимость, свой суверенитет, но и создать условия для дальнейшего развития. В сфере политических отношений в конечном счете оформляются национально-государственные интересы стран. Именно в этой сфере, как в фокусе, собираются все другие факторы, связанные с противоречиями системы общественных отношений: экономическими, социальными, духовными, межнациональными и иными.

Факторы, связанные с противоречиями в системе экономических отношений, затрагивают важнейшие стороны жизнедеятельности людей и непосредственно влияют на социальное положение населения и его духовную жизнь. Экономические противоречия в большинстве своем и приводят к возникновению военных конфликтов в приграничных регионах. История подтверждает, что источниками военной опасности и угроз чаще всего являлись экономические претензии сопредельных стран на природные ресурсы, рынки сырья, включая богатые природными ресурсами районы акваторий морей и океанов.

Факторы, вызванные противоречиями в сфере духовно-идеологических отношений, также наиболее часто проявляются в пограничных регионах и влияют на все области общественной жизни: политику и экономику, социальную область и культуру, систему национальных и религиозных отношений. Нередко эти факторы могут стать непосредственным источником войн и вооруженных конфликтов.

Что же касается военных конфликтов на этнонациональной и религиозной основах, то они имеют место в современный период исторического развития и сохранятся в будущем. Свидетельством тому являлась религиозная война в Афганистане, арабо-израильские противостояния в Палестине, сербско-хорватско-мусульманское противостояние в Боснии, сербско-албанское в Косово, македонско-албанское в Македонии, Ирано-Иракские войны и продолжающееся между ними противостояние. К этому следует добавить длительное противостояние между протестантами и католиками в Северной Ирландии, между правящим режимом и оппозицией Таджикистана и, наконец, война России в Чечне. В этих случаях везде основой противостояния и конфликтов является идеологический фактор.

В перспективе неизбежно влияние факторов, связанных с противостоянием и даже конфликтами между различными конфессиями за влияние на население. Международные религиозные центры усилили координацию деятельности своих сил за "завоевание" новых территорий, привлечение сторонников среди бывших атеистов. Силовые методы вытеснения конкурентов - не самое последнее средство в этой борьбе.

Здесь показательным примером являлось движение талибов в Афганистане, которое пыталось навязать своему народу всеобщее повиновение исламу. Зеленое знамя ислама все еще находится в руках прячущихся в горах афганских моджахедов, таджикской оппозиции, чеченских боевиков, боснийских, косовских и македонских мусульман, воюющих за освобождение "своих" территорий от неверных.

Таким образом, в мире сохраняется целый ряд факторов, связанных с противоречиями развития общества, а глубокие перемены последних десятилетий, вызванные развалом социалистической системы и крушением Советского Союза, не только не снизили накала борьбы на всех фронтах общественного противостояния, но даже усилили его, особенно в приграничных районах. Основные противоречия перешли из двухполярного дуэльного противостояния социализма и капитализма в многополярное противостояние в различных регионах мира, что привело к переоценке многих параметров отношений противоборствующих сторон.

Совокупность всех основных факторов, вызванных противоречиями общественного развития, которые постоянно проявляются в наступившем ХХI веке, сохраняет потенциальные опасности, реальные угрозы и механизм развязывания и эскалации войн и вооруженных конфликтов на нашей планете.

Военная опасность всегда является потенциальной и демонстрируется через реально существующие военно-политические и иные противоречия между государствами, коалициями государств, когда для их разрешения возможно применение накопленной в достаточном количестве военной силы.

Военная угроза национальным интересам, как правило, является непосредственной и связана с:

созданием новых военных союзов недружественных сопредельных стран;

наращиванием военных потенциалов и военной мощи вероятного противника, подготовкой вооруженных сил сопредельных стран к нападению на страну в ближайшее время;

усилением психологического давления на страну;

осуществлением военно-политических демаршей и организацией военно-экономической блокады в приграничных регионах и т.п.

Россия сталкивается с серьезными внешними проблемами [62]. Она вовлечена во все мировые процессы, включая экономическую глобализацию и информационную революцию. "Холодная война" осталась в прошлом, но до сих пор приходится преодолевать ее тяжелые последствия. Это - и попытки ущемления суверенных прав государств под видом "гуманитарных интервенций", и возникающие региональные или международные угрозы.

Не остановлено распространение в мире ядерного и других видов оружия массового поражения, средств его доставки, а также и новейших технологий военного производства. Реальные действия некоторых государств (коалиций государств) направлены на установление своего лидерства или военно-политического доминирования как в мире в целом, так и в отдельных регионах. Наблюдается явная тенденция приверженности некоторых стран к разрешению конфликтных ситуаций исключительно силовыми методами, допустимость применения (в том числе возможность несанкционированного) ядерного и других видов оружия массового поражения. Расширением союза НАТО на восток фактически создаются мощные группировки войск иностранных государств вблизи границ Российской Федерации и наращиваются их боевые возможности, прежде всего посредством качественного совершенствования вооружений.

Не исключается возможность подрыва стратегической стабильности в мире в результате нарушения международных договоренностей в области ограничения и сокращения вооружений, качественного и количественного наращивания вооружений другими странами. Возможны нападения на военные и другие объекты России, расположенные на территории зарубежных государств, что вызывает необходимость вооруженной защиты ее имущества и граждан.

Совершенно ясно, что военная опасность национальным интересам России потенциально возможна не только со стороны ядерных государств, но также любых государств ближнего и дальнего зарубежья, чьи национальные интересы противостоят российским.

Что касается США, то направленность их политики и принимаемые конкретные меры свидетельствуют, что они будут преследовать военно-политические цели сохранить в XXI веке однополюсный военно-силовой мир и ни в коем случае не допустить возникновения других конкурентоспособных военно-силовых центров. Политический анализ показывает, что США серьезно готовятся вести бесконтактные войны с любым противником на планете. Они уже не допускают возможности ведения широкомасштабных контактных войн на суше с участием своих сухопутных группировок. Существующее большое превосходство возможностей США, тем более всего военного союза НАТО, в контактных и бесконтактных войнах делает невозможным для многих народов и государств мира вести с ними любые войны. Если в XXI веке мировой порядок будет по-прежнему поддерживаться на силовой основе, которую в конце XX века активно начали создавать и проводить США, то человечество не избежит серии бесконтактных войн, наподобие войны в Югославии. Эти войны будут иметь ожесточенный характер, прикрываемый гуманистическими лозунгами о защите демократии, прав человека, ценностей цивилизации, а по существу будут направлены на разрушение экономического потенциала и свержение (замену) политического строя другой страны.

Таковы лишь в самых общих чертах противоречия мирового общественного развития, которые оказывают влияние на содержание и характер войн в начале ХХI века.

Любую конфронтацию, тем более связанную с вооруженным конфликтом, бывает легче и быстрее предупредить или остановить, нежели потом ликвидировать ее социально-политические последствия. Кстати, мирным сотрудничеством с сопредельными и дальними странами можно получить гораздо больше выгод, чем от результатов любой победоносно завершенной войны. К сожалению, эта простая истина порою забывается. Упреждающие и другие невоенные меры по предотвращению или остановке вооруженного столкновения или применялись очень редко, или не применялись вообще. Можно лишь надеяться, что принцип принятия упреждающих невоенных мер по предупреждению или прекращению вооруженных конфликтов в приграничных районах найдет более широкое применение, так как наряду с появлением новых угроз развязывания вооруженных столкновений появляются и новые возможности их предупреждения или прекращения.

Как ни парадоксально, но катастрофические последствия войн, угрожающих самому существованию человечества, вовсе не исключают их развязывания и ведения государствами. Из-за наличия в мировом сообществе государств с политическими, экономическими, идеологическими, религиозными, этническими и другими противоречиями велика вероятность того, что наступивший XXI век будет более сложным и опасным в военном отношении, чем прошлый XX век.

Поколения симметричных контактных войн

Современные типы войн, которые скорее всего будут вестись в первой четверти нового века, можно четко разделить на два вида: контактные войны с применением обычного оружия и бесконтактные войны с применением высокоточных средств поражения и обороны. Несмотря на наличие огромных арсеналов ядерного оружия в ряде стран, следует надеяться, что это оружие не будет применяться ни в какой ситуации и ядерная война не состоится вообще.

После 2015-2020 годов в большинстве стран, кроме США, по масштабам сохранятся в основном симметричные, т.е. ведущиеся адекватными силами и средствами, контактные войны на театрах и локальные войны и конфликты. По классификации применяемых средств вооруженной борьбы войны этого периода скорее всего будут вестись только с применением обычных вооружений в сферах: суша, море, воздух, хотя ядерное оружие останется на вооружении ряда стран. Виды возможных симметричных контактных войн с участием различных стран будут разнообразными, от мелкомасштабных вооруженных конфликтов до войн регионального масштаба. Мировая обычная и ядерная войны маловероятны.

В первой четверти нового XXI века не исключены межгосударственные войны, войны между коалициями стран. Сохранятся и внутригосударственные войны, и вооруженные конфликты, и в том числе возможны гражданские войны на базе обострения социальных противоречий в обществе. Все они будут вестись в основном контактным способом и независимо от их масштаба неизбежно будут связаны с большими потерями войск (сил) и населения воюющих сторон. По политическим целям и международно-правовой легитимности войны будут справедливыми, несправедливыми, агрессивными, оборонительными.

Таким образом, ожидается значительное сокращение разновидностей контактных войн, что будет также способствовать облегчению военного бремени практически для всех стран мира. Однако надо полагать, что большинство экономически развитых стран будут одновременно осуществлять строительство и подготовку вооруженных сил для ведения бесконтактных войн на театре военных действий.

Поскольку за последнее время возросла роль международных организаций (ООН, Совета безопасности, ОБСЕ и т.д.), то не исключено, что стороны могут довольно часто, прикрываясь решениями этих органов, а то и вопреки их решениям, силовыми методами решать свои национальные проблемы (так уже было: США - Ирак, ФРГ - Босния и Герцеговина, Турция - Кипр, Турция иракские курды, США (НАТО) - Югославия, США (частично НАТО) - Афганистан и т.д.). Следует ожидать, что в новых условиях США будут все больше стремиться превратить военную организацию НАТО в орган силового воздействия на политику неугодных им правительств, придать Северо-Атлантическому блоку функции международных "полицейских" сил.

Локальные войны и вооруженные конфликты в начальный период ХХI века нередко могут носить характер полицейских операций, действий по свержению неугодных режимов. Они, вполне вероятно, будут вестись наиболее развитыми странами как контактным, так и бесконтактным способом. Для проведения военных действий могут создаваться также коалиционные группировки войск под видом многонациональных сил. Их результатом может стать и смена политического строя в побежденной стране, и навязывание нужных победителю решений во внутренней и международной политике и т.п.

В историческом плане войны первого поколения (табл.1.1) уже выступали как способ разрешения противоречий, но еще не всегда носили ярко выраженный политический характер. Их зарождение следует отнести к племенной, родовой и семейно-патриархальной стадиям человеческого развития с присущим им обменом результатов труда внутри племени, рода и перерастанием товарных отношений в товарно-денежные.

Противоборство в этих войнах осуществлялось ярко выраженным контактным способом - врукопашную на тактическом уровне подразделений исключительно живой силой - пешими воинами, а после изобретения стремени - и конницей, оснащенной холодным оружием, доспехами. Победители завладевали всем, что представлялось им ценным. Побежденных, как правило, уничтожали или превращали в рабов. На определенном этапе истории, связанном с появлением эксплуататорского общества, разделением и ростом производительности труда, возникновением частной собственности и классов, войны и вооруженная борьба стали воплощать в себе как бы единство уничтожения и принуждения и уже начали приобретать политический характер. Однако эти войны еще не выходили за рамки первого поколения, хотя просуществовали порядка 3, 5 тысяч лет.

В течение более трех с половиной тысяч лет человечество существовало согласно известной идее древнегреческого философа Гераклита (конец VI начало V века до н.э.) о том, что война - творец, начало всего, а другой древнегреческий философ, Аристотель (384-322 гг. до н.э.), считал войну нормальным средством для приобретения собственности. Есть и нынешние "специалисты", среди которых выделяется японский профессор Т. Хасэгава, который "рассматривает мир как часть войны, а в войне не видит ничего экстраординарного". Видимо, подобные взгляды и были положены в основу того, что войны приобрели регулярную, устойчивую функцию народной жизни, хотя трудно согласиться с такими взглядами как относительно исторических времен, так и нашего времени.

Формы и способы ведения войн второго поколения (табл.1.1) были обусловлены результатом развития материального производства на феодальной стадии зрелости человечества. Появление в XII-XIII веках и распространение пороха и гладкоствольного оружия можно считать начальным рубежом свершившейся тогда революции в военном деле, о которой более подробно будет вестись речь во второй главе, в параграфе "От военно-технического прогресса - к революции в военном деле". Появились не только новые способы контактной вооруженной борьбы в масштабах тактики подразделений, частей и соединений, но и совершенно новая, окопная война, которая просуществовала порядка 500 лет. Контактные войны велись стрелковым и пушечным вооружением на дистанции нескольких сотен шагов. Это оружие было универсальным как для наступательных, так и оборонительных действий.

Капиталистическая стадия человеческого развития способствовала прогрессу в технологии, появлению в XVIII-XIX веках в больших количествах нарезного, многозарядного стрелкового оружия и нарезной артиллерии, обладающих гораздо большими, чем у гладкоствольного оружия, дальностью, скорострельностью и точностью стрельбы и поражения. Это также привело к появлению войн третьего поколения - контактных траншейных, окопных войн, боевых действий на море (табл.1.1), которые проводились уже в оперативно-тактических масштабах.

Капиталистическое и посткапиталистическое общества человеческого развития привели к возникновению двух антагонистических мировых систем, что способствовало ускоренному созданию и принятию на вооружение в больших количествах автоматического оружия, бронетехники, боевой авиации, боевых надводных и подводных кораблей, появлению радиолокационных средств и средств связи, новых, мощных транспортных средств. Возникли новые и ныне не прекращающиеся также контактные войны четвертого поколения (табл.1.1), которые приобрели оперативно-стратегический масштаб, но сохранили и развили их траншейный характер на суше. Концепция войн этого поколения, основой которой являются контактные действия огромного количества сухопутных войск, уже существует более 100 лет. За все это время произошло более 500 войн и крупных военных конфликтов, в которых всегда ставка делалась на большие людские ресурсы. При этом применяемое количество живой силы, вооружений, военной техники и боеприпасов даже в самом малом военном конфликте всегда было довольно большим, а интенсивность вооруженной борьбы и людские потери всегда были весьма значительными. Практически все войны первых четырех поколений велись, в основном, за землю и на земле, хотя боевые действия на морях и океанах были неотъемлемой частью этих войн.

Анализируя опыт контактных войн, военных и вооруженных конфликтов, имевших место в ядерный период, т.е. после 1945 года, можно обнаружить смену закономерности в развитии вооружений: плавный, постепенный эволюционный процесс разработки и модернизации известных обычных видов вооружений начал уступать место более быстрому, а порой и скачкообразному их обновлению. Одновременно наблюдается постоянное сокращение сроков жизни каждого очередного поколения одного и того же типа вооружений и военной техники вплоть до снятия его с вооружения вообще. Возникло вполне естественное противоречие между сокращением сроков жизни и увеличением сроков создания новых современных образцов вооружения и военной техники.

Необходимость разрушения укоренившихся традиционных представлений о войнах прошлого поколения, о формах и способах их ведения, об оружии для этих войн всегда проходила болезненно практически во всех экономически не благополучных странах. Военное и военно-промышленное руководство большинства таких стран, как правило, сопротивлялось осознанию необходимости подготовки к войнам нового поколения, что и являлось в большинстве случаев главным препятствием на этом пути.

Разработка перспективных высокоточных систем оружия, которую уже осуществляют наиболее развитые и экономически благополучные страны, показывает, что именно здесь следует ожидать не только качественного военно-технического и стратегического превосходства, но и появления совершенно новых, бесконтактных форм и способов ведения войны. Стало появляться не просто новейшее оружие, а целые боевые системы [10], способные выполнять объемы тех задач, которые ранее возлагались в основном на группировки сухопутных войск и их оружие.

Например, в войне в Корее (1950-1953) было применено 9 ранее неизвестных видов оружия. В войне во Вьетнаме (1964-1975) таких видов было уже 25. В войнах и конфликтах на Ближнем Востоке (1967, 1973, 1982, 1986) около 30. А в войнах в зоне Персидского залива (1991, 1998) и в Югославии (1999) - свыше 100 видов оружия и боевых систем [1, 2].

Стоимость систем новейших видов вооружения и военной техники непрерывно увеличивается, а значит, растет и стоимость вооруженных сил и особенно войн. Нельзя сейчас представить себе, что в будущем вооруженные силы могут быть дешевыми, однако можно предвидеть, что это не станет препятствием на пути их развития.

Следует особо отметить, что во всех поколениях войн появление отдельных, более совершенных видов оружия не вело к революции в военном деле, а чаще всего только к изменению тактики и реже оперативного искусства вооруженной борьбы. Сами войны не выходили за рамки существовавшего поколения. И сейчас, несмотря на появление отдельных новейших видов вооружений и военной техники, четвертое поколение контактной войны пока сохраняется, но ему уже идет на смену совершенно новое поколение, о котором будет идти речь в этой части книги.

Бесконтактная ядерная война

Сейчас необходимо остановиться на аномальном явлении в эволюции поколений войн. Речь идет о нарушившей всю стройную логику развития поколений войн - ядерной войне (пятое поколение, таблица 1.1). Появление в 1945 году ядерного оружия нарушило относительно плавный эволюционный процесс развития войн. Как уже отмечалось, за исключением атомной бомбардировки двух городов Японии в конце Второй мировой войны в 1945 году, к счастью, войны этого поколения не возникали. Более подробно речь о ядерном оружии и ядерной войне будет вестись во второй части данной книги. Здесь лишь для стройности анализа отметим, что характерной, но вполне закономерной особенностью развития вооружений и военной техники с началом ядерного периода явилось естественное снижение интереса к обычному оружию, особенно оперативно-стратегического назначения. В период, когда ставка делалась лишь на ядерное оружие, обычное оружие как бы переставало быть необходимым. Наступил достаточно длительный период относительного застоя в развитии обычных и особенно высокоточных систем наведения на большие дальности и вообще в создании дальнобойных средств поражения, способных точно и эффективно поражать цели обычными боеприпасами. Для ядерного оружия высокая точность не требовалась.

Следует подчеркнуть, что в контактных войнах всех доядерных поколений главным объектом поражения непременно были вооруженные силы противоборствующих сторон, т.к. только после их разгрома, как правило, на их же территории можно было разрушить экономику, а затем, свергнув (заменив) политический строй противника, добиться победы. Ввиду того, что обычных средств дальнобойного массированного воздействия одновременно по всей территории противника, его военным и гражданским объектам не существовало, то для достижения стратегических результатов и в войнах четвертого поколения приходилось вести длительные наступательные операции оперативно-стратегического масштаба главным образом многочисленными сухопутными группировками.

Таким образом, во всех поколениях войн доядерного периода эти задачи решались исключительно контактным способом противоборства, применением большого количества сухопутных войск сторон и только в ходе оккупации территории противника, а значит, и ценой огромных потерь живой силы.

В ракетно-ядерный период все резко изменилось. Первоочередными объектами теперь уже бесконтактного поражения в войне пятого поколения могут стать не только вооруженные силы, но и практически вся территория и все население воюющих сторон и соседних стран одновременно, а точнее ареной военных действий в ракетно-ядерной войне становится вся планета Земля, ее океанские и морские акватории, воздушно-космическое пространство. В силу того, что ядерная война, как уже было подчеркнуто, является аномальной в эволюционном процессе развития поколений войн, она не ведет к достижению ни стратегических, ни тем более политических целей. Именно длительное ядерное противостояние двух мировых политических систем привело к "холодной войне", к увеличению ее размаха. Россия как правопреемница СССР унаследовала не только его ядерное оружие, но и поражение в "холодной войне". Сейчас, после победы в "холодной войне", США ищут пути выхода из той тупиковой ситуации, в которой оказалось их собственное ядерное оружие и такое же оружие, накопленное в больших количествах в ряде других стран. Соединенные Штаты Америки не допускают возможности удара даже одним ядерным боеприпасом по их территории со стороны любого ядерного государства. Для них не имеет особого значения, кто наносит удар и с какой целью: для причинения неприемлемого ущерба их территории и национальным интересам, для поражения населения или разрушения экономики. Просто США хотят быть абсолютно уверены, что ядерного удара по их территории никогда не будет, и для этого применяют комплекс мер, о котором пойдет речь во второй части книги в п. 2.3.3.

После 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты стали лучше понимать, что ядерное оружие не благо, обеспечивающее гарантированную безопасность их страны, а скорее тяжелое бремя, которое неизбежно притягивает к себе ядерные вооружения других стран. Сейчас уже наступил такой период, когда наличие ядерного оружия не обеспечивает большей безопасности государству, чем его отсутствие. США не останавливает то, что создать абсолютно непроницаемую ПРО суверенного государства ни теоретически, ни практически невозможно. Существуют фундаментальные физические ограничения, не позволяющие добиться гарантированного поражения всех современных атакующих ядерных баллистических целей. Поэтому США вынуждены пойти как на кардинальное одностороннее ядерное разоружение с втягиванием в этот процесс и России, так и на односторонний выход из Договора по ПРО, который был подписан еще в 1972 году.

Тем не менее стратегические ядерные силы США если не нацелены, то безусловно ориентированы и на Россию, и на Китай, независимо от уровня складывающихся с ними отношений. Аналогично и ядерные силы этих стран ориентированы на США. Можно утверждать, что Россия никогда не станет союзницей США и ее национальное ядерное оружие будет всегда под прицелом поражения. В лучшем случае речь может идти лишь о партнерстве двух государств в некоторых областях отношений. И по-настоящему дружественные и доверительные отношения между этими странами возможны лишь тогда, когда их ядерное оружие будет полностью ликвидировано на взаимной основе.

Следует ожидать, что до создания эффективной системы всеобщей военной безопасности всех стран с учетом их геополитического и особенно экономического положения в первую очередь такие ядерные страны, как Россия и Китай, будут вынуждены продолжать делать ставку на свое ядерное оружие, а значит, будут упорно сопротивляться его сокращению и тем более ликвидации.

Пока у России сохраняется ядерное оружие, следует ожидать, что США будут весьма ревностно относиться к ее попыткам объединить вокруг себя страны СНГ и другие страны. Следует ожидать, что и сама Россия не захочет становиться полноправным членом НАТО, даже если ее пригласят туда на самых благоприятных условиях, прежде всего из-за нежелания попасть под военный, а значит, и ядерный контроль США, играющих главную роль в этом блоке.

Сейчас в большинстве ядерных государств ядерные силы представляют собой дуэт или трио наземных, воздушных и морских сил. Однако при переходе наиболее развитых стран к бесконтактным войнам (после 2010-2015 гг.) могут появиться и стратегические неядерные силы. Они в начале скорее всего будут представлять дуэт лишь воздушного и морского базирования. Их основой станут многочисленные беспилотные летательные аппараты различного назначения и высокоточные крылатые ракеты большой, средней и малой дальности действия, носителями которых будут военно-воздушные и военно-морские силы. В последующем могут появиться межконтинентальные баллистические неядерные ракеты и, таким образом, триада будет восстановлена.

В отличие от стратегических ядерных сил, основными носителями высокоточных неядерных ракет станут, за редким исключением, практически вся авиация и все надводные корабли и подводные лодки, а в последующем также пилотируемые и беспилотные космические боевые системы. Только при достаточном количестве различных высокоточных средств в арсеналах стран, готовящихся воевать по-новому, может быть реальным стратегическое неядерное сдерживание. Ядерное оружие и ядерное сдерживание при этом исчезнет не скоро, но его роль будет постепенно меняться. Оно скорее всего перестанет быть оружием как таковым и превратится в своеобразную политическую поддержку государства, в его стратегический неприкосновенный запас. Стратегические ядерные силы в обозримый период перейдут в режим дослуживания, пока их полностью не вытеснят стратегические неядерные силы и средства. Не исключено, что ядерное оружие станет предметом торгов и политических сделок. Однако само ядерное оружие все же останется на вооружении еще достаточно долго. Это опасное оружие, остающееся на вооружении ряда стран, будет продолжать вызывать тревогу, главным образом, по трем причинам:

во-первых, некоторые ядерные страны не будут способны иметь надежные вооруженные силы, не опирающиеся на ядерное оружие. Они открыто, на конституционном и доктринальном уровне будут продолжать заявлять о решимости применить ядерное оружие первыми;

во-вторых, практически во всех ядерных странах, видимо, будет сохраняться нынешняя очень слабая проработка механизма ядерного сдерживания и процесса принятия решений на применение этого оружия в каких-то кризисных ситуациях;

в-третьих, механизм ядерного сдерживания во всех основных ядерных странах был разработан 30-40 лет назад, т.е. еще во времена "холодной войны", ориентирован на прошлое противостояние главным образом двух гигантских антагонистических мировых систем. В современных условиях он не сможет соответствовать сложившейся новой, геополитической и геостратегической обстановке на планете.

Очень опасным будет сохранение в военных доктринах некоторых государств узаконенной возможности применения ядерного оружия первым. Как справедливо отмечает президент Академии военных наук генерал армии М.А. Гареев [13], при осложнении и обострении обстановки само стремление не опоздать, применить ядерное оружие первым может вызвать опасное соревнование, кто раньше его применит, а значит, может спровоцировать нанесение упреждающего ядерного удара другой стороной. Потом уже трудно будет определить, кто и по каким причинам применил ядерное оружие первым.

Войны шестого поколения:

бесконтактные безъядерные войны

В недрах сохраняющегося ядерного периода в конце прошлого и в начале нового века и тысячелетия зарождается очередное, шестое поколение обычных, но бесконтактных войн. Как и в прошлые времена, новое поколение войн не появилось мгновенно. В разных странах оно скорее всего будет иметь определенный переходный период, длительность которого зависит от уровня их развития. Так было всегда - те страны, которые достигли наибольшего прогресса в своем экономическом развитии, становились лидерами в процессе перехода к войнам очередного, нового поколения войн и, как правило, не упускали это лидерство и в военное время.

В условиях наличия в ряде стран ядерных вооружений стремление дать прогностический анализ безъядерных войн и вооруженной борьбы нового поколения является непростой задачей. Необходимость предвидения кардинальных перемен не только в межгосударственных отношениях, но и в развитии науки и техники, вооружений, а также и в военном строительстве, планировании, военном искусстве всегда было трудной проблемой. Знание, выраженное ученым, как правило, относительно и несет на себе груз субъективности. Автор понимает, что взялся за достаточно трудное дело через анализ исторического прошлого, оценку состояния настоящего заняться поисковым и нормативным предвидением и прогнозированием отдаленного и далекого военного будущего.

Это связано с необходимостью "проектирования" будущего, разработки научно обоснованного суждения о возможном варианте развития военных событий в будущем, скажем, через 20-50 лет, с поиском альтернативных путей и сроков их осуществления, а также выработкой конкретных рекомендаций для практической деятельности в условиях настоящей действительности.

Сегодня распространено мнение, что, обладая совершенной вычислительной техникой, можно как угодно далеко заглянуть в прошлое и будущее. Но нелинейная динамика показывает [1,2], что это далеко не так, что даже в сравнительно простых системах есть свои пределы предсказуемости, горизонт прогноза, заглянуть за который принципиально не удается. В разных научных дисциплинах, от геофизики и социологии до экономики и метеорологии, возникают дополнительные ограничения, связанные с горизонтом прогноза. Однако само его наличие позволяет кардинально изменить постановку задач прогноза, привязав его к определенным границам.

Мы (автор и читатель) умышленно "перешагнем" через ближайшее время краткосрочный прогноз (это уже реальные планы на 5 лет и они для большинства стран безусловно связаны с войнами прошлого поколения). Не будем рассматривать достаточно подробно ближайшее будущее - среднесрочный прогноз (глубина прогноза до 10 лет - это переходный период для наиболее развитых стран к войнам нового поколения, а для остальных стран также будет связано с прошлым поколением войн). Более подробно рассмотрим недалекое будущее - долгосрочный прогноз (глубина предсказания до 15-20 лет) - это уже реальный период готовности к войнам нового, шестого поколения наиболее развитых стран и период перехода к таким войнам других стран. Займемся предвидением и отдаленного будущего - сверхдолгосрочный прогноз (глубина предвидения до 30 лет) - это уже устойчивый период войн нового, шестого поколения. Придется также использовать элементы "дальновидения" и частично рассмотреть более далекое будущее (более 40 лет) и очень далекое будущее (более 50 лет). Другими словами, иногда нам придется рассуждать о вещах, которые будут происходить за период, превышающий продолжительность жизни значительной части современного поколения.

Настоящая книга является дальнейшим развитием моих предыдущих работ: "Война будущего" (1999) и "Бесконтактные войны" (2001). Все они написаны с учетом методологических рекомендаций, изложенных в блестящем труде "Основы военной футурологии", разработанном в 1998 году военными учеными И.Н. Воробьевым и В.В. Кругловым, о котором шла речь во введении к данной части книги. Они выполнили серьезное научное исследование в области военной футурологии - науки о военном будущем [1]. И в предлагаемой читателю новой книге автор будет часто обращаться к методологическим рекомендациям этого труда. Наши взгляды будут то совпадать, то расходиться, что свидетельствует как о важности стоящей перед нами проблемы, так и о том, что она еще далека от завершения.

В этой, первой части книги не ставится цель описать сценарий далекого военного будущего, но будет видно явно выраженное стремление автора показать важнейшие направления его развития с тем, чтобы те, кому необходимо этим заниматься сейчас, могли осознать цену и последствия своих решений и действий. Цель данной части книги заключается не в том, чтобы дать ответы на многие вопросы, связанные с бесконтактными войнами, которые будут называться также войнами шестого поколения, войнами будущего, а в том, чтобы именно сейчас, своевременно поставить эти вопросы.

Известно, что в прошлых контактных войнах доядерного периода при прогнозировании их характера даже на относительно небольшой период (до 10 лет) допускались крупные просчеты, а порой и серьезные ошибки. Когда результаты прогнозов становились реальными военными планами, то эти ошибки можно было исправить лишь на поле боя и, безусловно, только ценой больших потерь. Ошибки в прогнозах в области развития вооружений и военной техники в России за последние 5-6 лет прошлого, ХХ века были настолько большими, что оказались неприемлемы для практического применения. "Прогнозы программы развития вооружения России в первые годы не подтвердились на 200%, а по истечении пятого года выполнение программы не подтвердилось на 800 %" [52]. В бесконтактных войнах такие ошибки могут стать роковыми, т.к. исправить их будет невозможно и они могут привести к проигрышу войны в целом.

Здесь мы как бы встречаемся с ситуацией, когда можно предвидеть, что реализация разработанных рекомендаций по подготовке к бесконтактным войнам в течение ближайших 10 лет (до 2010 г.) может дать хорошие результаты, через 15 лет эти результаты будут лишь удовлетворительными, а после 20 лет - гибельными для государства. Однако трудно предусмотреть даже отдельные последствия сегодняшних неправильных решений. Если ошибки, связанные с переходом к бесконтактным войнам, уже допущены, то, казалось бы, должны существовать быстрые и надежные механизмы, позволяющие исправить их с наименьшими издержками. Но сегодня можно лишь констатировать, что механизмов такого рода, связанных с войнами нового, шестого поколения, пока нет.

Наряду с огромными достижениями в различных областях науки и технологии, способствовавших созданию новейших видов и родов вооружения и военной техники, военное предвидение оказалось не способным обосновать и представить облик войн нового поколения. Более того, оно вообще не занималось ими, т.к. никто не мог предположить, что существующие в течение сотни лет контактные войны четвертого поколения уже завершают свою историю и начинается новейшая история войн шестого поколения - бесконтактных войн. В конце закончившегося XX века и тысячелетия оказалось, что военная практика значительно обогнала военную теорию. Военная теория застыла на уровне войн прошлых четвертого и пятого поколений и не может сбросить с себя оковы этого прошлого. Впрочем, здесь нет ничего неожиданного и случайного, т.к. именно случайности и создают обыкновенную, в том числе и военную, историю. Так было всегда. Развязанная Вторая мировая война, хотя и относилась к четвертому поколению, оказалась совсем не такой, какой она виделась полководцам в кабинетах генеральных штабов [1, 2]. Для США контактная война во Вьетнаме (1964-1973), также четвертого поколения, оказалась совершенно не такой, как ее прогнозировали военные специалисты Пентагона. Американская военная наука, сделавшая ставку на устрашающую роль своего ядерного оружия, глубоко ошиблась. Грозное ядерное оружие оказалось беспомощным, а разработанные опирающиеся на него военные планы при их реализации во Вьетнаме оказались несостоятельными.

В настоящее время во многих экономически благополучных странах идет непрерывное совершенствование и создание новейших вооружений, военной техники и вооруженных сил. Принимаются долгосрочные программы и выделяются средства на развитие военно-промышленных комплексов. В этих условиях особенно необходимыми становятся поисковое прогностическое предсказание и предвидение стратегического облика войн далекого будущего, скажем, через 25-40 и более лет. Это необходимо знать уже сегодня, т.к. именно сегодня следует начинать разрабатывать чертежи и закладывать производство будущего оружия и создавать такие вооруженные силы, которые будут способны вести вооруженную борьбу и бесконтактные войны. Прогноз на такую большую глубину в будущее должен мысленно устремляться на многие десятилетия вперед, строиться на основе экстраполяции выявленных тенденций и закономерностей развития вооружений и военной техники с учетом их коррекции новейшими открытиями и практикой последних локальных войн, военных и вооруженных конфликтов [1, 2].

Можно утверждать, что военные процессы, акты, явления, которые будут происходить даже в далеком будущем, несмотря на их сложность, познаваемы сейчас. Если попытаться представить классификацию войн в формах стратегического применения вооруженных сил, то можно прогнозировать, что скорее всего начиная с

2010-2020 годов, постепенно останутся лишь обычные бесконтактные локальные войны и войны регионального масштаба. В таком подходе к классификации войн уже сейчас просматривается элемент сверхдержавности того государства, которое к рассматриваемому времени будет в полной мере готово воевать по формам и способам войн нового, шестого поколения.

Сейчас военная теория разрабатывает и исследует, а военная практика интенсивно проверяет концепции войн очередного, шестого поколения (табл.1.2). К таким войнам некоторые развитые страны наиболее вероятно будут готовы уже на рубеже 2010 года. Это действительно новое поколение бесконтактных войн, связанное со степенью развитости государств, и оно в корне отличается от предыдущих контактного четвертого и бесконтактного пятого поколений (табл. 1.1).

Таблица 1.2

ШЕСТОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Высокоточное ударное и оборонительное оружие различного базирования обычного типа, оружие на новых физических принципах, информационное оружие, силы и средства радиоэлектронной борьбы.

ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ ВОЙНЫ - разгром бесконтактным способом экономического потенциала любого государства, на любом удалении от противника.

В войнах нового, шестого поколения решающая роль будет отводиться уже не большому количеству сухопутных войск, не ядерному, а высокоточному обычному ударному и оборонительному оружию и оружию на новых физических принципах, информационному оружию.

Войны этого поколения будут кардинально отличаться от предыдущего, четвертого еще и тем, что вся мощь агрессора будет функционально направлена лишь на безусловное поражение объектов экономики противника путем одновременного нанесения мощнейших информационных ударов и массированных ударов непилотируемого высокоточного оружия различного базирования. Начнут постепенно вытесняться, а точнее отмирать, вместе с контактными войнами нынешние многочисленные общевойсковые формирования сухопутных войск, и окончательно обесценятся не только ядерное оружие, но и обычные вооруженные силы, включающие несколько родов войск в соответствии со сферами их применения (суша, воздух, море).

Массированное применение обычного высокоточного оружия бесконтактным способом по военным объектам, объектам экономики государств, находящихся на межконтинентальной дальности от агрессора, способно парализовать жизнедеятельность любого государства в любом регионе мира, а при разрушении пожаро-, взрыво-, химически-, радиационно- и других потенциально опасных объектов - вызвать экологические катастрофы планетного масштаба. Взаимные огневое и другие виды воздействия воюющих сторон, но не по вооруженным силам, а, главным образом, по экономическому потенциалу друг друга, примут межконтинентальные стратегические масштабы. Потребуется заблаговременно организовывать и непрерывно осуществлять соответствующие мероприятия не только по их надежной обороне в общей системе воздушно-космической обороны страны, но и эффективной персональной защите буквально каждого конкретного объекта экономики.

И если такая война все же начнется, то в ходе ее сторона, имеющая на вооружении большое количество высокоточных средств и мощный разведывательно-информационный ресурс, безусловно будет стремиться наносить удары по объектам экономики противника, связанным с возможностью возникновения для него катастрофических поражений за счет вторичных факторов. Непременно будут нанесены массированные и избирательные, адресные удары, прежде всего, по средствам ответного удара (за исключением ракетно-ядерных средств), важнейшим ключевым, но техногенноопасным объектам экономики на всей территории противника, т.к. только таким путем можно быстро и эффективно добиться стратегических результатов и победы в целом.

В бесконтактных войнах первой половины ХХI века неизбежно возникнет ситуация, когда наличие хотя бы у одной из воюющих сторон недостаточно эффективно обороняемых в общей системе и не защищаемых персонально объектов-недотрог: ядерных, химических, газонефтедобывающих, газонефтехранящих, перекачивающих, транспортирующих, перерабатывающих и других подобных объектов экономики - может стать катастрофической угрозой не только для данной страны, но и для других, соседних стран. Возникшие в результате точных попаданий в критические точки пожароопасных объектов очаги возгорания, вполне вероятно, быстро наберут силу огненного шторма, а затем и огненного урагана с силой огненного ветра до 9-12 баллов по шкале Бофорта, внутри которого температура горения достигнет уровня нескольких тысяч градусов, и остановить его будет невозможно никаким способом. Он с большой скоростью может распространяться во всех направлениях, поглощая и сжигая все на своем пути, и в этом огне будет гореть абсолютно все, из чего состоит экономическая и военная инфраструктура, в том числе и металл, будут плавиться кирпич, бетон, гранит. Там, где пройдет такой огненный ураган, как после извержения вулкана, останется лишь остекленевшая, застывшая масса на глубину нескольких метров.

Сейчас в ряде стран высокоточное оружие интенсивно разрабатывается, испытывается и накапливается в больших количествах. Ясно, что стремление сохранить ставку на применение живой силы и массовых группировок наземных войск не вписывается в бесконтактные войны нового поколения и в полной мере свидетельствует о неготовности государства к таким войнам. Поскольку в войнах шестого поколения, в отличие от четвертого, не будет использоваться вооруженная живая сила, не будет громоздких наземных действий, то скорее всего они не будут длительными и затяжными. Весь процесс вооруженной борьбы, вполне вероятно, будет протекать компактно, скоротечно, по законам и правилам, которые будут навязаны сильнейшим - тем, кто лучше всего подготовился к таким войнам. Примером может быть бесконтактная война против группировок талибов в Афганистане, которую достаточно быстро и практически без потерь, в течение около полутора месяцев в октябре - ноябре 2001 года провели США. То, что там продолжали действовать морские пехотинцы, было связано с обязательством, данным президентом США, найти живым или мертвым бен Ладена, а не с необходимостью вести контактные боевые действия.

Следует напомнить, что в аналогичной войне в Афганистане, которую в течение десяти лет (1979-1989) вел Советский Союз в контактных формах и способах противоборства, он потерял более 10 тысяч только убитыми и потерпел полное поражение.

Но до тех пор, пока в некоторых странах будет сохраняться ядерное оружие, войны и даже военные конфликты нового поколения будут нести в себе реальную угрозу перерастания их в ядерную войну. Обычное высокоточное оружие в войнах и конфликтах будущего способно нанести поражение ядерным силам и средствам, а также гражданским объектам атомной энергетики, химической промышленности сторон, что, в свою очередь, может стать детонатором или ядерной войны, или ядерного поражения типа чернобыльского. Кроме ядерной гражданской технологии в наиболее развитых странах имеется множество технологий и систем, связанных с высоким риском и обладающих экологическим и социальным потенциалом катастроф. В случае войны с участием таких государств воюющие стороны вряд ли будут сдерживать себя от нанесения высокоточных ударов по тем объектам, которые могут стать источником не только большой разрушительной силы, но и заражения радиоактивными и химическими отравляющими веществами в концентрациях, намного превышающих допустимые для человека нормы. Большая уязвимость высокоразвитых стран в случае применения обычных средств поражения в условиях бесконтактных войн является объективной реальностью. В принципе, они не могут быть жизнедеятельными в условиях любой войны. И сейчас, и в будущем практически все развитые страны могут функционировать только в условиях мира.

Как ни парадоксально, но никакие современные вооруженные силы и созданная ими оборона для условий контактных войн четвертого поколения, никакое ядерное сдерживание не в состоянии обеспечить жизнеспособность этих стран в условиях бесконтактных войн. Скорее всего, потребуется практически заново решать довольно сложные проблемы не только обороны, но и адресной защиты, прежде всего объектов экономики от прицельного, избирательного воздействия на них высокоточных средств поражения по всей территории страны. К числу наиболее важных характеристик бесконтактных войн следует отнести:

универсальная для противоракетной обороны и ведения бесконтактных войн единая глобальная разведывательно-информационная система космического базирования;

локальный или региональный размах с основными военными действиями в воздушно-космическом пространстве;

использование разведывательно-ударных боевых систем в формах воздушно-космическо-морских ударных операций для разрушения экономического потенциала государства-противника, находящегося на межконтинентальной дальности;

единая для всех стратегических ударных и оборонительных сил координатная система;

единая система управления всеми боевыми системами, силами и средствами;

единые унифицированные высокоточные средства поражения различной дальности действия воздушного, морского, наземного, а в последующем и космического базирования, использующие единую навигационную систему для нанесения ударов по любому объекту противника в любом регионе планеты бесконтактным способом;

прекращение использования активной радиолокации как в стратегических ударных, так и стратегических оборонительных силах государств;

информационное противоборство в планетном масштабе;

тяжелое бремя ответственности государств за оборону и защиту своей экономики в таких войнах.

В войнах нового, шестого поколения, которые начнут в полной мере проявляться скорее всего после 2010 года, более существенной станет зависимость вооруженных сил воюющих государств от их собственных экономических возможностей, чем от поражения их противником. К существующей классификации войн, видимо, придется добавить войны по степени развитости государств, участвующих в войне.

В случае если воюющие стороны будут способны вести войны разных поколений (например, контактного - четвертого и бесконтактного - шестого), то сторона, ведущая новую, бесконтактную войну, может даже преподнести неожиданный сюрприз. Уничтожение вооруженных сил противника на базе сухопутных войск, не способных вести новую войну, останется для стороны, сделавшей ставку на высокоточное оружие, не первоочередной, а одной из последующих задач войны. Не исключено, что целенаправленные высокоточные удары по сухопутным группировкам войск противника не будут наноситься вообще. Расходование высокоточных средств и оружия на новых физических принципах для разгрома живой силы противника может в определенных ситуациях оказаться даже нецелесообразным. Если высокоточными средствами будут в значительной мере разрушены экономика, системы государственного и военного управления, а также важнейшие военные объекты противника, то его устаревшие вооруженные силы прошлого поколения со временем просто потеряют боеспособность и неизбежно развалятся. Кстати, похожую по сценарию войну вели США и другие страны НАТО против Сербии и Косово в марте - июне 1999 года.

Сторона, оказавшаяся не готовой к таким новым войнам, после 2010 года скорее всего будет вынуждена пытаться действовать старым способом контактных войн прошлого, четвертого поколения и ей ничего не останется, как перейти своими многочисленными сухопутными войсками к обороне, хотя при этом ей может и не противостоять конкретный сухопутный противник. Она будет безуспешно искать возможность сделать ставку на совместные действия различных видов вооруженных сил и родов войск и постоянно ожидать благоприятного момента, чтобы все же где-нибудь применить свои сухопутные группировки с их многочисленными артиллерией, танками, бронетранспортерами, армейской авиацией. Однако такого хода вооруженной борьбы может вообще не быть, т.к. нападающая сторона, воюющая по законам войн нового, шестого поколения, может вести войну, вообще не находясь в непосредственном контакте с противником, отставшим в военном развитии на целое поколение войн.

Если проанализировать ситуацию более глубоко, то в это время вооруженные силы любого государства, не готовые к ведению бесконтактных войн, вынуждены будут стать статистами. Они будут лишь наблюдать, как наносится буквально со всех направлений непрерывный, стратегический по масштабам и длительности массированный удар беспилотными высокоточными средствами противника, проводимый одновременно с операцией радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Именно в этот период войны политическое руководство стороны, сделавшей ставку на ее прошлое поколение, терпя катастрофическое поражение от бесконтактных ударов высокоточных средств поражения, может прибегнуть к применению ядерного или химического оружия, если они имеются у него, что будет равносильно самоубийству. А стороне, наносящей в течение длительного времени массированный адресный удар высокоточными средствами, не будет смысла захватывать территорию другой стороны и тем более удерживать ее длительное время.

Для государства, не подготовленного к ведению бесконтактных войн, это будет равносильно полному поражению, т.к. для противостояния массированному удару высокоточных воздушно-космическо-морских средств противника надо иметь совершенно другие вооруженные силы. Они должны создаваться не на основе ядерного оружия и крупных сухопутных группировок войск. Прежде всего, они должны иметь эффективную стратегическую общегосударственную систему воздушно-космической обороны, способную поражать воздушные носители высокоточных средств до рубежей пуска. Необходимы силы и средства борьбы с носителями высокоточных систем оружия морского базирования. И, безусловно, требуется иметь достаточное количество собственных высокоточных средств поражения различной дальности действия и средств на новых физических принципах, действующих в соответствии с законами бесконтактных войн.

Те средства отражения и поражения, которые имеются сейчас в вооруженных силах государств на базе противосамолетной обороны и сухопутных войск, могли быть достаточно эффективными в контактных войнах четвертого поколения. Но они практически непригодны в войнах нового, шестого поколения, о чем свидетельствует, например, безуспешность противостояния ПВО Ирака и Югославии ударам США в последние годы. К анализу этих ударов мы будем возвращаться многократно.

Не окажет своего влияния на достижение политических и стратегических целей в таких войнах и наличие ядерного оружия. Ядерное оружие не смогло предотвратить несколько сотен достаточно крупных войн и военных конфликтов, имевших место за последние 57 лет ядерного периода нашей истории. В этих войнах и конфликтах за это время погибло несколько миллионов человек. Это оружие нельзя применять ни сейчас, ни в будущем даже в минимальном количестве. Оно и в дальнейшем может в очередной раз лишь свидетельствовать о поражениях ядерного государства в обычных войнах (это уже было во Вьетнаме, где ядерные США потерпели полное поражение в войне прошлого, четвертого поколения, и в Афганистане, где ядерный СССР также потерпел поражение).

Для ядерного государства переход к вынужденному применению ядерного оружия в такой войне с другим ядерным государством непременно станет самоубийством. После этого ни о каком суверенитете, территориальной целостности и национальных интересах и других проблемах уже не придется вести речь вообще.

Вся длительная история войн, военных и вооруженных конфликтов предыдущих поколений показывает, что вооруженная борьба и вооруженное насилие в них всегда менялись, главным образом, лишь в сторону увеличения потерь противоборствующих войск [3,7]. Разрушение экономики и поражение населения чаще всего были не главными, а второстепенными задачами войны или конфликта. Такие войны и военные конфликты с применением обычных средств поражения беспрерывно шли в доядерный период, не прекратились в ядерный и, видимо, сохранятся и в будущем, независимо от того, какое оружие будет находиться на вооружении государств. Исторический опыт показывает, что те государства и их политические лидеры, которые хотя бы однажды достигли определенных результатов путем применения насилия, как правило, снова идут на него без особых раздумий и страха.

Хотя ядерная война на планете невозможна и даже абсурдна, опасность ее возникновения будет сохраняться до тех пор, пока существует ядерное оружие. Но, как уже подчеркивалось, ядерное оружие с момента его появления переросло цели, ради которых создавалось. Его применение в малом и даже в единичном количестве в любой войне преднамеренно или случайно может прямо или косвенно привести к огромной катастрофе не только в отдельном регионе, но и на планете в целом. Тем не менее оно реально существует и, видимо, останется на вооружении ряда стран еще в течение рассматриваемых 20-30 лет.

Именно это и в настоящем, и в будущем наиболее ярко и отчетливо демонстрирует гибельность конфронтационных и насильственных отношений между странами. Сейчас практически во всех странах мира получила развитие экономическая индустрия, включающая множество потенциально опасных производств, разрушение которых неизбежно приведет к техногенным катастрофам. Любая война, не только ядерная, не может быть средством достижения каких бы то ни было целей. Но, тем не менее, войны продолжаются и развиваются, сохранятся они и в будущем. Теория и практика войн и вооруженной борьбы также продолжают развиваться.

На роли ядерного оружия в войнах нового поколения мы более подробно остановимся в следующей - второй части книги.

Таким образом, готовность государства к ведению бесконтактных войн на высоком технологическом уровне дает возможность уже сейчас предвидеть, что оно, вероятно, может позволить себе такие войны в отношении других государств, но не позволит другим в отношении себя самого. Военно-силовая составляющая государства, подготовленного к войнам нового поколения, уже после 2010-2015 годов вполне реально будет являться ведущей, если не решающей, для его самоутверждения в качестве глобального лидера. Наиболее развитые и экономически благополучные страны будут стремиться к этому времени оторваться в военно-технологической области так далеко, что для остальных это будет просто непреодолимо в обозримом будущем. Государство, подготовленное к войнам нового, шестого поколения, скорее всего изменит формулу сдерживания агрессии: от жесткого ядерного полностью перейдет к достаточно гибкому - безъядерному, высокоточному. Это, в свою очередь, позволит не только сдерживать любых противников, но и силовым бесконтактным способом эффективно наносить удары с целью предотвращения возможных, даже находящихся пока в зародыше, угроз своим национальным интересам.

Асимметричная война

Именно с 11 сентября 2001 года фактически начался отсчет нового века и тысячелетия. Террористические удары, нанесенные в этот день по высотным зданиям в Нью-Йорке и по Пентагону в Вашингтоне, зарегистрировали начало новых в военном искусстве асимметричных войн, которых до сих пор не существовало вообще. Как показала практика этого дня, они ведутся не вооруженными силами и не оружием в привычном его понимании. Традиционный терроризм, который всегда имел, в основном, очаговый, локальный характер и с которым ведут длительную, как правило, контактную вооруженную борьбу некоторые страны, мгновенно нанес межконтинентальный апокалиптический удар стратегического масштаба. Соединенным Штатам Америки - развитому, благополучному и самому сильному в военном отношении государству на нашей планете террористическим способом нанесен неприемлемый ущерб без применения как оружия массового поражения, так и обычного оружия.

Речь идет не просто о террористическом акте стратегического масштаба. Впервые фактически был апробирован совершенно новый тип асимметричной войны, освоенной международным терроризмом. Эта война не связана с революцией в военном деле, это скорее ответная реакция международного терроризма на очередную революцию в военном деле, реализованную в бесконтактных войнах, его протестное отношение к развивающемуся глобализму. Война, в ходе которой впервые применены невоенные формы насилия, всколыхнула весь мир и привела мировое сообщество в особое состояние. В ней одновременно широко применено психологическое, экологическое, экономическое, финансовое, а затем и биологическое воздействие на США и мировое сообщество в целом.

Эта война отличается от классических типов войн всех предыдущих поколений тем, что в ней:

нанесением нескольких сосредоточенных по времени и месту невоенных ударов (фактически своеобразной операции) получен внезапный ошеломляющий результат с неприемлемым для жертвы ущербом;

отсутствовала привычная линия фронта;

скрыты политические цели;

применены и продолжают применяться новые, неожиданные средства и формы насилия.

В данном случае вместо политических целей асимметричной войны явно просматривается ненависть к политическому режиму Соединенных Штатов Америки, к их лидерам. Не думается, что это относится лишь к нынешней администрации Белого дома, скорее всего здесь реализована накопленная за многие годы ненависть к США, ко всему их государственному и политическому строю.

Здесь в догадках появлялись самые немыслимые варианты. Нельзя было исключить, что этим актом, возможно, кто-то пытался решить какие-то внутренние проблемы самих США или внешние проблемы, к которым они причастны. Думается, что непровозглашение политических целей этой асимметричной войны, скрытность тех, кто взял на себя ответственность за ее организацию и осуществление, явно подтолкнули США к однозначному выбору главного виновника - Усамы бен Ладена, а заодно и укрывавших его в Афганистане талибов. Во всяком случае, противники глобализма, которые в начале сентября 2001 года самым жестким способом демонстрировали свое отрицательное отношение к сближению экономик всего мира, видимо, чувствовали себя неуютно до тех пор, пока США официально не объявили главного виновника - бен Ладена. А ведь можно было очень легко и просто возложить вину именно на антиглобалистов, и в это тоже поверили бы, правда, разыскать и наказать их было бы чрезвычайно трудно. Но исламские террористы, возможно, сами того не желая, "сработали" на стороне антиглобалистов: рухнувшие башни Всемирного торгового центра, фактически символизировавшие международную торговую систему, похоронили под своими обломками надежды на близкое объединение экономических систем всего мира.

Назывались и некоторые другие "страны-изгои" из арабского мира, которых также надо наказать, правда, скорее за прошлые грехи. Это Сирия, Иран, Ирак, Йемен, Судан, Алжир, Саудовская Аравия и другие.

Следует согласиться с доказательствами высокопрофессионального российского журналиста А.Г. Хохлова, изложенными в "Известиях" от 25 октября 2001 года, связанными с причастностью бен Ладена к организации и осуществлению убийства накануне, 10 сентября 2001 года, афганского генерала Масуда, продолжавшего противостоять талибам. Именно с этим убийством журналист связал основную версию нанесения невоенных ударов по объектам США с далеко идущим планам захвата талибами стран Центральной Азии.

Но это были все же косвенные доказательства, а Соединенным Штатам надо было срочно найти и других "заказчиков", "организаторов" и "руководителей", осуществивших стратегический удар в этой асимметричной войне. Понятно, что одного бен Ладена, постоянно находившегося в последние годы на территории Афганистана, было явно недостаточно для организации и проведения такой войны. Международный терроризм существует столько, сколько существует человечество, и он не имеет ни границ, ни национальной принадлежности. За этим стратегическим террористическим актом скорее всего стояли также отдельные страны, серьезные международные организации с очень большими деньгами. Асимметричная война могла быть подготовлена и осуществлена международным терроризмом только при использовании больших финансовых средств.

Здесь нельзя было обойтись без крупных военных и гражданских специалистов, экономистов, психологов, микробиологов и многих других причастных лиц, которые могут остаться вообще не обнаруженными и не наказанными.

При таком чисто "афганском" варианте ее решения оказалось, что США просто растерялись и не знали, что им необходимо предпринять, как действовать. Наличие ядерного оружия у США совершенно ничего не изменило, а в еще большей мере свидетельствовало об их беспомощности, и в том числе ядерной. Дальше откладывать ответный удар было просто нельзя, иначе американский налогоплательщик-избиратель мог расценить это как слабость федеральных властей. Вместе с тем решение, принятое только через 26 дней после начала асимметричной войны, наказать бен Ладена и афганских талибов позволило применить для наказания имеющиеся бесконтактные силы и средства, но оставило так и не выясненной истинную причину начавшейся и продолжающейся асимметричной войны. К тому же, вполне может быть, это выяснение вообще было не нужно определенным кругам.

Вызывает справедливое недоумение и то, что подготовку и осуществление такой войны буквально прозевали (?) достаточно мощные спецслужбы США и других стран. Все это связано именно с асимметричным характером войны. Она разворачивалась в совершенно новой системе координат, а спецслужбы были ориентированы исключительно на существующую систему координат, на симметричные силовые формы и способы противостояния и борьбы. Асимметричная война загнала спецслужбы в тупик, и они не понимали, что происходит. Это сразу наводит на мысль, что асимметричная война может продолжаться по правилам, навязанным международным терроризмом, и она сохранится не только в самих США, но может перекинуться в другие страны. Следует ожидать новых, совершенно иных невоенных средств и форм исполнения.

Понятно также, почему США так долго (26 дней!) готовились к ответным действиям. Наряду с подготовкой к "операции возмездия" они занимались одновременно и перестройкой своей космической группировки, обеспечивающей ведение бесконтактной войны с талибами. Эта группировка в составе примерно 50 спутников после 1999 года оставалась "настроенной" на балканский театр войны и не могла быть эффективной в Афганистане. Но, запустив несколько новых космических аппаратов и перестроив имевшуюся космическую группировку (израсходовав на это примерно один миллиард долларов), США выбрали слишком упрощенный вариант решения достаточно сложной проблемы борьбы с международным терроризмом.

Что касается новых, неожиданных асимметричных средств и форм насилия в этой войне, то они свидетельствуют о тщательной предварительной их разработке, которые под силу серьезному генеральному штабу. Были разработаны совершенно новые формы террористического искусства ведения асимметричной войны, отлажен сложный механизм длительной, скрытной подготовки и реализации этих форм в виде невоенной ударной операции. В качестве объекта стратегического террористического удара были выбраны важнейшие национальные символы США.

Видимо те результаты, на которые рассчитывал международный терроризм в этой асимметричной войне, в основном достигнуты. Во всяком случае эффект от террористического акта был явно ошеломляющим, а понесенные людские потери просто огромные и составляют примерно половину тех, которые официально обнародовал Советский Союз после десяти лет военных действий в Афганистане.

США привыкли жить беспечно и безусловно не предполагали, что когда-либо могут стать объектом поражения, тем более - таким неожиданным асимметричным способом. Все усилия своей дипломатии, внешней политики и военной безопасности они направляли исключительно на парирование любых симметричных ядерных возможностей стран, отнесенных к потенциальным противникам по нанесению ими бесконтактным способом неприемлемого ущерба их экономике и населению. Обычного оружия США никогда не опасались на своей территории, а для обеспечения ядерной безопасности пошли на серьезные сокращения стратегических ядерных вооружений и создают национальную противоракетную оборону.

Однако асимметричная война, начатая против США до сих пор не определенным точно противником, явно застала врасплох руководство страны. В первые часы после асимметричного удара президент Буш был вынужден по каким-то причинам скрываться от собственного народа и средств массовой информации, что не осталось незамеченным. Теракт был разработан и осуществлен таким образом, что практически все мировые средства массовой информации в прямой трансляции демонстрировали успех международного терроризма и фактически сделали ему всемирную рекламу.

Совершенно непонятно кем, почему и каким образом была заблокирована противовоздушная оборона Североамериканского континента NORAD. Во всяком случае, она не среагировала на то, что, например, пассажирский самолет "Боинг-767", вылетевший рано утром из Бостона курсом в Лос-Анджелес, почти в течение часа многократно менял направления, коридоры, эшелоны полета, нарушал жесткие требования чрезвычайно интенсивного воздушного движения, а затем в 8.50 утра был точно наведен на одну из башен-небоскребов Нью-Йорка. Подобное же произошло и с другим пассажирским самолетом "Боингом-767", который через 18 минут врезался во второй небоскреб. Каким-то образом была заблокирована и объектовая ПВО Пентагона, в который врезался третий пассажирский самолет, "Боинг-757".

Следует отметить, что над территорией США в сутки совершается не менее 50 тысяч рейсов, которые перевозят порядка 1,5 миллионов пассажиров. Это по интенсивности движения и по сложности постоянного контроля напоминает московский метрополитен. Если допустить малейшее ослабление контроля в воздушном движении, это может привести к весьма серьезным последствиям. Далее асимметричная война продолжилась на территории США нанесением биологических ударов, и все эти события вызвали множество справедливых вопросов, и не только в этой стране. Что теперь делать, от кого еще защищаться, каким образом, где, когда?

Не все ясно и с катастрофой аэробуса А-300, произошедшей также в районе Нью-Йорка 12 ноября, т.е. ровно через два месяца. Сейчас уже очевидно, что фактически до завершения работы государственной комиссии была объявлена ее причина - технические неисправности на борту. Но ведь это один из самых надежных самолетов США и многих других стран, для которого термин "технические неполадки" просто несерьезен. Откровенно напрашивается вывод, что и в этом случае имел место террористический акт. Однако в отличие от ударов 11 сентября об этом последнем акте уже нельзя было заявить, что к нему тоже причастен главный террорист бен Ладен, поскольку это сразу же могло отразиться на рейтинге президента Буша. Тогда все, что он делает в самих США и в Афганистане, является не только неэффективным, но и бесполезным, ведь расходуются деньги американских налогоплательщиков. Кроме того, если объявить, что это тоже был террористический акт, но к нему бен Ладен не причастен, то рушится вся версия и насчет мусульманского происхождения трагедии 11 сентября и США, получается, развязав войну в Афганистане, фактически сами являются террористами и по их вине страдают неповинные люди [64]. Следует ожидать, что в случае возникновения последующих тяжелых авиационных катастроф в США, все они будут объясняться исключительно техническими неполадками. Иначе, повторимся, если объявить, что снова совершен террористический акт, то это напрямую ударит по рейтингу президента Буша, которого определенные силы хотят переизбрать на второй срок.

Невоенные удары по объектам на территории США и другие террористические действия показывают, что терроризм является реальностью времени и уже ведет асимметричные войны, которые могут привести не только к большим разрушениям, но и к глобальным техногенным катаклизмам.

Борьбу с терроризмом США ведут примитивными способами, главным образом заимствованными из методов ведения контактных или бесконтактных войн. Никто никогда не занимался разработкой столь же эффективных асимметричных способов противостояния международному терроризму, а значит, нет гарантии исключения возможности нанесения подобных ударов по хранилищам ядерных отходов и отработанного ядерного топлива атомных электростанций, химических предприятий, которые практически во всех странах мира не имеют требуемой надежной защиты. Также нельзя исключать применения химических и биологических средств с целью массового отравления населения через заражение водохранилищ, коммуникаций питьевого водоснабжения, водопользования, систем кондиционирования и вентиляции воздуха и т.п. Во всяком случае, народ Соединенных Штатов Америки вынужден будет привыкать к жизни в условиях опасностей, угроз и трудностей, которые с 11 сентября 2001 года стали для них фактически новой реальностью повседневной жизни.

На примере США стало ясно, что главной задачей каждого государства теперь становится собственная национальная безопасность, защита своей территории и своего населения, прежде всего, от невоенных форм и способов террористических воздействий различного масштаба. Эта задача ранее никогда не ставилась, и для ее решения нет сил и средств даже у экономически благополучных государствах. Думается, что не только США, но и другие суверенные государства и, прежде всего, ООН должны незамедлительно провести серьезные исследования по всей совокупности возможных асимметричных опасностей и угроз, разработать конкретные асимметричные меры по их парированию в случае их реализации.

Для противоборства с терроризмом в навязанной им асимметричной войне необходимы соответствующие асимметричные силы и средства. На примерах такой войны в самих США и в конфликте Израиля и Палестины видно, что силами и средствами, предназначенными для противоборства в контактных и бесконтактных войнах с применением обычного или высокоточного оружия, противостоять асимметричным действиям терроризма невозможно и неэффективно. До сих пор неизвестно, где и кого необходимо искать и уничтожать из тех, кто организовал и осуществил удары с помощью захваченных террористами самолетов гражданской авиации в США или палестинских камикадзе в Израиле. Можно сколь угодно долго наносить бесконтактные высокоточные удары по зданиям, штаб-квартирам, складам, подземным сооружениям, пещерам, отдельным видам и родам оружия, наконец, даже по отдельным выслеженным автомобилям стран, причастных к террористическим акциям, - это не остановит терроризм. Более того, в ряде случаев потребуется контактным способом, с помощью морской пехоты, воздушно-десантных и сухопутных войск осуществлять "зачистку" территории, где прячутся террористы. А это, особенно в условиях горных театров мусульманских стран, неизбежно вызовет неприемлемые потери высаженных туда аэромобильных сил или морской пехоты. Терроризм не победить формами и способами борьбы, заимствованными из симметричных контактных или бесконтактных войн. Неэффективность широкомасштабных бесконтактных или контактных военных действий, требующих огромных материальных и человеческих ресурсов, скорее всего вынудит отказаться от выбранных методов борьбы с терроризмом.

Вполне очевидно, что для эффективного противоборства с терроризмом в асимметричных войнах в некоторых странах потребуется в короткие сроки создать совершенно новые "щит" и "меч". В качестве нового "щита", видимо, потребуется создать "гражданский вид вооруженных сил" - силы и средства гражданской защиты государства от любых возможных террористических актов, а заодно и чрезвычайных ситуаций природного и искусственного происхождения. Этот "вид" вооруженных сил должен иметь в качестве системообразующего элемента свою разветвленную в стране и за рубежом специальную и финансовую разведку, обладающую правом доступа и получения необходимых материалов в международных финансовых организациях. Относительно финансирования системы международного терроризма следует отметить, что оно скорее всего осуществляется из исламских стран. Именно ислам выступает как основной противник мирового глобализма и является его биологической средой. Прекращение этого финансирования может быть достигнуто после получения достоверной информации финансовой разведки.

Потребуются также надежная автоматизированная система управления, мобильные контртеррористические силы и средства, силы и средства спасения людей и материальных ценностей, обеспечения безопасности авиаполетов и работы других видов транспорта. Придется пересмотреть привычные правила функционирования многих отраслей и сфер жизнедеятельности страны, которыми могли бы воспользоваться для реализации своих преступных замыслов террористы. Думается, что этому "гражданскому виду" вооруженных сил должны подчиняться все службы визового, паспортного и таможенного контроля, воздушного движения, судоходства, а в мирное время и силы и средства ПВО страны и другие службы.

В качестве "меча" важными становятся совместные, в том числе и под эгидой ООН, действия государств по борьбе с силами и средствами международного терроризма. Необходимо создать глобальную контртеррористическую сеть вне географических и политических границ. Международное сообщество должно действовать быстро и согласованно.

Вполне очевидно, что нынешний союз НАТО окажется практически не пригодным к эффективной асимметричной борьбе с международным терроризмом. Объединенные вооруженные силы НАТО способны вести лишь контактные или бесконтактные формы вооруженной борьбы с явными группировками стран, отнесенных к террористическим. Для организации эффективной борьбы с международным терроризмом было бы целесообразным распустить нынешний силовой военный союз НАТО и создать новый - антитеррористический европейский союз, в состав которого в первую очередь должна войти Россия. Этот новый союз должен освоить совершенно новые асимметричные формы и способы борьбы с международным терроризмом. В этом направлении скрыт огромный потенциал возможностей международно-правового, технологического, информационного, финансового, военного, гражданского и других видов, форм и способов межгосударственного взаимодействия.

Система международного терроризма многогранна и многолика. Ни в международном праве, ни в уголовном праве отдельных стран до сих пор не сформулировано четкое и единое понятие терроризма. Так, 11 сентября в США были применены асимметричные формы негосударственного насилия с целью вызвать панику в обществе, ослабить, а может, и свергнуть правительство или некоторых политических деятелей.

Терроризм в целом можно условно классифицировать:

по направленности - внутренний или международный;

по принадлежности - государственный или не государственный;

по размаху и масштабу - тактический, оперативный, стратегический;

по пространству действий внутри государства - сосредоточением усилий в узком пространстве или распределением усилий в пределах страны;

по применяемому оружию, формам и способам действий - с применением традиционных видов оружия, форм и способов нанесения поражения или с применением асимметричных видов оружия, форм и способов действий.

Необходимо отбросить политические стереотипы и начать эффективную совместную борьбу с международным терроризмом, продемонстрировавшим умение разрабатывать, организовывать и вести асимметричные войны. Именно эта нагрянувшая всеобщая опасность может, как никогда, сблизить государства, а значит, упрочить мир между народами.

Глава вторая

РЕВОЛЮЦИЯ В ВОЕННОМ ДЕЛЕ

С понятием "революция в военном деле" очень часто связывают появление практически любого нового вида оружия. Но на самом деле не всякое новое оружие революционизирует военное дело. В лучшем случае новое оружие может привести к изменению тактики или, что еще реже, оперативного искусства. В данной книге это весьма важное для науки и практики понятие рассматривается со строгих позиций изменения войны в целом.

От военно-технического прогресса - к революции в военном деле

Сейчас можно утверждать, что на рубеже закончившихся XX века и второго тысячелетия в результате грандиозных экономических достижений в ряде стран продолжалась военно-техническая революция. В промышленно развитых странах Запада активно формируется материально-техническая база начала ХХI века, основу которой составляют высокие наукоемкие технологии. При этом важнейшую роль играют микроэлектроника, оптоэлектроника, сенсорная техника, а также новые технологии производства и применения высококачественных материалов. Применение в экономически развитых странах уже созданных передовых технологий в военной сфере позволит создать и накопить оружие, которым можно будет по-новому вести как ударные, так и оборонительные действия вооруженных сил в пределах войн четвертого поколения. Наряду с неизбежной унификацией оружия возрастет многообразие его базирования: воздух, суша, море, космос. Однако это не означает, что такие перемены связаны с революционными процессами в военном деле.

В военной и политической публицистике можно встретить очень часто употребляемое понятие "революция в военном деле". Поскольку до сих пор нет строго научного определения этой категории, то ее толкование обычно связывают с появлением практически любого нового вида оружия: меча, копья, автомата, танка, самолета, проекта корабля, датчика космического базирования и т.п. Но на самом деле не в каждом случае речь может идти о революции, т.к. не всякое новое оружие революционизирует военное дело [63].

Революция предполагает коренной переворот, резкий скачкообразный переход от одного качественного состояния к другому. Появление даже самого новейшего оружия, военной техники очень редко приводило к коренному изменению форм и способов вооруженной борьбы и ведения войны в целом. В лучшем случае новое оружие могло привести к изменению тактики или, что уже очень редко, оперативного искусства.

Для целостного понимания всей массы войн, их исторической логики, связи между собою и жизнью общества видный российский военный философ В.В. Серебрянников [60], например, предлагает систематизировать их по наиболее важным признакам:

а) по принадлежности к историческим эпохам;

б) по противоречиям, которые лежат в их основе;

в) по социальному характеру и значению;

г) по средствам и способам ведения;

д) по социальным результатам.

Эта научная систематизация достаточно строгая и всеобъемлющая, однако в ней сложно выявить те исторические рубежи, которые связаны с революционными изменениями в военном деле.

В данной книге это весьма важное для науки и практики понятие "революция в военном деле" впервые рассматривается применительно к историческим эпохам, но со строгих позиций изменения войны в целом.

1. Первая революция в военном деле произошла в ту историческую эпоху, когда для военного противоборства вместо камней и палок воины стали применять специально изготовленные копья, мечи, луки, стрелы, а также доспехи. Мы уже вели речь об этом при рассмотрении поколения войн. Три с половиной тысячи лет из общих пяти с половиной тысяч лет существования цивилизации на нашей планете шли контактные войны первого поколения в виде рукопашного противоборства с применением холодного оружия. Безусловно, за этот большой период времени многократно менялось само оружие: из более прочных материалов изготавливались мечи, кольчуги, шлемы, но многочисленные войны не меняли качественного состояния и продолжали вестись способами первого поколения.

2. Только в XII-XIII веках прошлого тысячелетия первое поколение войн уступило место войнам второго поколения. Вторая революция в военном деле была связана с изобретением пороха, а с ним - огнестрельного оружия: винтовок, пистолетов, пушек. Произошел резкий, коренной переход от одних войн к другим. Войны второго поколения также были контактными, но велись уже совершенно иначе, чем в первом поколении. Поражение противника могло осуществляться на некоторой дистанции. Войны второго поколения просуществовали порядка 600 лет.

3. Примерно 200 лет назад именно в период расцвета творческого потенциала великого военного ученого - К. Клаузевица научно-технический прогресс способствовал изобретению нарезного оружия и технологии его производства. Оружие стало более точным при поражении целей, более дальнобойным, многозарядным и разнокалиберным. Это привело к очередной третьей революции в военном деле и появлению контактных войн третьего поколения, которые приобрели окопный характер, новые оперативные масштабы и требовали большого количества живой силы, владеющей этим оружием.

4. Более 100 лет назад снова произошла очередная, четвертая революция в военном деле. Она была связана с изобретением автоматического оружия, которое в больших количествах стали устанавливать на танках, самолетах, кораблях. Контактные войны четвертого поколения приобрели стратегический размах, и для их ведения также требовалось очень много живой силы, оружия и военной техники. Требовались огромные усилия по охране и обороне государственной границы, поскольку все контактные войны начинались именно на границе. Войны, рожденные четвертой революцией в военном деле, продолжаются и сейчас.

5. В 1945 году произошла очередная, пятая революция в военном деле. Она была связана с появлением ядерного оружия, а с ним и впервые возможности бесконтактной ракетно-ядерной войны (пятое поколение). Сейчас ряд ядерных стран находятся в постоянной высокой готовности к такой войне. Многие страны стремятся завладеть ядерным оружием. Однако есть надежда, что ядерное оружие не будет применено в войнах будущего, т.к. с его помощью нельзя добиться никаких целей.

6. В последнее десятилетие прошлого ХХ века началась очередная, шестая революция в военном деле. Она связана с появлением высокоточного обычного оружия, а с ним и бесконтактных войн совершенно нового, шестого поколения. Бесконтактные войны характеризуются тем, что нападающая сторона с помощью длительных массированных высокоточных ударов обычным оружием может, не нарушая государственные сухопутные и морские границы, лишить экономики любую страну, в любом регионе нашей планеты. Возможность некоторых стран безнаказанно лишать жизненного потенциала других, но самим оставаться неуязвимыми безусловно станет мощным дестабилизирующим фактором в мире.

Таким образом, революция в военном деле - это такие коренные и качественные изменения, происходящие под влиянием научно-технического прогресса в средствах вооруженной борьбы, которые также в корне меняют строительство и подготовку вооруженных сил, способы ведения военных действий и войны в целом.

Начиная с четвертого поколения она проявляется, прежде всего, через стратегию ведения войны как главной составной части военного искусства. Первые три революции в военном деле проявлялись в основном через тактику и оперативное искусство ведения войны.

Как ни парадоксально, но вершина военного искусства - стратегия фактически нужна для исправления политических ошибок и промахов, для расплаты за грехи политиков. Военная стратегия - наиболее консервативная часть военного искусства, и она в меньшей степени подвергается изменениям, чем, скажем, тактика и оперативное искусство. А.А. Свечин называл военную стратегию "магией победы", "путеводной звездой полководца", "библией войны" [9, 18].

Именно при смене современных поколений войн имеют место кардинальные изменения важнейших положений военной стратегии в самом широком смысле этого слова, таких как синтез, интеграция всего военного дела [6]. Они являются результатами изучения как собственного, так и чужого опыта войн и военных конфликтов, а также появления новых видов вооружений и военной техники.

Если в современных войнах стратегия ведения войны не меняется, а меняются только оперативное искусство или тактика, то нельзя считать, что произошли коренные изменения и совершилась революция в военном деле. Скорее всего, речь идет лишь о результатах научно-технического прогресса или военно-технической революции.

Так, применение впервые в мире реактивной авиации в войне в Корее 50 лет назад привело к изменению борьбы за господство в воздухе, но это не изменило стратегии войны в целом, и революция в военном деле не состоялась. В войне во Вьетнаме впервые в массовом количестве применялись боевые вертолеты, что привело к изменению общевойскового боя - он приобрел воздушно-наземный характер, но опять же характер этой войны не изменился, и обе эти войны не вышли за пределы четвертого поколения. В 1980-е годы в войнах на Ближнем Востоке были проведены экспериментальные пуски высокоточного оружия, однако и здесь характер войны также не менялся.

Но в войне в Югославии в 1999 году изменился характер войны в целом. Она была проведена в основном бесконтактным способом, без нарушения государственных сухопутных границ, без наземных боевых действий, что достаточно убедительно свидетельствует о начале шестой революции в военном деле в США, хотя есть и специалисты, которые по различным причинам не хотели бы этого замечать. После 11 сентября 2001 года проведенная ответная операция войск США и Великобритании по ликвидации террористических войск в Афганистане также велась бесконтактным способом, хотя были применены и специальные сухопутные войска для контактных действий при поиске бен Ладена.

Сейчас в мире идет непрерывный процесс военно-технических революционных преобразований в военном деле и, несмотря на то что в ряде стран он весьма существенен, его результаты пока еще далеко не всем даже из наиболее развитых стран удалось внедрить в область стратегии. Для этого потребуется еще не менее десяти лет. Это означает, что сейчас еще нет стран, в полной мере подготовленных к бесконтактным войнам, но многие из них находятся на марше к ним.

На подготовку вооруженных сил к войнам нового, шестого поколения у многих экономически слабых ядерных и безъядерных стран нет и еще очень долго не будет средств. В начале ХХI века они не будут в полной мере способны вести вооруженную борьбу в формах и способах бесконтактных войн. И совершенно ясно, что все принимаемые меры в отстающих в военном развитии ядерных странах наверняка будут связаны только с повышением ставки на ядерное оружие. Здесь следует ожидать дальнейшей модернизации ракетно-ядерного оружия, а также ужесточения в военных доктринах положения об отказе от принципов неприменения ядерного оружия первыми.

Очередная шестая революция в военном деле полностью подтверждает формулу К. Клаузевица о взаимосвязи войны и политики. Она тесно связана с дальнейшим развитием средств вооруженной борьбы, освоением военного космоса, компьютеризацией, применением сверхскоростных переключателей схем, искусственного интеллекта, лазеров, микроволн, элементарных частиц. Передовые технологии уже сейчас позволяют создавать практически новое, не имеющее аналогов оружие космического базирования, которое будет способствовать изменению характера вооруженной борьбы и войн в целом. Государственная граница любого государства может быть нарушена через воздушно-космическое пространство, из которого будет нанесен высокоточный массированный удар по экономике страны. Может произойти не только расширение количества стран, использующих военный космос, но предвидятся и запретительные действия в космосе со стороны некоторых стран - лидеров в космосе. Весьма вероятны и военные действия в космосе с целью захвата орбитальных диапазонов и создания глобальной космической инфраструктуры для противоракетной обороны и обеспечения ведения бесконтактных войн.

Не исключена опасность и того, что могут быть достаточно быстро утеряны преимущества, достигнутые ранее на количественном уровне соотношения сил и средств, созданные прошлыми четвертым и пятым поколениями войн с учетом всех ограничений и сокращений войск и вооружений. Это сразу обнаружит беспомощность государств, отставших на поколение войн, и немедленно дестабилизирует международную и стратегическую обстановку.

Способность стран, подготовленных к новому, шестому поколению войн, наносить внезапные массированные, длительные по времени, высокоточные стратегические удары на любую дальность и по любому противнику на нашей планете уменьшает значение фактора передового базирования и снимает необходимость постоянного присутствия военных сил. Но одновременно появятся совершенно новые проблемы, связанные с необходимостью охранять и защищать не только сухопутные, морские, воздушные, но и космические границы. Значительно возрастут трудности разграничения и распознания ядерных и обычных систем оружия и средств доставки к цели, что несомненно повысит риск санкционированного применения ядерного оружия.

Оценивая взаимозависимость войны и политики применительно к шестой революции в военном деле, можно утверждать, что мировое сообщество на нашей планете в военной сфере будет неизбежно расколото на тех, кто отрывается от остальных стран на поколение войн, и тех, кто остается в прошлых четвертом и пятом поколениях. Следует ожидать большого политического сопротивления ядерных стран, отставших на поколение войн в сокращении и ликвидации ядерных вооружений. Может проявиться стремление неядерных стран стать ядерными.

Сейчас все международные договорные соглашения заключены с учетом обычного оружия четвертого поколения войн и ядерного оружия пятого поколения войн. Но совершенно нет соглашений, связанных с высокоточным оружием и бесконтактными способами его применения. Это оружие может разрушить всю существующую договорную базу. ООН уже должна вырабатывать индивидуальные и совместные инструменты раннего предупреждения раскола мирового сообщества для глобального контроля всех процессов, связанных с очередной революцией в военном деле. Таким образом, наступило время осуществления "революции в деле разоружения".

Думается, что теперь всякая попытка дать иное толкование "революции в военном деле" не должна воспринимается всерьез.

Экономически развитые страны не только осуществляют непрерывную военно-техническую революцию, но и вышли на рубеж революции в военном деле. Осуществляется новый колоссальный скачок в развитии вооружений, а вследствие этого и в формах и способах вооруженной борьбы и войны в целом. Наступает не только новый период войн оружия высоких технологий, но и период обесценивания роли ядерного оружия, значительного высвобождения человека и живой силы вообще от участия в вооруженной борьбе. Именно военная наука должна уделять внимание, прежде всего, изучению взаимосвязи между технологическими аспектами и далеко идущими революционными переменами в формах и способах вооруженной борьбы и войн нового поколения.

Если воспользоваться общей формулой вооруженной борьбы, изложенной во введении, то можно увидеть, что подготовленная в 1998 году Комитетом начальников штабов США "Единая перспектива - 2010" включает все четыре составляющие вооруженной борьбы и представляет четкую стратегическую концепцию ведения войны нового поколения. Главное состоит в том, что ставка будет делаться уже не на живую силу, а на своеобразные боевые системы стратегического масштаба [10], включающие достаточное количество высокоточных информационных, ударных и оборонительных сил и средств. Высокоточное оружие, массированно и непрерывно воздействующее на государственные объекты экономики, военные объекты и системы управления противника, лишит его в кратчайшее время способности наносить ответные удары и организованно сопротивляться. Военно-политическое и стратегическое руководство государства, подготовленного к ведению бесконтактных войн, впервые в истории имеет возможность без непосредственного контакта с любым противником, где бы он ни находился, решать весь объем стратегических задач в интересах достижения стратегических и политических целей войны.

Вторым важнейшим элементом в рассматриваемой концепции США является всеобъемлющая оборона и защита. Она, видимо, будет включать многоэшелонированную систему воздушно-космической (противовоздушной, противокосмической, противоракетной и противокрылаторакетной) обороны североамериканского континента от ударов высокоточных средств противника, обороны и защиты всей системы государственной экономики, городов и отдельных гражданских и военных объектов на территории всех штатов США.

Третьим элементом концепции является всестороннее и непрерывное обеспечение военных действий в течение заданного периода времени.

И четвертым элементом является система управления всеми видами и способами военных действий и информационного противоборства. Улучшаются сбор и анализ разведывательных сведений, применяются современные методы обработки информации, новые методы навигации, управления и контроля.

В целом военное руководство США называет эту концепцию "Всеохватывающее господство", что полностью отражает их революционный курс на обретение способности уже на директивном рубеже 2010 года вести войны нового, шестого поколения. Сейчас президент США Буш решительно проводит военную реформу государства и требует "форсировать создание сверхмобильных высокотехнологичных вооруженных сил для действий бесконтактным способом по всему миру". Следует отметить, что и на его пути возникли препятствия как со стороны Конгресса, так и даже со стороны Пентагона. В этих структурах еще нет полного понимания того, что президент начал системный переход к войнам нового поколения - бесконтактным войнам, а значит, и к новым вооружениям, структурам видов и вооруженных сил в целом. События 11 сентября 2001 года сняли многие препятствия, и теперь реформа идет полным ходом. Похоже, что революционный переход к бесконтактным войнам для США новая стратегическая цель: в кратчайшие сроки изменив самих себя, затем переделать и весь мир.

Аналогично в соответствии со своими национальными особенностями скорее всего осуществляют интенсивную революционную подготовку к войнам нового поколения и такие страны, как Великобритания, Франция, Тайвань, Израиль, Япония, а также ряд других стран НАТО.

Россия идет своим путем, но он, судя по всему, из-за экономических трудностей пока не связан даже с переходным периодом в строительстве принципиально новых вооруженных сил. Реформируются старые, доставшиеся в наследство от прошлого вооруженные силы, которые подгоняются под старые задачи прошлых (четвертого и пятого) поколений войн. В августе 1998 года российский Президент утвердил разработанные Советом безопасности открытые "Основы (концепцию) государственной политики по военному строительству России на период до 2005 года". Возникает вполне справедливый вопрос почему только на такой малый период, а не гораздо больший, скажем, до 2020-2040 годов, ведь речь идет о концепции, и она может быть совершенно открытой. Более того, открытый характер государственной военной политики может сыграть положительную роль в переговорных процессах о сокращении вооружений, в создании договорных союзов, коалиций с дружественными странами. Закрытыми могут быть лишь конкретные планы, скажем, на 5 или 7 лет.

Пока же совершенно ясно, что все происходящее в настоящее время в российских вооруженных силах связано с подготовкой к прошлому поколению контактных войн и будет продолжаться, по крайней мере, до 2005 года. Что будет дальше... скорее всего, является либо государственной тайной, которая не способствует проведению открытой государственной политики по военному строительству, либо тем положением дел, при котором вообще ничего не делается.

Во всяком случае, министр обороны Российской Федерации на пресс-конференции 12 июля 1999 года проинформировал о состоявшемся (21-26 июня) стратегическом командно-штабном учении "Запад-99" и подтвердил, что это учение явилось практической реализацией государственной политики по военному строительству на период до 2005 года. Следует особо подчеркнуть, что это стратегическое учение происходило сразу после окончания войны в Югославии, которая, как известно, уже полностью велась по сценарию войн нового, шестого поколения. Это учение должно было показать, как и к какой войне готовы российские вооруженные силы.

В учении были задействованы более 50 соединений и войсковых частей, были проведены боевые стрельбы и реальные пуски ракет воздушного, морского и наземного базирования. Однако все это доказывает то, что учения проводились по смешанному сценарию прошлых, четвертого и пятого, поколений войн. В ходе учений было отработано на практике "применение" ядерного оружия, что вообще свидетельствует о полной военной беспомощности государства в этот период. Необходимость этого акта, как объяснил министр обороны, была вызвана тем, что якобы в ходе учений были исчерпаны все меры по организации обороны. Были произведены многочисленные реальные пуски ракет, которые в угрожаемый период могут нести ядерный боезаряд. На Северном флоте подводные лодки также реально стреляли противолодочными ракетами "Водопад", которые в ядерном варианте могут весьма успешно вести борьбу с подводными лодками противника в масштабе "квадратов". Были продемонстрированы и некоторые элементы бесконтактной войны, к которым, очевидно, следует отнести пуски в ходе учения крылатых ракет воздушного базирования с самолетов Ту-160. Эти самолеты впервые за последние 8 лет летали на стратегическую дальность.

Следует особо подчеркнуть, что после учений министр обороны РФ неожиданно признался в военной беспомощности: "сейчас безопасность России может быть защищена только ядерным оружием". Именно это утверждение военного руководителя страны очень настораживает: надо быть абсолютно уверенным, что после применения Россией ядерного оружия в целях сдерживания не последует обмен ядерными ударами стратегического масштаба.

Похоже, что не только в России, но и в других отстающих в своем экономическом и военном развитии ядерных странах это выгодно, прежде всего, тем, кто пытается доказать острую необходимость делать и в дальнейшем ставку на ядерное сдерживание, на войну пятого поколения. Таким образом, все выделяемые бюджетные средства будут продолжать вкладывать, в основном, в ядерное оружие и в системы управления им.

В течение многих контактных войн, связанных с первыми четырьмя революциями в военном деле, их конечный результат - победа - складывался постепенно из совокупности последовательных контактных боевых действий различного масштаба. В этих действиях основную нагрузку несли, главным образом, группировки сухопутных войск, поддерживаемые другими видами и родами войск. И победитель, и побежденный, как правило, несли большие потери, а формула победы включала сумму трех взаимосвязанных компонентов: непременный разгром и полное уничтожение вооруженных сил противника, как правило, на его территории; разрушение его экономического потенциала; свержение (замена) политического строя противника. Для достижения победы практически всегда требовалась оккупация территории противника.

Сейчас уже видно, что военное строительство в ряде государств, образовавшихся после распада СССР и самороспуска Варшавского Договора, упорно идет классическим путем к прошлому, к войнам, связанным с предыдущими, четвертой и пятой, революциями в военном деле. Ни о какой новой, шестой революции в военном деле речи нет. На подготовку вооруженных сил многих экономически слабых ядерных и безъядерных стран к бесконтактным войнам нет средств. И совершенно ясно, что все принимаемые меры в ядерных странах наверняка будут связаны только с повышением ставки на ядерное оружие. Здесь следует ожидать дальнейшей модернизации ракетно-ядерного оружия, а также ужесточения в военных доктринах положения об отказе от принципов неприменения ядерного оружия первыми. В начале ХХI века они не будут в полной мере способны вести вооруженную борьбу в формах и способах войн, связанных с шестой революцией в военном деле. И вот именно в этот период, вполне естественно, и предлагаются иные "определения" понятия "революция в военном деле", которые, как правило, связаны с появлением лишь новых типов вооружений прошлого поколения войн.

Можно однозначно утверждать, что попытка создать в ряде стран интегрированную военную силу, состоящую из совокупности военных формирований всех их силовых структур, не имеет никакого отношения к революции в военном деле и не обеспечит им выгодный баланс сил даже на отдельных направлениях. Трудно ожидать, что такая военная сила позволит совершенно по-новому и с высокой эффективностью достигать конкретные стратегические и политические цели в контактных войнах переходного периода до 2007-2010 годов. К этому времени баланс противостоящих сил начнут измерять другими размерными единицами, не связанными с количеством полков, бригад, дивизий, корпусов и т.п. Если бы вооруженные силы этих государств создавались в соответствии с требованиями шестой революции в военном деле и об этом было бы заявлено заранее, хотя бы концептуально, то следовало бы ожидать, что такой способ воздействия на любого противника мог бы стать мощнейшим сдерживающим фактором даже при отсутствии ядерного оружия.

В этой связи можно утверждать, что уже упоминавшиеся российские "Основы" фактически являются документом, свидетельствующим об узаконенном отставании России на целое поколение войн, т.е. являются контрреволюционными в военном деле. Многое, что намечено в этом документе, уже делается, но, к сожалению, оно направлено не в будущее, а в прошлое. Будущее должно закладываться в настоящем. Значит, это наша задача. Если она не решается, в этом наша вина. Уже сейчас видно, что пока главные цели этого реформирования российских вооруженных сил совершенно не связаны с революцией в военном деле. Идет возня вокруг повышения рейтинга одного вида вооруженных сил, ликвидируются, сокращаются и переподчиняются другие виды и войск и сил и т.п.

Похоже, что в России искусственно создается ситуация, при которой она просто вынуждена продолжать делать ставку исключительно на ядерное оружие, ядерное сдерживание. Бесплодность попыток создания универсальной стратегии ядерного сдерживания "всего и вся" вполне очевидна. Именно она может поставить Россию в рассматриваемый период 2007-2010 годов в чрезвычайно трудные условия в любой обычной войне или даже военном конфликте, которые, вполне вероятно, будут вестись некоторыми противниками в соответствии с новой, шестой революцией в военном деле. Сегодня военное руководство России, ее ракетно-ядерная военная промышленность препятствуют военным революционным преобразованиям и загоняют страну в тупик условий, когда она неизбежно окажется перед вынужденной необходимостью применения ядерного оружия первой, т.к. все остальные возможности защиты суверенитета, территориальной целостности государства либо будут неэффективны, либо их не будет вообще. Но даже дозированное применение ядерного оружия может привести к непрогнозируемым результатам, и это требует отдельного, глубокого анализа, который будет дан в следующей части книги.

Напомним лишь, что целый ряд далеко не дружественных России государств разными способами все же совершат шестую революцию в военном деле и могут быть в определенной мере готовы после 2007-2010 годов вести бесконтактные войны.

Передовые технологии и производственные мощности экономически развитых государств уже сейчас представляют собой ту критическую массу, которая через шестую революцию в военном деле в корне меняет дальнейшую судьбу безопасности как отдельных государств, так и международной безопасности в целом. Эта ситуация требует, чтобы оружие новейших технологий как можно скорее стало предметом международных переговоров и реальных соглашений. Первоочередное значение имеют договоренности о прекращении разработки, производства и размещения новейших высокоточных систем оружия межконтинентальной дальности с ударными функциями, а также систем с высокой степенью внезапности.

Высокоточное оружие - решающий фактор войн шестого поколения

Высокоточное оружие - это такой вид управляемого и самонаводящегося обычного оружия, вероятность поражения которым с первого пуска малоразмерных (точечных) целей, находящихся даже на межконтинентальных дальностях, близка к единице в любых условиях обстановки и при активном противодействии противника.

Создание высокоточного оружия - объективный процесс развития и совершенствования средств вооруженной борьбы. Опыт многих локальных войн последнего десятилетия убедительно свидетельствует, что эффективное огневое поражение противника и его экономического потенциала высокоточными ракетами с большого расстояния позволило полностью исключить применение наземных войск. Как показал опыт войн, ни дальнейшее увеличение плотности традиционных артиллерийских и авиационных огневых средств, ни увеличение ресурса и расхода боеприпасов не ведут к такому повышению эффективности огневого поражения, которое наносит высокоточное оружие. Экстенсивные методы себя уже исчерпали, и высокоточное оружие приводит к кардинальной смене не только оружия, но и стратегии ведения войн в целом.

Впервые о высокоточном оружии мир узнал 4 мая 1982 года, когда оно было применено в фолклендской операции. Тогда два аргентинских самолета нанесли удар по наиболее современному английскому эсминцу "Шеффилд" высокоточными ракетами французского производства. Корабль был поражен, погибло более двух десятков членов экипажа и еще столько же было раненых. Всего было запущено пять высокоточных ракет, из которых четыре попали в цель, и два английских корабля были поражены, еще одна высокоточная ракета была запущена с берега по эсминцу, который патрулировал у аргентинского побережья. Третий эсминец был тоже поражен. Только примерно через 15 лет после этого конфликта английские специалисты откровенно заявили, что если бы у Аргентины тогда оказалось хотя бы два десятка таких высокоточных ракет и если бы был поражен хотя бы еще один из имевшихся там двух авианосцев "Гермес" или "Инвинсибл", то Великобритания проиграла бы этот конфликт, даже несмотря на то, что она обладала подавляющим превосходством на море, в воздухе и на суше, имея к тому же ядерное оружие.

На вооружение ведущих стран мира уже поступают в довольно больших количествах новейшие виды систем оружия, главным отличительным признаком которых является реализованный принцип "выстрел - поражение", т.е. они обладают способностью гарантированно поразить цель одним выстрелом в любое время суток, в сложных метеорологических условиях и при интенсивном противодействии со стороны противника. Наиболее общими чертами современных систем высокоточного оружия, которые реализованы в основном в крылатых ракетах воздушного и морского базирования, являются:

резкое увеличение дальности поражения целей - от дальности прямой видимости до межконтинентальной;

унификация оружия независимо от его базирования;

исключение человека из процесса "разведка - целеуказание поражение";

повышение эффективности поражения за счет высокоточной навигации каждой крылатой ракеты и увеличения могущества взрывчатого вещества на ее головной части.

Особенности боевого применения высокоточного оружия ведут к необходимости интеграции различных средств вооруженной борьбы в единые системы высокоточного оружия - разведывательно-ударные боевые системы (РУБС). Эти системы будут представлять собой совокупность функционально-взаимосвязанных средств разведки, программного обеспечения, управления, доставки, поражения и документирования результатов поражения. Сложность таких систем не является препятствием для их использования в условиях бесконтактной войны. Они, вполне вероятно, будут полуавтоматическими и автоматическими, технически надежными, устойчивыми к радиоэлектронному противодействию и не потребуют особой подготовки обслуживающего персонала.

После тщательного изучения результатов высокоточных ударов по важнейшим военным и экономическим объектам Ирака в войне в зоне Персидского залива в 1991 году в США было принято решение о полном финансировании нового проекта - корабля ХХI века "Арсенал". Это полностью согласуется с реализацией уже упоминавшихся "Единой перспективы - 2010" и стратегической концепции "Всеохватывающее господство". Первый корабль этой серии должен быть построен и введен в строй уже в 2002 году. Речь идет о создании совершенно нового проекта компьютеризованных кораблей - носителей большого количества высокоточных крылатых ракет. На таком корабле будут размещены 500 пусковых установок с ракетами вертикального пуска и еще три боекомплекта в трюмах. Здесь будут устанавливаться уже проверенные в боевых условиях высокоточные крылатые ракеты типа "Томахок", а затем и идущие им на смену "Фастхок". Как-то даже не верится, что экипаж такого корабля не будет превышать 20 человек. Известно, что в войне в зоне Персидского залива эти высокоточные крылатые ракеты, запущенные на дальность 1,2-1,5 тысячи километров, успешно поразили 80% всех важнейших военных и гражданских объектов на территории Ирака. Это дало мощный толчок к разработке совершенно новых ракет подобного класса - "Фастхок", которые будут иметь более высокую точность попадания в цель, чем ракеты "Томахок", и не исключено, что именно они и будут впоследствии находиться на вооружении этих новых кораблей.

Ожидается, что ракеты нового класса появятся на вооружении в 2005 году, а пока эти корабли будут вооружаться современными ракетами. Первые три корабля этого проекта начиная с 2003 года, вполне очевидно, уже будут нести службу в акваториях Персидского залива, Средиземного моря и западной части Тихого океана и будут способны наносить удары по объектам на территории любых стран мира.

Таким образом, в постоянной готовности к пуску будут находиться 1,5 тысячи высокоточных крылатых ракет и еще 4,5 тысячи таких ракет могут быть запущены следом. Прогностический анализ позволяет предвидеть, что к 2020 году количество кораблей данного проекта может составлять не менее 70 единиц, а впоследствии

(к 2030 г.) - 100 единиц, т.е. 50 тысяч высокоточных крылатых ракет, готовых к немедленному пуску, и еще 150 тысяч таких ракет, готовых к последующим пускам.

Кроме того, не исключено, что после 2005 года в США четыре атомные подводные лодки класса "Огайо", которые сейчас несут на борту по 24 пусковые установки МБР "Трайдент", будут перевооружены под крылатые ракеты морского базирования большой дальности действия (КРМБ БД) [31]. Каждая такая лодка будет способна нести по 154 крылатые ракеты, которые могут быть запущены в течение 6 минут для поражения целей на дальности до 2,7 тысячи километров. Следует отметить, что уже сейчас США имеют 90 надводных кораблей и 107 подводных лодок, вооруженных примерно четырьмя тысячами КРМБ БД типа "Томахок". Также существует и реализуется программа DD-21, по которой разрабатываются специальные эсминцы для атаки наземных целей КРМБ БД типа "Томахок". Каждый такой эсминец будет нести на борту 80-120 крылатых ракет [31]. Это и есть главное оружие и главная сила бесконтактных войн, в них сущность технологии войн шестого поколения.

Не исключена реализация в США и совершенно новых, уникальных проектов, связанных с разработкой гиперзвуковых боевых ракет, для которых уже разработаны высокоэффективные маршевые двигатели со сверхзвуковым горением [55]. Такие ракеты, очевидно, будут иметь не только увеличенную скорость, но и радиус действия. Предполагается, что для систем класса "воздух воздух" эти показатели будут увеличены как минимум в два раза, а для класса "воздух - земля" - в четыре раза по сравнению с самыми современными классами таких ракет. Эти ракеты скорее всего начнут применяться всеми типами носителей воздушного и морского базирования вооруженных сил США начиная с 2010 года.

Разведывательно-ударные боевые системы высокоточного оружия по эффективности поражения целей уже сейчас приближаются к тактическому ядерному оружию, а в некоторых случаях и превосходят его. Уже произошло разрушение того условного барьера, которым длительное время разделяли ядерное и обычное оружие. Создаваемые на основе достижений современной науки обычные высокоточные средства по своим поражающим возможностям не только приближаются к ядерному оружию, но обладают весьма ценным преимуществом - отсутствием прямых экологических последствий после его применения, что полностью меняет характер возможных войн и военных конфликтов.

Следует ожидать, что в ближайшие годы на международных выставках и рынках вооружений наибольшим спросом начнут пользоваться не оружие для контактной сухопутной войны, не авиация, способная действовать лишь над полем боя, не средства противосамолетной обороны на базе активной радиолокации. Основной спрос будет на высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования и средства их доставки, а также на навигационные средства, системы управления и высокоточные средства противокрылаторакетной обороны. Вполне понятно, что тот, кто уже сейчас начнет завоевывать рынок высокоточного оружия и оружия борьбы с ним, не использующего активную радиолокацию, может на этом не только колоссально заработать, но и фактически окупить все свои расходы на создание собственных новых вооруженных сил и вооружений.

Безусловно, все это приведет к необходимости менять не только вооружение, но и состав, и структуру вооруженных сил. Однако даже в наиболее развитых странах структура вооруженных сил, формы и способы их применения будут меняться не сразу, а по мере принятия на вооружение и накопления достаточного количества этого оружия. В течение определенного периода времени вооруженные силы таких стран будут постепенно накапливать способность вести войны по технологии нового, шестого поколения и будут сохранять способность выполнять большое количество задач оперативно-тактического и даже стратегического уровня, относящихся к войнам четвертого поколения.

В этот переходный период, наиболее вероятно, будут действовать совместно стратегические неядерные силы и средства, воздушные, морские и сухопутные силы и средства доставки высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах. В значительной мере этому будет способствовать также продолжающаяся разработка кроме высокоточных средств и других типов вооружений и в первую очередь оружия направленной передачи энергии, автоматических и автоматизированных систем наведения высокоточного оружия, новых взрывчатых веществ повышенной мощности, средств обработки данных сверхвысокого быстродействия, а также средств радиоэлектронной борьбы.

Не исключено, что США, например, смогут реализовать программу повышения точности уже имеющихся межконтинентальных баллистических ракет и превратить их в высокоточное оружие. Есть основания полагать, что может быть существенно повышена точность ракеты "Минитмен-3". Сейчас ее предельная ошибка в ядерном варианте составляет порядка 300 метров, а забрасываемый вес равен 1150 килограммов. Для применения ракет этого класса как высокоточных потребуется оснастить их системой наведения на конечном участке траектории и уменьшить предельную ошибку до нескольких метров на межконтинентальную дальность. Проектируя свой ракетный потенциал на период после 2020 года, США уже предусматривают оснащение части МБР обычными боевыми головками. Думается, что уже в 2002-2005 годах они могут подготовиться к натурному эксперименту с этой ракетой. Необходимый для экспериментального поражения такой ракетой заглубленный военный или гражданский объект удара они легко найдут, скажем, в Ираке или Сомали, а запуск ракеты могут осуществить с одного из трех имеющихся стартовых комплексов на космодроме на мысе Канаверал.

Однако на этот раз о запуске боевой межконтинентальной ракеты с космодрома непременно потребуется заранее предупредить Россию. Это позволит снять проблему выдачи российской системой предупреждения о ракетном нападении информации о начавшемся ракетном нападении со стороны США.

Фактически в ряде стран уже ведутся теоретические и опытно-конструкторские работы по созданию стратегических неядерных сил, которые найдут широкое применение в войнах нового поколения, а впоследствии возьмут на себя и функцию сдерживания. Сейчас эта функция возложена на стратегические ядерные силы.

Высокоточное оружие приведет к тому, что обычные бесконтактные войны, по сравнению с предыдущим, четвертым поколением контактных войн, будут иметь во многом новое содержание. Внезапное и массированное в течение длительного времени применение высокоточного оружия может обеспечить решение тех же задач, которые ранее возлагались на ядерное оружие, пилотируемую авиацию или сухопутные войска.

Что касается живой силы противника - атрибута прошлого поколения контактных войн, то, как уже отмечалось, она вообще может не подвергаться ударам высокоточного оружия. Также не будет необходимости наносить высокоточные удары по его стратегическим резервам на базе сухопутных группировок войск, т.к. в бесконтактных войнах они не будут представлять угрозы для стороны, действующей по планам войны шестого поколения. Вместо этого будут нанесены многочисленные массированные высокоточные огневые адресные удары по объектам экономики и экономической инфраструктуры противника на всю глубину территории его страны.

Таким образом, высокоточное оружие позволяет достигать главные стратегические и политические цели бесконтактным способом. Тем более что поражающие свойства боеприпасов высокоточного оружия, снаряженных обычным взрывчатым веществом, но повышенной мощности, или объемного взрыва уже сейчас в 30-50 раз выше, чем у самых мощных по таким же показателям обычных боеприпасов на базе давно применяемых тротила, тринитротолуола и др.

По возможности поражения обычное высокоточное оружие, вполне вероятно, станет соизмеримым с ядерным, а по гибкости применения превзойдет его. На высокоточных крылатых, а в последующем и баллистических ракетах обычного типа будут устанавливаться, как это делается и в настоящее время, противорадиолокационные устройства самонаведения на любой источник радиолокационного, радио- или теплового излучения. В этом оружии найдут применение как новые, так и давно известные типы головных частей различного назначения: осколочно-фугасные, бетонобойные, проникающие, кассетные, объемно-детонирующие и другие, которые еще, видимо, долго будут оставаться на вооружении высокоточных средств.

Возможности оружия войны нового, шестого поколения, вполне вероятно, будут реализованы на основе новейших технологий в области информационно-телекоммутационных систем, криптографии, сотовых систем связи, высокопроизводительных компьютерных систем, систем перехвата и дешифровки информации, "интеллектуальных" головных частей ракет, роботизированных комплексов, оружия на новых физических принципах. Высокоточное оружие потребует серьезного навигационного обеспечения. Следует ожидать, что получат развитие радионавигационные системы на базе искусственных спутников Земли, которые будут вести буквально каждую высокоточную ракету к конкретной критической точке объекта, выбранного для поражения. В ряде стран уже разработана и успешно применяется общеземная система координат, в которой взаимное расположение различных объектов, разнесенных на десятки тысяч километров, определяется с точностью до 10-20 см. Сейчас, например, это позволяют обеспечить спутниковые навигационные системы: российская - ГЛОНАСС и американская - НАВСТАР (GPS). Следует отметить, что американская навигационная система уже прошла испытания в условиях боевых действий как система управления высокоточными средствами поражения. Ее приемники вмонтированы в самые современные высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования. Не исключено, что после серии натурных испытаний такие же приемники могут быть установлены и на баллистических ракетах с обычными головными частями, что приведет к появлению нового класса высокоточных межконтинентальных безъядерных ракет. Если испытания будут успешными, то принятие на вооружение межконтинентальных безъядерных ракет следует ожидать очень скоро - к 2007-2010 годам. Кстати, США сняли ограничения для гражданских пользователей глобальной спутниковой системы ориентации. Теперь любой потребитель, купив специальный прибор, может получить данные о своем местоположении в любом месте нашей планеты с точностью до 10 метров [45].

Уже сейчас в ряде стран, имеющих доступ в космос, разработаны оригинальные методики, технологии, фотограмметрические и другие приборы высокоточной обработки космических снимков. Созданы геоинформационные системы, системы проектирования трехмерных моделей любой местности. Обновлены топографические карты, планы городов, отдельных объектов экономики и их критических точек. Сформированы банки данных цифровых моделей местности и электронных карт с изменяющимися масштабами - от общей панорамы карты полушария до критических точек конкретных объектов.

Вполне вероятно, что для применения высокоточных средств поражения будут созданы геоинформационные технологии с высочайшей скоростью отображения электронной карты и поиска объектов. Безусловно, получат дальнейшее развитие системы навигации космических аппаратов, расчета эллиптических и других орбит с учетом азимута Солнца, зоны света и тени, зоны радиовидимости и нанесения их на электронную карту. Забегая вперед (об этом более подробно будет идти речь в параграфе "Испытания высокоточного оружия"), следует отметить, что американский челнок "Endeavour", приземлившийся на космодроме во Флориде 22 февраля 2000 года, произвел полную съемку электронной трехмерной карты Земли.

Несмотря на увеличение пространственного размаха вооруженной борьбы в бесконтактных войнах, именно навигационное обеспечение позволит резко повысить точность стрельбы обычными, неядерными ракетами различной дальности действия. Увеличение точности стрельбы ракетных вооружений является наиболее экономичным способом повышения эффективности их применения. Если за счет повышения мощности заряда обычного типа, скажем, в два раза поражающая способность ракеты возрастет на 40%, то повышение точности также в два раза увеличит ее поражающую способность на 400%, т.е. в 10 раз.

Статистика показывает, что в годы Второй мировой войны для уничтожения такой типовой цели, как крупный железнодорожный мост через широкую реку, требовалось совершить порядка 4500 самолето-вылетов и сбросить около 9000 авиабомб. В то же время за счет повышения точности поражения в войне во Вьетнаме подобная цель уничтожалась 190 авиабомбами, сброшенными 95 самолетами. В войне в Югославии эту же боевую задачу решали 1-3 высокоточные крылатые ракеты, запущенные с подводной лодки, находящейся в Средиземном море. Чтобы сбить один самолет огнем зенитной артиллерии во Второй мировой войне, требовалось произвести порядка 18 000 выстрелов. На один сбитый югославский самолет в 1999 году самолеты НАТО израсходовали лишь одну высокоточную ракету класса "воздух - воздух", которая наводилась комбинированным способом.

Следует ожидать, что и ракеты малой, средней и большой дальности действия наземного базирования, имеющие боеголовку обычного типа, но повышенной мощности, также станут высокоточными. В целом можно утверждать, что точность стрельбы всего ракетного оружия в период 2010-2015 годов возрастет не менее чем в несколько десятков раз, а на рубеже 2025-2030 годов она будет прецизионной. Это будет достигнуто, главным образом, за счет точной навигации каждой летящей ракеты, а также за счет коррекции их полета к цели с помощью специальных устройств, размещенных на искусственных спутниках Земли и на головной части ракеты.

Фолклендский военный конфликт, война в зоне Персидского залива и высокоточные ракетные удары авиации и военно-морских сил союза НАТО и входящих в него сил США по боевым позициям сербских войск в войне в Югославии, а также по объектам в Афганистане достаточно убедительно продемонстрировали возможности высокоточного оружия. Это дало мощный толчок в его развитии, что и является базой войн нового, шестого поколения.

Известно, что за 20 лет между Первой и Второй мировыми войнами произошла смена лишь одного поколения средств вооруженной борьбы, и, тем не менее, Вторая мировая война по своему характеру хотя и относилась к войнам четвертого поколения, но все же существенно отличалась от Первой мировой войны. После Второй мировой войны прошло уже более 57 лет, и за это время сменилось четыре-пять поколений только ракетного оружия, а его дальность, точность, поражающие возможности возросли на несколько порядков. Современное высокоточное оружие в ряде стран в своем развитии также уже вышло на уровень пятого поколения и позволяет в случае его массированного применения в течение длительного времени добиться не только превосходства в войне, но и полной победы, т.к. в корне изменится сам характер войны.

Оружие на новых физических принципах в войнах будущего

Практически во всех предыдущих поколениях войн, может быть, лишь кроме первого, применялось оружие, воздействующее на цели преимущественно кинетической, химической и тепловой энергией. В вооруженной борьбе и войнах будущего кроме этих уже давно ставших традиционными вооружений и их воздействий появятся и новые. Совместно с массовым количеством высокоточного оружия, как уже было подчеркнуто, будет весьма широко применяться и оружие на новых физических принципах (ОНФП). Это оружие по своим физическим принципам кардинально отличается от всех других ранее известных средств вооруженной борьбы и, как правило, создается с помощью высоких технологий.

Ушедшее в историю последнее столетие ХХ века было ознаменовано множеством фундаментальных научных открытий, которые стали основой научно-технического прогресса. Новейшие достижения и открытия в области фундаментальных и прикладных наук использовались, прежде всего, для создания новых видов оружия. Реальной становится возможность появления видов и систем оружия на новых физических принципах (ОНФП), которые окажут глубокое влияние на способы и даже формы ведения войны. К ним следует отнести (хотя этот список заведомо неполный) [67]:

геофизическое (метеорологическое, озонное, климатическое);

радиологическое;

радиочастотное;

лазерное;

инфразвуковое;

психотронное.

генетическое;

этническое;

пучковое;

антиматерия;

паранормальные явления;

акустическое;

электромагнитное;

информационно-психологическое;

тепловое.

Основным критерием, взятым за основу определения ОНФП, может являться поражающая способность оружия. Учитывая большое разнообразие физических основ новых видов оружия, характера поражающего действия и возможности боевого использования, их классификация может быть проведена по нескольким признакам.

Применение всех гипотетических видов ОНФП приводит главным образом к поражению людей, что подтверждает их разработку для условий контактных войн четвертого поколения.

Серьезная опасность для живой силы поля боя может возникнуть в связи с созданием "геофизического оружия". Его функции основаны на использовании механизма воздействия на процессы, происходящие в твердой, жидкой и газообразной оболочках Земли. При этом особый интерес представляет состояние неустойчивого равновесия, когда относительно небольшой толчок может вызвать катастрофические последствия огромных разрушительных сил природы. В основе действия этого оружия предполагается использовать средства, вызывающие стихийные бедствия (землетрясения, ливни, цунами и т.п.), разрушение озонового слоя атмосферы, предохраняющего животный и растительный мир от губительного излучения Солнца. Особое значение для использования таких средств приобретает атмосферный слой на высоте от 10 до 60 километров.

По характеру воздействия геофизическое оружие иногда подразделяют на метеорологическое, озонное и климатическое. Наиболее изученным и опробованном на практике действием метеорологического оружия является провоцирование ливней в определенных районах. Для этого, в частности, использовалось рассеивание в дождевых облаках гранул сухого льда, йодистого серебра или йодистого бария, свинца. Облако размером в несколько тысяч кубических километров, несущее в себе запасы энергии порядка миллиона киловатт-часов, как правило, находится в неустойчивом состоянии, и достаточно рассеять над ним около 1 килограмма йодистого серебра, чтобы резко изменить его состояние и спровоцировать ливень. Несколько самолетов с помощью сотни килограммов специально подобранных реагентов способны рассеять облачность над площадью в несколько тысяч квадратных километров и вызвать обильные осадки и наводнения в одних регионах, но одновременно создать "летную" погоду в других. Целью этих действий для условий контактных войн четвертого поколения может стать затруднение передвижения войск и особенно тяжелой техники и вооружений, образование наводнений и затопление значительных территорий. Метеорологические средства могут также применяться для рассеивания облаков в районе предполагаемого бомбометания для обеспечения прицеливания особенно по точечным целям, для создания благоприятных условий использования пилотируемой авиации в войне.

Известны результаты искусственного стимулирования ливневых дождей, которые были предприняты Соединенными Штатами во время войны во Вьетнаме [67], а также, по всей видимости, с помощью которых были созданы погодные условия во время войны в Югославии в 1999 году [61]. Таким принудительным способом были разрушены ирригационные сооружения и созданы наводнения на значительных площадях Вьетнама, так же как и была создана летная погода во второй период войны в Югославии.

Климатическое оружие рассматривается как разновидность геофизического [67], поскольку изменение климата происходит в результате вмешательства в атмосферные процессы погодообразования. Целью длительного (скажем, в течение десяти лет) применения этого оружия может стать снижение эффективности сельскохозяйственного производства вероятного противника, ухудшение снабжения продовольствием населения данного региона. Катастрофические последствия для государства может вызвать снижение всего на 1 градус среднегодовой температуры в области широт, где производится основная масса зерна. В результате могут быть достигнуты политические и даже стратегические цели без развязывания войны в ее традиционном понимании.

Следует учитывать и тот факт, что существует гипотеза взаимосвязи климатических процессов на нашей планете и деятельности современной промышленной цивилизации. Механизм глобального потепления нашей планеты изучен далеко не полностью. В результате природной вулканической деятельности и лесных пожаров за историческое время, равное примерно 6 тысяч лет, в атмосферу Земли было выброшено неизмеримо больше углекислого газа, чем его произвела за то же время промышленная цивилизация всего мира. Чередование глобальных охлаждений и потеплений на Земле - закономерные природные явления, связанные с законами движения планет Солнечной системы, повторяющиеся с периодичностью в десятки тысяч лет и не являющиеся результатом антропогенного воздействия [63]. Вместе с тем применение климатического оружия в одном районе мира может действительно разрушить сохраняющийся климатический баланс планеты и нанести значительный ущерб многим другим "непричастным" районам, и в том числе и стране, которая применит это оружие.

Озонное оружие связано с применением средств и способов для искусственного разрушения слоя озона над выбранными районами территории противника. Искусственное образование таких "окон" создаст условия для проникновения к поверхности земли жесткого ультрафиолетового излучения Солнца с длиной волны около 0,3 микрометра. Оно губительно действует на клетки живых организмов, клеточные структуры и механизм наследственности. Вызываются ожоги кожи, резко возрастает число раковых заболеваний. Считается, что первым заметным результатом воздействия будет снижение продуктивности животных и сельскохозяйственных растений. Нарушение процессов, протекающих в озоносфере, может также отразиться на тепловом балансе этих районов и на погоде. Уменьшение содержания озона приведет к понижению средней температуры и к повышению влажности, что особенно опасно для районов неустойчивого, критического земледелия. В этой области озонное оружие смыкается с климатическим.

Поражающее действие радиологического оружия основано на использовании радиоактивных веществ. Это могут быть заранее приготовленные порошкообразные смеси или жидкие растворы веществ, содержащие в своем составе радиоактивные изотопы химических элементов со специально подобранными интенсивностью излучения и периодом полураспада. Основным источником получения радиоактивных веществ могут служить отходы, образующиеся при работе ядерных реакторов. Они могут быть также получены путем облучения в них заранее приготовленных веществ. Однако эксплуатация такого оружия осложняется значительным радиоактивным фоном, что создает опасность облучения обслуживающего персонала. Другим вероятным вариантом радиологического оружия является использование радиоактивных веществ, образующихся непосредственно в момент взрыва термоядерного заряда. На этом принципе базировался американский проект "кобальтовой бомбы". Для этого предполагалось создать вокруг термоядерного заряда оболочку из природного кобальта. В результате облучения его быстрыми нейтронами образуется изотоп кобальт-60, обладающий высокой интенсивностью Y-излучения с периодом полураспада 5,7 года. Интенсивность излучения этого изотопа выше, чем у радия. Выпадая после взрыва на местности, он создает сильное радиоактивное излучение [67].

В основе поражающего действия радиочастотного оружия находится облучение человеческого организма электромагнитным (радиационным) излучением. Исследования показали, что даже при облучении достаточно низкой интенсивности в нем происходят различные нарушения и изменения. В частности, установлено пагубное влияние радиочастотного излучения на нарушение ритма работы сердца, вплоть до его остановки. При этом отмечались два вида воздействия: тепловое и нетепловое. Тепловое воздействие вызывает перегрев тканей и органов и при достаточно длительном излучении вызывает в них патологические изменения. Нетепловое воздействие в основном приводит к функциональным нарушениям в различных органах человеческого организма, особенно в сердечно-сосудистой и нервной системах. Радиочастотное (рационное) поражение в вооруженной борьбе будущего, вполне вероятно, также может стать видом поражающего воздействия на объекты и цели ОНФП, использующим энергию ионизирующих излучений. Оно может воздействовать на людей, военную технику, оружие, объекты экономики, а в некоторых случаях и на окружающую среду. В данном случае поражение может осуществляться элементарными частицами и электромагнитными излучениями, образуемыми с помощью компактных ускорителей частиц. Аналогичный эффект может быть получен уже сейчас при ядерных взрывах или при самопроизвольном распаде радиоактивных веществ. Подобное случилось в России в июне 1997 года в федеральном ядерном центре Арзамас-16 (г. Саров Нижегородской обл.), где произошел сильный выброс нейтронного излучения. Как показал этот случай, была вызвана мощнейшая ионизация на критической сборке, которая и привела к смерти оператора. Этот вид поражения может вызвать структурные изменения, разогрев, разрушение или нарушение физических и химических процессов в живых организмах, материалах оружия, военной техники и в элементах природной среды. Вполне вероятно, что оружие, реализующее такой принцип, может появиться не ранее чем после 2015-2020 годов. Однако есть надежда, что применение подобного оружия, действующего на основе ядерных взрывов, все же маловероятно в войнах и вооруженной борьбе будущего. Что касается ускорителей, то боевые варианты ОНФП, скорее всего наземного базирования, могут появиться уже после прогнозируемого периода.

Лазерное оружие представляет собой мощные излучатели электромагнитной энергии оптического диапазона - квантовые генераторы. Поражающее действие лазерного луча достигается в результате нагревания до высоких температур материалов объекта, вызывающего их расплавление или даже испарение, повреждение чувствительных элементов вооружения, ослепление органов зрения человека и нанесение ему термических ожогов кожи. Действие лазерного излучения отличается внезапностью, скрытностью, высокой точностью, прямолинейностью распространения и практически мгновенным действием. Возможно создание лазерных боевых комплексов различного назначения наземного, морского, воздушного и космического базирования с различной мощностью, дальностью действия, скорострельностью, боезапасом. Объектами поражения таких комплексов могут стать живая сила противника, его оптические системы, летательные аппараты и ракеты различных типов.

Инфразвуковое оружие основано на использовании звуковых волн с частотой несколько герц, которые могут оказать сильное воздействие на человеческий организм. Инфразвуковые колебания, находящиеся ниже уровня восприятия человеческого уха, способны вызвать состояние тревоги, отчаяния и даже ужаса. По оценкам некоторых специалистов, воздействие инфразвуковых излучений на людей приводит к эпилепсии, а при значительной мощности излучения может быть достигнут летальный исход. Смерть может наступить в результате резкого нарушения функций организма, поражения сердечно-сосудистой системы, деструкции кровеносных сосудов и внутренних органов. Подбором определенной частоты излучения возможно, например, спровоцировать массовые проявления инфаркта миокарда у личного состава войск и населения противника. Следует учитывать способность инфразвуковых колебаний проникать через бетонные и металлические преграды, что несомненно повышает интерес военных специалистов к этому оружию.

Бурное развитие средств массовой информации, особенно электронных, также создает объективные предпосылки для использования их в военных целях. Можно предсказать, что в будущем поле боя будет все более перемещаться в область интеллектуального воздействия на сознание и чувства миллионов людей. Разместив на околоземных орбитах космические ретрансляторы, страна-агрессор сможет разработать и в определенных условиях осуществить сценарий информационной войны против того или иного государства, стараясь взорвать его изнутри. Провокационные передачи будут рассчитаны не на разум, а прежде всего на эмоции людей, на их чувственную сферу, что значительно эффективнее, особенно при невысокой политической культуре населения, слабой информированности и неподготовленности к такой войне. Дозированная подача идеологически и психологически обработанного провокационного материала, умелое чередование правдивой и ложной информации, умелый монтаж подробностей различных вымышленных взрывоопасных ситуаций могут превратиться в мощное средство психологического наступления. Особенно действенным оно может оказаться против страны, в которой существует социальная напряженность, межнациональные, религиозные или классовые конфликты. Тщательно подобранная информация, попадая на такую благоприятную почву, может в короткий срок вызвать панику, массовые беспорядки, погромы, дестабилизировать политическую ситуацию в стране. Таким образом, можно заставить противника капитулировать без применения традиционных видов оружия.

Развитие молекулярной генетики обусловило возможность создания генетического оружия на основе осуществления рекомбинации ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты) - носителя генетической информации. С помощью методов генной инженерии оказалось возможным осуществлять разделение генов и их рекомбинацию с образованием молекул рекомбинантной ДНК. На основе этих методов возможно осуществлять перенос генов с помощью микроорганизмов, обеспечить получение сильнодействующих токсинов человеческого, животного или растительного происхождения. Путем комбинирования бактериологических и токсических агентов возможно создание биологического оружия с измененным генетическим аппаратом. Путем внедрения генетического материала с ярко выраженными токсическими свойствами в вирулентные бактерии или в вирусы можно получить бактериологическое оружие, способное в короткие сроки вызвать летальный исход. Вполне вероятно, что к 2005-2010 годам генная инженерия достигнет значительных результатов в области молекулярной биологии, что позволит раскрыть механизм действия токсинов, обеспечить производство токсичных продуктов, которые можно будет применять в качестве оружия [67].

Изучение естественного и генетического различия между людьми, их тонкой биохимической структуры показало возможность создания так называемого этнического оружия. Такое оружие уже в недалеком будущем сможет поражать одни этнические группы населения и быть нейтральным по отношению к другим. В основе такой избирательности будут находиться различия в группах крови, пигментации кожи, генетической структуре. Исследования в области этнического оружия могут быть направлены на выявление генетической уязвимости отдельных этнических групп и на разработку специальных агентов, рассчитанных на эффективное использование этой способности. По расчетам одного из ведущих американских медиков Р. Хамершлага, этническим оружием можно нанести поражение 25-30% населения страны, подвергшейся нападению. Напомним, что такие потери населения в ядерной войне считаются "неприемлемыми", при которых страна терпит поражение [67].

Поражающим фактором пучкового оружия является остронаправленный пучок заряженных или нейтральных частиц высоких энергий - электронов, протонов, нейтральных атомов водорода. Мощный поток энергии, переносимый частицами, может создать в материале цели интенсивное тепловое воздействие, ударные механические нагрузки, разрушать молекулярную структуру организма человека, инициировать рентгеновское излучение. Применение пучкового оружия отличается мгновенностью и внезапностью поражающего действия. Ограничивающим фактором по дальности действия этого оружия являются частицы газов, находящихся в атмосфере, с атомами которых взаимодействуют разогнанные частицы. Наиболее вероятными объектами поражения может быть живая сила, электронное оборудование, различные системы военной техники, баллистические и крылатые ракеты, космические аппараты.

Теоретические исследования в области ядерной физики показали принципиальную возможность существования антиматерии. Существование античастиц (например, позитронов) было доказано и экспериментально. При взаимодействии частиц и античастиц выделяется значительная энергия в виде фотонов. По расчетам, при взаимодействии 1 миллиграмма античастиц с материей выделяется энергия, эквивалентная взрыву нескольких десятков тонн тринитротолуола. В настоящее время весьма сложным является процесс не только получения, но и сохранения античастиц, и создание в обозримом будущем оружия массового уничтожения на основе антиматерии маловероятно.

В последние годы был проявлен широкий интерес к исследованиям в области биоэнергетики, связанным с так называемыми паранормальными возможностями человека [67]. Ведутся работы по созданию различных технических устройств на основе энергии биополя, т.е. специфического поля, существующего вокруг живого организма. Исследования возможности создания на этой основе психотронного оружия ведутся по нескольким направлениям: экстрасенсорная перцепция - восприятие свойств объектов, их состояния, звуков, запахов, мыслей людей без контакта с ними и без использования обычных органов чувств; телепатия - передача мыслей на расстоянии; ясновидение (дальновидение) - наблюдение объекта (цели), находящегося вне пределов зрительной связи; психокинез - воздействие на физические объекты с помощью мысленного влияния, вызывающего их передвижение или разрушение; телекинез - мысленное перемещение человека, тело которого остается в покое.

В бесконтактных войнах может найти применение оружие на новых физических принципах - акустическое оружие. В этом виде поражающего воздействия, вполне вероятно, будет использоваться энергия акустических излучений определенной частоты. Скорее всего, оно может применяться в случае необходимости одновременного вывода из строя обслуживающего персонала конкретного военного объекта или объекта экономики. Носителями такого оружия могут быть наземные, морские, воздушные и космические высокоточные средства. Это оружие может доставляться в требуемых количествах с помощью высокоточных крылатых и баллистических ракет и сбрасываться на парашютах на землю в районе объектов или проникать внутрь объектов, подлежащих поражению. Такое поражение может вызывать деморализацию и даже гибель всего живого, нарушать работу или выводить из строя те радиоэлектронные средства, которые работают на принципе приема и преобразования акустических волн, разрушать отдельные элементы некоторых видов оружия, военной техники и объектов.

Значительное развитие получит ОНФП электромагнитного поражения. Оно будет представлять собой вид поражающего воздействия на объекты, цели за счет энергии электромагнитных излучений различных длин волн и уровней мощностей, генерируемых радиочастотным и лазерным оружием, средствами радиоэлектронного противодействия (РЭП) с использованием обычного или высотного ядерного взрыва. Уже на рубеже 2010-2015 годов, вполне вероятно, могут быть приняты на вооружение боевые образцы электромагнитных боеприпасов высокоточных межконтинентальных и крылатых ракет, в которых мощный импульс радиочастотного электромагнитного излучения будет формироваться при сжатии магнитного поля за счет энергии обычного взрыва. Импульсные потоки радиочастотного электромагнитного излучения микросекундной длительности и с плотностью энергии порядка нескольких десятков джоулей на квадратный метр способны вызывать функциональное поражение электроники. Такое оружие в зависимости от мощности излучения будет способно:

подавлять практически все классические радиоэлектронные средства (РЭС), работающие на принципе приема и преобразования электромагнитных волн;

вызывать расплавление или испарение металла в печатных платах электроники оружия и военной техники или вызывать структурные изменения электронных элементов военной техники;

оказывать влияние на поведение человека;

разрушать живые клетки, нарушать биологические и физиологические процессы в функциях живых организмов.

Носителями такого оружия могут быть, как уже было сказано, специальные крылатые ракеты наземного, морского, воздушного, а в последующем и космического базирования, применяемые по предельно низким траекториям полета, и многочисленные беспилотные средства большой дальности действия.

Тепловое (термическое) поражение - это давно известный вид поражающего воздействия на объекты, цели с помощью оружия, использующего тепловую энергию и, прежде всего, открытый огонь. Имея физико-химическую природу, тепловое поражение является составной частью как физического, так и химического видов поражения, и оно, безусловно, сохранится и в вооруженной борьбе будущего. Носителями такого оружия скорее всего будут высокоточные крылатые ракеты различного базирования. Тепловые средства поражения в переходный период (до 2010 г., а в некоторых странах и позже) будут представлены хорошо известными в сухопутных войсках огнеметами, зажигательными боеприпасами и огневыми фугасами, использующими зажигательные вещества, однако следует ожидать, что значительно возрастут их возможности за счет применения новых термических химических веществ. Эти же средства, вполне вероятно, найдут широкое применение и в высокоточном оружии, воздействующем на объекты нефтегазодобычи, нефтепереработки, нефтегазохранения, нефтегазокоммуникаций и др.

Нетрудно увидеть, что совокупностью всех видов физического поражения обладает ядерное оружие, являющееся источником таких видов поражающего воздействия, как воздушная ударная волна, электромагнитное излучение (в том числе световое, рентгеновское излучения и электромагнитный импульс), проникающая радиация (гамма-излучения и нейтроны), сейсмовзрывные волны и радиоактивные загрязнения (альфа- и бета-излучения) местности, воды, воздушной среды, живой силы и средств вооруженной борьбы, объектов, сооружений и т.п. Однако еще раз следует подчеркнуть, что все же есть уверенность в том, что в вооруженной борьбе и войнах будущего этот вид оружия массового поражения применяться не будет по трем причинам:

во-первых, в результате существенного сокращения ядерного оружия всеми ядерными государствами;

во-вторых, в результате жесткого контроля со стороны членов "ядерного клуба" над ядерной политикой всех ядерных государств;

в-третьих, по чисто гуманитарным причинам.

Если проанализировать сущность уже рассмотренных акустического и электромагнитного поражений, то оказывается, что им присущи и общие свойства, состоящие в их лучевой природе.

В войнах и вооруженной борьбе будущего, вполне вероятно, найдет широкое применение и лучевое, электромагнитное и акустическое ОНФП. Воздействие при применении этого оружия будет осуществляться лазерным, радиочастотным, инфразвуковым излучениями, а также электромагнитными и акустическими помехами, имеющими и сейчас общее название - радиоэлектронные помехи. Это оружие может использоваться как для поражения, так и для кратковременного выведения из строя с помощью помех воздушно-космических и морских средств поражения. Вероятно, будет применяться и лучевое оружие, предназначенное для поражения оптических приборов, приемных устройств радиоэлектронных средств и головок самонаведения управляемых боеприпасов, а также для поражения органов зрения, участвующих в вооруженной борьбе людей. Кроме того, это оружие может воздействовать на психику и поведение человека на поле боя, а в дальнейшем оно будет применяться главным образом против оружия и военной техники. В связи с мгновенным и эффективным воздействием на цели лучевое оружие в вооруженной борьбе будущего, видимо, будет рассматриваться как исключительно эффективное оружие. Это скорее всего позволит в будущем объединить эти два вида поражения в один вид, который, возможно, условно будет называться лучевым поражением. Тогда, соответственно, лучевое поражение и защиту от него назовут лучевой борьбой. Таким образом, лучевая борьба, вполне вероятно, станет новым видом физической вооруженной борьбы, в которой боевые средства, живая сила и объекты будут поражаться энергией электромагнитных и акустических излучений, с ее помощью будет осуществляться и защита своих войск, сил и боевых средств от лучевого поражения противника. Следует ожидать, что этот вид борьбы скорее всего появится в наиболее развитых странах на рубеже 2020-2025 годов.

Наиболее вероятно, в лучевой борьбе средства поражения будут использовать допустимые, а не ядерные виды поражающего воздействия энергии на живую силу, оружие, военную технику, объекты и среду. Руководствуясь данной закономерностью, можно предвидеть разработку совершенно новых средств вооруженной борьбы по энергетическому фактору, показывающему сходство и различие видов оружия и их поражающего воздействия в борьбе. Энергетический фактор скорее всего останется наиболее общим признаком в классификации разнообразных видов средств поражения в будущем. Например, кинетическое оружие будет еще достаточно долго использоваться в высокоточных ракетных системах различной дальности действия, но им на смену, вполне очевидно, придут электромагнитные боеприпасы снарядного и кассетного типов.

Несмотря на то что нынешнее традиционное оружие поля боя и контактной войны будет постепенно отживать, оно в переходный период (до 2010 г.), а в некоторых странах и гораздо позже, в больших количествах еще останется на вооружении. Однако следует ожидать, что будут существенно улучшены его боевые возможности главным образом за счет повышения точности (для артиллерийских систем, минометов, стрелкового оружия - не менее чем в 4-5 раз).

Следует еще раз подчеркнуть, что в лучевом оружии и в средствах радиоэлектронного подавления (РЭП) для воздействия на цели используются практически одни и те же виды энергии. Но в зависимости от величины излучаемой энергии они могут либо подавлять работу радиоэлектронных средств (РЭС), либо разрушать их чувствительные элементы, либо поражать расчеты и даже некоторые виды оружия и военной техники. Поэтому следует ожидать, что в вооруженной борьбе и войнах будущего радиоэлектронное подавление будет определяться требуемым уровнем и содержанием лучевого поражения, а радиоэлектронная борьба станет или содержанием, или составной частью лучевой борьбы. Поскольку лучевое оружие и средства РЭП в вооруженной борьбе и войнах будущего будут либо подавлять, либо уничтожать любые радиоэлектронные средства, объекты экономики, излучающие электромагнитные сигналы, системы управления всех уровней, использующие радиосвязь, важнейшие излучающие элементы управляемого и самонаводящегося оружия и другие радиоэлектронные боевые средства противника, то это будет оказывать существенное влияние на ход и исход не только боя, операции, но и войны в целом. В этой связи следует ожидать, что на рубеже 2010-2015 годов лучевое оружие и средства РЭП вполне правомерно будут рассматриваться уже не как вид обеспечения, а как содержание боевых действий, причем оперативно-стратегического масштаба. Скорее всего, они будут вести операцию РЭБ, которая будет полностью совмещаться с операцией стратегических ударных или стратегических оборонительных сил.

Радиационное поражение также может получить развитие в вооруженной борьбе и войнах будущего (примерно на рубеже 2030-2040 гг.), но не в ядерных боеприпасах, а в системах ускорительного ОНФП.

По аналогии с лучевым поражением и РЭП уже в переходный период (на рубеже 2010 г.) к вооруженной борьбе и войнам будущего к средствам поражения (а не обеспечения) наверняка будут отнесены также инженерные средства поражения. Они скорее всего будут применяться главным образом на завершающих этапах войн переходного периода, в случае, если потребуется вести борьбу с живой силой противника на поражение, а не для обеспечения этой борьбы, как это было в войнах прошлых поколений. Кстати, история войн и военных конфликтов показывает, что 30% заранее подготовленных в инженерном отношении оборонительных рубежей (в мирное время) для обеспечения вооруженной борьбы с началом контактной войны войсками вообще не занимались. Что касается инженерных заграждений, то они в войнах переходного периода, вполне очевидно, также будут прикрываться огнем.

Если в войнах, возникших в переходный период, на завершающих их фазах будут применяться сухопутные группировки и бронетехника, то не исключено, что сохранит свое значение дистанционное противотанковое минирование. Несмотря на то что сейчас разрабатывается международная Конвенция о запрете противопехотных мин, в переходный период может получить дальнейшее развитие такое понятие, как "противотанковая минная война", а также может быть разработана высокоэффективная тепловизионная аппаратура для разведки минных полей.

В целях маскировки военных и гражданских объектов, их критических точек в войнах нового поколения, очевидно, будут широко применяться радиорассеивающие сети, пенообразующие генераторы с радиорассеивающим и теплоизолирующим эффектом; скорее всего, будут создаваться ложные объекты и ложные цели. Соотношение реальных и ложных объектов, в которых до 100% будут имитироваться военная или экономическая технологии и их физические свойства, достигнет уровня не менее 1:5. Ложные комплекты вооружений, военной техники, вполне очевидно, будут выпускаться на тех же предприятиях, где выпускается основное оружие, и они будут являться его неотъемлемой составной частью.

Эффективное поражение и защита в войнах и вооруженной борьбе будущего потребуют кардинального развития средств разведки. Разведка в вооруженной борьбе и войнах будущего, вполне очевидно, также изменит свой статус и станет неотъемлемым элементом и содержанием любого удара, боя, сражения, операции, а не их обеспечением, как принято в настоящее время. Единство разведки и поражения как один из главных признаков вооруженной борьбы в войнах будущего особенно наглядно будет видно на примерах функционирования разведывательно-ударных боевых систем (РУБС) и разведывательно-огневых комплексов (РОК).

Аналогичные рассуждения вполне применимы и к определению роли и места маскировки в войнах и вооруженной борьбе будущего. При поражении объектов противника средства и приемы маскировки, применяемые согласованно с действиями большого количества высокоточных ударных средств и оружия на новых физических принципах, будут способны резко снижать эффективность его оборонительных действий. При обороне объектов экономики от поражения высокоточными ракетами противника маскировка будет являться неотъемлемым элементом обороны. Несмотря на то что сама маскировка непосредственно не поражает объекты и цели противника, но снижает или даже полностью исключает его возможности по радиоэлектронному противодействию и огневому поражению атакующих высокоточных ударных средств. Поэтому в бесконтактных войнах маскировку также, видимо, исключат из видов обеспечения на всех уровнях и отнесут к содержанию боевых действий, в частности, либо к ударным, либо к оборонительным действиям.

Что касается классического понятия "обеспечение боевых действий", то в бесконтактных войнах к нему, вероятно, будут отнесены только те специфические мероприятия, которые создают условия для действий по поражению противника или защите от его средств поражения. Здесь понятие "обеспечение" скорее всего будет отвечать его смыслу: поставка всего необходимого, недопущение отсутствия каких-либо материальных средств и ресурсов и т.п. Исходя из этого, следует ожидать, что в бесконтактных войнах "обеспечением боевых действий" можно будет считать лишь тыловое и техническое виды обеспечения. Надо полагать, что в основных руководящих документах, уставах, наставлениях, инструкциях, положениях, имеющихся в войсках, будут внесены существенные изменения, касающиеся видов обеспечения боевых действий. Однако для этого могут потребоваться не только полигонные испытания новых видов ударного и оборонительного оружия, но и натурные эксперименты в условиях войн и военных конфликтов.

Наблюдающееся уже сейчас бурное развитие микроэлектроники позволит значительно расширить возможности дальнейшей разработки новых видов высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах. Вполне очевидно, они будут построены на базе самых современных сверхскоростных, сверхбольших по объему действий интегральных схем, сверхчувствительных датчиков различного диапазона частот. Новая элементная база радиоэлектроники скорее всего позволит создавать системы управления и наведения высокоточных крылатых ракет в 4-6 раз легче, чем сейчас, а это значит, что во столько же раз больше можно будет взять взрывчатого вещества в головной части ракеты и таким образом повысить ее поражающие возможности без увеличения мощности энергетической установки ракеты.

Волоконная оптика, новейшая компьютерная техника с голографической памятью, вероятно, станут основой всех высокоточных систем поражения. Скорее всего будут созданы комплексные системы автоматического (автоматизированного) проектирования высокоточных средств поражения различного назначения, что позволит решать многие сложные проблемы, связанные с выбором рационального проекта из множества возможных вариантов. Они, в первую очередь, могут найти широкое применение при проектировании радиопрозрачных (невидимых) планеров, прежде всего для высокоточных крылатых ракет сверхдальнего действия, в которых должны строго учитываться требования, связанные с вероятностью обнаружения их и визуальными средствами. Их характеристики невидимости будут оптимально сбалансированы с размерами, весогабаритными и аэродинамическими характеристиками, а также с маневренностью, надежностью, стоимостью и т.д.

Вполне вероятно, что на рубеже 2040-2050 годов уже будет реализована возможность передачи огромной энергии без проводов на большие расстояния, что может способствовать использованию гравитации для движения в воздушно-космическом пространстве, появлению высокоточного оружия, доставляемого носителями типа летающих тарелок, появлению гравитационного оружия, мощных излучателей, инициирующих массовый подрыв высокоточных крылатых ракет в полете.

Рассмотренные виды ОНФП, вооружение и военная техника переходного периода и отдаленного будущего не просто резко повысят боевые возможности вооруженных сил, но вызовут необходимость коренных изменений их состава и структуры, а также самого характера возможных войн. Участие в бесконтактных войнах большого количества разнотипного высокоточного ударного и оборонительного оружия и оружия на новых физических принципах усложнит эту борьбу и перенесет боевые действия в воздушное пространство и в космос.

Следует ожидать, что в переходный период к войнам нового поколения многие страны предпримут беспрецедентные усилия по созданию и наращиванию своих космических группировок. Пока еще беспрепятственное использование космоса будет рассматриваться в качестве одного из ключевых направлений перехода к войнам нового, шестого поколения. С учетом важности системообразующего потенциала различных средств космического базирования способность государств действовать в космосе, обеспечивать военные действия из космоса и препятствовать противнику использовать космос станет основой войн шестого поколения.

Надо отметить, что в условиях реального технологического отставания ряда стран от наиболее передовых их усилия по созданию новых способов вооруженной борьбы в войнах нового, шестого поколения не смогут быть направлены на буквальное воспроизводство передовых технологий. Например, основа высокоточного оружия - военная микроэлектроника и вычислительная техника просто не могут быть заимствованы из импортных технологий передовых стран. Думается, что каждая страна, стремясь не отстать от других в своей готовности воевать в войнах нового поколения, будет разрабатывать и свои чисто национальные виды оружия и военной техники. Можно надеяться, что может быть создано и совершенно новое, альтернативное или асимметричное оружие ХХI века, способное нейтрализовать основные преимущества большого количества высокоточных беспилотных средств противника, действующего бесконтактным способом на большие дальности.

После переходного периода, который, видимо, завершится в ряде экономически развитых стран в течение первых 10-15 лет нового века, в войнах шестого поколения найдут широкое применение средства поражения, действие которых по объектам (целям) будет основано на использовании физических форм энергии, а также соответствующих средств защиты и обороны от их воздействия. Сейчас можно утверждать, что в войнах нового, шестого поколения главной все же останется физическая борьба. Однако вовсе не исключено, что в этой борьбе найдут применение и другие средства поражения и обороны.

В арсеналах некоторых, в основном экономически отсталых, стран в переходный период, вполне вероятно, сохранится на вооружении химическое оружие ("ядерное оружие бедных") и средства его доставки, которое они могут применять как адекватный ответ на высокоточную операцию агрессора, не опасаясь ни за какие последствия. В случае применения таких средств поражения и в войнах нового, шестого поколения целому ряду стран потребуется иметь и применять соответствующие средства защиты от их воздействия. Такой вид вооруженной борьбы и в войнах нового поколения будет относиться к химической борьбе. Думается, что после окончания переходного периода будут приняты очень жесткие меры, направленные на принудительную, полную и контролируемую ликвидацию этого оружия на нашей планете.

Не исключено, что в переходный период к войнам нового поколения может снова получить развитие и биологическое оружие, которое уже сейчас поставлено вне закона. Оно также наиболее вероятно может оказаться на вооружении ряда экономически отсталых, но экстремистских стран. Вид вооруженной борьбы в войнах будущего, в котором поражение будет осуществляться биологическим воздействием и будут применяться соответствующие средства защиты, можно назвать биологической борьбой. Есть основания полагать, что с помощью ООН, Совета Безопасности это оружие все же будет поставлено вне закона и в случае его разработки в отдельных странах к ним будут приняты все, в том числе и силовые, меры по прекращению производства и ликвидации имеющихся запасов.

Как уже было подчеркнуто, физическая вооруженная борьба скорее всего останется основным видом и в войнах нового поколения. Это давно известный вид борьбы, который использует преимущественно физические формы энергии для поражения противника и защиты от физического поражения противником своих войск, оружия, военной техники, объектов и среды. Для физического поражения в вооруженной борьбе будущего найдет широкое применение энергия всех уже достаточно известных физических форм движения материи - кинетической, акустической, электромагнитной, энергии элементарных частиц, ядерной энергии, тепловой и др.

Таким образом, в зависимости от форм энергии в войнах и вооруженной борьбе будущего для физического поражения в соответствующих вооружениях будут использоваться различные виды кинетического, акустического, электромагнитного, радиационного и теплового видов воздействия.

Кинетическое поражение и в новом столетии наверняка еще сохранит свою ведущую роль как главный вид поражающего воздействия на объекты гражданского и военного назначения. Оно будет осуществляться с помощью доставляемых крылатыми и другими ракетами с высокой или даже абсолютной точностью независимо от дальности стрельбы, боеприпасов повышенной мощности и образовавшихся в результате их своевременного подрыва осколков, ударной воздушной волны и кумуляции. Это будут не просто высокоточные ракетные средства доставки и поражения, они, вполне вероятно, сами будут обладать повышенной живучестью и достаточно высокой стойкостью к поражающим факторам в полете со стороны противника (в десятки раз выше, по сравнению с настоящими). Следует ожидать, что время подготовки таких средств к стрельбе в составе разведывательно-ударных боевых систем будет сокращено, по сравнению с настоящим, не менее чем в 4-5 раз и может составлять десятки секунд, а точность попадания в цель, как уже подчеркивалось, станет абсолютной, независимо от дальности до цели.

Известно, что именно при кинетическом поражении происходит разрушение и повреждение объектов экономики, экономической инфраструктуры, других целей вследствие воздействия кинетической энергии и превращения ее в другие виды энергии. Учитывая направленность этого оружия, главным образом, против многочисленных объектов экономики, следует ожидать его доминирующего развития и приоритетного количественного накопления по сравнению с другими видами оружия. Для него, вполне вероятно, будут продолжать разрабатывать обычные боеприпасы различного предназначения, но повышенной мощности.

На рубеже 2015-2020 годов следует ожидать появления и нового класса высокоскоростных (5-8 М) крылатых ракет космического, воздушного и морского базирования, изготовленных по технологии "Стелс", с дальностью стрельбы от 500 до

10 000 километров и с высотой полета от 5 метров до 60 километров в режиме радиомолчания, с коррекцией полета с помощью ИСЗ и сложными схемами самонаведения на цель (маневрирование скоростью и высотой, высокоскоростной выход на цель с тыльной стороны, пикирование на цель и др.).

Кстати, в последнем ударе по Ираку в декабре 1998 года США применяли новые экспериментальные крылатые ракеты. После старта полет ракеты проходил на высоте примерно 20-30 метров со скоростью 900 км/ч, а после выхода в район цели крылатая ракета резко уходила вверх на высоту до 200-300 метров и затем пикировала с работающим двигателем на цель, проникала в глубь основания объекта и там взрывалась. Именно такие ракеты разрушили президентский дворец и здание Министерства обороны Ирака.

Испытания высокоточного оружия

Войны нового, шестого поколения станут возможными только после принятия на вооружение государств достаточного количества высокоточного ударного и оборонительного оружия. Над его созданием работают многие известные военные корпорации экономически развитых стран. Ударное оружие разрабатывается для морского базирования (надводного, подводного и авиационного), а также воздушного, наземного, а впоследствии и космического базирования. Огромные государственные заказы ряда стран на производство высокоточного ударного и оборонительного оружия будут длительное время обеспечиваться соответствующим финансированием. За эти деньги уже сейчас идет скрытая борьба между многими компаниями военно-промышленных комплексов экономически развитых стран.

Уже наступило реально то время, когда в ряде стран сначала скрытно, а затем и открыто будут уходить в прошлое нынешние поколения вооружений и вооруженных сил. Сейчас в экономически развитых и финансово-состоятельных странах идет весьма интенсивное накопление новейших средств поражения, но в то же время в этих странах отстают в развитии средства обороны такого же уровня. Практически все средства поражения ударного обычного оружия становятся дальнобойными, высокоточными и обладающими большой разрушительной силой. Осуществляется реальное перемещение гонки вооружений с количественно-силовой в количественно-интеллектуальную сферу. Решающим фактором процессов вооружения все более становится внедрение передовых технологий. В настоящее время на вооружении ряда стран состоит несколько типов высокоточных крылатых ракет, которые могут запускаться с воздушных носителей, а также с надводных или подводных кораблей, однако у них отличаются системы наведения на цель. Это оружие в основном прошло серьезную апробацию в локальных войнах и вооруженных конфликтах последних пятнадцати лет и уже становится весьма дефицитным товаром на рынке вооружений.

Следует ожидать, что начавшие первыми серьезную подготовку к войнам нового, шестого поколения Соединенные Штаты Америки под давлением своего военно-промышленного комплекса будут постоянно стремиться проводить натурные эксперименты по боевому применению высокоточного оружия в условиях реальной войны. Это связано с тем, что Пентагон не особенно доверяет специально созданным полигонным испытаниям оружия и закупает лишь только то оружие, которое прошло испытания в условиях войн, военных конфликтов. Такими реальными театрами войны, а точнее - полигонами, в настоящее время и скорее всего в будущем могут быть те страны, по которым США уже наносили экспериментальные высокоточные удары, например, Ливия, Ирак, Судан, Афганистан, Сербия, Косово и другие. Эти, а после 11 сентября и ряд других стран могут в любой момент стать полигоном по разным причинам даже без формального разрешения Совета Безопасности ООН: за их несогласие выполнить какие-либо условия или подчиниться волевому принуждению к миру, за подготовку или укрывательство террористов, за разработку химического или ядерного оружия и др.

Например, США, прикрываясь долгом оказания помощи косовским албанцам, превратили Сербию и Косово в полигон для натурных экспериментов по применению своих новейших систем оружия, средств разведки, управления, обеспечения и др. "Забота" о других народах всегда может быть удобным прикрытием для достижения совершенно других целей. Именно эти обстоятельства позволяют утверждать, что большинство военных конфликтов и войн последних 10-15 лет, в которых участвовали США, были не чем иным, как реальными полигонами для испытания и демонстрации новейших видов высокоточного оружия, космических и других систем разведки, управления, обеспечения, радиоэлектронной борьбы, для отработки задач взаимодействия, для обучения своего летного состава, экипажей кораблей и др. в реальных экстремальных ситуациях военных действий.

Испытания новых, высокоточных крылатых ракет США проводят практически непрерывно в течение последних десяти лет. Если бы был зафиксирован только один случай, то случаем он и остался бы. Если бы было выявлено два таких случая, то уже можно было бы говорить о тенденции. Но если таких случаев было уже большое количество, то это уже строгая научная закономерность.

За ходом и характером таких военных действий в войнах и конфликтах 90-х годов прошлого века очень внимательно следили военные аналитики многих стран. Для одних концернов и компаний, проводивших испытания высокоточного оружия и других средств и систем, все эти войны уже стали началом грандиозного успеха и расцвета, для других - неудачами и закатом.

После испытаний около 300 крылатых ракет морского базирования, действовавших в пустынных районах в войне в зоне Персидского залива в 1991 году, США провели очередные испытания в 1995 году в Западной Европе, когда уже совершенно новыми вариантами таких ракет, действовавших в горно-лесистой местности, были достаточно эффективно атакованы средства ПВО и артиллерия боснийских сербов. В октябре 1996 года были снова проведены натурные испытания крылатых ракет. По военным объектам и экономической инфраструктуре Ирака еще раз был нанесен удар, в ходе которого было выпущено 27 высокоточных крылатых ракет новейшей модификации, из которых 13 - воздушного и 14 - морского базирования.

В августе 1998 года США провели очередные, можно сказать "плановые", испытания нанесением высокоточных ракетных ударов по объектам "исламских террористов" в Афганистане и Судане. Здесь были испытаны новейшие разработки крылатых ракет морского базирования, которые запускались как с надводных боевых кораблей, так и с многоцелевых подводных лодок, находившихся в Красном море и Персидском заливе. В течение этого эксперимента было выпущено 80 ракет.

В декабре 1998 года снова был проведен очередной, "плановый", оперативный по своим масштабам натурный эксперимент, в ходе которого применялись новейшие разработки высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования, действовавших в составе разведывательно-ударных боевых систем, для нанесения ударов по военным и гражданским объектам Ирака. Системообразующей в этих ударах была заранее созданная группировка космических средств различного назначения. Она включала несколько десятков космических аппаратов различного назначения и различной государственной принадлежности и в том числе американской системы точного наведения НАВСТАР (GPS). Также была развернута смешанная группировка носителей высокоточного оружия воздушного и морского базирования.

Никаких политических целей, связанных с нанесением этого удара, США не ставили. Просто необходимо было широкомасштабно испытать вновь созданные крылатые ракеты. В ударе было применено 415 высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования, которые уничтожили более сотни иракских военных и экономических объектов. Эффективность применения высокоточных средств сами специалисты США оценили очень высоко. Потерь со стороны США не было вообще. Ирак к такой войне не был готов, т.к. он безнадежно отстал от США на целое поколение войн и не смог оказать практически никакого сопротивления агрессору.

Если бы США в декабре 1998 года начали военные действия против Ирака по сценарию войн прошлого, четвертого поколения, то удар должна была наносить в основном пилотируемая авиация, которой требовалось бы в несколько раз больше для проведения воздушной операции. Именно к такой войне Ирак был достаточно подготовлен и мог нанести серьезное поражение воздушному агрессору. Но подобная война США против Ирака уже, видимо, больше никогда не состоится. Впрочем, совершенно аналогичной для Ирака была и война в зоне Персидского залива еще в 1991 году.

Следует подчеркнуть, что первые воздушные высокоточные удары по Ираку в декабре 1998 года были нанесены непилотируемыми средствами без предварительного развертывания дополнительных сил вблизи его территории. Видимо, и здесь практически отрабатывалась одна из задач, которая теперь постоянно стоит перед американскими вооруженными силами, - немедленно наносить удары по любому противнику и в любой точке планеты Земля имеющимися силами и средствами без дополнительного их наращивания и развертывания.

В действительности это была воздушно-космическо-морская ударная операция высокоточных средств без действий пилотируемой авиации над территорией Ирака. Она носила комплексный характер. В ней в качестве носителей крылатых ракет применялись надводные корабли и подводные лодки, авиация корабельного и наземного базирования, а также стратегическая авиация. Впервые в этом натурном эксперименте действовали бомбардировщики В-1В, которые до этого всегда относились к ядерным силам, а теперь они, похоже, перезаявлены как обычные стратегические бомбардировщики.

Ирак и к этому удару, как и к удару в 1991 году, оказался совершенно не готов концептуально. Видимо, находясь длительное время в политической и экономической изоляции и самоизоляции, Ирак отстал не только в военном отношении, но и в понимании всего происходящего в военном искусстве. Здесь снова встретились две войны - новая, шестого поколения, со стороны США и Великобритании и старая, четвертого поколения, со стороны Ирака. Результат известен.

Но Ирак и на этот раз был достаточно силен. После 1991 года и после ударов по нему в августе 1998 года Ирак сумел восстановить свои вооруженные силы, и они были способны противостоять адекватному противнику только в аспектах войны четвертого поколения. На вооружении его вооруженных сил имелось 35-60 ракет СКАД с дальностью стрельбы 400 км, 220 боевых самолетов, из которых 122 истребителя, включая Миг-21, Миг-23, Миг-25 и даже Миг-29, девять зенитных ракетных и пять зенитных артиллерийских бригад, включающих 35 зенитных ракетных комплексов, 44 пусковые установки. Кроме того, у Ирака имелись многочисленные и достаточно эффективные средства ПВО для ведения ближнего боя - системы "Стрела", "Игла" и другие. Так что у Ирака было достаточно сил и средств для отражения агрессии прошлого поколения войн, но оказалось, что все они бессильны в борьбе с противником, воюющим по законам бесконтактных войн. Большинство сил и средств ПВО, узлов связи, командных пунктов Ирака было уничтожено в течение первых нескольких часов по демаскирующему признаку радиоизлучения высокоточными противорадиолокационными ракетными ударами.

Этот, уже ставший историческим пример должен серьезно насторожить тех военных руководителей стран, от которых зависят военные реформы и концепции строительства вооруженных сил. То, что это был эксперимент, в ходе которого были применены 415 высокоточных крылатых ракет, сомнений нет. Об этом свидетельствуют организация и построение высокоточных ударов. Как информировала российская военная газета "Красная звезда" [12], все удары были нанесены в ночное время в четыре этапа.

На первом этапе ночью 17 декабря были нанесены два удара новейшими экспериментальными крылатыми ракетами типа "Томахок" корабельного базирования и один удар также новейшими ракетами воздушного базирования. Всего за два удара было выпущено 180 ракет, которые разработаны специально для поражения объектов, содержащих элементы радиоэлектронного излучения. Удары были осуществлены по узлам связи, командным пунктам и штабам стратегического, оперативного и тактического назначения, пунктам управления и даже по казармам национальной гвардии, где работали средства связи.

Как заявляли затем американские специалисты, эффективность ударов была высокой. Непрерывный контроль ударов осуществлялся специально ориентированными искусственными спутниками Земли - разведчиками, которые передавали данные в реальном масштабе времени. Точные данные, видимо, носят секретный характер из-за экспериментальной направленности ударов. Однако информация о выводе из строя 20 важнейших объектов Ирака все же стала достоянием гласности.

На втором этапе, в начале, удары наносили 17 английских самолетов "Торнадо". Эти удары были осуществлены противорадиолокационными ракетами "Харм" и "Аларм" также по тем объектам, которые имели в своем составе радиоэлектронные средства и которые либо "засветились" в ходе первого удара, либо не были выведены из строя в первом ударе, либо были включены позднее.

В ходе этого этапа отрабатывалось на практике огневое взаимодействие надводных кораблей - носителей ракет "Томахок" и самолетов стратегической авиации

В-52 - носителей подобных ракет воздушного базирования при нанесении ими комбинированных высокоточных ударов. После изучения информации о надежном подавлении системы ПВО Ирака одновременно в этом же ударе действовали самолеты палубной авиации F/A-18 и берегового базирования F-16, которые пересекали государственную границу Ирака и над его территорией применяли также высокоточное оружие - бомбы с лазерным наведением для поражения защищенных подземных командных пунктов. Впоследствии стало известно, что были полностью выведены из строя 30 важных объектов.

На третьем этапе натурного эксперимента были нанесены три наиболее мощных комбинированных воздушно-космическо-морских высокоточных удара. Было осуществлено 360 самолето-вылетов носителей крылатых ракет воздушного базирования и выпущено 95 крылатых ракет. Здесь впервые испытывался в боевых условиях новейший стратегический бомбардировщик В-1, созданный с применением технологии "Стелс", делающей его невидимым для радаров противника. Как стало известно позже, всего в ударе было поражено еще 40 важных объектов Ирака.

На четвертом, заключительном, этапе эксперимента было осуществлено еще три последовательных удара: английскими самолетами "Торнадо", американскими палубными самолетами F-18 и стратегическими самолетами В-52. Всего было выпущено до 40 высокоточных крылатых ракет воздушного и воздушно-морского базирования. Следует особо отметить, что в данном эксперименте самолетами В-52 впервые испытывались новые крылатые ракеты воздушного базирования, оснащенные боеголовкой весом около 1 тонны, а также принимали участие и несколько подводных лодок, которые нанесли свои высокоточные удары крылатыми ракетами из акваторий Красного и Средиземного морей.

Позже было заявлено, что, по данным космической разведки, общая эффективность высокоточных ударов в проведенном натурном эксперименте была на уровне 85%, что можно оценить как рекорд для операции подобного масштаба.

Набор адресных объектов для поражения высокоточными крылатыми ракетами различного базирования был достаточно большим и включал разнотипные объекты:

президентский комплекс близ города Самарра в количестве 90 зданий;

штаб сил безопасности в Багдаде, обеспечивающих охрану президента;

здания в иракской столице, в которых находилось командование национальной гвардии ВВС Ирака;

химический завод в Багдаде;

завод в 30 километрах к северо-западу от столицы;

предприятия химической промышленности в городе Эль-Фаллуджа - в 70 километрах к северо-западу от Багдада.

Все эти объекты были поражены главным образом высокоточными крылатыми ракетами. Американские специалисты утверждают, что ни одна их высокоточная ракета не была сбита иракской ПВО. Это вполне вероятно, т.к. в ночное время Ирак не мог воспользоваться применением средств ПВО с визуальным наведением, которых у него было большое количество. Думается, что этот эксперимент и особенно его результаты рассчитаны не только на Ирак, но и на других вероятных противников США. Причем для стран, находящихся на марше готовности вести широкомасштабные войны нового поколения, не будет иметь значения, где находится противник и какая у него система обороны. Видимо, они твердо поверили, что в данный период им уже нет равных.

Итак, удары по Ираку в феврале - марте 1991 года и в декабре 1998 года были отработкой прообраза войны нового поколения, очередными лабораторными работами по проверке в боевых условиях новейших видов высокоточного оружия и систем управления войсками. Удары по Сербии и Косово в марте - июне 1999 года были тщательной отработкой уже образа войны нового поколения, технологии вооруженной борьбы в войне нового, шестого поколения и системы управления войной на удаленном театре войны.

Экспериментальная война в Югославии была использована военным руководством США и НАТО для подготовки своих вооруженных сил в ходе реальных боевых действий. Теперь при закупке вооружения и военной техники Пентагон будет ориентироваться на самое совершенное оружие, получившее сертификат качества в условиях войны.

Для анализа хода и исхода войны в Югославии (март - июнь 1999 г.) воспользуемся статистическими данными, опубликованными в "Независимом военном обозрении" № 25, 1999 год. Вместе с тем непосредственно в ходе этой войны было изобилие публикаций в сети Интернет в режиме реального времени (главным образом - Интерфакс, ИТАР-ТАСС, Би-би-си и др.). В течение суток они широко и подробно освещали действия сторон в этой войне. Системный анализ текущей информации многочисленных разнотипных источников позволил выявить много нового и даже неожиданного. Конечно, полученные результаты не во всем совпадают с официальными взглядами сторон, участвовавших в этой военной кампании, но вполне доказывают то, что балканская война была зримым образом войн нового поколения, и это не только невозможно оспорить, но в этом можно убедиться.

Здесь четко просматривается, что в течение всех одиннадцати недель войны фактически отрабатывалась и проводилась экспериментальная воздушно-космическо-морская ударная операция "Союзническая сила". Главными целями операции были: испытания в реальных боевых условиях балканского театра разведывательно-ударных боевых систем, включающих такие элементы, как разведка, управление, доставка высокоточного оружия; разрушение основы экономического потенциала Югославии; оценка эффективности высокоточного оружия различного базирования; документирование результатов применения конкретных типов оружия и операции в целом.

По времени всю операцию можно разделить на два самостоятельных периода: первые шесть недель и последующие пять недель.

В течение первых шести недель США независимо и, похоже, скрытно от других стран союза НАТО проводили все свои эксперименты как по применению новейших видов оружия, так и по отработке форм и способов ведения войны нового поколения.

Новое в первом периоде операции (с 24 марта по 9 мая 1999 г.)

1. Удары по военным объектам и объектам экономики Сербии и Косово в ходе новой в военном искусстве воздушно-космическо-морской ударной операции наносились не группировками ВВС и ВМС, которые там формально существовали, а специально созданными на их базе разведывательно-ударными боевыми системами (РУБС). Основой РУБС были космические системы различного назначения, а также воздушные и морские носители высокоточного оружия.

Воздушно-космическо-морская ударная операция проведена полностью бесконтактным способом на континентально удаленном от США горно-лесистом балканском театре с достаточно развитыми экономикой, экономической и военной инфраструктурой и созданной системой обороны Югославии.

Самолеты-носители ВВС и многочисленные носители ВМС США и других стран НАТО действовали в составе разведывательно-ударных боевых систем и были лишь "подносчиками боеприпасов". Воздушные носители взлетали с авиабаз на территории США, стран НАТО в Европе, с авианосцев в Адриатическом море, доставляли до рубежей пуска за пределами досягаемости системы ПВО (а точнее - противосамолетной обороны) Югославии заранее нацеленные на конкретные критические точки военных объектов, объектов экономики и инфраструктуры высокоточные крылатые ракеты. Эти ракеты запускались с высот 8-9 тысяч метров, и самолеты-носители снова уходили за новыми боекомплектами или возвращались на авиабазы США.

Крылатые ракеты морского базирования запускались с многочисленных кораблей и подводных лодок ВМС США, которые находились в Адриатическом море и также входили в разведывательно-ударные боевые системы.

Крылатые ракеты воздушного и морского базирования поражали цели на дальностях 200-800 километров от рубежей пусков. В течение первых шести недель операции были испытаны новейшие типы крылатых ракет воздушного базирования, хотя они, видимо, в целях дезинформации шли в основном под известным старым шифром AGM-86 с добавлением определенных индексов. В этот же период были испытаны также практически новые крылатые ракеты морского базирования AGM-109, носителями которых были корабли и подводные лодки ВМС США. Эти ракеты наводились на объекты экономики с помощью космической навигационной системы GPS, и весь их полет к целям осуществлялся в режиме полного радиомолчания, т.е. без излучения электромагнитной энергии для измерения высоты своего полета. На конечном участке полета непосредственно в районе цели на головной части включалась оптическая система DSMAS для точного наведения на конкретную критическую точку объекта. Были испытаны также новые модификации управляемой крылатой ракеты AGM-130 с телевизионной командной системой наведения (носитель - самолет F-15E). В конце первого периода войны были отмечены испытания и кассетных авиабомб CBU-97 с самоприцеливающимися боевыми элементами для поражения бронетанковой техники (носитель - стратегический бомбардировщик В-1В).

В период балканской войны только США имели управляемые бомбы и крылатые ракеты с наведением по системе GPS. Военная авиация других стран союза НАТО была оснащена высокоточным оружием с лазерным наведением, которое, в отличие от системы GPS, имеет низкую эффективность применения в сложных метеоусловиях.

Здесь следует отметить, что весь первый период войны и операции погодные условия, в общем, не благоприятствовали применению пилотируемых средств над территорией Югославии. В этот период преобладали туманы, плотная низкая облачность, дожди. Однако это мало сказывалось на действиях авиации, потому что самолеты лишь доставляли до рубежей пуска высокоточные крылатые ракеты, которые и были главным оружием первого периода операции. К тому же для объективной оценки эффективности боевого применения экспериментальных крылатых ракет плохая погода была просто как никогда кстати.

2. В ходе шестинедельной воздушно-космическо-морской ударной операции главные усилия войск союза НАТО были направлены на поражение ключевых объектов военного и экономического потенциала, инфраструктуры и коммуникаций Сербии и Косово. На территории Югославии боевые действия сухопутных группировок войск союзом НАТО заранее не планировались и не велись. Основные координаты операции и войны в целом были перенесены в воздушно-космическое пространство, которое и стало театром войны. Односторонние ударные действия сил союза НАТО по объектам экономики Югославии осуществлялись в основном высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования. Вооруженные силы Югославии, основой которых были сухопутные войска, оказались практически не способны противодействовать противнику в такой войне, и поэтому вместо театра военных действий сторон фактически здесь был театр войны, на котором доминировала лишь одна сторона.

После этой войны следует ожидать изменения отношений к сухопутным войскам. Возможно дальнейшее их сокращение не только в США, но и в ряде других стран союза НАТО. Конечной целью таких изменений может стать постепенная перестройка видов вооруженных сил США и других стран НАТО и уход их от концепции действий по сферам (суша - воздух - море) к двухвидовому функциональному составу - стратегические ударные и стратегические оборонительные виды.

3. Роль космоса и космических средств военного назначения в этой операции и войне в целом была не просто чрезвычайно большой и важной, но и системообразующей. Заранее силами союза НАТО была создана мощная группировка космических средств различного назначения в количестве 50 спутников. Одновременно над театром войны находилось 8-12 космических аппаратов, которые совместно с воздушными и морскими носителями являлись основой разведывательно-ударных боевых систем. Из космоса велась непрерывная разведка спутниками оптической разведки КН-11 (США), Гелиос-1А (Франция), радиолокационной разведки "Лакросс" (США), осуществлялись управление, навигация, связь, метеообеспечение (ряд спутников США и Европы). Космические аппараты США системы GPS осуществляли навигацию новейших высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. Специальные космические аппараты "Спот" (Франция) передавали телевизионное изображение земной поверхности и документировали все экспериментальные удары по объектам экономики и инфраструктуры Сербии и Косово. Эти картинки могли видеть многие телезрители в информационных выпусках, однако главная цель этой информации была другой - определить реальную эффективность высокоточных крылатых ракет и документально подтвердить сертификат их качества или непригодности.

Результаты войны позволяют однозначно утверждать, что США и другие страны - члены союза НАТО будут стремиться создать и поддерживать постоянно действующую космическую инфраструктуру. Она скорее всего будет включать требуемое количество космических аппаратов различного назначения как системообразующую основу разведывательно-ударных боевых систем воздушного и морского базирования, способных без всякой предварительной подготовки наносить массированные высокоточные удары по объектам любого государства в любом регионе нашей планеты. Думается, что все страны - члены союза НАТО будут втянуты в финансирование программ создания и поддержания в постоянной готовности такой космической системы.

4. Основные усилия разведывательно-ударных боевых систем и высокоточного оружия США и НАТО, как уже было подчеркнуто, были направлены не на уничтожение живой силы, вооружения и военной техники Югославии, оказавшихся не готовыми к такой войне, а на разрушение ее военных объектов, объектов экономики, экономической инфраструктуры, коммуникаций. Это полностью подтверждает, что здесь практически отрабатывался образ войны нового поколения. Поскольку эта война носила лишь экспериментальный, испытательный характер, то в ней не ставились задачи достижения всех стратегических и политических целей и полная победа не была достигнута.

По официальным данным Пентагона, для нанесения ударов примерно по 900 объектам экономики были использованы 1,2-1,5 тысячи высокоточных крылатых ракет. Но поскольку большинство из ракет были экспериментальными, то, очевидно, и профинансированы они были не Министерством обороны США, а военно-промышленным комплексом государства.

В ходе первого периода операции только высокоточными крылатыми ракетами воздушного и морского базирования были полностью (100%) разрушены нефтеперерабатывающая промышленность, 50% индустрии боеприпасов, 70% авиационной промышленности, 40% танковой и автомобильной промышленности, 40% нефтехранилищ, 80 автомобильных и железнодорожных мостов, включая и все три моста через Дунай, 70% автомобильных и железных дорог. Остальные объекты и цели поражались во второй период операции главным образом пилотируемыми самолетами, когда система ПВО Косово и Сербии была полностью выведена из строя.

Важнейшие выводы, которые вытекают из опыта этой войны для каждого суверенного государства, заключаются в острой необходимости иметь не только современную общегосударственную систему противокрылаторакетной обороны, но и неогневую защиту каждого объекта экономики, экономической инфраструктуры и военных объектов.

5. Противосамолетная система ПВО Югославии была создана, как и во многих странах, на базе системообразующей активной радиолокации для борьбы именно с пилотируемой авиацией противника над ее территорией в войнах прошлого поколения и для этих целей была достаточно эффективной. Но эта ПВО оказалась совершенно беспомощной в борьбе с массированным применением высокоточных крылатых ракет противника, действовавших на предельно малых высотах в условиях географически сложной местности с горными хребтами, вершинами, ущельями и оврагами с большим количеством лесной растительности. К тому же ПВО Югославии была полностью подавлена средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а высокоточными противорадиолокационными ракетами войск НАТО в порядке эксперимента уничтожался практически каждый источник любого радиоизлучения. Как правило, уже после первого пуска зенитной ракеты даже самый совершенный зенитный ракетный комплекс ПВО Югославии, использующий в своей работе принцип излучения электромагнитной энергии, был обречен на поражение, независимо от того, был он после этого включен или выключен. Каждая РЛС и даже средство РЭБ, кратковременно излучившие электромагнитную энергию, непременно поражались либо противорадиолокационной ракетой, либо ракетой с наведением на тепловое излучение двигателей транспортных средств комплексов, их силовых агрегатов при выключенном состоянии самих комплексов. Это привело к тому, что в течение первых двух-трех суток войны были выведены из строя 70% дивизионов подвижных ЗРК С-125, С-75. По демаскирующему излучению маломощных радиолокационных прицелов (дальность обнаружения до 60 км) и тепловому излучению двигателей были обнаружены на дальностях до 160 километров и уничтожены высокоточными ракетами класса "воздух - воздух" 86% истребителей МиГ-29, которые считались самыми современными самолетами и были почти все с началом агрессии немедленно подняты в воздух. Также были уничтожены 35% истребителей МиГ-21, 10% батарей мобильных ЗРК "Квадрат". Зенитная артиллерия Югославии своим заградительным огнем не оказала практически никакого влияния на ход и исход массированного применения высокоточных ракет противника, и по ней в первый период войны даже не наносились удары средствами НАТО, хотя следует считать, что несколько десятков крылатых ракет из более чем тысячи применявшихся, вполне вероятно, все же были сбиты этим огнем.

Надо отметить, что часть сил и средств ПВО, истребителей ПВО Сербии действительно уцелели, но только потому, что они вообще не включались и не применялись в противоборстве с воздушным противником и находились в защищенных укрытиях. Именно это и не позволило США в ходе операции полностью реализовать свою программу по отработке методов борьбы с ПВО противника, созданной на базе активной радиолокации. Похоже, однако, что эта программа все же продолжает отрабатываться на другом "полигоне" - ПВО Ирака. Там несколько раз в течение каждого месяца на севере и юге страны в пределах так называемых "запретных зон" наносятся высокоточные удары экспериментальными ракетами, запускаемыми самолетами ВВС США и Великобритании по радиоизлучающим, теплоизлучающим, теплоконтрастным элементам ПВО. Самолеты прилетают с авиабазы Инджирлик в Турции. Ирак и не подозревает, что является для США "удачным полигоном" и, более того, всякий раз включая свои радиолокационные станции, зенитные ракетные комплексы, средства связи, управления, способствует длительному натурному эксперименту. Ирак к тому же располагает для этого достаточным ассортиментом типов и средств ПВО российского и другого происхождения, что позволяет непрерывно разрабатывать и испытывать различное вооружение для борьбы с ПВО, системообразующей которой является активная радиолокация различных диапазонов излучения.

Важный вывод, который следует сделать из результатов подавления ПВО Ирака (декабрь 1998 г.) и Югославии (1999), а также из продолжающихся экспериментов в Ираке, состоит в том, что в бесконтактных войнах наступает конец не только противосамолетной обороне в нынешнем ее понимании, но и конец любой ПВО, системообразующей которой является классическая активная радиолокация. В таких войнах активная радиолокация сил и средств ПВО и практически все другие радиоизлучения, в том числе и РЭБ, становятся системоразрушающими.

6. Следует еще раз особо подчеркнуть, что в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции плановые удары по войскам Югославии не наносились, т.к. они не были способны воевать по формам и способам войн нового поколения и не представляли для НАТО никакой угрозы. Если и были отмечены такие удары, то они осуществлялись скорее попутно, при выполнении других задач. Так, были данные в средствах массовой информации, что в ходе войны Югославия потеряла более 10 тысяч военнослужащих убитыми, 314 артиллерийских орудий и 120 танков ("Независимое военное обозрение", № 25, 1999 г.). На пресс-конференции в Пентагоне 1 июля 1999 года главнокомандующий войсками союза НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк доложил, что в ходе 78-суточной войны на территории Косово уничтожено 110 сербских танков и 210 боевых машин пехоты (БМП). В том же году, осенью, Кларк назвал другие цифры - уничтожены 93 сербских танка и 153 БМП. В действительности, специально направленная натовская команда обнаружила на территории Косово 60 единиц уничтоженной бронетехники и артиллерии. Все эти не совпадающие цифры, на мой взгляд, свидетельствуют скорее о плохо налаженном документировании результатов ударов. В то же время уровень и порядок потерь полностью подтверждают совершенно другие выводы. Абсолютно точно было известно, что до начала войны у сербов было на вооружении 1025 танков и 3750 артиллерийских орудий. Это значит, что в ходе всей войны силами НАТО попутно уничтожено менее 1% танков и орудий, что полностью подтверждает первоначальную мысль о том, что плановые удары по войскам не наносились. Что касается погибших военнослужащих в ходе войны, то, по другим, более точным, данным, Югославия потеряла за войну 524 человека убитыми и 37 без вести пропавшими. Надо отметить, что в средствах массовой информации, да и в некоторых военных источниках и в том числе российских, до сих пор появляются публикации, в которых критикуются США и другие страны союза НАТО за то, что те в ходе балканской войны так и не смогли справиться с вооруженными силами Югославии и они практически сохранили свою мощь и боеспособность. Думается, что теперь ясно, в чем суть дела.

7. В ходе воздушно-космическо-морской ударной операции силами союза НАТО одновременно проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств Югославии государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по другим радиоизлучающим объектам. Противорадиолокационными ракетами, наводившимися на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии, поражались радиолокаторы, зенитные ракетные комплексы, станции РЭБ, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, ретрансляторы, компьютерные центры. Специальными высокоточными ракетами с пылевым графитовым и металлизированным наполнением головных частей поражались трансформаторные подстанции и релейная автоматика электростанций.

Впервые в ходе операции РЭБ был проведен эксперимент по подавлению информационного потенциала противника - его теле- и радиостанций, ретрансляторов, редакций местных электронных и печатных средств массовой информации, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. При выборе целей США и другие страны НАТО не всегда придерживались норм международного гуманитарного права, регламентирующего правила ведения войны, и поражение телерадиоцентра Сербии сугубо гражданского назначения - тому свидетельство. Гуманитарная интервенция союза НАТО шла с нарушением гуманитарного права. Правда, следует отметить, что руководство союза НАТО заранее объявило о своих планах ударов по телерадиоцентру, однако эта информация не была использована сербской стороной, и тогда погибли 16 и были ранены 16 человек. В результате был полностью подавлен информационно-пропагандистский потенциал Югославии. Основными средствами подавления в операции РЭБ были самолеты ЕС-130Н и ЕА -106В, которые действовали за пределами зоны ПВО Югославии, а также практически все тактические истребители - подносчики до рубежей пуска высокоточных самонаводящихся на источник излучения ракет.

8. Впервые в войне на Балканах Соединенными Штатами Америки была применена и проверена на практике глобальная система управления войной непосредственно из Пентагона на удаленном театре войны, и думается, что скорее всего именно эта цель была также одной из главных при "обосновании" необходимости акции против Югославии. До этого в войне в зоне Персидского залива США дважды (1991 и 1998 гг.) испытали и проверили в боевых условиях системы управления оружием, войсками и боевыми системами. В войне на Балканах, вполне понятно, воюющими оказались Пентагон в США и штаб союза НАТО в Брюсселе. По их данным, в порядке эксперимента наносились удары также и по некоторым наиболее важным объектам на территории Сербии и Косово. Кстати, удар по китайскому посольству в Белграде был нанесен именно из-за "умышленной ошибки" Пентагона, а не летчиков, выполнявших эту задачу.

9. Удар по Китайскому посольству в Белграде состоялся в ночь с 7 на 8 мая при странных обстоятельствах. Обстрел высокоточными управляемыми авиабомбами JDAM с высоты 5 тысяч метров вел стратегический бомбардировщик В-2А, который базируется на территории Соединенных Штатов на авиабазе Уайтмен и входит в состав стратегического авиационного командования США. Для выполнения задачи этот самолет перелетел в район театра войны с дозаправкой в воздухе, нанес удар тремя боеприпасами и ушел обратно в США. Управление этим самолетом осуществлялось исключительно из Пентагона, т.к. он не подчиняется командованию войсками НАТО. После поражения китайского посольства, видимо, заранее подготовленный представитель США в ООН, а не пресс-секретарь НАТО, как следовало ожидать, немедленно четко сообщил о случившемся и назвал это ошибкой разведки. Сразу же была снята вина с пилотов и было подчеркнуто, что они абсолютно точно поразили "заданную" цель. США тогда публично оправдывались, что на месте китайского посольства должен был находиться федеральный центр Югославии, занимающийся поставками вооружения и военного оборудования. Однако только через год после этого удара стало известно, что США тогда совершенно точно знали о том, что там находилось именно китайское посольство и что на его территории имелась аппаратура, позволяющая принимать информацию о воздушной обстановке с китайских разведывательных спутников, и эта информация передавалась подвижным группам ПВО Югославии. Продолжая оправдываться, США заявили, что решение на поражение этой цели якобы было принято, по данным ЦРУ, на основании бумажных карт Белграда четырехлетней давности. Тогда, в 1995 году, китайское посольство находилось в другом районе столицы. После бурных негодований и протестов в связи с этим актом в Китае, России и других странах мира, после уплаты Соединенными Штатами Китаю 28 миллионов долларов компенсации за погибших, пострадавших и нанесенный ущерб все утихло и, похоже, многие поверили, что это действительно была ошибка ЦРУ и Пентагона. Но уже тогда все же было непонятно, почему этот удар нанес самолет, прилетевший именно из США, а не с близлежащих к Югославии аэродромов союза НАТО или с морских авианосцев НАТО в Адриатическом море. Надо было искать какую-то другую проблему, которую таким странным способом решали США. И такая проблема была выявлена только через девять месяцев после этого инцидента.

Когда на мысе Канаверал во Флориде (США) 22 февраля 2000 года приземлился американский "космический челнок" "Endeavour", то оказалось, что основной целью полета было получение сверхточного изображения земной поверхности. В течение 11 суток экипаж в составе шести картографов, геодезистов, специалистов по космическим съемкам выполнил картографическую съемку поверхности Земли. С помощью специального радара проводилась электронная съемка в любых погодных условиях с высокой разрешающей способностью. На самом космическом корабле и на вершине 60-метровой мачты, выдвинутой из космического корабля, были установлены специальные антенны, с помощью которых удалось получить электронное объемное (стереоскопическое) изображение земного шара. Получен материал для составления цифровых карт рельефа местности с дискретностью 30 х 30 м в пределах от 56 градусов южной широты до 60 градусов северной широты нашей планеты. Теперь эти данные позволят планировать и безошибочно наносить высокоточные удары по любому объекту в любом месте, в любой точке нашей планеты. Спонсором этого полета и этих съемок оказался Пентагон, а точнее - Национальное картографическое управление, которое входит в разведывательное сообщество США.

Стало понятно, что "ошибка" нанесения удара по китайскому посольству в Белграде была специально запланирована и "допущена" для того, чтобы было как можно больше возмущений, протестов не только в Китае, но и во всем мире и чтобы американский Конгресс безоговорочно выделил требуемые финансовые средства Пентагону для этой грандиозной экспедиции и для работ по созданию высокоточной электронно-цифровой карты нашей планеты. И это было успешно осуществлено: цель оправдала средства. Ясно, что теперь, располагая такой точной картой земного шара, можно совершенно безошибочно находить на планете не только нужные объекты для поражения, но и их критические точки, поразив которые, можно добиться главной цели - выведения объекта из строя.

10. Важнейшей (если не самой главной) целью войны в Югославии для США и союзников по НАТО были дальнейшие всесторонние испытания в реальных боевых условиях новых, высокоточных систем оружия, систем разведки, управления, связи, навигации, РЭБ, всех видов обеспечения, вопросов взаимодействия и др. Следует особо подчеркнуть уникальную точность поражения объектов высокоточными крылатыми ракетами США. Например, наносился удар по Министерству внутренних дел в Белграде и разрушено именно это здание, а соседние не пострадали. В результате накопленной боевой статистики по высокоточным ударам, формам и способам применения разведывательно-ударных боевых систем в последующем, видимо, были внесены соответствующие уточнения и изменения в нормативные и уставные документы систем оружия и вооруженных сил США.

В принципе, к концу этого периода операции уже были достигнуты главные экспериментальные, испытательные да и политические цели и войну можно было завершать. Но оказалось, что военное командование США и НАТО поставили совершенно новые цели и для их достижения необходим еще один период этой операции и войны в целом.

Во второй период воздушно-космическо-морской ударной операции и войны в целом в течение примерно пяти недель (с 10 мая по 10 июня 1999 г.) также было много нового

1. После завершения основных программ натурных экспериментов по применению новых видов беспилотного высокоточного оружия США и в результате практически полного подавления системы ПВО Сербии и Косово начался пилотируемый вариант воздушно-космическо-морской ударной операции. В этот период войны США и остальные страны союза НАТО фактически "возвратились" в предыдущее поколение войн. Правда, следует отметить, что пилотируемая авиация выполняла некоторые задачи над территорией Югославии и в первый период операции. Однако это были, в основном, эпизодические действия, связанные с необходимостью проверки возможности использования в течение всей войны ударной авиации, разработанной по технологии "Стелс", и с экспериментальной отработкой методов борьбы с достаточно сильной ПВО Югославии, построенной на основе активной радиолокации, с проверкой эффективности некоторых видов высокоточных бомб, сбрасываемых с большой высоты.

Во второй период Соединенными Штатами впервые были испытаны на точность поражения практически новые модификации управляемых авиабомб JDAM, JSOW и управляемой ракеты JASSM. Бомбы JDAM сбрасывались с расстояния более 23 километров от цели (носитель - стратегический бомбардировщик В-2А, который специально для этих испытаний прилетал из США и совершал несколько десятков боевых вылетов) с наведением по сигналам космической навигационной системы "НАВСТАР" (GPS). Испытания подтвердили высокую эффективность управляемых авиационных бомб JDAM. Весьма успешными были испытания и другой управляемой авиационной бомбы - JSOW. Эта бомба сбрасывалась также с самолета В-2А, но с расстояния порядка 70 километров от цели, и весь этот путь она фактически планировала с помощью выдвигающихся крыльев. Управляемая ракета JASSM имеет вес одну тонну, и дальность ее полета порядка 200 километров до цели. Она испытывалась в ходе этой войны как с помощью воздушных, так и морских носителей.

Возврат в войну прошлого поколения оказался возможным не только после завоевания полного господства в воздухе, но и, вероятнее всего, после "создания" специальных погодных условий. В порядке натурного эксперимента в течение мая США, похоже, создавали искусственную погоду на театре войны.

Известно, что погода в Европе зависит главным образом от физических процессов, происходящих при взаимодействии атмосферы с космосом и поверхностью Атлантического океана в обширном районе примерно между нулевым и 60-м меридианами западной долготы, между 30-й и 70-й параллелями северной широты. Здесь в большинстве случаев в любое время года зарождаются такие метеорологические явления, как циклоны, которые затем с помощью постоянно направленных атмосферных переносов перемещаются, в основном, на восток и оказывают существенное влияние на погоду и климат во всей Европе. Уже давно существуют эффективные способы вызова искусственных осадков из дождевых облаков в том месте, где они не окажут вредного влияния. Например, в чрезвычайно дождливое лето 1980 года, когда в Москве проходили Олимпийские игры, а также 9 мая 2000 года, когда в Москве проводился Парад Победы, погодные условия "создавались" специальной авиацией, которая рассеивала над дождливыми облаками гранулы серебристого бария, выстреливала патроны с йодистым серебром, рассеивала сухой лед и таким образом провоцировала выпадение осадков за пределами российской столицы. Опыт такой имеется, и думается, что нечто подобное было использовано и над Атлантикой. Во всяком случае, погода на театре войны была просто превосходной на протяжении всего второго периода операции, когда надо было действовать пилотируемой авиации. Более того, в Европе неожиданно наступила сильная жара, которая продержалась в течение полутора месяцев, что не предвиделось заранее вообще никакими прогнозами.

2. Во второй период, видимо, началась плановая боевая стажировка практически всего основного и резервного летного состава ВВС США, а также других стран НАТО, участвовавших в операции, - Великобритании, Германии, Италии, Бельгии, Дании, Испании, Нидерландов, Франции и др. На ряде авиабаз (Авиано, Италия; Истрес, Франция; Рамштейн, Германия; Милденхолл, Великобритания), а также, вполне вероятно, и на авианосцах США происходили кратковременная подготовка и допуск к боевым вылетам вновь прибывших летчиков-резервистов из стран НАТО. После 10-15 самостоятельных боевых вылетов, что считалось достаточным для приобретения боевого опыта, их сменяли очередные. Затягивание окончания войны скорее всего было искусственным, т.к. было связано с необходимостью пропустить как можно больше резервного летного состава США через боевые действия. Именно этим летчикам придется проходить военную службу еще 10-15 лет, т.е. в переходный период к войнам нового поколения, а значит, их еще надо продолжать готовить к войнам прошлого поколения. Чтобы максимально уменьшить возможные потери летного состава, самолеты союза НАТО не опускались ниже 15 тысяч футов (5 тыс. м), вследствие чего соблюдение международных норм ведения войны становилось невозможным. В этот период и были допущены многочисленные ошибки недостаточно подготовленными летчиками НАТО, когда они многократно обстреливали тракторные колонны косовских беженцев, бомбили объекты, не являвшиеся военными. Именно с этим периодом войны в основном связывают свое мнение некоторые "эксперты", когда говорят, что удары войск НАТО не достигли целей и конфликт оказался слишком долгим и дорогостоящим.

3. В ходе второго периода операции продолжались эксперименты по применению управляемых авиабомб различных типов с лазерным наведением, а также по утилизации применяемых в снарядах авиационных пушек, головных частях крылатых ракет специальных бронебойных сердечников из обедненного урана. Такой уран практически полностью состоит из изотопа урана-238 и не содержит энергетически ценного изотопа урана-235, применяемого для изготовления ядерных боеприпасов. Кстати, еще в 1987 году во время женевских переговоров о запрещении ядерных вооружений США и СССР совместными усилиями добились того, что оружие, содержащее слабообогащенный уран-238, было отнесено в разряд обычных вооружений. Утилизация таких боеприпасов технологическим способом - достаточно дорогой и продолжительный процесс, а здесь представилась возможность избавиться от них быстро, да к тому же дать боевую практику летчикам. О широте работ по утилизации бронебойных сердечников со слабообогащенным ураном свидетельствует их применение 40 самолетами США А-10А и 6 самолетами AV-8. Уже после войны британские специалисты подсчитали, что в результате применения 37 тысяч урановых снарядов Югославия получила примерно 23 тонны распыленного обедненного урана-238, которого достаточно, чтобы лучевое заражение получили около полумиллиона человек либо сразу, либо с течением времени. Правда, командовавший силами союза НАТО в этой войне генерал Кларк оправдывался, что была применена всего 31 тысяча урановых снарядов общим весом 10 тонн. Следует также отметить, что впервые урановые снаряды применялись в ударах по Ираку в 1991 году. Сейчас в этой стране наиболее распространены раковые заболевания, и в первую очередь среди детей, а также врожденные пороки новорожденных. То, что миротворцы ООН, несущие службу в Косово, подверглись лучевому заражению продуктами слабообогащенного урана-238, заболели лейкемией и 18 из них уже умерли, свидетельствует о большой опасности не только для миротворцев, но и для всего населения этого района. Просто никто не ведет учет, сколько мирных жителей этого района умерли от лейкемии.

Однако, как ни парадоксально, главным оружием операции в этот период стали обычные неуправляемые авиабомбы. Это было, видимо, связано с тем, что США и другие страны союза НАТО использовали второй период операции для своего широкомасштабного избавления и от излишков бомбового оружия прошлого поколения войн, что также привело к значительному затягиванию окончания войны в целом. Они в больших количествах утилизировали старые авиабомбы, разрешая недостаточно подготовленным летчикам-резервистам сбрасывать их, где они считали нужным или просто где попало. С этим также, очевидно, связаны многочисленные промахи и поражения гражданских объектов, обстрелы колонн беженцев и др. Именно в это время были нанесены бомбовые удары по деревне Кориша (13 мая), удары по колоннам албанских беженцев в населенном пункте Дьяковице, в результате которых погибло более 75 человек. 31 мая была разбомблена больница в Сурдулице. Аналогично был обстрелян поезд в Грделица Клизура, и тогда погибли 55 человек мирных жителей, а также были разбомблены три автомобильных моста в Сербии, сброшены бомбы на больницу и на автомашины "скорой помощи" в Нише. В отчетах НАТО эти и многие другие подобные случаи прошли в разделе "побочный ущерб". Всего в ходе воздушно-космическо-морской ударной операции против Югославии в 1999 году погибло более 500 мирных жителей (точные данные отсутствуют), что скорее всего свидетельствует о том, что ни войска, ни мирное население не считались целями для поражения. Эти потери были обусловлены "косвенным" поражением в этой войне. Главной стратегической целью ударов войск НАТО была экономика Югославии, и она была в основном разрушена еще в первый период войны. Это и есть настоящая рукотворная гуманитарная катастрофа Югославии, ущерб от которой оценивается в 100 миллиардов долларов. Однако даже в условиях "принуждения к миру" Сербии и Косово силами международных миротворцев под флагом ООН потери населения, оказавшегося на зараженных территориях Косово, будут с годами только увеличиваться. А миротворцев безусловно спасут. Их просто уберут оттуда под предлогом "завершения их миссии".

4. Важный вывод из хода и исхода этой войны для вооруженных сил европейских стран - членов союза НАТО, видимо, состоит в том, что они сами увидели и поняли, насколько далеко отстали в своем развитии от США. Монополия США на высокоточное оружие, наводимое с помощью навигационной системы GPS, создает им исключительные перспективы на мировых рынках вооружения. Однако следует ожидать, что по крайней мере до конца переходного периода к войнам нового поколения (2007-2010) военно-промышленный комплекс США будет в основном удовлетворять потребности собственных вооруженных сил. Безусловно, будут разрабатываться и экспортные варианты высокоточного оружия, но его стоимость будет достаточно высокой. Теперь другие страны союза НАТО будут вынуждены очень интенсивно реформировать свои вооруженные силы и закупать именно у США в большом количестве весьма дорогое высокоточное ударное и оборонительное оружие войн нового поколения. Думается, что начнется скрытая гонка вооружений по накоплению оружия войн нового поколения. Похоже, что военно-промышленный комплекс США в этой войне кроме всего прочего преследовал и эту важную для себя цель. Реформирование своих вооруженных сил европейские страны - члены союза НАТО должны будут завершить также не позже 2007-2010 годов. Не следует исключать, что в Европе может быть проявлен интерес к созданию мощной военной силы в противовес США, способной действовать так же, как вооруженные силы Соединенных Штатов в Югославии, но без них.

5. США в этой войне подтвердили на практике реальность концепции "войны с собственными нулевыми потерями". В войне ярко подтвердилось возрастающее значение ВВС и ВМС как важнейших огневых составляющих разведывательно-ударных боевых систем - основы бесконтактных войн. Похоже, что США испытывают явное удовлетворение от их применения в войне в Югославии, и следует ожидать, что во всех военных конфликтах будущего эти два вида вооруженных сил будут нести основную нагрузку стратегических ударных сил. При этом война в Югославии подтвердила, что полностью меняется военное искусство применения ВВС и ВМС. Авиация уходит с поля боя и превращается в транспортное средство доставки огромного количества беспилотных высокоточных крылатых ракет до рубежей пуска, находящихся за пределами зон поражения ПВО противника. ВМС США, вполне очевидно, будут развиваться так, что превратятся в арсенал в Мировом океане и станут постоянно присутствующей стратегической ударной военной силой, способной нанести бесконтактным способом высокоточные массированные удары по любому противнику на нашей планете.

6. Результаты натурных экспериментов, полученные в ходе ударов по Ираку (1991, 1996, 1998) и Югославии (1999), активизировали в США и других странах скрытную гонку вооружений для войн будущего. Высокоточные системы оружия, испытанные в реальных боевых условиях и получившие высокие оценки экспертов и сертификат качества, сейчас уже являются основной и длительной по времени статьей дохода многих корпораций и фирм военно-промышленных комплексов. Однако конкурентная борьба между ними не закончилась, а, наоборот, резко обострилась. Те, кто не сумел получить в этой войне сертификат качества для своего высокоточного оружия, не остановятся на этом. Военно-промышленные корпорации и комплексы экономически развитых стран будут стремиться создавать самые современные высокоточные крылатые ракеты морского и воздушного базирования. Но для получения документа, подтверждающего их качество, потребуется проводить все новые и новые натурные эксперименты. В ближайшем будущем следует ожидать проведения подобных натурных экспериментов и в других геостратегических условиях. Раз есть необходимость, то повод всегда найдется.

В настоящее время стоимость крылатой ракеты как морского, так и воздушного базирования, применяемой по наземным объектам, оценивается примерно в один миллион долларов. За право выполнить стратегический военный заказ для Пентагона в США сейчас идет бескомпромиссная борьба внутри военно-промышленного комплекса. Общая стоимость военного заказа на высокоточные крылатые ракеты только до 2003 года составляет несколько сотен миллиардов долларов.

В 1998 году на закупку этих ракет было израсходовано 50 миллиардов долларов, на 1999 год в бюджете было выделено 48,7 миллиардов долларов, а в 2000 году будет израсходовано уже 60 миллиардов долларов. Президент США настоял, чтобы деньги на закупку высокоточных систем оружия в 2000 году были увеличены по сравнению с предыдущим годом на 12 миллиардов долларов. Это решение он принял, очевидно, под давлением своего военно-промышленного комплекса после успешного натурного эксперимента, проведенного США в Ираке в декабре 1998 года. Есть основания полагать, что после натурных экспериментов на Балканах США до 2007-2010 годов ежегодно будут интенсивно закупать высокоточное оружие примерно на 50-60 миллиардов долларов.

Анализ возможностей США позволяет также сделать вывод, что к этому времени (2007-2010) они могут накопить достаточные "кумулятивные" боевые возможности своих вооруженных сил. Скорее всего, они будут иметь такое количество высокоточных непилотируемых средств поражения главным образом воздушного и морского базирования, которого будет достаточно для проведения непрерывной бесконтактной стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции по адекватному противнику в любом регионе планеты в течение 30 суток. Возможности военно-промышленного комплекса США, сумевшего в период с декабря 1998 года (второй удар по Ираку) по март 1999 года (начало войны на Балканах) создать

1,2-1,5 тысячи экспериментальных высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования, подтверждают, что здесь высокоточные ракеты создаются со скоростью фордовского конвейера. В последующие годы (к 2020 г.) продолжительность такой ударной операции может вполне реально возрасти до 60 суток, а после 2040 года - до 90 суток.

Теперь становится совершенно ясно, что война в зоне Персидского залива в начале 1991 года, повторный удар по Ираку в декабре 1998 года и воздушно-космическо-морская ударная операция в Югославии в марте - июне 2000 года были задуманы США не для "наказания агрессора" - Ирака, вторгшегося в мирный Кувейт, не для разрешения проблемы "гуманитарной катастрофы" в Косово. Это были лишь якобы прекрасные поводы. А истинные ее цели были иные: не допустить завершения работ по созданию в Ираке атомного боеприпаса; провести широкомасштабный натурный эксперимент по испытанию в условиях военных действий на пустынном, а затем и горном европейском театре новейших типов высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования; испытать созданные системы управления оружием, разведывательно-ударными боевыми системами в войне и войной в целом на удаленном от США театре.

Не следует исключать, что теперь Югославия, а точнее Сербия, будет вынуждена возвратиться к своей ядерной программе, которую она закрыла еще в начале 80-х годов. Не было данных, что в ходе этой войны в Югославии были разрушены 6,5-мегаваттный научно-исследовательский ядерный реактор и оборудование для обогащения урана. Известно, что за период выполнения программ научных исследований в Югославии было накоплено примерно 50 килограммов урана-235 80% обогащения. Если этот реактор сохранен, то он способен только за год произвести такое количество плутония, которого достаточно для изготовления 250-300 ядерных боезарядов.

В ходе дорогостоящих экспериментов в Ираке в 1991 году США решили действительно важную для себя и Израиля задачу - лишили Ирак возможности создать в ближайшее время свой собственный ядерный боеприпас. Однако Соединенным Штатам удалось "убедить" практически весь мир, что они действительно лишь наказывали агрессора и восстанавливали справедливость. Аналогично США поступили и в Югославии, хотя война противоречила уставу ООН, не была актом самозащиты стран НАТО и не была разрешена Советом Безопасности ООН. Следует особо отметить, что даже устав НАТО утверждает невозможность союза НАТО быть арбитром в вопросе гуманитарного вмешательства. И вот эта война закончилась, но проблемы, ради решения которых она была предпринята, остались. Более того, война породила новые, более сложные проблемы: сейчас идет массовый геноцид сербского народа в Косово. Его истребляют косовские албанцы, и никакие миротворческие силы союза НАТО под флагом ООН, в том числе и российские миротворцы, не способны противостоять этому процессу. Вопреки международным миротворческим силам в Косово создается независимое от Югославии государственное образование с албанским мононаселением. Это все однозначно свидетельствует о том, что США и союз НАТО в этой войне преследовали совершенно иные цели и они были достигнуты, а все, что происходит там сейчас, - никого не интересует.

Испытания высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах в войне в Афганистане [68, 69]

Война в Афганистане также стала полигоном для испытаний в условиях военных действий новейших типов вооружений и военной техники. Не все корпорации военно-промышленного комплекса США сумели воспользоваться прошлыми войнами в Ираке и Югославии, чтобы испытать свои новые разработки высокоточного оружия в условиях войны и получить сертификат качества. Ряд фирм-разработчиков хотя и участвовали в испытаниях, но не сумели доказать высокую эффективность своих высокоточных систем оружия. И вот снова была предоставлена возможность участвовать в натурных экспериментах в ходе уже ставшей традиционной воздушно-космическо-морской ударной операции США, но теперь в Афганистане. Эта операция, заимствованная из бесконтактных войн последнего десятилетия, и была основной формой борьбы с афганскими террористами.

Однако Афганистан как полигон значительно отличается от Ирака и Югославии, которые также использовались в качестве полигонов для натурных экспериментов и испытаний новых видов оружия.

Во-первых, Афганистан - в основном горная страна с наличием долин, безводных районов центрального, южного и западного регионов, где условия испытаний накладывают дополнительные сложности как для носителей высокоточного оружия, для самого оружия, так и для контроля его эффективности при поражении заданных целей.

Во-вторых, Афганистан чрезвычайно отсталая страна. На его территории фактически отсутствует развитая экономическая и военная инфраструктура, что является непременным объектом поражения высокоточным оружием в бесконтактной войне.

В-третьих, в этой войне вынуждены были испытывать свои разработки в основном корпорации военно-промышленного комплекса США, не получившие по разным причинам сертификаты качества при испытаниях в Ираке (1991,1996, 1998) и Югославии (1999).

В-четвертых, США начали свои "ответные" действия по афганским талибам через 26 дней после 11 сентября. За это время они нарастили арсенал средств электронной разведки в космосе и "перестроили" ранее существовавшую разведывательно-информационную космическую систему над Югославией на Афганистан. Созданная над афганским ТВД космическая группировка включала: спутники радиотехнической разведки "Феррет-Д"; спутники "Шале", "Риолит" и "Аквакейд" - для перехвата каналов связи; спутники оптико-электронной разведки "Кихоул"; спутники радиолокационной разведки "Лакросс"; спутники системы НАВСТАР (GPS) для наведения высокоточного оружия в критические точки заданных целей и др.

Таким образом, США фактически дали возможность талибам подготовиться стать целями. Многое, видимо, за это время было укрыто в горах, в горных пещерах, сооружениях. Разыскать эти объекты в условиях однообразного горного театра достаточно трудно, а уничтожить высокоточными ударами или даже специальными бомбами также весьма проблематично. Туда ушла значительная часть сил талибов после наступления антиталибских сил. Вполне очевидно, что оттуда будет вестись партизанская война, которая здесь, в Афганистане, может продолжаться скорее всего очень долго.

Как и в Югославии, испытания новейших систем оружия в Афганистане осуществлялось в два периода.

Первый период занимал относительно короткое время - с 7 по 11 октября 2001 года. В это время были проведены основные испытания высокоточных крылатых ракет морского базирования (КР МБ), которые были зашифрованы общим названием "Томахок". Именно эти ракеты были использованы для нанесения экспериментальных высокоточных ударов в основном в темное время суток (важное условие для получения сертификата качества) по ранее выявленным элементам, относящимся к военной инфраструктуре: городам Кабул и Кандагар, ПВО талибов, центрам управления авиабазами, взлетно-посадочным полосам аэродромов, лагерям подготовки военных формирований и др.

Следует отметить, что США в этой войне, как и в войне в Югославии, подтвердили возможность выполнения значительного объема задач на удаленном театре войны и в основном военно-морскими силами (ВМС). Сухопутную войну на афганском театре войны США вели, как ни странно, в основном военно-морскими силами. Палубная авиация совершила 70% боевых вылетов с четырех авианосцев, находящихся в Аравийском море. Остальные 30% вылетов выполнили примерно поровну стратегические бомбардировщики и тактические истребители. Судя по объявленным результатам поражения, эффективность была достаточно высокой. Однако, видимо, не все из 80 запущенных в основном экспериментальных крылатых ракет морского базирования (КР МБ) с высокой эффективностью поразили заданные цели, т.к. объявлено ("Независимое военное обозрение", № 39, 2001 г.) о поражении около 50 целей. Напомним, что при экспериментальных стрельбах, как правило, не назначаются несколько высокоточных крылатых ракет на одну и ту же цель.

Все КР МБ класса "Томахок" были запущены с четырех надводных кораблей ВМС США (эсминцы "Мак Фол", "Джонс Пол Джонс", "О'Брайен", "Филиппин Си") и двух британских атомных подводных лодок "Трафальгар" и "Триумф". Наиболее вероятно, что новые экспериментальные типы КР МБ класса "Томахок" запускались эсминцами США "Мак Фол" и "Джонс Пол Джонс" и двумя подводными лодками Великобритании.

Похоже, что Великобритания "догоняет" США по подготовке к бесконтактным войнам. Однако следует заметить, что поскольку в этой войне основным средством наведения КР МБ оставалась американская система НАВСТАР (GPS) и примерно 50 космических спутников различного назначения, также в основном принадлежащих США, то можно сделать вывод, что Великобритания обучалась запускать американские КР МБ. Причем отрабатывался наиболее сложный подводный запуск экспериментальных крылатых ракет с атомных подводных лодок "Трафальгар" и "Триумф". Приемник системы GPS устанавливается на КР МБ и предназначен для определения ее местоположения и корректировки ее курса и скорости.

В этот первый период достаточно широко применялись и стратегические бомбардировщики В-1В, В-2А и В-52, которые базируются на территории США и на острове Диего-Гарсия в Индийском океане. Вполне реально, что вся стратегическая авиация США уже в полной мере осваивает новые функции нанесения высокоточных ударов по объектам на территории любого государства на нашей планете. Видимо, в стратегическом ядерном резерве остается дежурная часть стратегической авиации, но, похоже, что вся она уже фактически перенацелена на выполнение функций в бесконтактных войнах.

То, что стратегическая авиация отрабатывает практически способы своего применения в современных бесконтактных войнах, свидетельствует о серьезных изменениях в стратегии США. Именно эта авиация впервые применяла в Афганистане оружие на новых физических принципах. Были сброшены авиационные бомбы объемного взрыва с лазерным наведением и массой 6,8 тонны, предназначенные для уничтожения глубоких подземных сооружений. Однако эффективность таких бомбардировок была не высока. Стратегические бомбардировщики В-52 и В-1В применяли также высокоточные проникающие бомбы с наведением через систему НАВСТАР для уничтожения подземных объектов в горах Афганистана. Но и здесь не были достигнуты ожидаемые результаты. Похоже, что оружие, испытанное с помощью стратегической авиации, не продемонстрировало требуемую эффективность и не получило сертификат качества.

После суточного перерыва 12 октября начался второй период войны в Афганистане, в ходе которого основные усилия были перенесены на пилотируемую авиацию. В этот период, который, похоже, может эпизодически продолжаться еще долго, стратегические бомбардировщики сбросили на войска талибов 8 тысяч боеприпасов различного назначения. Здесь следует отметить три момента.

Первый. Пилотируемая авиация применялась для поиска и уничтожения подвижных объектов и транспортных средств талибов. Самолеты выполняли задачи в режиме "свободной охоты", что редко наблюдалось в Югославии. Это полностью относится к прошлому четвертому поколению контактных войн. Но в условиях Афганистана эффективность таких действий пилотируемой авиации оказалась низкой.

Второй. В этот же период (26.10) были ошибочно нанесены удары по двум складам Международного Красного Креста, причем в ходе дневного налета. Серьезно пострадало гражданское население, которое осталось без средств жизнеобеспечения и любой помощи. Были уничтожены электростанции на территории, контролируемой талибами. 31 декабря 2001 года ошибочно был уничтожен кишлак, в котором погибло более ста мирных жителей.

Видимо, здесь, как и в прошлых войнах в Ираке и Югославии, США допустили к выполнению боевых задач летчиков резерва, которые, приобретая боевой опыт, наносят удары по мирным объектам. Похоже, что и через эту войну уже пропущено значительное количество резервистов ВВС, часть которых, вполне очевидно, согласится перейти на постоянную службу в этот вид вооруженных сил США.

Третий. Совершенно бесполезными оказались усилия США по внесению раскола в движение талибов, они не поддались влиянию пропаганды. Неэффективной в ходе войны оказалась и тщательно спланированная экспериментальная, но достаточно дорогостоящая психологическая операция. Со специальных самолетов было сброшено 18 миллионов листовок, призывающих отказаться от поддержки талибов и сообщать информацию о террористах. Осуществлялись полеты летающей радио- и телестанции ЕС-130 "Коммандо соло". С 1 ноября 2001 года из северных районов Афганистана начал вещание на частоте талибской станции "Радио шариата" мощный передатчик США ("Независимое военное обозрение", № 42, 2001, с. 2). Судя по критерию эффективность - стоимость, здесь в Афганистане эта комплексная операция явно не оправдала себя и эффект ее воздействия при миллионных затратах оказался близким к нулю.

Ежесуточно США и Великобритания совместно осуществляли в среднем 90 боевых вылетов самолетами в основном авианосного и наземного базирования. Удары по объектам наносились 250-260 боеприпасами. В конце ноября 2001 года активность авиации США возросла до 100-110 боевых вылетов в сутки. Четверть всех боевых вылетов выполнялась с целью уничтожения экспериментальными объемно-детонирующими и проникающими боеприпасами пещер и защищенных подземных сооружений, в которых могли прятаться лидеры талибов [66]. Похоже, что и эти эксперименты в условиях Афганистана также не принесли желаемых результатов. Параллельно с самолетами, наносящими боевые удары, военно-транспортные самолеты сбрасывали грузы гуманитарной помощи. Только за первые две недели с начала операции было сброшено на территорию Афганистана 700 тысяч пайков. Затем общее количество таких гуманитарных посылок в желтой пластиковой упаковке уже превысило один миллион, хотя следует заметить, что для населения этой страны содержимое таких пайков весьма далеко от их традиционной пищи и особым спросом они не пользовались даже у остро нуждающихся. Война в разных формах продолжается, и, как заявил президент США Буш, она будет идти еще долго, хотя уже создано временное руководство и Афганистан пытается переходить к мирной жизни.

Однако именно в Афганистане стало очевидно, что на асимметричные удары по объектам в Нью-Йорке и Вашингтоне Соединенным Штатам Америки ответить было нечем, кроме недостаточно эффективных методов, заимствованных из симметричных войн четвертого и шестого поколений. Антитеррористическая операция в Афганистане пока не оправдывает возлагавшиеся на нее надежды. Ее способы и формы ведения вызывали протесты в ряде исламских стран, которые на первых порах поддержали антитеррористические действия США. Да и на американскую экономику подвешено тяжелое военное бремя в период, когда наблюдается ее явный спад. В среднем один месяц бесконтактных военных действий в Афганистане обходится американским налогоплательщикам около миллиарда долларов.

Следует отметить, что и эта воздушно-космическо-морская ударная операция в Афганистане, как и подобная операция в Югославии, проведена США и Великобританией с собственными "нулевыми потерями". Правда, потери все же были: сбиты или потерпели катастрофу два беспилотных самолета-разведчика и три вертолета.

Ясно, что для противостояния асимметричным формам и способам, освоенным и реализованным международным терроризмом, необходимо разрабатывать и реализовывать также асимметричные формы и способы противоборства. Только в комплексе с помощью системы асимметричных и симметричных форм и способов можно эффективно противостоять системе международного терроризма. Но оказывается, что асимметричные меры требуется разрабатывать практически с нуля. И здесь должны получить развитие совершенно новые асимметричные ударные и оборонительные меры. В заключение скажем, что без ключевой роли России в борьбе с международным терроризмом не обойтись.

Глава третья

РАЗВИТИЕ ВОЕННОГО ИСКУССТВА В ВОЙНАХ ШЕСТОГО ПОКОЛЕНИЯ

Войны шестого поколения, порожденные революцией в военном деле, вносят много нового в военное искусство. Меняется координатная система таких войн. Войны "отрываются" от земной поверхности и перемещаются в воздушно-космическое пространство, которое в переходный период скорее всего будет главным театром войны, а затем и театром военных действий. Меняются функции видов вооруженных сил, зарождается новое военное искусство ведения войн в целом. Резко возрастает роль радиоэлектронной борьбы, которая тесно взаимодействует как со стратегическими ударными, так и стратегическими оборонительными силами. Появляется острая необходимость иметь нестратегическую противоракетную оборону каждой страны.

Театры войны и военных действий

В целом можно утверждать, что очередная шестая революция в военном деле придает военным действиям в войнах нового поколения два качественно новых измерения: воздушно-космическо-морское и информационное. Об информационном измерении речь пойдет в параграфе "Информационное противоборство в войнах будущего", а здесь рассмотрим воздушно-космическо-морское.

В переходный период к войнам нового, шестого поколения (а может быть, несколько позднее, примерно в 2010-2015 гг.) главным театром войны, а не военных действий, станет воздушно-космическое пространство. Основным различием между этими двумя близкими понятиями является то, что театр войны будет являться фактически пространством, из которого подготовленная к войнам нового поколения сторона будет наносить межконтинентальные по дальности, длительные и массированные высокоточные удары по объектам экономики другой, не подготовленной к таким войнам стороны, практически без эффективного противодействия обороняющегося. Если воюющие стороны будут способны вести противоборство в воздушно-космическом пространстве в условиях войн нового поколения, то тогда театр войны станет театром военных действий.

К этому времени следует также ожидать реализации весьма значительного сокращения стратегических ядерных сил Соединенными Штатами Америки и Россией, а война с их применением будет маловероятной. Ядерное оружие еще долго останется в арсеналах нынешних ядерных стран, но вполне очевидно, что на смену стратегическим ядерным силам придут стратегические неядерные силы, которые будут действовать в том же воздушно-космическом пространстве и будут решать те же задачи. Стратегические неядерные силы даже развитых стран скорее всего сначала будут включать дуэт средств воздушного и морского базирования. На следующем этапе (2010-2015) в некоторых странах к ним могут добавиться и высокоточные межконтинентальные ракеты наземного базирования, а еще позже - и высокоточные крылатые ракеты космического базирования.

Практически все боевые самолеты наземного базирования, дизельные и большинство атомных подводных лодок, надводные корабли и морская авиация будут постепенно трансформированы в носители высокоточных крылатых ракет различной дальности действия. Они будут входить в разведывательно-информацио нные боевые системы различного назначения, основой которых будет космическая инфраструктура. Следует также ожидать, что в переходный период к войнам нового, шестого поколения большое количество высокоточных крылатых ракет различных радиусов действий и назначения будет находиться на вооружении армейской авиации. Все это в конечном итоге приведет к кардинальным изменениям в военном искусстве.

Государства, подготовленные воевать по-новому, будут способны вести войну бесконтактным способом с любым противником в любом регионе мира, применяя лишь боевые системы стратегических высокоточных ударных средств морского, воздушного, а в последующем наземного и космического базирования. Управление такой войной будет осуществляться непосредственно из генерального (главного) штаба на территории агрессора, независимо от того, по какой стране наносятся высокоточные удары и на каком континенте она находится.

Понятно, что со временем уйдут в прошлое операции сухопутных группировок, оружие поля боя, а ядерные средства будут постепенно вытеснены высокоточным обычным оружием, массовое применение которого позволит достигать не только стратегических, но и политических целей войны. Войны четвертого поколения (обычные безъядерные), как бы перешагнув через пятое поколение (ядерные), трансформируются в войны шестого поколения (обычные безъядерные и без наземных операций сухопутных войск). Об этом свидетельствуют и принятые в США концептуальные программы "Единая перспектива - 2010" и "Всеохватывающее господство", о которых уже шла речь в этой части книги.

Когда США и их союзники проводили операцию "Буря в пустыне" на театре войны в зоне Персидского залива в 1991 году, наносили очередные удары на этом же театре войны по объектам Ирака в декабре 1998 года и снова наносили удары по объектам на балканском театре войны в 1999 году, а также на афганском театре в 2001 году, то телезрители многих стран мира видели "видеорепортажи" с современных высокоточных крылатых ракет, с бортов специальных спутников Земли. Можно было убедиться в абсолютной точности поражения целей. Многократно прокручивался по всем телевизионным каналам ролик, в котором показывалось, как 18 января 1991 года первая крылатая ракета AGM-84F, запущенная палубным самолетом-носителем, взлетевшим с авианосца "Джон Кеннеди", пролетела более 100 км, пробила отверстие в стене энергоблока электростанции в Багдаде. Вторая, точно такая же, но запущенная с другого самолета, спустя две минуты влетела внутрь энергоблока через это же отверстие и там взорвалась. Не нужно быть специалистом, чтобы прийти к выводу, что в этих ракетах достигнута точность попадания, равная нескольким десяткам сантиметров.

Война в зоне Персидского залива была своеобразной "лабораторной работой" для отработки технологии использования театра войны для ведения войн нового поколения. Здесь отрабатывались методы управления боевыми системами на театре войны, включавшие космическую и воздушную разведку, носители (морского и воздушного базирования), высокоточные средства поражения и космические средства документирования результатов ударов.

Нападение Ирака на Кувейт 2 августа 1990 года было для США прекрасным поводом для проведения грандиозного натурного эксперимента, связанного с проверкой в боевых условиях эффективности высокоточных крылатых ракет и других вооружений, действовавших в составе боевых систем. Война в зоне Персидского залива стала прообразом войн нового поколения.

Следует особо подчеркнуть, что операция "Буря в пустыне" была весьма тщательно смоделирована накануне войны для условий театра войны, что скорее всего станет непременным атрибутом во всех войнах в будущем. Пентагону надо было быстро искать ответы на такие вопросы, на которые невозможно было ответить с ходу. Необходимо было очень быстро, строго и точно учесть возможности Ирака:

насколько глубоко его сухопутные силы могут проникнуть в глубь Кувейта;

какие силы потребуются для поддержки Саудовской Аравии в случае развития сухопутной войны с Ираком;

за какое время можно создать эффективную систему обороны на территории Саудовской Аравии;

как необходимо вести военные действия с Ираком для достижения поставленных целей в короткие сроки и с минимальными потерями;

ожидаемые общие потери многонациональных сил в этой войне и др.

Ответы на эти и другие многочисленные вопросы были получены с помощью моделирования как до начала войны, так и в условиях войны. В реальной боевой обстановке были использованы различные модели для анализа возникающих военных проблем, прогнозирования результатов боевых действий и модели для принятия решений. Например, с помощью моделей "Tam", "Golf strike", "Tacwar", JWARS постоянно выполнялся анализ боевых действий на театре. Всего за период с августа 1990 года по март 1991 года было промоделировано более 200 вариантов различных способов начала, ведения и обеспечения боевых действий многонациональных сил с войсками Ирака. Моделирование показало, что коалиционные силы уступали иракским по числу общевойсковых соединений в соотношении 1:4, артиллерии - 1:2. Если бы инициатива в этой войне с самого ее начала была на стороне Ирака и он, продолжая наступление, вторгся бы и в Саудовскую Аравию, то многонациональные силы вынуждены были бы вести неприемлемую для них сухопутную войну и их потери в такой войне могли превышать 25 тысяч человек из общей численности 500 тысяч.

Военное командование США в зоне Персидского залива понимало, что американское общество не согласится с подобными потерями личного состава. В результате многократного моделирования различных вариантов начала и ведения военных действий был выбран совершенно неожиданный для Ирака, но приемлемый для многонациональных сил вариант войны на театре без ставки на действия сухопутных группировок войск. Моделирование подтвердило возможность превращения театра военных действий в театр войны, что давало огромные преимущества многонациональным силам и трансформировало вооруженные силы Ирака из объекта противоборства в объект поражения в течение длительного времени. Этот вариант затем и был практически реализован, хотя и продолжал корректироваться уже в ходе самой войны.

Причем он был выбран и претворен в жизнь еще и потому, что США абсолютно точно знали, что Ирак будет ждать "своей" войны на театре военных действий. Его научили и убедили многочисленные военные советники Советского Союза, что США в начале проведут обычную воздушную наступательную операцию, состоящую из 6-7 массированных воздушных ударов, а затем непременно начнут сухопутную операцию, поддерживаемую с воздуха. Вот тогда и начнется "своя" война. Известно, что в Ираке тогда были не только советские военные советники, начиная от воинских подразделений, кончая генеральным штабом и министерством обороны, но и почти все вооружение тоже было советским. Иракские вооруженные силы жили по советским уставам, наставлениям, инструкциям, нормативам. Это и укрепило уверенность США и антииракской коалиции в том, что Ирак не подумает поступать иначе, нестандартно.

Результаты моделирования показали, что главным театром войны должно стать именно воздушно-космическое пространство, в котором Ирак не будет способен оказывать практически никакого сопротивления. Проведением длительной, в течение не менее 35 суток, воздушно-космическо-морской ударной операции и применением не менее 300 высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования антииракская коалиция может вывести из строя свыше 360 важнейших объектов, составляющих основу военного и экономического потенциала Ирака. Моделирование также показало, что в ходе этой операции могут быть уничтожены около 30 авиационных баз и аэродромов базирования боевой авиации, до 10 объектов по разработке и производству химического оружия, может быть уничтожен главный военный объект Ирака ядерный исследовательский центр, а также все имеющиеся заводы по производству боеприпасов и склады оружия и боеприпасов.

Моделированием также были подтверждены необходимость и возможность вывода из строя практически всех нефтеперерабатывающих заводов, электростанций и до 50% крупных автомобильных и железнодорожных мостов и других объектов экономической инфраструктуры. Расчеты показали, что этими действиями можно добиться полной изоляции иракской группировки войск в Кувейте, которые, не получая продовольствия, боеприпасов, воды во время проведения длительной воздушно-космическо-морской ударной операции, лишатся боеспособности, и таким образом можно будет добиться победы практически без применения сухопутной группировки вооруженных сил и, следовательно, избежать значительных собственных потерь. Что касается общих потерь Ирака, то результаты моделирования показывали - только безвозвратные потери могут составить до 100 тысяч человек.

Кстати, после того как именно с помощью моделирования был выбран требуемый вариант ведения войны на театре, разработан и утвержден план боевых действий, использование моделирования на этом не закончилось. Непосредственно на театр войны - в Саудовскую Аравию - было переброшено подразделение моделирования, которое продолжало эту работу и в ходе войны. Теперь уже ясно, что моделирование, "призванное" на службу в ряды вооруженных сил, убедительно подтвердило, что военные действия следует перенести в воздушно-космическое пространство. В этом случае оно превращается в театр войны, и здесь впервые встретятся две войны разных поколений: прошлая (четвертого поколения) со стороны Ирака и новая, правда, еще не в полном смысле, - шестого поколения - со стороны многонациональных сил, т.к. в ней могут присутствовать и элементы войн четвертого поколения.

Ирак, ничего не подозревая, очень серьезно готовился к прошлой войне и был достаточно подготовлен к ее ведению на театре военных действий. Но ему совершенно неожиданно была навязана другая война, правда, пока еще не полностью война нового поколения, а лишь прообраз ее, с элементами будущего. Однако и это стало для Ирака катастрофой. В войне в зоне Персидского залива США практически показали, а в войне в Югославии подтвердили, что они уже начали реально осуществлять очередную, шестую революцию в военном деле. Эта война и последующие высокоточные ракетные удары по объектам Ирака в 1998 году, и особенно война в Югославии в 1999 году, убедительно продемонстрировали всем остальным странам, что США первыми в мире "открывают" войны нового, шестого поколения и уходят с сухопутных театров в воздушно-космическое пространство, которое становится главным театром войны.

Правда, некоторые военные руководители и эксперты в самих США и в других странах отрицают факт свершающейся революции в военном деле Соединенных Штатов Америки и начавшийся переход их к войнам нового поколения. Это, очевидно, вызвано либо необходимостью со стороны США скрыть истинное направление развития военного строительства и достигнутый уровень готовности к войнам нового поколения, либо необходимостью других стран скрыть приверженность к прошлому, к вынужденной ставке на ядерное оружие и сухопутные боевые действия, а также оправдать уже допущенные крупные ошибки и промахи в строительстве вооруженных сил, в развитии военного искусства, связанные со ставкой на войны прошлых поколений.

Однако время требует, чтобы остальные страны понимали, что рано или поздно уже фактически начавшаяся революция в военном деле коснется и их. Значит, нужно быстрее принимать решения на научном, политическом и экономическом уровнях и вырабатывать стратегию поведения на ближайшую (10 лет), среднесрочную (20 лет) и долгосрочную (30 лет) перспективы. В этой связи, видимо, было бы целесообразным разрабатывать военные доктрины суверенных государств именно на далекую, долгосрочную перспективу [1,2]. Это будет более подробно изложено в главе пять этой части книги.

Государства, способные самостоятельно создавать новые виды вооружений, должны проанализировать состояние своих технологий и определить основные направления развития оборонной промышленности. Видимо, не следует исключать и большого давления на военное руководство стран со стороны их военно-промышленных комплексов. Для многих оборонных комплексов, корпораций, объединений переход к разработке и выпуску высокоточных средств ведения войны будет связан с потерей имеющихся производственных мощностей, отработанных технологий. Они не смогут без достаточного финансирования быстро перестроиться на выпуск другого оружия

и будут вынуждены "доказывать" необходимость сохранить приоритет оружия поля боя прошлого поколения войн, которое они могут непрерывно улучшать внедрением новых разработок.

Однако можно совершенно однозначно утверждать, что главным театром войны постепенно становится воздушно-космическое пространство. Уже наступило время исправления допущенных ошибок в военном строительстве, пересмотра приоритетов в структуре вооруженных сил многих государств, изменения соотношения видов, родов войск, порядка оснащения их вооружениями и военной техникой, системами управления, обеспечения, подготовки научных и военных кадров.

Новая координатная система

войн шестого поколения

Войны нового, шестого поколения внесут большие коррективы в законы и закономерности вооруженной борьбы. Изменится координатная система войн нового поколения. Если в войнах прошлых поколений, в том числе и в пятом, координаты основных усилий противоборства были, в основном, двухмерными и лежали на поверхности земного шара (ширина, глубина наступления или обороны), а вертикальная (главным образом, воздушная) использовалась лишь как вспомогательная, обеспечивающая действия наземных войск, то в войнах нового, шестого поколения все будет наоборот. Войны будущего станут не только бесконтактными, но и объемными и трехмерными. Основные усилия противоборства в них будут сосредоточены по вертикальной и двум горизонтальным - воздушно-космическим координатам, а наземные широкомасштабные координаты лишь в некоторых случаях могут стать обеспечивающими.

Существенно изменится и структура вооруженных сил стран, готовящихся к войнам нового поколения. Они будут ориентированы на безъядерную войну, хотя ядерное оружие в обозримый период останется в арсеналах ряда стран и их готовность вести ядерную войну сохранится.

Вооруженные силы государств, готовых вести бесконтактные войны, будут скорее всего состоять из двух функциональных видов - стратегических оборонительных и стратегических ударных сил (в том числе и ядерных), а также могут иметь в своем составе небольшие мобильные силы и единую систему управления.

Следует ожидать, что резко возрастет количество безъядерных стратегических ударных и оборонительных войск (сил), имеющих на вооружении высокоточное оружие, оружие на новых физических принципах, значительно повысится роль воздушно-космической (противокрылаторакетной, противоракетной, противокосмической) обороны, а также роль войск (сил и средств) РЭБ.

Вполне очевидно, утратят смысл и значение или изменят свое содержание такие фундаментальные понятия современной теории стратегии, как стратегическое развертывание (отмобилизование, оперативное развертывание, перегруппировка войск, резервов), стратегическое наступление или стратегическая оборона группы фронтов на континентальных театрах военных действий. В переходный период к войнам нового поколения начнет меняться роль нынешних видов вооруженных сил. Во всех без исключения контактных войнах прошлых поколений основная нагрузка противоборства ложилась на сухопутные войска, т.к. именно они, как уже отмечалось, должны были для достижения победы разгромить вооруженные силы противника, разрушить его экономический потенциал и свергнуть политическую систему. Этого нельзя было добиться без оккупации территории противника.

В бесконтактных войнах в большинстве случаев оккупация может вообще не понадобиться. Достаточно с помощью стратегических ударных (неядерных) сил, имеющих на вооружении высокоточное оружие, бесконтактным способом разрушить экономический потенциал противника, его экономическую инфраструктуру, системы энергоснабжения, коммуникации, и политическая система противника скорее всего развалится сама по себе. Вооруженные силы, подготовленные для ведения войн прошлого поколения и лишенные экономической базы, потеряют боеспособность. Не исключено, что уже в самом начале бесконтактной войны в результате нанесения издалека внезапных массированных высокоточных огневых ударов по органам и средствам управления может быть полностью нарушено управление войсками противника. Его вооруженные силы, построенные на устаревшей концепции ставки на ядерное оружие и сухопутные войска, даже без непосредственного воздействия на них скорее всего будут деморализованы и потеряют способность вести хоть какую-нибудь вооруженную борьбу, тем более что у них может и не быть противостоящего наземного противника. И в этой сложной и опасной ситуации военно-политическое руководство страны, подвергшейся агрессии бесконтактным способом, вряд ли решится применить имеющееся у него ядерное оружие, т.к. агрессор также наверняка будет иметь и его.

Кстати, в войне в зоне Персидского залива США применили свои сухопутные войска после завершения 38-суточной воздушно-космическо-морской ударной операции вовсе не для того, чтобы достичь более грандиозных стратегических или военно-политических результатов. Уже гораздо позже, после окончания этой войны, американское военное командование откровенно пояснило, что им надо было показать своим налогоплательщикам, что и сухопутные войска были введены туда не зря. Когда в результате длительной воздушно-космическо-морской ударной операции Ирак практически уже капитулировал и его поражение было полным, а войну можно было прекращать, военное командование США с ужасом увидело, что полумиллионные сухопутные войска ему оказались не нужны для ведения военных действий. Вот тогда и была "обоснована необходимость" в 4-суточной сухопутной составляющей в этой войне, хотя оккупировать территорию Ирака и свергать его политический строй ни США, ни их союзники по коалиции не собирались.

Эти бесконтактная воздушно-космическо-морская ударная, а затем и контактная сухопутная операции многонациональных сил, а точнее, "поездка" на танках и бронетехнике по пустыне, как известно, были просто приостановлены с выходом сухопутных войск на рубеж реки Евфрат. Скорее всего, сухопутная операция просто захлебнулась в приеме военнопленных иракской армии, которых было так много, что не было возможности их принимать, пропускать через санитарный контроль, кормить и поить в безводной пустыне. Следует особо подчеркнуть, что США в этой войне и не ставили перед собой такой цели - свергнуть иракское руководство. Если бы такая политическая цель стояла, то после его свержения надо было бы еще долго там оставаться в роли оккупанта и поддерживать новый, поставленный ими режим. Но все испытания новых видов оружия Соединенных Штатов были проведены, Ирак был наказан, его экономика и объекты ядерной технологии разрушены, и можно было просто уходить оттуда, что и было сделано. Это подтверждает, что политические цели войны в зоне Персидского залива были совершенно иными - испытать новые виды оружия в условиях реальной войны на пустынном театре военных действий. Все остальное было видимостью.

Как уже подчеркивалось, государству, готовому к ведению бесконтактных войн, не нужно будет осуществлять разгром крупных сухопутных группировок противника, который не готов к такой войне. В войне в зоне Персидского залива многонациональные силы во главе с США сумели "убедить" Ирак в том, что они собираются вести войну по старому (четвертого поколения) наземному сценарию и наземным координатам, к чему и было готово иракское руководство. Ирак принял такой вариант войны и ушел в глубокую оборону, ожидая наземных военных действий. Но их так и не было, а война пошла по другому сценарию, по другим координатам - бесконтактно.

Главное, кардинально новое в искусстве бесконтактных войн будет скорее всего связано, во-первых, с тенденцией исключения человека из зоны противоборства и, во-вторых, с тем, что имеющееся у воюющих сторон ядерное оружие не окажет никакого влияния ни на достижение политических и стратегических целей войны, ни на достижение непосредственно стратегических результатов. Более того, следует ожидать, что после 2010-2015 годов под давлением "ядерного клуба" и других ядерных стран может быть достигнуто международное соглашение о полной ликвидации тактического ядерного оружия. И несмотря на то, что все соглашения, как правило, действуют лишь до начала войны, все же можно предвидеть, что ядерное оружие не будет применяться вообще и его функции не выйдут за режим сдерживания даже в самых сложных ситуациях.

Если в контактных войнах прошлых поколений главные объекты и цели, предназначенные для их поражения, находились в пределах координат поля боя в тактической зоне, то в бесконтактных войнах будущего такие цели будут находиться в тактико-оперативно-стратегических координатах, т.е. в пределах всей глубины театра войны. Для их поражения потребуется большое количество высокоточных и беспилотных средств различной дальности действия, оружия на новых физических принципах и средств их доставки в основном наземного, воздушного, морского, а в последующем и космического базирования. Речь, по сути, будет идти не о лавине огня из всех видов оружия, а о "хирургически точных бесконтактных операциях" по уничтожению множества важнейших объектов экономики с помощью высокоточных систем оружия.

В начале войны первоочередному поражению высокоточными средствами и беспилотными летательными аппаратами подвергнутся обнаруженные по факту радиолокационного и радиоизлучения позиции сил и средств ПВО, пункты управления, узлы связи, важнейшие базы, аэродромы, средства ответных действий. При этом важной особенностью может быть то, что скорее всего даже в критических условиях не будут наноситься взаимные удары по ядерному оружию воюющих сторон. Все последующие удары будут предназначены в основном для безусловного поражения объектов экономики, инфраструктуры, энергетики, коммуникаций и т.д. на всю глубину территории противника в любой части света.

В отличие от контактных войн прошлого, четвертого поколения длительное массированное применение высокоточных крылатых ракет различного базирования в бесконтактных войнах будет осуществляться нападающей стороной одновременно с применением большого количества беспилотных летательных аппаратов различного назначения в пределах всего театра войны. Они будут действовать одновременно с нескольких стратегических воздушно-космических направлений театра войны, т.е. без сосредоточения основных усилий на одном направлении, что создаст исключительно сложную воздушно-космическую обстановку в зоне ответственности ПВО обороняющегося государства.

Боевой потенциал вооруженных сил государств, готовых вести войны и вооруженную борьбу нового поколения, в обозримом будущем будет представлять собой совокупность современных систем высокоточных ударных и оборонительных вооружений, способных без ставки на ядерное оружие и без применения живой силы выполнить стоящие перед ними задачи.

В этой связи уже в переходный период к таким войнам (до 2007-2010 гг.) на первый план начнут выходить те виды вооруженных сил, на вооружении которых будет высокоточное ударное и оборонительное оружие и оружие на новых физических принципах.

Принципиально новым в военном искусстве в войнах нового поколения станет постепенное смещение координат и функций стратегического ядерного сдерживания к стратегическому неядерному сдерживанию любого потенциального агрессора от развязывания военных действий как ядерными, так и обычными средствами. Стратегическое неядерное сдерживание скорее всего будет осуществляться с более высокой решительностью действий и созданием реальной угрозы нанесения противнику неприемлемого ущерба высокоточным обычным оружием. В отличие от ядерного сдерживания, можно будет не только угрожать нанесением неотвратимого неприемлемого ущерба специально выбранным жизненно важным объектам экономики враждебного государства, но и осуществить упреждающий удар по ним в целях демонстрации сдерживания. Сдерживающий эффект от реальной угрозы массированного применения высокоточного оружия несравнимо более силен, чем от нереальной угрозы применения ядерного оружия. Разработка, создание и производство высокоточного оружия в необходимых количествах и его информационное обеспечение под силу только мощным в научно-техническом, экономическом и военном отношении государствам.

Уже сегодня определились некоторые условные границы между государствами, которые непременно будут обладать этим оружием в достаточном количестве, и теми, кто никогда не сможет создать и даже закупить его. Только по одной этой причине те, кто отстанет в военном развитии, будут стремиться сохранить имеющееся у них ядерное оружие или другие виды оружия массового поражения как оружие сдерживания сильных слабыми. Но по своей сути высокоточное оружие - это не только оружие реального сдерживания, но и средство достижения победы путем бесконтактного уничтожения экономического потенциала любого противника, где бы он ни находился. Учитывая его значительную легитимность по сравнению с ядерным оружием, оно непременно возьмет на себя реальные функции сдерживания любого противника в тех же координатах, что и ядерное оружие. Однако интенсивное распространение высокоточного оружия будет нести в себе мощный потенциал дестабилизации стратегической обстановки в мире. Следует отметить, что создание высокоточного оружия, его высокие боевые свойства, продемонстрированные в войнах последних десяти лет, дали безусловно новый толчок для разработки средств противодействия ему и предопределили начало нового витка гонки ударных и оборонительных высокоточных систем оружия. Стратегия сдерживания в ближайшей перспективе до 2010-2015 годов, вполне вероятно, будет носить комбинированный характер: сильные в военном отношении государства будут сдерживать агрессию высокоточным оружием, а слабые государства - ядерным и другими видами оружия массового поражения.

Для реализации концепции стратегического неядерного сдерживания в координатах ядерного оружия в некоторых наиболее развитых странах после 2015-2020 годов могут быть созданы новые разведывательно-ударные боевые системы (РУБС), включающие:

разведывательные средства без радиолокационного стратегического предупреждения о начале подготовки противника к нападению, о его готовности нанести бесконтактный высокоточный удар в ближайшее время (месяцы, недели, сутки, часы, минуты), о начале воздушно-космическо-морской ударной операции с применением определенных видов оружия и сил;

требуемое количество стратегических высокоточных неядерных сил и средств различного базирования;

автоматическую систему управления всеми силами и средствами стратегического неядерного сдерживания;

силы и средства технического обеспечения.

Выделение в особую боевую систему сил и средств стратегического неядерного сдерживания не означает, что она сразу заменит силы и средства ядерного сдерживания во всех их координатах. Некоторое и, возможно, длительное время они, вполне вероятно, будут существовать параллельно, но затем постепенно, по мере увеличения количества высокоточных неядерных сил и средств различного базирования и назначения, даже при наличии ядерного оружия, стратегическое неядерное сдерживание станет основным и реальным в обеспечении военной безопасности государства. Следует также особо подчеркнуть, что стратегическое неядерное сдерживание, в отличие от ядерного, может осуществляться не из центра, а из региональных командований на стратегических направлениях, что повышает гибкость его применения и эффективность.

Если подготовленное государство начнет войну нового, шестого поколения, то военно-политические цели в ней могут быть достигнуты только нанесением бесконтактных массированных высокоточных ракетных, радиоэлектронных и информационных ударов, за которыми вообще не будут планироваться какие-либо другие действия. Характер такой войны будет определяться масштабами и координатами применения высокоточного ударного и оборонительного оружия, входящего в боевые разведывательно-информационные системы и системы радиоэлектронной борьбы. Предвидится реальность интеграции этих компонентов в единые боевые системы, объединяющие информационные поля в космосе, воздухе, на море и на суше, а также силы и средства доставки высокоточного оружия, системы управления, способные в корне изменить в обозримом будущем характер военных действий.

В бесконтактных войнах скорее всего изменятся многие привычные представления не только в области стратегии, но также и в области оперативного искусства и тактики. Для государств, участвующих в вооруженном противоборстве, такая война всегда будет иметь широкий пространственный размах. Как уже подчеркивалось, не будет явно выделенного направления главного удара, т.к. удары будут наноситься одновременно со всех направлений театра войны (военных действий). В ближайшие 15-20 лет даже самые передовые нынешние формы и способы ведения контактной войны на выталкивание и истощение потеряют всякий смысл, а самая современная боевая техника и вооружение прошлого поколения войн утратят свое значение, перестанут применяться и останутся на вооружении лишь внутренних войск.

Если во всех предыдущих поколениях контактных войн основными формами военных действий были удар, бой, операция, являвшиеся основополагающими категориями военной науки и военного искусства, то в бесконтактных войнах и здесь произойдут большие изменения. Известно, что во всех предыдущих поколениях войн ведущую роль в последовательном разгроме группировок противника играла тактика поля боя. В войнах шестого поколения главную роль в одновременном поражении противника будет играть стратегия в координатах театра войны, а затем, возможно, и военных действий. Решающие военные действия, как уже было показано, будут происходить в воздушно-космическом пространстве - главном театре войны, и суверенитет государства, подвергшегося нападению, может быть нарушен именно здесь без проникновения на его наземную территорию не только сухопутных, но даже и аэромобильных частей и соединений агрессора.

Наступление и оборона общевойсковых подразделений, частей, соединений и объединений сухопутных войск начнут уходить в прошлое. Совершенно очевидно, что в бесконтактных войнах сухопутных группировок у нападающей стороны, подготовившейся к таким войнам, вообще не будет. В связи с этим исчезнут из лексикона тактические, оперативные и даже стратегические рубежи и фланги. Такие термины контактного противоборства, как "фронт", "тыл", "передний край", потеряют свой традиционный смысл и будут вытеснены понятиями: "требуется уничтожить" или "не требуется уничтожать" бесконтактным способом. Удары будут одновременно наноситься по объектам в пределах координат всей территории страны, подвергшейся нападению. Трудно будет выявить отличие между стратегией и оперативным искусством. Управление разведывательно-ударными боевыми системами нападающего в такой войне в конечном итоге сведется к нескольким командам: "обнаружить", "принять решение", "уничтожить", "задокументировать результаты уничтожения".

Кардинально изменится содержание понятия "победа" в войнах нового, шестого поколения. Как уже было показано, во всех контактных войнах прошлых поколений для достижения победы требовалось сначала разгромить вооруженные силы противника, как правило, на его территории, после этого разрушить его экономический потенциал, а затем и свергнуть (заменить) политический строй. Этого нельзя было добиться без оккупации территории противника, т.е. нужно было солдатским сапогом (ботинком) ступить на территорию противника. Порой эта оккупация длилась многие годы, десятилетия, что требовало огромных расходов на содержание войск, поддержание их боеспособности и высокой боевой готовности на оккупируемой территории. История знает множество подобных примеров из прошлого. В бесконтактных войнах победа может быть достигнута лишь в результате разгрома экономики противника. Его вооруженные силы, лишенные экономической базы, развалятся сами, а политический строй скорее всего будет свергнут собственным народом этой страны.

Наполнятся новым содержанием, новым смыслом принципы военного искусства. Если попытаться изложить лишь некоторые новые принципы военного искусства в бесконтактных войнах и вооруженной борьбе нового поколения, которые будут идти после 2010 года, то их можно сжато представить в следующем виде:

во-первых, главными в таких войнах будут спрессованные одновременные действия создаваемых специально для разрушения экономики противника разведывательно-ударные боевые системы, основным средством поражения в которых станут высокоточные средства различного базирования, способные действовать в пределах координат противника. Носители средств поражения в своем большинстве не будут находиться в непосредственном контакте с противником;

во-вторых, резко уменьшится, а может, исчезнет вообще влияние ядерного оружия на достижение стратегических и политических целей. Ядерное оружие сохранится на вооружении ряда стран, но его применять никто не будет ни в каких критических ситуациях;

в-третьих, в связи с бесконтактным характером войн перестанут быть необходимыми группировки сухопутных войск, сил и средств, оружие поля боя;

в-четвертых, согласование усилий видов вооруженных сил и родов войск будет осуществляться по двум взаимоувязанным, но противоположным направлениям - действиям стратегических безъядерных ударных и стратегических оборонительных сил и средств;

в-пятых, из трех известных в прошлом (четвертом) поколении войн элементов боя и сражения - огонь, удар и маневр - сохранится лишь удар высокоточных сил и средств, запускаемых из зон, находящихся за пределами координат досягаемости средств поражения обороняющейся стороны.

Еще раз следует подчеркнуть, что в бесконтактных войнах победа может быть достигнута главным образом лишь разрушением экономического потенциала противника. Речь идет фактически о реализации на практике закона "убывающей силы", когда, с одной стороны, идет быстрое наращивание военной высокоточной ударной мощи одного государства, и с другой - резко снижается экономический потенциал другого государства.

Более того, если обороняющийся противник оказался не готов к такой войне, т.к. всю ставку, как и в прошлом, сделал на ядерное оружие, на свои сухопутные войска и противосамолетную оборону, то, как уже обращалось внимание, нападающему не будет необходимости громить такие его вооруженные силы. Они, за исключением средств ответного удара, не будут представлять собой никакой угрозы для нападающего, находящегося очень далеко от обороняющегося. В условиях разрушенной экономики обороняющийся обречен сначала на потерю боеспособности, а затем и на полный развал его вооруженных сил. Ошибочно надеяться, что уже в ходе такой войны можно будет воспользоваться ядерным оружием (кроме акта самоубийства) или можно будет где-то в глуши развернуть новые объекты военной экономики и таким образом поправить дело. В бесконтактных войнах невозможно будет сохранить экономику, используя для ее обороны силы и средства четвертого или пятого поколений войн.

Отсюда следует, может быть, и категоричный, но очень важный для практики вывод. В бесконтактных войнах, проводимых после 2010-2015 годов, победа может быть достигнута нападающим не только без оккупации, но и вообще без контакта с противником, лишь в результате проведения длительной стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции, операции РЭБ и выигрыша в информационном противоборстве.

Следует также отметить, что некоторые военные теоретики, особенно те, кто непосредственно участвовал в контактных войнах прошлого поколения, пытающиеся осмыслить бесконтактные войны, к сожалению, не могут оторваться от груза прошлого. Они не могут представить войну даже очень далекого будущего без всего того, к чему были приучены, что пережили в прошлом - без действий войск на поле боя, без стратегических резервов и маневра ими во время войны. Скорее всего, их видение будущего не выходит за горизонт 2007-2010 годов, а это только войны переходного периода, а не нового поколения.

Изменение функций разведки в войнах шестого поколения

Особая роль в войнах и вооруженной борьбе нового, шестого поколения будет принадлежать разведке, функции которой не только широко охватят все пространственные сферы: космос, воздух, сушу, море, но и претерпят существенные изменения. Она безусловно приобретет инструментальный характер и проникнет в программное обеспечение компьютеров различного назначения и их сети, сети телекоммутационных и радионавигационных систем, систем управления войсками и оружием, энергетикой, транспортом, средствами массовой информации и др. [17].

Асимметричная война, которую развязали против США и, не исключено будут вести разными формами и способами международные террористические силы, вызывает необходимость осуществления глобальной финансовой разведки, контроля потока финансовых средств, являющихся базой международного терроризма. Думается, что финансовая и военная разведки будут тесно взаимодействовать, а возможно, и объединятся в интересах обеспечения безопасности государства.

Военная разведка наиболее развитых стран, использующая результаты непрерывно идущей информационной научно-технической революции, непременно станет пространственно-глобальной, интегрированной на базе всех имеющихся в государствах сил и средств и будет вестись и документироваться непрерывно на принципах мониторинга. Для ведения разведки безусловно будут широко применяться космические, воздушные, морские и наземные силы и средства. Потребуется непрерывно и детально наблюдать практически за всеми территориями нашей планеты и омывающими ее морями и океанами, за ее воздушно-космическим пространством, за состоянием стратегических ударных и стратегических оборонительных сил стран, имеющих их, за всеми перемещениями войск (сил) в пределах планетных театров войны (военных действий). Это связано с тем, что война нового, шестого поколения, вполне очевидно, может начаться заранее созданными разведывательно-ударными боевыми системами, которые будут способны осуществлять воздушно-космическо-морские удары стратегического масштаба бесконтактным способом по любой стране в любом регионе планеты без предварительного наращивания там сил и средств. Управление такой войной скорее всего будет осуществляться непосредственно с территории государства, наносящего удары.

Высокоточное оружие и оружие на новых физических принципах, на которые будут возложены те важнейшие задачи, которые в войнах прошлого, четвертого поколения решали, в основном, лишь крупные группировки живой силы, поддерживаемые авиацией, флотом, потребуют иметь необходимую инструментально точную разведывательную информацию о каждом объекте, подлежащем поражению. Вполне очевидно, возникнет острая необходимость в разнообразных автоматических и автоматизированных разведывательно-информацио нных комплексах различного базирования, в которых скорее всего будут реализованы электронные средства навигационного обеспечения с общеземной системой координат, разведки и управления, а также силы и средства РЭБ.

Космические средства разведки в будущем, вполне очевидно, станут основным источником информации как при планировании, так и при организации и ведении боевых действий. Из космического пространства будет постоянно и широко осуществляться радиотехническая, радиолокационная, фото-, телевизионная, инфракрасная, радиационная, химическая разведки, которые будут непрерывно выдавать необходимую информацию в реальном масштабе времени. Космические средства непременно будут обеспечивать навигацию высокоточных крылатых ракет наземного, воздушного, морского, а в последующем и космического базирования до объектов поражения. На этих ракетах, вполне вероятно, будут устанавливать приемники глобальной космической навигационной системы, что позволит наносить высокоточные удары в режиме радиомолчания по объектам в любой точке земного шара.

В войне в зоне Персидского залива (1991, 1996) и в Югославии (1999), например, широко апробировались американские разведывательные спутники "Лакросс", передававшие из космоса радиолокационное изображение района боевых действий. Их использование позволило в любых метеоусловиях и в различных географических регионах вскрывать с достаточной степенью точности созданные сухопутные группировки, системы ПВО, военные объекты и объекты экономики стран, подвергавшихся нападению.

Следует ожидать, что еще до 2007 года орбитальные группировки подобных разведывательных космических аппаратов ряда индустриально развитых государств будут значительно усилены по сравнению с существующими. Впоследствии, в

2010-2015 годах, вероятно, значительно возрастут возможности их космических средств разведки:

по количеству одновременно вскрываемых объектов в любом регионе планеты они увеличатся не менее чем в 5-7 раз;

точность обнаружения координат объектов и их критических точек повысится в 8-10 раз;

при этом время на разведку и доведение информации до высокоточных средств поражения уменьшится в 5-7 раз.

Можно ожидать широкого использования самых совершенных информационных технологий на базе систем автоматизированного проектирования, компьютерных сетей, способных обрабатывать практически всю имеющуюся в государстве разведывательную информацию и доводить необходимые данные, в первую очередь, до стратегических ударных и стратегических оборонительных сил. Следует ожидать объединения в глобальные сети основных локальных вычислительных сетей научно-исследовательских организаций, планирующих органов всех силовых структур государств, совмещения всех имеющихся у них банков данных, связанных с обороноспособностью.

Существующие и разрабатываемые в ведущих странах мира высокоточные крылатые и другие ракеты обычного типа наземного, космического, воздушного и морского базирования, вполне вероятно, будут применяться лишь в условиях информационного превосходства. Для этого потребуется с помощью средств разведки, информатики и связи быстро получить максимально полную, точную, своевременную и защищенную разведывательную информацию, позволяющую правильно реагировать на любой военный конфликт в любом регионе мира с целью немедленного овладения ситуацией и принятия необходимых решений. Вполне вероятно, что для этого в период 2020-2030 годов могут быть разработаны совершенно иные, чем сейчас, глобальные военные системы разведки, управления и связи. Наиболее развитые страны скорее всего создадут в этот период космические коммуникации информационных сетей, практически перекрывающие все сферы вооруженной борьбы по всему земному шару. Информация разведки скорее всего получит свои каналы и будет доводиться в автоматическом режиме в минимально короткие сроки до заинтересованных органов управления на всех уровнях руководства. Следует ожидать одновременного создания систем, препятствующих противнику в получении информации для управления его боевыми системами и оружием.

Известно, что в международном космическом праве пока нет договорной нормы, устанавливающей границу между воздушным и космическим пространством, которая находится примерно на высоте 60-100 километров над поверхностью Земли. В этой связи околоземный космос не только сохранит за собой большое военное значение как сфера обеспечения военных действий, но и, как уже говорилось в главе третьей, в параграфе "Театры войны и военных действий"., станет затем главным театром войны (военных действий), где может вестись ожесточенная вооруженная борьба и откуда может применяться оружие неядерного типа, в том числе и в отношении объектов и целей на любом континенте, в любом регионе планеты. Для каждой страны, готовящейся или уже готовой к ведению бесконтактных войн, будет крайне необходимо, чтобы околоземный и межпланетный космос ею полностью контролировался.

Управление всеми разведывательными боевыми системами, силами и средствами, вполне вероятно, будет осуществляться из командных пунктов, поднятых в космос и воздух, или из защищенных командных пунктов на земле. Следует ожидать значительного увеличения количества самолетов управления и дальнего не радиолокационного обнаружения. Информационный обмен, вполне вероятно, будет осуществляться между всеми звеньями и уровнями командования с помощью автоматических или автоматизированных систем, размещенных на воздушных и космических средствах.

Как уже многократно упоминалось, в бесконтактных войнах широкое применение найдут разведывательно-ударные боевые системы (РУБС) на базе пилотируемых и беспилотных космических разведывательно-информационных систем, а также наземных, морских, воздушных и космических носителей и высокоточных средств поражения. Они будут способны обнаруживать и наносить эффективные удары по стационарным радио- и теплоизлучающим военным объектам и объектам экономики, наземным элементам средств воздушно-космическо-морской обороны, а также по радиолокационно-излучающим источникам на всю глубину территории противника. Это коренным образом меняет содержание и характер войны. В такой бесконтактной войне сталкиваются не массы войск (сил), а разведывательно-ударные и оборонительные боевые системы. Их возможности характеризуются не количественно-качественным превосходством одной из сторон, а структурными, организационными факторами, единством и эффективностью управления, качеством функционирования систем разведки, связи, навигации и других звеньев всестороннего обеспечения военных действий. Необходимо подчеркнуть, что после 2020 года такие РУБС с носителями космического базирования могут создаваться заранее и скрытно, как системы двойного назначения, и все они могут быть предварительно или в нужный момент времени нацелены на конкретные, наиболее важные стационарные гражданские и военные объекты вероятных противников в любых странах мира.

Следует ожидать, что уже на рубеже 2007-2010 годов исключительно высокие характеристики будут иметь разведывательные спутники. Вероятно, поступят на вооружение новейшие космические аппараты радиолокационной разведки, которые будут способны получать изображение местности с разрешающей способностью в несколько десятков сантиметров в темноте и в условиях плотной облачности. Значительно могут быть повышены возможности аппаратуры спутников оптической разведки. Их разрешающая способность достигнет 10-15 сантиметров, что обеспечит беспропускной детальный обзор всей поверхности Земли и всех объектов экономики стран в течение одних суток в дневное время. Информация космических средств разведки будет передаваться через спутники-ретрансляторы связи наземным центрам управления, а оттуда изображения и разведданные будут отправляться непосредственно на наземные, воздушные и морские командные пункты РУБС, сил и средств и станут основой планирования массированных высокоточных ударов в ходе стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции.

Не исключено, что после 2010 года в некоторых экономически развитых странах могут быть приняты на вооружение новые аппараты космической системы предупреждения о ракетном нападении, которые будут способны обнаруживать не только старт межконтинентальных высокоточных баллистических ракет наземного и морского базирования, но и боевые блоки ракет в полете на средних и конечных участках траектории. Эти же спутники скорее всего будут находиться на стационарных орбитах и станут главной информационной составляющей для ведения бесконтактных войн, систем противоракетной, противокрылаторакетной обороны государств, а в последующем и противоастероидной обороны планеты Земля.

Надо ожидать, что средства космической разведки наземных объектов также получат большое развитие. На них будут возложены совершенно новые задачи поиска, обнаружения, идентификации и измерения необходимых параметров и выявления критических точек стационарных объектов экономики, инфраструктуры и военных объектов противника, которые должны быть поражены высокоточными крылатыми или межконтинентальными ракетами с обычным боевым снаряжением. Следует обратить внимание на то, что средства космической разведки в интересах бесконтактных войн могут создаваться в рамках финансирования национальной ПРО. Скорее всего, именно это пока остается за кадром одностороннего выхода США из Договора по ПРО-72. Более подробно об этом будет идти речь во второй части книги.

Вполне вероятно, разведывательные средства и системы космического, морского и воздушного базирования будут использоваться в составе соответствующих РУБС. Они же будут использоваться и для осуществления управления, для сосредоточения усилий высокоточных ударов по наиболее важным экономическим регионам, отраслям промышленности и важнейшим ключевым экономическим и военным объектам противника. Для обнаружения многочисленных наземных объектов и выявления их критических точек, подлежащих поражению в глубине территории противника, видимо, найдут применение намного более дешевые, чем космические, но высокоэффективные беспилотные самолетные средства разведки.

Следует ожидать, что разведывательный потенциал наиболее развитых государств может существенно повыситься именно за счет беспилотных летательных аппаратов с большой продолжительностью полета, количество которых уже в первые годы нового века и тысячелетия в ряде стран может достигать несколько тысяч единиц. Один из подобных маленьких самолетов был продемонстрирован в США в середине февраля 1997 года в Сан-Диего (штат Калифорния). Этот самолет способен находиться в воздухе в течение 42 часов на высоте 22 километров. На борту беспилотного самолета имеются оптические и инфракрасные телекамеры, радиолокационная станция, а также станции радиои радиотехнической разведки. Бортовая аппаратура позволяет производить детальную съемку местности с точностью до 30 сантиметров и непрерывно передавать разведданные по спутниковым каналам связи непосредственно на центральные командные пункты.

Другой самолет-разведчик подобного типа также разрабатывается в США. Правда, его характеристики несколько иные - продолжительность полета 12 часов на высоте 15 тысяч метров. Однако этот самолет разрабатывается по программе "Стелс", т.е. он будет невидимым для радиолокационных средств обнаружения. США намерены иметь уже в начале нового века несколько сотен таких стратегических самолетов-разведчиков, а в последующем их количество может значительно увеличиться. Не исключено, что часть таких самолетов будет изготовлена и для продажи другим странам - Великобритании, Франции, Германии, Китаю, Тайваню и др.

Можно утверждать, что уже в первые годы нового века и тысячелетия получат развитие и сверхминиатюрные самолеты-разведчики, размер которых будет соизмерим с воробьем. Им будет по силам решать весь объем задач воздушной разведки, которые в войнах прошлого поколения решали, например, такие известные самолеты-разведчики, как U-2. Самолет-воробей скорее всего будет иметь сверхминиатюрный электрический двигатель, который, питаясь от аккумуляторной батарейки, обеспечит ему возможность в течение шести восьми часов летать на высоте не более одного километра со скоростью 1 м/с. Вполне понятно, что важнейшими преимуществами такого самолета-разведчика будут его бесшумность и полная незаметность как при визуальном, так и радиолокационном способе обнаружения. Такой самолет-разведчик может как угодно близко подлетать к любому радиолокатору, зафиксировать его координаты, частотный диапазон излучений, выявить другие радиоэлектронные источники. После выполнения задачи самолет самостоятельно будет возвращаться в заранее заданное место, где и совершит посадку. На замену источников питания и разведывательной аппаратуры потребуется несколько минут, и самолет снова уйдет на задание. Следует ожидать, что будут разрабатываться и более миниатюрные разведывательные аппараты, скажем, в форме жука-скарабея длиной 7,5 сантиметра и весом 60 граммов. Такой жук, вполне вероятно, сможет нести полезный груз весом до 30 граммов, в составе которого может находиться микроскопическая видеокамера весом 15 граммов. Предполагается, что летающий жук тоже может появиться в ближайшее время [46]. Есть основания полагать, что уже в переходный период к войнам нового поколения и в ходе таких войн наиболее развитые страны могут использовать одновременно несколько десятков тысяч таких самолетов и других летательных аппаратов-разведчиков с самыми различными задачами.

По данным "Независимой газеты" от 14.04.2000 года [44], в России имеется единственный пока серийный беспилотный комплекс "Строй-П" с дистанционно-пилотируемым летательным аппаратом "Пчела-1М" в варианте телевизионного наблюдения за полем боя. Сейчас ведутся работы с комплексом "Строй-ПМ" в варианте постановщика помех средствам связи. Разработан и сдан на государственные испытания еще один комплекс дистанционной постановки помех средствам радиосвязи - "Мошкара". Он обладает уникальными свойствами. Вес аэродинамически забрасываемого передатчика помех (АЗПП) "Мошкара" - 20 килограммов. Система наведения - спутниковая. Радиус сплошного подавления УКВ радиосвязи - 10 километров. Пункт управления комплекса обеспечивает одновременное управление 32 АЗПП. В воздухе управление осуществляется автономнобортовой ЭВМ. Следует отметить, что наибольшую эффективность радиоэлектронного противодействия в войнах будущего могут обеспечить именно дистанционно пилотируемые летательные аппараты.

Надо отметить, что уже сейчас в ряде наиболее развитых стран в различных видах их вооруженных сил, родах войск имеется чрезвычайно большое количество разнотипных сил и средств разведки, однако все они в значительной мере разобщены и используются в основном корпоративно. В войнах и военных конфликтах будущего в первую очередь потребуется высокая интеграция многочисленных разведывательных систем для их автоматизированного распределения в глобальной информационной сети по всему земному шару. Возникнет необходимость серьезного объединения ведомственных систем разведки внутри государства, а также систем разведки космического, воздушного, морского и наземного базирования внутри вооруженных сил государств. Неизбежно повышение гибкости применения и универсализации средств разведки, а также разработки и создания новейших средств разведки, дополняющих своими информационными возможностями существующие в пределах земного шара.

Таким образом, наиболее развитые государства, принимающие необходимые меры к созданию практически новых вооруженных сил и вооружений, вполне вероятно, уже на рубеже первых десяти лет нового века вынуждены будут создавать новые системы и средства разведки, с помощью которых они будут готовы реализовать технологию ведения бесконтактных войн.

Изменение роли и функций военно-воздушных сил в войнах шестого поколения

В бесконтактных войнах произойдут существенные изменения в функциях и действиях военно-воздушных сил. В контактных войнах прошлого, четвертого поколения роль авиации также была достаточно велика, и на нее возлагали решение большого количества задач [4]. Постепенно, по мере своего развития, авиация, продолжая обеспечивать действия наземных войск, начала переходить к более самостоятельным действиям в форме воздушных операций. Такие операции в большинстве планировались в масштабе объединения (воздушной армии) ВВС продолжительностью 3-5 суток и включали, как правило, 6-7 массированных ракетно-бомбовых ударов по объектам на территории противника, и после них, как правило, должны были переходить в наступление сухопутные группировки войск.

Войны нового, шестого поколения могут начаться и практически завершиться лишь с проведением длительной воздушно-космическо-морской ударной операции совместно с операцией РЭБ бесконтактным способом, т.е. без действий пилотируемой авиации над территорией противника. Вполне вероятно, что по продолжительности такая совместная операция уже в период 2010-2015 годов может осуществляться некоторыми развитыми странами против любого противника (государства) в любом регионе планеты в течение не менее 30 суток. В последующем, в 2020-2040 годы следует ожидать, что эта операция будет длиться уже 60-90 и более суток, что перекроет все ныне существующие нормативы в вооруженных силах любого государства. Военно-воздушные силы в таких операциях будут основным, наиболее динамичным "подносчиком боеприпасов". Вполне вероятно, что они ежесуточно будут способны производить 1-2 тысячи и более самолето-вылетов для доставки к рубежам пуска нескольких тысяч высокоточных ракет класса "воздух - земля", не заходя в воздушное пространство противника и не действуя над его территорией.

Одновременно в рамках этой операции будут наноситься многочисленные удары высокоточными крылатыми ракетами морского базирования, беспилотными летательными аппаратами ударного действия. Причем будет проводиться именно воздушно-космическо-морская ударная операция, но без действий авиации над театром войны (военных действий). Роль космоса, космических сил и средств будет исключительно большой и многоплановой. Из приземного космоса в будущем скорее всего также будут наноситься высокоточные удары по целям на земле, и это несмотря на то, что официально уже сейчас запрещено выводить оружие в космическое пространство. Как и сейчас, из космоса будет вестись непрерывная разведка, через космос будут обеспечиваться управление, связь, предупреждение о ракетном нападении, метеообеспечение, навигация, радиоэлектронная борьба и др. Очень большая вероятность, что после 2010 года в некоторых экономически развитых странах начнут создавать космический эшелон стратегической оборонительной системы. Но это будет совсем другая система обороны, нежели та, о которой сейчас ведутся большие дискуссии в связи с выходом США из Договора по ПРО. Она скорее всего будет включать противоракетную, противоспутниковую и противокрылаторакетную оборону космического базирования государств.

В такой стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции уменьшится значимость фактора соотношения в силах авиации по числу самолетов, в ВМС - по числу надводных и подводных кораблей, в космических силах - по количеству космических аппаратов различного назначения, и на первое место выйдет соотношение по высокоточным ударным вооружениям класса "земля - земля", "космос - земля", "воздух - земля", "море - земля", "космос - космос", "воздух - воздух", по скорострельности, дальнобойности оружия, точности стрельбы, помехозащищенности.

Не следует ожидать существенного увеличения количества пилотируемой авиации - носителя высокоточных крылатых ракет, но вся она станет всепогодной, всесуточной, с широким набором средств РЭБ и будет малозаметной для средств обнаружения противника. Однако за счет создания новейших высокоскоростных всевысотных самолетов-носителей стратегического назначения, совершенствования их вооружения и средств РЭБ, оснащения высокоточным ракетным оружием различной дальности действия и оружием на новых физических принципах авиация станет главным эффективным средством доставки большого количества этого оружия до рубежей пуска. Следует ожидать, что в обозримом будущем в стратегических неядерных силах именно авиация воздушно-космических сил будет нести основную нагрузку неядерного сдерживания. Но это будет уже совершенно другая авиация, не предназначенная для действий над полем боя. Не только стратегическая авиация, но и практически все имеющиеся в вооруженных силах другие типы боевых самолетов станут основным и наиболее динамичным средством доставки большого количества высокоточных крылатых ракет до рубежей пуска (несколько тысяч километров от объектов удара на территории противника) и после их запуска, не заходя в зону дальнего радиолокационного обнаружения, будут возвращаться за новыми боекомплектами.

Следует ожидать, что в ходе войны время нахождения авиации в воздухе будет намного превышать время ее нахождения на земле. Надежность авиационных средств и способность их длительное время находиться в полете станут важнейшими отличительными признаками в войнах будущего. Примерно на рубеже 2015-2020 годов может получить развитие не только дозаправка в воздухе самолетов-носителей топливом, но и довооружение этих самолетов в воздухе контейнерами боекомплектов высокоточных крылатых ракет, а в последующем, на рубеже 2030-2040 годов, и смена экипажей в воздухе.

Американская корпорация Lockheed Martin уже объявила, что после создания последнего самолета F-35 она после 2008 года переходит к разработке беспилотных самолетов, которые и будут носителями высокоточного оружия до рубежей пуска [65]. Скорее всего, в этот период получат развитие и гиперзвуковые самолеты-носители гиперзвукового ракетного оружия и беспилотная стратегическая авиация - носитель большого количества высокоточных крылатых ракет. Гиперзвуковые самолеты-носители будут способны без дозаправки перелетать на расстояние до 22 тысяч километров с крейсерской скоростью М=12 и выходить в любой район планеты за несколько часов [55]. Такой перелет будет осуществляться на границе атмосферы, где самолет будет планировать по рикошетирующей от верхних слоев атмосферы траектории. За счет экономии горючего существенно увеличится дальность полета. В последующем, после 2040 года, могут появиться гиперзвуковые воздушно-космические самолеты с комбинированным ракетно-воздушным двигателем, которые станут орбитальными летательными аппаратами носителями высокоточного оружия.

Принципиально новым в военном искусстве станет то, что в вооруженной борьбе будущего нападающая сторона, не действующая своей пилотируемой авиацией над территорией противника, во имя достижения поставленной цели может пойти на весьма высокий уровень потерь своих беспилотных средств при преодолении ими системы ПВО - ПРО.

Опыт контактных войн четвертого поколения показывает, что уничтожение и разгром ударной авиации происходили именно при внезапных массированных ударах по аэродромам базирования на территории противника. Однако уничтожением авиации в воздухе всегда достигалось нанесение безвозвратных потерь не только самолетам, но и значительной части летного состава. Сложность подготовки летчиков для перспективной авиационной техники будет связана с коренными изменениями функций самолетов. Они приобретут ярко выраженные военно-транспортные функции носителя, а значит, будут основное время находиться в воздухе и не будут действовать над территорией противника.

Для повышения эффективности воздушно-космическо-морской ударной операции в целом и эффективности поражения объектов и целей высокоточным оружием скорее всего на театре войны будет использоваться информация единой системы навигации, будет осуществлена привязка любых объектов и их критических точек к единой геодезической сети. Основным содержанием такой сложной операции станут согласованные по целям, задачам, месту и времени массированные удары высокоточных неядерных средств стратегического, оперативного и тактического масштабов, а также действие оружия на новых физических принципах. Операция будет проводиться длительное время (30-90 суток) с решительными целями, с разнообразием выполняемых задач и высоким напряжением для их достижения.

Элементарные расчеты показывают, что полигонный наряд для поражения в первом массированном ударе, скажем, 300 наиболее важных гипотетических объектов экономики суверенного государства составляет примерно 9 тысяч высокоточных крылатых ракет, а для ударов, например, по 500-600 критическим точкам ключевых звеньев военной промышленности требуется 3-3,5 тысячи таких ракет. Для дезорганизации топливно-энергетической системы, уничтожения объектов автономного энергоснабжения, а также пунктов базирования средств ответного удара потребуется еще 4-8 тысяч крылатых ракет. Это значит, что такой массированный удар в операции (16-20,5 тысяч крылатых ракет) в основном воздушного и морского базирования общей стоимостью примерно 20 миллиардов долларов уже в 2010-2015 годах может быть вполне реальным для любого экономически развитого государства, хотя кроме этих целей придется поражать множество других объектов, на что потребуются дополнительные средства.

Важнейшие показатели стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции: глубина - на всю территорию государства, подвергшегося нападению, ширина по фронту может охватывать все стратегические воздушно-космические направления. Такая стратегическая операция в период 2020-2040 годов, вполне очевидно, будет проводиться разведывательно-ударными боевыми системами в два этапа.

На первом этапе продолжительностью до 10-15 суток разведывательно-ударные боевые системы будут наносить массированные удары для поражения средств ответного удара противника, важнейших военных и военно-экономических объектов, органов управления государством и вооруженными силами, поражения средств ПВО - ПРО и захвата инициативы в войне.

На втором этапе продолжительностью 20-75 и более суток массированными ударами высокоточных средств разведывательно-ударных боевых систем космического, воздушного и морского базирования, оружием на новых физических принципах завершится разгром экономического потенциала противника, его системы управления государством и вооруженными силами, чем будут практически достигнуты как стратегические, так и политические цели войны. На этом война может закончиться полностью.

Следует еще раз подчеркнуть, что при нанесении воздушно-космическо-морских ударов высокоточные средства нападения, входящие в разведывательно-ударные боевые системы, будут действовать на широком фронте без сосредоточения основных усилий на каком-либо одном направлении. Эти действия будут носить характер одновременных массированных ударов большой плотности со всех направлений в условиях исключительно сложной радиоэлектронной обстановки, создаваемой нападающей стороной.

Для увеличения плотности ударов нападающая сторона непременно пойдет на одновременное применение большого количества (20-30 тысяч) относительно дешевых беспилотных летательных аппаратов различного назначения, на применение ударных средств космического базирования, а также и межконтинентальных баллистических ракет с обычным взрывчатым веществом.

Общая продолжительность операции будет в значительной мере зависеть от заранее подготовленного количества непилотируемых высокоточных средств поражения и оружия на новых физических принципах (ОНФП), общее число которых у наиболее экономически развитых стран уже на рубеже 2010 года может достигать от 30 до 50 тысяч единиц, а после 2020 года - до 70-90 тысяч. Это будут, главным образом, высокоточные межконтинентальные баллистические ракеты, крылатые ракеты воздушного и морского базирования, ударные боевые системы космического базирования, оружие на новых физических принципах различного базирования, беспилотные летательные аппараты и др. Только в первом массированном ударе, о котором уже шла речь, может быть применено из них до 10-15 тысяч единиц.

В войнах нового, шестого поколения роль пилотируемой авиации, как уже было многократно подчеркнуто, сведется главным образом к доставке до рубежей пуска высокоточных средств поражения. В операции могут действовать, а могут оставаться в стратегическом резерве баллистические ракеты с обычными высокоточными головными частями самонаведения (стратегические неядерные силы), а также космические ударные средства с боевыми блоками повышенного могущества взрывчатых веществ и высокой точности попадания.

Скорее всего, космические ударные вооружения получат достаточно большое развитие, т.к. они позволят любому государству наиболее эффективно вывести свои стратегические неядерные силы за пределы собственной территории и содержать их в высокой боевой готовности. Беспрепятственность доступа в космическое пространство и его использования будет играть важную роль в защите национальной безопасности государств. Космос приобретет глобальное стратегическое и информационное значение. В околоземном космическом пространстве, несмотря на имеющийся запрет на размещение оружия в космосе, могут быть заблаговременно под разными предлогами развернуты и содержаться в готовности к немедленным действиям требуемые группировки космических ударных средств. С помощью этого оружия можно будет поражать любые объекты и цели, расположенные в глубине территории любого противника. При этом могут быть учтены не только главные потенциальные противники, но и другие страны, от которых может когда-либо исходить угроза и где имеются подобные объекты.

Политика многих государств так или иначе будет непременно связана с развитием всех видов космической деятельности и будет направлена на защиту жизненно важных интересов безопасности. Следует также ожидать, что некоторые экономически и индустриально развитые страны, особенно те, кто оторвался на целое поколение войн, уже на рубеже 2010-2015 годов могут откровенно препятствовать усилиям других стран в доступе в космическое пространство и его использовании в военных целях. Вполне вероятно, что в индустриально развитых странах получат развитие противокосмическая оборона и способность бороться с космическими системами и средствами, которые могут быть использованы против наземных, воздушных и морских сил, систем управления и контроля.

В космическом пространстве нет особых физических ограничений по количеству и объему развертываемых ударных средств. Наличие в космосе космического оружия и его действительное назначение установить трудно. Оно может быть замаскировано под другие системы. С началом войны снимаются всякие политические препятствия к его применению.

Основными объектами поражения высокоточными космическими боевыми ударными системами и средствами в любой части света, в любом регионе мира в рассматриваемой операции могут быть:

стационарные центры государственного руководства, командования, управления и связи;

аэродромы стратегической авиации и стационарные неядерные ракетные комплексы ответного удара в глубине страны;

государственные средства связи, радио и телевидение;

государственные и местные системы энергоснабжения;

заводы по производству и склады высокоточного оружия;

другие предприятия военно-промышленного комплекса, не связанные с ядерной технологией;

нефтеперерабатывающие заводы, склады горюче-смазочных материалов;

крупнейшие трубопроводные магистрали нефти и газа;

центры по разработке химического и биологического оружия и др.

В последующем в ходе операции могут быть выявлены и другие цели, для поражения которых потребуется применение высокоточного оружия различного базирования. Причем при выборе целей для поражения может ставиться задача не полного их уничтожения (стирание с лица земли), а с учетом применяемого высокоточного оружия и маневра огнем - лишь задача поражения критических точек ключевых компонентов и объектов, в результате чего объекты прекращают функционировать полностью или на длительные сроки, не вызывая экологически опасных вторичных факторов воздействия на среду и людей.

В ходе операции непременно будет осуществляться массированное применение высокоточных крылатых ракет различного базирования и оружия на новых физических принципах для ударов по важнейшим ключевым объектам экономики, энергетики, инфраструктуры, прикрытым эффективной ПВО - ПРО. При выборе таких объектов, определении их точных координат, выявлении критических точек поражения потребуется использовать всю имеющуюся в государстве разведывательную информацию, включающую данные разведывательных спутников, самолетов, радиоразведки, а также агентурные данные и в том числе данные, полученные с помощью фотоснимков многочисленных "туристов". Разумеется, что все расчеты при планировании такой операции будут вестись с широким применением электронной вычислительной техники, электронной объемной картографии и специального программного обеспечения. Это позволит быстро, точно и экономно проецировать военную силу в любом регионе мира, вести ударные действия различного масштаба, гарантированно поражать цели в течение всей воздушно-космическо-морской операции. Следует ожидать, что страны, подготовленные к бесконтактным войнам, будут весьма широко толковать саму философию применения военной силы для разрешения самых разных политических и гуманитарных ситуаций в различных частях света.

Возрастание роли и изменение функций воздушно-космической обороны в войнах шестого поколения

Следует ожидать, что в наиболее развитых странах очень большие изменения произойдут и в противовоздушной обороне (ПВО). Она скорее всего перерастет оперативно-тактические рамки родовой (видовой, войсковой) системы противосамолетной обороны и трансформируется в общегосударственную стратегическую воздушно-космическую (одновременно противоракетную, противокосмическую, противокрылаторакетную) высокоточную оборону. Это будет связано с тем, что одной из характерных черт войн и вооруженной борьбы будущего станет ожесточенное противоборство между средствами воздушно-космическо-морского удара и средствами воздушно-космической обороны. Такое противоборство переместится из средних и больших высот воздушного пространства, где раньше действовала пилотируемая авиация, в область высот приземного космического пространства, где будут массированно действовать космические обеспечивающие и ударные средства, высокоточные баллистические ракеты с обычной головной частью, и область предельно малых высот, где будут также массированно действовать высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования.

В войнах нового, шестого поколения практически во всех суверенных государствах особо остро будет стоять проблема защиты всего экономического потенциала и средств ответного удара от воздействия большого количества высокоточного оружия противника, использующего неизлучающие тепловизионные, телевизионные цифровые системы наведения, управляемые с помощью специальных искусственных спутников Земли.

В войнах шестого поколения воздушно-космическая оборона суверенного государства скорее всего приобретет совершенно новые функции. Она не будет предназначена для того, чтобы "гоняться" за каждой крылатой ракетой и "прикрывать" военные и гражданские объекты в общей системе от ударов воздушно-космическо-морского противника. Ее главной функцией будет уничтожение носителей высокоточных средств воздушного базирования до рубежа пуска ими крылатых ракет, т.е. за 1,5-2 тысячи километров до государственных границ. Входящая в ее состав противокосмическая оборона, видимо, также должна будет уничтожать на орбитах космические аппараты военного назначения, являющиеся основой разведывательно-ударных боевых систем воздушного и морского базирования (прежде всего, разведки, навигации, управления, РЭБ), а в последующем и космические носители высокоточных ракет, предназначенные для нанесения ударов по объектам на Земле.

Аналогично, в составе ВМС (ВМФ) наиболее развитых государств скорее всего появятся и получат значительное развитие специальные силы, средства и боевые системы, предназначенные для борьбы с морскими надводными (воздушными) и подводными носителями крылатых ракет.

Катастрофическими для любого государства станут итоги проигранного противоборства именно с носителями высокоточного оружия воздушного, космического (в том числе и ракетного), морского базирования, которые могут явиться следствием недостаточной его заботы о собственной воздушно-космическо-морской обороне в современных условиях.

Такая концептуально новая оборонительная система стратегического масштаба должна уже сейчас разрабатываться как комплексная и создаваться в масштабе суверенного государства не путем очередной кампании по объединению или переподчинению имеющихся противосамолетных сил и средств ВВС и ПВО, а с учетом жестких условий ведения войн нового, шестого поколения (после 2010 г.). Ее необходимо создавать в расчете на конкретные характеристики носителей высокоточных средств космического, воздушного, морского и наземного базирования, на возможные плотности потоков этих носителей на различных стратегических воздушно-космическо-морских направлениях в течение длительного времени (30, 60, а затем и 90 суток), осуществляемые совместно с его операцией РЭБ.

Формам и способам действий нападающей стороны, продолжительности его стратегической воздушно-космическо-морской ударной операции должны быть противопоставлены адекватные формы и способы стратегических действий по уничтожению носителей высокоточных средств до рубежей массового пуска крылатых ракет противника. Особую актуальность может приобрести проблема создания сверхдальних пилотируемых и беспилотных средств воздушно-космическо-морской обороны, способных длительное время надежно функционировать в условиях жесткого радиоэлектронного подавления и вести борьбу с носителями высокоточного оружия, а также иметь защиту от противорадиолокационных ракет и ракет типа "воздух - воздух".

Воздушно-космическо-морская оборона наиболее развитых стран станет непременно общегосударственной. Можно предвидеть, что она будет включать космическую и воздушную системы раннего предупреждения о взлете и полете воздушных носителей высокоточных крылатых ракет вероятного противника, сверхдальние воздушные перехватчики воздушных и морских носителей до рубежа пуска ими крылатых ракет, а также специальные зенитные ракетные комплексы сверхдальнего нерадиолокационного обнаружения, скоростного перехвата воздушных носителей крылатых ракет.

Зенитные ракетные комплексы должны будут иметь высокую огневую производительность за счет многоканальности по цели и малому времени реакции. Количество одновременно поражаемых воздушными сверхдальними перехватчиками и зенитными ракетными средствами воздушных носителей высокоточного оружия, летающих со сверхзвуковой скоростью на любых высотах (10-50 тыс. м), в прогнозируемый период скорее всего может возрасти в 10-15 раз, а время реакции, вполне вероятно, сократится в 8-10 раз по сравнению с существующими нормами при борьбе с пилотируемыми средствами нападения над обороняемой территорией. Следует ожидать создания зенитных ракетных комплексов, не использующих активную радиолокацию, способных одновременно поражать на любых возможных высотах 150-200 воздушных носителей до пуска ими высокоточных крылатых ракет (на дальностях 1,5-2 тыс. км от государственных границ).

Основными силами и средствами борьбы с прорвавшимися через такую воздушно-космическо-морскую оборону малозаметными высокоточными крылатыми ракетами на важнейших стратегических направлениях и маршрутах их полета, а также в районах некоторых объектов-недотрог, видимо, станет глубокоэшелонированная противокрылаторакетная оборона, а также неогневая гражданская защита практически каждого объекта экономики, о чем более подробно пойдет речь в следующей, четвертой главе.

Следует ожидать, что значительные перемены произойдут как в системах обнаружения носителей, так и системах обнаружения высокоточных ракет в полете. Вполне вероятно, что эти системы будут развиваться с использованием совершенно новых средств обнаружения наземного, воздушного и космического базирования. Они будут реализованы главным образом в пассивных локационных станциях, оптимизированных для обнаружения таких целей без излучения электромагнитной энергии. В них будут реализованы способы радиотехнической разведки, инфракрасного, теплового, телевизионного и оптического обнаружения малозаметных и летящих на предельно малых высотах крылатых ракет по излучаемым даже очень слабым радиоэлектронным сигналам и по тепловому факелу ракетного двигателя. Надо ожидать, что будет существенно повышено качество обработки сигналов. Найдут широкое применение фазированные антенные решетки, дающие возможность применять методы многочастотной пассивной локации, использовать оптимальное в каждый момент времени отношение "сигнал/шум" и повышать коэффициент направленного действия.

Средства сверхдальнего обнаружения воздушного базирования, очевидно, могут быть реализованы также в пассивных станциях самолетов дальнего нерадиолокационного обнаружения (ДНРЛО) и в аэростатных системах. Наиболее вероятно, в этих самолетах и аэростатах будут широко использованы пассивные (нерадиолокационные) методы обнаружения малозаметных, маловысотных целей с верхней полусферы. Преимущества таких методов обнаружения могут заключаться в том, что сверху крылатые ракеты менее защищены технологией типа "Стелс" и могут быть более легко обнаружены по тепловому излучению двигателя на фоне земли на большем расстоянии от средств поражения, чем наземными средствами, что повышает вероятность их поражения.

На самолетах ДНРЛО и аэростатах скорее всего найдут также применение инфракрасные обнаружители, которые будут надежно фиксировать на большой дальности полет каждого носителя и каждой крылатой ракеты по достаточно мощному тепловому излучению их двигателей. В бортовых станциях радиотехнической разведки самолетов ДНРЛО и аэростатов также, вполне вероятно, будут широко применяться новые формы сигналов с их сжатием и цифровой обработкой. Пассивные средства обнаружения космического базирования могут найти широкое применение для раннего обнаружения, прежде всего воздушных носителей высокоточных крылатых ракет с момента их взлета с заранее контролируемых аэродромов и авианесущих кораблей, а также и самих ракет в полете с момента их запуска. Космические средства обнаружения и раннего предупреждения, видимо, будут способны также выдавать целеуказания воздушным и наземным средствам пассивного обнаружения и сверхдальнего перехвата воздушных носителей еще до пуска ими высокоточных малозаметных крылатых ракет, а также точные целеуказания средствам для сверхдальнего перехвата и уничтожения этих ракет в полете.

Следует подчеркнуть, что в переходный период к войнам нового, шестого поколения (до 2007-2010 гг.) еще будут достаточно широко применяться и активные РЛС различного базирования. Однако в них скорее всего постепенно найдет широкое применение совмещение активного локатора со станцией радиотехнической разведки и комплексом пассивной локации, радиометрии, что не только увеличит вероятность обнаружения целей, но и существенно повысит скрытность работы самих средств обнаружения. В последующем активные РЛС будут заменены пассивными. Однако следует ожидать, что активные РЛС найдут широкое применение в войнах нового поколения в космической разведке.

Станции радиотехнической разведки, работающие в пассивном режиме, позволят обнаруживать источники кратковременного излучения, использующие сигналы со сложной частотно-временной структурой, а также помеховые сигналы. Они скорее всего будут применяться для оценки радиоэлектронной обстановки в районах промышленных центров, аэропортов, морских портов и контроля излучений любых радиоэлектронных станций в процессе их производства и эксплуатации. Для станций подобного типа главными информационными источниками в условиях войн нового поколения будут любые излучения бортовых радиоэлектронных средств искусственных спутников, самолетов, кораблей, крылатых ракет, их радиовысотомеров, систем "свой чужой", бортовых комплексов РЭБ, а также тепловые излучения работающих двигателей.

Получат развитие и средства огневого поражения высокоточных крылатых ракет противника, летящих к наиболее важным государственным объектам. Скорее всего, такие ракеты будут обнаруживаться и поражаться с использованием эффекта теплового излучения их маршевого двигателя. На этом принципе могут работать маловысотные зенитные противокрылаторакетные комплексы (ЗПКРК). Они будут обнаруживать и поражать цели собственными пассивными головками обнаружения и самонаведения, установленными на противоракетах, практически у самой земли, на высоте десятков метров. Для уничтожения таких целей может получить новое значительное развитие и автоматическая зенитная артиллерия (АЗА) сверхмалой дальности, имеющая пассивные средства обнаружения и оптические прицелы.

Уже в ближайшие годы начавшегося нового века на вооружение армий некоторых стран вполне вероятно начнут поступать лазерные пушки, способные поражать не только крылатые ракеты, но и реактивные снаряды. Достаточно даже самого незначительного прожига стабилизатора или планера крылатой ракеты, и набегающий поток воздуха развалит ее на части. Известно, что подобный тактический высокоэнергетический лазер разрабатывается совместно Израилем и США и его успешные испытания прошли на полигоне Уайт-Сендс в штате Нью-Мексико. Лазер уничтожил летящую ракету малой дальности, запущенную из установки российского производства "Катюша". Это действительно революционное оружие, но пока оружие поля боя. Оно имеет тактическую дальность стрельбы и недостаточно надежно работает в условиях плохой погоды [35].

Видимо, может найти применение для пассивного не радиолокационного обнаружения аэродинамических и баллистических целей в полете использование сигналов телевизионных станций и ретрансляторов, которые имеются практически во всех странах мира. Как известно, большинство из них работает в метровом диапазоне волн, и телевизионные видеосигналы являются достаточно информативными как для измерения дальности до цели, так для и измерения скорости ее полета. Здесь может быть легко реализован режим многопозиционной локации, когда цель облучается сигналом одной, скажем, наиболее близко расположенной к ней телевизионной станции, а информацию о цели извлекают другие телевизионные станции или приемники.

Могут также использоваться и специально созданные приемники в данном частотном телевизионном диапазоне, лишь принимающие в пассивном скрытном режиме отраженную от целей телевизионную радиолокационную информацию. При таком методе обнаружения становится возможным практическое создание в любой стране общегосударственной информационной телевизионной сети обнаружения высокоточных крылатых ракет без значительных затрат. Если при этом приемные станции будут размещены на воздушных, аэростатических или мобильных средствах, то их обнаружение и уничтожение станет трудно выполнимым для противника.

Должны получить большое развитие зенитные противоракеты. Они, вполне очевидно, будут иметь практически мгновенную боеготовность, большие скорости полета и дальность действия (до 3000 км). В них могут продолжать использоваться системы активного и пассивного наведения. Противоракеты, вероятно, будут обладать универсальностью и гибкостью программ боевого применения, позволяющие одновременно поражать как аэродинамические, так и баллистические цели.

Роль истребительной авиации в борьбе со средствами воздушного нападения над своей территорией скорее всего будет постепенно уменьшаться по мере вытеснения ударной пилотируемой авиации противника беспилотными средствами. Однако следует ожидать, что кроме сверхдальних перехватчиков воздушных носителей крылатых ракет появится совершенно новый истребитель-перехватчик крылатых ракет на предельно малой высоте над обороняемой территорией.

Таким образом, можно предвидеть, что в период 2020-2030 годов в большинстве развитых стран общегосударственная система воздушно-космической обороны концептуально будет совершенно другой. Ее основные функции, как уже было отмечено, будут связаны не с борьбой с большим количеством высокоточных крылатых ракет, летящих к объектам экономики, а со сверхдальним перехватом носителей этих ракет как в космосе, так и в воздухе. Как уже было сказано, с прорвавшимися к объектам экономики важнейших регионов крылатыми ракетами будут вести борьбу противокрылаторакетная оборона и неогневые силы и средства гражданской защиты каждого объекта государства.

Надо полагать, получат значительное развитие и новые боевые системы высокоскоростные противокосмические перехватчики наземного, воздушного, морского и космического базирования. Они, вероятно, будут оснащаться многофункциональными пассивными РЛС, теплопеленгаторами и ракетами сверхдальнего действия класса "земля - космос", "космос - космос", "воздух - космос", "воздух - воздух", позволяющими получать целеуказание от космических средств раннего обнаружения и перехватывать космические и воздушные носители крылатых ракет противника в полете на значительных расстояниях (1,5-2,0 тыс. км) до рубежей пуска или за

5-7 тысяч километров от объектов поражения.

Следует особо подчеркнуть, что в ряде индустриально развитых морских стран получат большое развитие противолодочная, противокорабельная оборона, главным образом, для борьбы с морскими носителями высокоточных крылатых и других ракет. Эта оборона будет включать комплекс наземных, космических, воздушных и морских средств, способных полностью блокировать запуск крылатых ракет с моря в любой точке мирового океана. По группировкам и отдельным кораблям-носителям, системам освещения обстановки, управления, обеспечения в будущем, вполне вероятно, могут наноситься высокоточные ракетные удары боевыми системами с участием наземных, воздушных, космических и морских средств.

Информационное противоборство в войнах будущего

Можно утверждать, что одним из важнейших механизмов зарождения бесконтактных войн является не только революция в военном деле, о которой шла речь во второй главе этой части книги, но и информационная научно-техническая революция, которая сейчас также переживает стадию формирования информационных систем планетного масштаба. Следует ожидать, что в переходный период к войнам нового поколения, примерно до 2007-2010 годов, когда еще будут сохраняться многие элементы противоборства прошлого поколения войн, произойдет резкий скачок в информатизации и автоматизации управления войсками и оружием. Здесь надо ожидать бурного процесса автоматизации всех уровней организационной структуры вооруженных сил, однако в переходный период информационное противоборство сохранится пока как один из видов обеспечения всех других видов борьбы.

В последующем, уже после завершения переходного периода, информационное противоборство постепенно выйдет за пределы обеспечивающего вида и станет боевым, т.е. приобретет самостоятельный характер среди многих других форм и способов борьбы. Однако в отличие от ударного высокоточного оружия, которое поражает конкретный, специально выбранный важный объект или его критическую точку, информационное оружие будет системоразрушающим, т.е. выводящим из строя целые боевые, экономические или социальные системы. Превосходство над противником будет достигаться через преимущество в получении разнотипной информации, мобильности, быстроте реакции, в точном огневом и информационном воздействии в реальном масштабе времени по многочисленным объектам его экономики, военным объектам и при минимально возможном риске для своих сил и средств. Вполне очевидно, что для подготовки к ведению бесконтактных войн суверенному государству потребуется перейти от индустриального к информационному обществу. И независимо от размеров его территории, необходимо будет иметь достаточный информационный ресурс, прежде всего космических средств, для обеспечения возможности осуществлять всестороннее обеспечение каждого высокоточного ударного или оборонительного средства.

Информационное превосходство в бесконтактных войнах, вполне вероятно, будет достигаться:

господством в информационном пространстве космических систем и средств разведки, предупреждения, навигации, метеорологии, управления и связи;

преимуществом в количестве высокоточных ракет, разведывательно-ударных боевых систем с элементами наземного, морского, воздушного и космического базирования и возможностью непрерывно маневрировать этими силами, средствами и их огнем;

скоростью ввода боевых программ в высокоточные ракеты различного базирования;

возможностью массированного и длительного по времени применения высокоточного оружия различного базирования;

адресным всесторонним материально-техническим обеспечением разведывательно-ударных боевых систем;

надежной информационной защитой высокоточных ударных и оборонительных сил и средств на суше, в воздухе, космосе и на морях.

Вполне очевидно, что информационное превосходство в бесконтактных войнах будет тем инструментом, который обеспечит нападающей стороне возможность применять в воздушно-космическо-морской ударной операции разнородные силы и средства, повышать защиту своих носителей высокоточных средств и самих высокоточных средств, вводить в сражение разведывательно-ударные боевые системы в соответствии с задачами, а также осуществлять гибкое материально-техническое обеспечение этих действий.

Потребуется максимальная интеграция механизмов получения, обработки и анализа информации многофункциональных ударных и оборонительных систем на основе автоматических устройств управления и за счет значительного снижения количества уровней руководства боевыми системами, силами, средствами. Также потребуется надежная защищенность как отдельных ударных и оборонительных элементов высокоточных боевых систем, так и стратегической системы в целом от воздействия всех видов современного информационного воздействия.

Информационный ресурс высокоточного оружия должен будет иметь полный набор программных средств и мер как активной и пассивной защиты от атак на его информационные системы, так и его активных и пассивных воздействий по отношению ко всем существующим и перспективным системам ПВО и ПРО противника. Вполне вероятно, что высокоточное оружие будет информационно связано с воздушно-космическо-морскими средствами разведки целей и объединенной пассивной системой обнаружения и наведения.

В бесконтактных войнах становится вполне очевидным, что одним из непременных их атрибутов будет постоянно действующее "информационное противоборство". Правда, некоторые российские специалисты [17], очевидно, ссылаясь на отдельные западные источники, пытаются утверждать, что будет вестись не "информационное противоборство", а "информационная война". Однако понятие "война" в данном сочетании вообще не подходит, т.к. оно относится к более сложному общественно-политическому явлению.

Война - особое состояние общества, связанное с резкой сменой отношений между государствами, народами, социальными группами и обусловленное применением вооруженного насилия для достижения политических, экономических и иных целей [38]. Она представляет собой противоборство общественных систем, классов, наций, государств с применением дипломатического, политического, информационного, психологического, финансового, экономического воздействий, вооруженного насилия и многих других форм и способов борьбы для достижения стратегических и политических целей, о чем уже достаточно подробно шла речь в первой главе данной книги.

Думается, что в ближайшие 20-40 лет еще не следует ожидать появления следующего, седьмого поколения войн, в которых основным системообразующим видом противоборства будет именно информационное противоборство, фактически становящееся основой "информационных войн". Если такие войны возникнут в будущем, то они, безусловно, будут вестись в информационном пространстве планеты и в основном информационными средствами. Это очередное, седьмое поколение войн может зародиться скорее всего в очень далеком будущем, т.е. не раньше чем через 50 лет. А до этого будет вестись именно информационное противоборство. Причем уже сейчас просматривается, что такая война следующего, седьмого поколения все же не будет вестись лишь информационными средствами и не будет вестись против конкретного противника или конкретной страны. Скорее всего, следует ожидать разработку комплекса разнотипных сил и средств, способных нарушать процесс нормального функционирования информационного пространства и информационного ресурса планеты, среды жизнеобеспечения жителей Земли. Войны последующего, седьмого поколения непременно выйдут из оперативного и даже стратегического масштаба и сразу приобретут планетный масштаб. Используя информационные сети и ресурсы, планетный агрессор может провоцировать техногенные катастрофы в больших экономических районах, регионах и частях света. Не исключено, что после 2050 года может получить развитие и экологическое оружие для адресного воздействия на минеральные и биоресурсы стран, на отдельные локальные области биосферы (атмосферы, гидросферы, литосферы), на климатические ресурсы в локальных пространствах Земли. Важно отметить, что в войнах последующих поколений, начиная с шестого, человек не будет представлять собой главную цель поражения. Он будет поражаться косвенно, через поражение других связанных с обеспечением его жизни структур и систем.

Что касается бесконтактных войн, то "информационное противоборство" или "информационная борьба" в них являются вполне законными понятиями противоборства и выражают борьбу сторон за превосходство в количестве, качестве и скорости добывания, анализа и применения информации.

Ясно, что этот вид будущего противоборства так же, как и другие его виды, уже сейчас имеет две четко обозначенные составляющие - оборонительную и наступательную, или ударную.

Оборонительная - защитить свою информационную инфраструктуру и информацию от воздействия противника, обеспечить безопасность собственных информационных ресурсов.

Ударная - дезорганизовать или разрушить информационную инфраструктуру противника, нарушить процесс оперативного управления его силами и средствами.

Для оборонительной составляющей в бесконтактных войнах могут найти применение такие формы и способы обеспечения безопасности собственных информационных систем и ресурсов, как оперативная и стратегическая маскировка, физическая защита объектов информационной инфраструктуры, контрдезинформация, радиоэлектронная борьба [57].

Видимо, для ударной составляющей информационного противоборства в бесконтактных войнах найдут применение такие способы борьбы, как стратегическая маскировка, дезинформация, радиоэлектронное противоборство, физическое разрушение и уничтожение объектов информационной инфраструктуры, "атаки" на компьютерные сети противника, "информационное воздействие", "информационное вторжение" или "информационная агрессия" [57]. Все это может быть реализовано в виде широкого спектра специально разработанных средств воздействия: компьютерных вирусов, логических бомб, заблаговременно внедренных в информационные системы и сети и срабатывающих по определенной команде. Здесь также могут найти применение "психологические удары" или "психологическая агрессия" в виде голографических изображений на большой высоте на небесной сфере, например, информации религиозного характера, направленные непосредственно на живую силу противника или на его население.

В связи с тем, что сейчас уже четко обозначено движение в сторону бесконтактных войн, следует ожидать, что роль информационного противоборства будет резко возрастать в следующих направлениях:

в борьбе с системами управления стратегических ударных и стратегических оборонительных сил различных уровней;

в борьбе между ударными и оборонительными средствами сторон;

в создании сложной информационной и помеховой обстановки во всем воздушно-космическом пространстве в районе боевых действий и на всем театре войны (военных действий);

в навязывании противнику своих правил ведения военных действий за счет возможности информационного обеспечения массированных высокоточных ракетных ударов по всем азимутам;

в ставке на информационное обеспечение военно-технического превосходства.

Информационное противоборство многогранно, многофакторно и использует системные методы информационных воздействий и акций. Оно получило заметное развитие после создания современных методов военной системологии [10]. Используя эти методы, можно быстро найти наиболее уязвимые места систем управления, связи, компьютерного обеспечения, разведки и всестороннего обеспечения боевых действий противника и, выводя их из строя, резко повысить эффективность своих действий в других видах противоборства. Критическими звеньями системы управления противника всегда будут информационные средства, подавление, разрушение или уничтожение которых приведет к немедленному снижению его возможностей по управлению боевыми системами, силами и средствами, а значит, и по нанесению массированных высокоточных ракетных ударов по объектам экономического потенциала [1,2].

Важнейшей составляющей информационного противоборства, видимо, останется и радиоэлектронное подавление. Оно уже сейчас является одним из наиболее эффективных видов обеспечения боевых действий в войне. В бесконтактных войнах радиоэлектронное подавление выйдет из обеспечивающего вида и станет самостоятельным видом противоборства, о чем уже шла речь во второй главе, в параграфе "Оружие на новых физических принципах в войнах будущего".

Над территорией не готового к бесконтактным войнам противника, по которой нападающая сторона будет наносить длительный массированный удар высокоточными крылатыми и другими ракетами, может быть создана штормовая и даже ураганная помеховая радиоэлектронная обстановка в эфире. В результате этого окажутся заблокированными абсолютно все приемные радиоэлектронные средства на земле, на воде, под водой, в воздухе и космосе. Те средства, которые будут продолжать функционировать и излучать электромагнитную энергию, будут немедленно уничтожаться самонаводящимися на источник излучения ракетами.

Важнейшей стратегической целью, видимо, станет создание в интересах информационного противоборства глобальных боевых информационно-ударных систем индустриально развитых стран, способных контролировать состояние и функционирование вооруженных сил, группировок, ударных и оборонительных сил и средств любых противников и, принимая соответствующие меры, снижать эффективность их действий.

Проявление большого интереса к информационному противоборству в войнах будущего не случайно, т.к. это связано с тем, что информация становится таким же оружием, как ракеты, бомбы, торпеды и т.п. Сейчас уже ясно, что информационное противоборство становится тем фактором, который окажет существенное влияние на сами войны будущего, их начало, ход и исход.

Таким образом, еще раз следует отметить, что под информационным противоборством в бесконтактных войнах следует понимать новую, именно стратегическую форму борьбы сторон, в которой используются специальные способы и средства, воздействующие на информационную среду противника и защищающие собственную в интересах достижения стратегических целей войны. Однако следует обратить внимание, что информационное противоборство как вид обеспечения военных действий практически никогда не прекращалось во всех прошлых поколениях войн, идет оно и сейчас, т.к. стороны всегда стремились соответствующим образом контролировать информацию противника не только в военное, но и в мирное время.

Владение информационными ресурсами в войнах будущего становится таким же непременным атрибутом, как в прошлых войнах владение силами и средствами, вооружением, боеприпасами, транспортом и т.п. Выигрыш информационного противоборства в бесконтактных войнах будущего фактически приведет к достижению стратегических и политических целей войн, что будет адекватно разгрому вооруженных сил противника, овладению его территорией, разрушению его экономического потенциала и свержению политического строя.

Цели, задачи, силы и средства информационного противоборства являются основой построения его содержания, а следовательно, и структуры его научной теории.

В самом общем виде главной целью информационного противоборства (информационной борьбы), как уже было показано, является сохранение необходимого уровня своей информационной безопасности и снижение уровня этой безопасности у противника. Поставленная цель может быть достигнута решением ряда взаимоувязанных задач, важнейшими из которых будут разрушение информационного ресурса и поля противника и сохранение своего информационного ресурса и поля.

Первый опыт ведения информационного противоборства в оперативном масштабе как одного из составляющих военного противоборства был приобретен в войне в зоне Персидского залива в 1991 году. Тогда многонациональные силы, используя методы радиоэлектронного и огневого противодействия, осуществили блокирование практически всей информационной, в том числе и военной, системы Ирака. Этот успех не только окрылил многонациональные силы в понимании роли информационного противоборства, но и заставил задуматься над тем, как выйти из подобного положения, если такое противоборство будет навязано им самим.

В США были проведены аналитические исследования и эксперименты под руководством агентства информационной безопасности министерства обороны, которые показали, что степень уязвимости компьютерных систем и баз данных военного ведомства США достаточно высока. Проникнуть в мозговой центр Пентагона, оказывается, несложно, т.к. он имеет множество различных выходов в другие информационные системы как внутри государства, так и за его пределами. В настоящее время можно достаточно легко нарушить работу информационных сетей индустриально развитого государства не только через традиционные каналы связи, радио, телевидения, средств массовой информации, но и через каналы Интернета. Здесь в качестве ошеломляющего примера могут служить мощные запланированные атаки компьютерных хакеров на сайты ряда крупных американских компаний в сетях Интернет, блокировавших их использование [33]. Миллионы пользователей Интернета временно лишились доступа к системам электронной торговли. Все атаки на Интернет-сайты происходили по одной простейшей схеме. В их адрес сыпались гигантские объемы ложных запросов, серверы не справлялись с их обработкой и "зависали" на несколько часов. Было продемонстрировано хакерское превосходство над профессионалами, обеспечивающими электронную безопасность авторитетных сайтов. Следует обратить внимание, что никакого взлома серверов не было, система безопасности нигде не нарушалась, однако в США это впервые оценили как "кибер-терроризм". Значение сетей Интернета в развитых странах уже сейчас настолько велико, что малейшее посягательство на их неприкосновенность расценивается как жизненная угроза безопасности стран. Каждый новый сигнал о взломе или блокировке сетей Интернета свидетельствует об уязвимости даже самых современных технологий. Однако производители программного обеспечения пока не демонстрируют стремления защитить Интернет.

Можно ожидать, что через эти же каналы будет осуществляться без всяких свидетелей психологическое воздействие на противника, а свое государство можно заранее предупреждать об угрозе его национальным интересам. Доступность глобальной компьютерной сети позволяет передавать необходимую информацию в любой регион мира и выполнять многие задачи, связанные с информационным противоборством. Не исключено, что в рамках информационного противоборства самостоятельное развитие может получить кибернетическая борьба, в ходе которой будут наноситься мощные информационные удары по интегрированным компьютерным системам противника. Может осуществляться информационное вторжение с целью нарушить его системы жизнеобеспечения, электро-, газо-, водоснабжение, системы связи, движения транспорта, срывать финансовые операции и т.п.

Итак, уже сейчас информационное противоборство практически становится важнейшим содержанием войн нового, шестого и, очевидно, последующих поколений. В дальнейшем следует ожидать применения в этом противоборстве сил и средств с искусственным интеллектом. В связи с возможностью с помощью информационного противоборства достигать оперативных и стратегических целей в войнах последующих поколений оно прочно приобретет как значительную самостоятельность, так и явится неотъемлемым элементом всех остальных форм борьбы.

На рубеже 2030-2050 годов следует ожидать значительных прорывов в области создания искусственного интеллекта, который, вполне вероятно, найдет широкое применение как в ударных, так и в оборонительных системах вооружения, а также в силах и средствах РЭБ. Первые работы в этом направлении начались еще в 60-х годах ХХ века, но уже в начале нового века следует ожидать появления принципиально новых электронных моделей интеллекта. Они, вероятно, будут построены подобно нейронным сетям в человеческом мозге и окажутся способны параллельно обрабатывать всю поступающую информацию, и, что самое главное, они будут способны к обучению. Искусственный интеллект найдет широкое применение, прежде всего, в головках самонаведения высокоточных межконтинентальных и крылатых ракет, а также в средствах ПРО, противокрылаторакетной обороны.

Другое направление в этой области, очевидно, будет связано с созданием молекулярных компьютеров на базе органических материалов в комбинациях со схемами на кремнии. Обработка информации в этих компьютерах, вполне очевидно, будет кардинально отличаться от общепринятых электронных схем, поскольку будет осуществляться на молекулярном уровне. Трехмерная протеиновая решетка теоретически может обрабатывать информацию даже быстрее, чем человеческий мозг. Такие компьютеры скорее всего будут применяться в разведывательно-боевых системах с элементами наземного, морского, воздушного и космического базирования.

Сейчас уже возникает настоятельная необходимость упреждающего развития теории информационного противоборства как системы знаний о характере, законах, закономерностях, принципах, формах и способах его подготовки и ведения в войнах будущего. То, что такая теория отсутствует, свидетельствует о том, что в прошлых поколениях войн информационное противоборство хотя и велось, но не вносило решающего вклада в достижение целей войны. Вполне понятно, что проблемы информационного противоборства, его теория не могут изучаться одной наукой. Здесь необходимо сосредоточить усилия многих наук, но ведущей должна быть, безусловно, военная наука, которая по праву занимает лидирующее место в системе знаний об информационном противоборстве.

Структурно теория информационного противоборства, как и многие другие теории противоборства, должна включать общие основы, теорию противодействия или поражения информации противника в ходе своих стратегических ударных действий и теорию защиты своей информации в ходе стратегических оборонительных действий. Опираясь на общие основы, взаимно дополняя и пронизывая друг друга, составные части теории информационного противоборства в совокупности должны решать весь комплекс задач, возложенных на этот приобретающий большую самостоятельность вид противоборства.

В первую очередь, необходимо разработать общие основы теории информационного противоборства. Основы теории должны непременно включать такие общенаучные атрибуты, как предмет, объект, цели и задачи, историю вопроса, нынешнее состояние и направления его дальнейшего развития, понятийный аппарат, категории, законы, закономерности, принципы информационного противоборства, а также наиболее общие методы исследования.

Применительно к бесконтактным войнам, необходимо показать изменение роли и места информационного противоборства в таких войнах, а также представить структуру теории информационного противоборства.

Понятийный аппарат информационного противоборства должен стать своеобразным языком общения как внутри данной отрасли научных знаний, так и с другими отраслями, давно узаконившими свой понятийный аппарат. Сформулированные новые категории информационного противоборства должны стать фундаментальными понятиями, т.к. они будут нести на себе основную нагрузку отрасли знания. Все категории информационного противоборства условно можно разделить на общие и частные.

Общие категории позволяют взаимодействовать со всеми отраслями теории военного искусства и другими отраслями научных знаний. Здесь базовыми общими категориями безусловно являются "информация", "информационное общество", "информационные ресурсы", "информационные процессы", "информационное оружие", "информационное воздействие", "информационные отношения", "информационная угроза", "информационное противоборство", "информационная безопасность", "информационная борьба", "информационная политика", "информационная независимость", "информационная война" и др. Большинство этих категорий приведены здесь в постановочном плане и нуждаются в дальнейшей разработке. Однако такую базовую категорию, как "информационное оружие", видимо, необходимо раскрыть.

Информационное оружие, вполне очевидно, будет представлять совокупность специально организованной информации, информационных технологий, обеспечивающую информационное доминирование и позволяющую целенаправленно изменять (уничтожать, искажать), копировать, блокировать информацию, преодолевать системы защиты, ограничивать допуск законных пользователей, осуществлять дезинформацию, дезорганизовывать работу технических средств, компьютерных систем и информационно-вычислительных сетей. Средства, используемые в качестве информационного оружия, видимо, можно будет называть средствами информационного воздействия [57].

Частные категории зарождаются и используются в составных частях теории военного искусства и информационного противоборства. "Теория защиты", например, уже использует такие категории, как "информационная дисциплина", "информационная система", "информация конфиденциальная", "защита информации", "информационная безопасность".

Здесь следует отметить, что категория "информационная безопасность" должна рассматриваться не только в плане защиты государственных секретов, но и в плане использования результатов информационной революции, которая сейчас идет в мире. В бесконтактных войнах информация становится важнейшим ресурсом воюющих сторон, и обладание этим ресурсом ведет к пересмотру стратегического содержания военных действий. Можно утверждать, что информационное превосходство будет важнейшей составляющей военной стратегии. То, что в некоторых странах по разным причинам не используются эти возможности, сразу приводит к информационному разрыву между странами, и именно это является самой большой угрозой в области информационной безопасности. Развитые страны опережают остальной мир за счет более глубокого внедрения информационных технологий во все военные, экономические, социальные процессы, в жизнь и быт и, главное - в сознание людей. Остальные страны фундаментально отстают, и здесь нет возможности компенсировать это отставание чем-то другим.

"Теория поражения" использует такие категории, как "противодействие информации", "поражение информации". К ее частным категориям, очевидно, можно отнести и "информационную инфраструктуру", "информационную экспансию", "информационную агрессию", "информационный удар", "информационную защиту".

Только после разработки необходимого понятийного аппарата теории информационного противоборства можно продолжить разработку основ самой теории. Объективно доказано, что теория может состояться только после наполнения ее категориями, отражающими один из основных несущих признаков теории информационного противоборства.

"Теория противодействия" информации противника должна непременно включать такие составляющие, как общие положения теории, теорию военного строительства сил и средств противодействия, формы и способы противодействия, методы, методики и модели оценки эффективности информационного противодействия противнику или его информационного поражения.

"Теория защиты" своей информации в ходе разработки теории информационного противоборства также должна содержать общие положения, описание опасностей и угроз для защищаемой информации, методы оценки эффективности защиты своей информации, а также описание необходимых практических мер для ее защиты.

Следующим важным признаком теории информационного противоборства должны стать разработанные для нее законы и закономерности.

Законы информационного противоборства должны отражать самые существенные, необходимые, устойчиво повторяющиеся отношения между его составными частями. Они будут демонстрировать устойчивый характер построения и функционирования всего комплекса информационного противоборства, а также указывать направления развития его составных частей.

По аналогии с законами вооруженной борьбы здесь, видимо, также проявят себя законы:

решающей роли политических и стратегических целей информационного противоборства;

зависимости хода и исхода информационного противоборства от материальных сил противоборствующих сторон;

зависимости хода и исхода информационного противоборства от реальности определения информационной обстановки, своевременности постановки задач защиты своей информации и поражения информации противника.

Закономерности информационного противоборства должны подчиняться соответствующим законам и являться своеобразными подзаконными актами теории информационного противоборства. Эти понятия всегда более предпочтительны в тех случаях, когда важнейшие связи и повторяющиеся отношения информационного противоборства недостаточно выражены количественно.

Важнейшими для практики закономерностями могут быть:

количество и качество сил и средств информационного противоборства, необходимых для применения новых, наиболее эффективных форм и способов противоборства;

единство действий сил и средств информационного противоборства по времени и пространству;

соотношение уровней боевой готовности сил и средств информационного противоборства сторон и др.

Примерами реализации закономерностей в практике могут быть разработанные в интересах информационного противоборства "компьютерные вирусы", "логические бомбы" и другие новейшие программные способы противоборства.

Следует еще раз отметить, что научно-технический прогресс ведет к постепенному освобождению человека как бойца поля боя, как действующего звена в информационном противоборстве и возложению его функций на вооружение, военную технику и разведывательно-ударные боевые системы различного назначения.

Важнейшим атрибутом и признаком разработанной теории информационного противоборства являются принципы противоборства. Это наиболее общие положения, правила, рекомендации, отражающие существенные, необходимые, повторяющиеся связи, отношения действительности, ориентированные на практику организации, подготовки и ведения информационного противоборства, а также управления силами и средствами в различных условиях обстановки.

Принцип всегда можно выразить формулой - "делай так...". Здесь также действуют известные принципы военной науки:

обязательное сосредоточение сил и средств на решающем направлении, в решающий момент;

заблаговременная всесторонняя подготовка сил и средств в интересах информационного противоборства;

постоянная готовность сил и средств информационного противоборства к защите собственной информации и разрушению, уничтожению информации противника;

согласование совместного применения всех сил и средств информационного противоборства;

своевременный маневр силами и средствами информационного противоборства;

внезапность применения наиболее эффективных форм и способов противоборства и др.

Следует подчеркнуть, что только законы теории информационного противоборства остаются неизменными, а закономерности и принципы могут меняться, появляться - новые и исчезать - старые, отжившие.

Как и для других известных форм и способов противоборства, оказывается, что при разработке содержания информационного противоборства основную роль играют политические факторы. Исходя из целей войн нового поколения, которые будет ставить политика государств, выявляются задачи этого вида противоборства, определяются необходимые силы и средства, разрабатываются формы и способы их применения, а также оценивается его экономическая стоимость.

Любому суверенному государству требуется совершенно ясно и четко представлять, откуда может исходить угроза вооруженной и информационной экспансии или агрессии. Здесь не следует обольщаться тем, что ни одно из близлежащих государств не рассматривается в качестве вероятного противника. Необходимо исходить из наличия в соответствующих, может быть, и очень далеко расположенных странах потенциала для совершения вооруженной и информационной экспансии или агрессии, а не из их намерений. Намерения могут быть переменными, а потенциал остается постоянным, и он может быть реализован бесконтактным способом против любого государства мира, независимо от того, где оно находится на нашей планете. Именно это является важнейшим отличительным признаком войн нового, шестого поколения. В таких войнах информационное противоборство может начаться внезапно, без всякой подготовки, как это требовалось в войнах прошлого, четвертого поколения. В отличие от других видов противоборства информационное противоборство может начаться еще в условиях мирного времени массированным применением различных сил и средств.

В первую очередь начнется широкое внедрение в электронные сети и системы государства, подвергшегося агрессии. Речь идет о президентских, правительственных и парламентских структурах государства. Те органы государственной власти, которые оказались не подверженными проникновению извне, могут быть подвергнуты массированным электронным ударам с помощью электронного оружия. С началом широкомасштабной военной агрессии бесконтактным способом информационное противоборство усилится, и в нем будут применяться все формы и способы радиоэлектронной борьбы и защиты. Ясно, что степень готовности к информационному противоборству в войнах нового поколения будет в полной мере зависеть от достигнутого уровня экономики и научно-технического прогресса государства.

Прослеживается устойчивая историческая закономерность обеспечения успеха в военных действиях всякий раз за счет преимущества в определенных силах и средствах, зависящих от достигнутого уровня экономики. Так, в Первой мировой войне (четвертого поколения) успех достигался за счет преимущества в живой силе и наземных огневых средствах, во Второй мировой (тоже четвертого поколения) - за счет преимущества в средствах воздушного и морского обеспечения боевых действий на сухопутных театрах военных действий.

В бесконтактных войнах этот успех становится зависимым от эффективности применения высокоточных средств поражения, которая, в свою очередь, зависит от эффективности своих разведывательно-ударных боевых систем, информационных сил и средств и эффективности противодействия информационным возможностям систем управления войсками (силами) и средствами противника.

Ясно, что будет необходимо серьезно позаботиться об информационной безопасности государства, повысить помехозащищенность всех его радиоэлектронных средств, систем управления. Информационные факторы окажут непосредственное влияние на масштабы информационного противоборства, формы и способы его осуществления, направления электронных ударов по информационным системам противника.

Следует особо подчеркнуть и новое в военной науке о войнах будущего. При определенных условиях значительные результаты в информационном и общем военном противоборстве могут быть достигнуты проведением интенсивных и длительных по времени прицельно-заградительных электронных ударов по всем элементам системы государственного и военного управления противника, которые, вполне вероятно, будут осуществляться в период нанесения в течение 10-15 суток первого массированного высокоточного удара по его неядерным средствам ответного удара.

Для тех стран, которые по различным причинам остаются в прошлом, четвертом поколении войн и не могут создать свою защищенную инфраструктуру, видимо, потребуется использовать международное сотрудничество с целью выработки и принятия соответствующих международных правовых документов, позволяющих поддерживать информационную безопасность в условиях перехода экономически развитых стран к готовности воевать по сценариям войн нового поколения.

Радиоэлектронная борьба в войнах шестого поколения

Можно предвидеть, что в войнах нового поколения будет резко повышен уровень значимости радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Из вида, обеспечивающего боевые действия в войнах четвертого поколения, уже на рубеже

2007-2010 годов она в наиболее развитых странах начнет трансформироваться в самостоятельный род войск и, вероятно, будет проводить свою родовую форму оперативно-стратегических действий - операцию РЭБ. Следует ожидать, что только за счет скорости создания и принятия на вооружение новейших средств радиоэлектронной борьбы и средств высокоточного поражения радиоизлучающих элементов на территории противника некоторые индустриально развитые страны к этому времени могут обойти другие страны на два - три поколения средств РЭБ.

Скорее всего, операция РЭБ будет согласовываться и совмещаться с широкомасштабным информационным противоборством в рамках операции стратегических ударных (не ядерных) или стратегических оборонительных сил. По своим целям, задачам, привлекаемым силам и средствам операция РЭБ и информационное противоборство, очевидно, будут не только весьма тесно переплетаться, но и в полной мере согласовываться по всем направлениям с действиями стратегических ударных и стратегических оборонительных сил и средств страны. Это будет комплексное воздействие на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на ее военно-политическое руководство. Операцию РЭБ и информационное противоборство в бесконтактных войнах и войнах последующих поколений можно уже сейчас представить как комплекс мероприятий и действий по радиоэлектронному подавлению и огневому поражению радиоэлектронных средств атакующего противника и защите своих войск (сил) и систем оружия от его радиоэлектронного подавления и огневого поражения. В принципе, это комплексное воздействие должно осуществляться постоянно и еще в мирное время обеспечивать принятие благоприятных для агрессора решений, а в ходе военных действий полностью парализовать функционирование инфраструктуры управления противника [57].

Можно предвидеть, что составными частями новой в военном искусстве операции РЭБ будут: радиоэлектронные (и в том числе огневые) удары с целью подавления всей системы радиоэлектронных средств и информационного ресурса противника; радиоэлектронная оборона (защита) собственных объектов и средств от подавления противником; мероприятия по всестороннему обеспечению операции РЭБ.

Радиоэлектронные удары (РЭУ) скорее всего будут представлять собой мероприятия и действия, проводимые войсками (силами) РЭБ, другими взаимодействующими силами и средствами по заградительному и прицельному радиоэлектронному подавлению, а также адресному огневому поражению всех радиоизлучающих, теплоконтрастных, инфраконтрастных средств и дезинформации всей системы радиоэлектронных средств (РЭС) и информационного ресурса противника.

Следует особо отметить, что в операции РЭБ в войнах нового, шестого поколения для воздействия на РЭС противника совместно со средствами радиоэлектронного подавления (РЭП) найдут самое широкое применение различные средства огневого поражения. Не исключено, что они будут на постоянной основе входить в войска РЭБ с целью наиболее эффективного решения поставленных задач. Это могут быть высокоточные баллистические и крылатые ракеты различной дальности действия, способные комбинированным способом самонаводиться на источники электромагнитного, лазерного, акустического, инфракрасного, теплового излучения или в оптическом диапазоне.

Дезинформация в операции РЭБ также скорее всего будет применяться для введения противника в заблуждение путем ложной работы излучающих РЭС своих многочисленных высокоточных ударных и оборонительных сил, средств, систем и информационного ресурса. Не исключено, что будут практиковаться ложные изменения режимов и характеристик работы собственных и имитация работы РЭС противника. Основными способами дезинформации наверняка останутся и ныне известные:

управляемая демонстрация ложных демаскирующих признаков РЭС, объектов и обстановки;

преднамеренное квалифицированное вхождение в радиосети и радионаправления противника, передача в них ложной информации и команд, искажение сведений, сигналов и позывных;

повышение (имитация) интенсивности работы РЭС на второстепенных и ложных направлениях при сохранении скрытного режима работы на главном.

Следует отметить, что дезинформация в операции РЭБ будет иметь успех только при одновременной и комплексной работе средств, имитирующих наличие и движение целей, работу средств массовой информации, а также средств, маскирующих передаваемые сигналы для введения в заблуждение РЭС противника.

Радиодезинформация, вероятно, будет проводиться в сочетании с такими мероприятиями, как агентурные действия, распространение слухов через средства массовой информации, физическая имитация переброски сил и средств, подвоза или вывоза грузов, сооружение ложных объектов, демонстрация занятия ударными средствами исходного положения, соответствующая активность и перегруппировка авиации, военно-морских сил, реальная загрузка дорожной сети т.п.

Радиоэлектронная оборона (защита) (РЭО) в операции РЭБ также может представлять собой комплекс мероприятий по радиоэлектронному прикрытию обороняемых объектов, объектов экономики, ударных и оборонительных систем и средств, а также обеспечению эффективного и устойчивого функционирования своей системы РЭС в условиях воздействия на них средств РЭП и средств огневого поражения противника. Она будет достигаться сокрытием РЭС и объектов экономики от радиоэлектронной разведки (РЭР) противника и защитой их от радиоэлектронного подавления, огневого поражения, а также контролем за излучением РЭС своих войск (сил) и систем оружия.

Следует ожидать, что на рубеже 2010-2015 годов в некоторых развитых странах именно для войск РЭБ могут быть разработаны относительно дешевые низковысотные автоматические ракетные средства перехвата высокоточных крылатых ракет противника. Они скорее всего будут работать в пассивном режиме отслеживания и приема любых, даже очень слабых, радиоэлектронных излучений, а также мощных излучений факела двигателя крылатой ракеты.

В бесконтактных войнах при массированном применении противником высокоточных крылатых и баллистических ракет с обычным взрывчатым веществом для борьбы с ними может использоваться лазерное сверхвысокочастотное (СВЧ) оружие ближнего действия, а также лазерное оружие, действующее в инфракрасном или оптическом диапазонах.

Мероприятия по всестороннему обеспечению операции РЭБ (радиоэлектронное и огневое обеспечение операции) скорее всего сохранятся как ныне действующий вид и будут включать поиск, перехват и анализ излучений, опознавание и определение местоположения РЭС и систем противника, оценку создаваемой ими угрозы. На основании этих и других данных будут чрезвычайно быстро планироваться и немедленно наноситься по ним радиоэлектронные и огневые удары или выдаваться целеуказания средствам поражения, а также будет осуществляться управление своими силами и средствами РЭП.

Таким образом, действия, проводимые в ходе операции РЭБ, в сочетании с огнем и маневром будут также проводиться в соответствии со складывающейся обстановкой - одновременно:

либо с воздушно-космическо-морской ударной операцией;

либо со стратегической операцией по отражению воздушно-космическо-морского удара противника.

В связи с резким увеличением масштабов применения высокоточных средств поражения в бесконтактных войнах и вооруженной борьбе будущего следует ожидать, что возможности радиоэлектронных ударов и радиоэлектронной обороны будут постоянно возрастать. В войсках РЭБ потребуется иметь свой современный войсковой штаб, который будет осуществлять непрерывную, широкомасштабную радиоразведку, перехват, сбор и анализ электромагнитных и акустических излучений, радиопеленгование их источников с помощью наземных, воздушных, надводных и космических разведывательных систем. Сейчас эти функции в ряде стран выполняют специальные органы и своей конфиденциальной информацией не делятся ни с кем. Следует предвидеть, что в случае применения противником в ходе информационного противоборства СВЧ- и электромагнитных импульсных (ЭМИ)-боеприпасов против систем связи и управления войск РЭБ может потребоваться использовать подземные световодные кабели и вводить линии лазерной связи.

Если стратегическими ударными силами нападающей стороны будет проводиться воздушно-космическо-морская ударная операция, то следует ожидать, что уже на рубеже 2010 года проводимая одновременно операция РЭБ может начинаться раньше - за несколько суток или часов. Она скорее всего начнется мощным информационным вторжением, нанесением радиоэлектронных ударов до взлета ракетоносной авиации с аэродромов и кораблей базирования, до запуска стратегических неядерных высокоточных ракет. Целями начального периода операции РЭБ скорее всего будут уничтожение по признаку радиоизлучения наземных станций системы предупреждения о ракетном нападении, надежное подавление радиопомехами воздушной разведки, каналов приема информации от разведывательных аппаратов космического базирования, а также блокирование радиоэлектронных средств, систем и каналов государственного и военного руководства, средств массовой информации противника.

Затем мощь радиоэлектронных ударов, возможно, будет наращиваться средствами помех специальных космических аппаратов, многочисленных групп самолетов РЭБ, действующих из зон барражирования без пересечения границ противника. Очевидно, что будет осуществляться глубокое радиоэлектронное и огневое подавление его систем радиолокационного обнаружения воздушных носителей до запуска ими крылатых ракет, а также радиолокационных систем обнаружения крылатых ракет в полете. Скорее всего, будут блокироваться радиоэлектронным подавлением и огневым поражением все радиолокационные средства зенитных ракетных комплексов, радиоизлучающие пункты наведения истребительной авиации и управления войсками.

Если обороняющийся противник будет иметь комплексную систему ПВО - ПРО ТВД или территории, то для ее подавления, очевидно, может найти применение лазерное и СВЧ- оружие функционального поражения ее космических информационных систем. Однако основные усилия, наиболее вероятно, будут направлены на безусловное огневое поражение радиоэлектронных средств системы ПВО - ПРО ТВД, построенных на принципах активной радиолокации. Также будет в больших масштабах осуществляться забрасывание на территорию противника миниатюрных постановщиков помех конкретным радиоэлектронным средствам с управляемым включением и др.

Видимо, получат развитие и бортовые комплексы радиоэлектронного подавления, находящиеся непосредственно на высокоточных крылатых ракетах различного базирования. Их воздействие скорее всего будет носить индивидуальный характер и включать определенный набор средств для подавления соответствующих информационных средств ПВО - ПРО как на маршрутах полета, так и непосредственно в районе цели. Они, в первую очередь, будут подавлять наземные радио- и лазерные локаторы, а также оптикоэлектронные приемники инфракрасного, ультрафиолетового и видимого диапазонов волн наземного, космического и воздушного базирования.

Кроме того, надо полагать, что крылатые ракеты будут изготовляться по технологии, снижающей их заметность во всем диапазоне работы активно излучающих информационных средств ПВО - ПРО. В последующем, скорее всего после 2020 года, высокоточные крылатые ракеты будут нести свои средства радиоразведки и оперативного управления бортовой системой радиоэлектронного противодействия, что позволит каждой ракете быстро реагировать и адаптироваться к обстановке при преодолении системы ПВО - ПРО противника, созданной на основе активной радиолокации. Но, с другой стороны, по излучаемому спектру радиоэлектронных помех такие крылатые ракеты могут быть более легко обнаружены и уничтожены наземными средствами обороны.

В период 2015-2020 годов только эшелон подавления системы ПВО - ПРО обороняющегося противника в начале воздушно-космическо-морской ударной операции может включать несколько десятков тысяч беспилотных высокоточных и других средств. В ходе операции действия эшелона прорыва будут обеспечивать (прикрывать), не пересекая границу, несколько десятков пилотируемых самолетов РЭБ. Найдут широкое применение и многочисленные (несколько десятков тысяч) беспилотные самолеты РЭБ, которые, действуя над территорией противника, кроме эффективного помехового подавления его радиоэлектронных средств будут способны поражать важнейшие из них противорадиолокационными ракетами. Не исключено, что некоторые типы беспилотных летательных аппаратов кроме функций радиоэлектронного подавления военных объектов будут способны поражать важнейшие критические точки этих объектов нанесением ударов в режиме "беспилотных камикадзе".

В этих сложных условиях информационные средства ПВО - ПРО атакуемого противника, построенные на принципе активной радиолокации, окажутся вынужденными работать на максимальных предельных уровнях излучаемой мощности, что будет еще больше демаскировать их, а значит, и увеличит возможность уничтожения их самонаводящимися на источник излучения ракетами. Очевидно, все это может значительно увеличить вероятность преодоления системы ПВО - ПРО противника и этим может быть существенно увеличено количество ракет, предназначенных для поражения объектов экономики. Следует ожидать, что в течение всей операции РЭБ на театре войны (военных действий) будет сохраняться исключительно высокая спектральная плотность мощности излучаемых прицельных и заградительных помех (несколько десятков тыс. Вт/МГц), создаваемых группировкой РЭБ на земле, над водой, в воздухе и в космосе. Это может исключить возможность эффективного использования обороняющимся противником радиолокационных станций (РЛС), средств связи, телевидения и других радиоэлектронных средств и систем практически во всех частотных диапазонах.

Функции нестратегической противоракетной обороны в войнах шестого поколения

Бесконтактные войны и вооруженная борьба будущего заставят многие страны серьезно относиться к нестратегической ПРО. Особенно это будет актуально для экономически развитых государств. Это объясняется тем, что уже сейчас десятки стран различного уровня развития и политической ориентации имеют большое количество закупленных баллистических ракет или располагают технологическими возможностями для их производства. Они могут без всяких ограничений купить на рынке разнотипное ракетное оружие, создавать его по лицензиям, а также разрабатывать собственные образцы не только ракетного, но даже ракетно-ядерного оружия. Достаточно быстро ракетное оружие распространяется, прежде всего, среди развивающихся стран. Кроме того, в мире постоянно имеются регионы, где не угасают военные конфликты противостоящих сторон. Опасность здесь заключается в том, что воюющие стороны уже имеют на вооружении баллистические ракеты класса "земля - земля" с дальностью пуска от нескольких сотен до полутора тысяч километров и без всяких колебаний применяют их в безъядерном варианте. Такое ракетное оружие неоднократно применялось в ходе локальных войн и конфликтов (в Египте в 1973 г., в Ливии в 1986 г., в Ирако-Иранской войне в 1980-1988 гг., в Афганистане в 1988-1989 гг., в зоне Персидского залива в 1991 г., в Йемене в 1994 г.). Экспериментальные пуски ракет различной дальности осуществляли Северная Корея, Иран, Ирак, Пакистан, Индия. В войнах и вооруженной борьбе будущего даже экономически развитые страны, имеющие мощные вооруженные силы, не должны исключать ракетных ударов по их территории как с применением обычного, так и химического и даже ядерного оружия со стороны слаборазвитых, развивающихся и враждебно настроенных стран. Как ни парадоксально, но это может существенно ограничить свободу внешнеполитического маневра развитых стран, в определенной мере даже нейтрализовать их экономическое и технологическое превосходство в вооружениях для войн нового, шестого поколения и затруднит использование вооруженных сил в качестве инструмента внешней политики.

Здесь просто нет иного решения для выхода из такого положения, кроме создания нестратегической ПРО, с помощью которой можно было бы нейтрализовать одиночные и групповые ракетные удары с нескольких направлений по территории суверенного государства. Совершенно очевидно, что ядерные государства, целеустремленно готовящиеся воевать по-новому, будут настойчиво навязывать ядерное разоружение не только в качестве акции миролюбия. Они будут стремиться сохранить свой отрыв от других стран на целое поколение войн и использовать свое достигнутое привилегированное геостратегическое и экономическое положение, способность противостоять любому противнику, и в том числе обладающему баллистическими ракетами.

Однако можно однозначно утверждать, что по крайней мере до 2010-2015 годов прямые ракетные угрозы непосредственно для территории США со стороны "стран-изгоев" не возникнут. Сейчас США просто преувеличивают виртуальную опасность со стороны стран с непредсказуемой внешней политикой. Из потенциальных противников лишь Россия и Китай располагают реальными межконтинентальными баллистическими ракетами с ядерными боеголовками, но они уже как бы зачислены в цивилизованные страны и нападать на США и друг на друга не собираются. Более того, у России и США больше внешних угроз, чем взаимных проблем. Это значит, что и сейчас, и в будущем трудно вывести наши фундаментальные отношения в ядерной сфере из существующего равновесия. Правда, думается, что партнерство нужно не только провозглашать, но и укреплять на взаимной основе.

Что касается России, то она с юга охвачена плотным полукольцом ядерных стран, а также стран, принадлежащих к неафишируемому "ядерному клубу" и образующих размытую зону "ядерного риска". Она уже сейчас находится в зоне досягаемости баллистических ракет Индии, Пакистана, Ирана, Северной Кореи, Израиля. Аналогично и Китай может быть поражен баллистическими ракетами Индии, Пакистана, Северной Кореи, Израиля.

Сейчас ясно видно, что США стремятся добиться значительного сокращения стратегических ядерных вооружений прежде всего в тех странах, которые еще числятся их гипотетическими потенциальными противниками. Такая работа, правда, весьма неожиданным способом, ведется в настоящее время совместно с Россией. Есть надежда, что после одностороннего выхода США из Договора по ПРО и одностороннего значительного сокращения своих стратегических ядерных сил в эту орбиту кроме России будут втянуты Франция, Великобритания. Это будет осуществлено для того, чтобы от последующих переговоров не смог отказаться Китай. Думается, что к 2010 году следует ожидать более значительного сдвига в договоренностях по сокращению и ликвидации ядерных вооружений, в первую очередь, тактического радиуса действий, но уже на многосторонней основе. Этим актом многие ядерные страны существенно обезопасят себя от ядерной угрозы.

Враждебно настроенная по отношению к США Северная Корея усиленно и, похоже, достаточно успешно разрабатывает собственные баллистические ракеты с дальностью стрельбы 4-6 тысяч километров и в случае возникновения конфронтационной ситуации будет способна нанести удар по региону Аляски и Гавайских островов. Испытания новой ракеты "Тэйподонг" летом 1998 года свидетельствует о движении Северной Кореи в этом направлении. Сейчас идет разработка усовершенствованной модели этой ракеты, которая должна быть готова к 2005 году. Однако на реализацию всей программы создания ракетно-ядерного оружия стратегического назначения Северной Корее потребуется еще не менее 10-15 лет, и сейчас пока трудно предсказать, сохранится ли это государство как самостоятельное в течение этого срока.

Представляется, что законодателям суверенных стран было бы более выгодным, если бы угрозы ракетного нападения существовали для них не гипотетически в виде "враждебных режимов с непредсказуемой внешней политикой", а реально и уже сейчас. Без четко обозначенного конкретного ракетного противника трудно не только обосновать необходимость и конфигурацию нестратегической ПРО, но и получить деньги для ее создания. Тем не менее в связи с выходом США из Договора по

ПРО-72 года можно предвидеть, что работы по созданию такой ПРО в развитых странах будут вестись одновременно по нескольким направлениям:

оценка характера и масштабов ракетного распространения и возможных ракетных угроз;

разработка концепции системы нестратегической ПРО, порядка ее создания и развертывания;

разработка ракеты-перехватчика наземного (воздушного, морского) базирования;

разработка нерадиолокационного способа наведения противоракет наземного (морского) базирования;

создание нерадиолокационных средств и системы предупреждения о ракетном нападении в инфракрасном, тепловом, оптическом и других механизмах обнаружения баллистических ракет в полете;

создание комплекса наземных и космических средств системы управления нестратегической ПРО.

В интересах нестратегической ПРО потребуется в рамках единой системы предупреждения о ракетном и воздушном нападении заблаговременно и абсолютно достоверно предупреждать:

о подготовке противника к ракетному (в том числе и высокоточными крылатыми ракетами) нападению и об угрозе такого нападения в ближайшее время (сутки, часы, минуты);

об обнаружении старта ракет, массового взлета самолетов-носителей крылатых ракет;

об обнаружении носителей и ракет в полете.

Для этого, видимо, потребуется использовать некоординатные описательные данные практически всех имеющихся в государстве информационных средств, независимо от их ведомственной принадлежности, координатную информацию имеющихся космических систем разведки, предупреждения о ракетном нападении, а также данные средств радио- и радиотехнической разведки. Комплексное использование информации этих средств позволит своевременно обнаруживать мероприятия, проводимые противником при непосредственной подготовке к ракетному и воздушному нападению. С помощью нерадиолокационных космических и загоризонтных средств обнаружения стартов, средств радио- и радиотехнической разведки вовремя обнаружить начало массового взлета самолетов-носителей крылатых ракет и старты баллистических ракет.

Не исключено, что в обозримом будущем даже в развитых государствах здесь могут встретиться весьма серьезные препятствия, связанные с традиционной внутригосударственной информационной ведомственностью и корпоративностью. Возможно, придется вводить в ряде стран особые конституционные гарантии на использование имеющейся информации в интересах безопасности государства.

В интересах решения таких задач, видимо, может потребоваться значительная доработка существующих систем предупреждения о ракетном нападении, т.к. они создавались для обнаружения стартующих межконтинентальных ракет с территории вполне определенного противника и ориентированы лишь на свою собственную координатную информацию. Потребуется, очевидно, разработать и мобильные нерадиолокационные станции радиотехнической разведки, способные за горизонтом обнаруживать старт баллистических ракет, массовый взлет самолетов-носителей высокоточных крылатых ракет противника. Аналогично потребуется создавать и космические средства радиолокационного и пассивного обнаружения запусков крылатых ракет морского базирования в любых акваториях мирового океана.

Существующие наземные активные РЛС системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) разрабатывались несколько десятков лет назад и создавались для обнаружения боевых блоков баллистических ракет на определенных стратегических направлениях лишь на нисходящем участке траектории, что не позволяет с высокой точностью определять координаты точек ударов, наносимых их боевыми частями. Кроме того, время пребывания боевой части в зоне обнаружения современных активных радиолокаторов исчисляется лишь несколькими десятками секунд, что, в свою очередь, не позволяет, используя их информацию, производить обстрел боевых блоков. Уничтожение возможно лишь по данным РЛС ПРО, а это значит, что требуется предъявлять исключительно высокие требования к противоракетному комплексу (ПРК). Не следует забывать, что сами активные радиолокаторы СПРН и ПРО, излучающие мощнейшую электромагнитную энергию, демаскируют себя и в условиях войн нового поколения могут быть уничтожены в самом начале неядерного массированного удара.

Совершенно ясно, что даже в условиях значительных сокращений стратегических ядерных вооружений странам, интенсивно готовящимся воевать по-новому, потребуется создать новые, эффективные нерадиолокационные средства предупреждения о ракетном нападении. В интересах живучести СПРН и комплексов ПРО уже в ближайшем будущем необходимо окончательно уйти и от использования классической радиолокации. Они должны без излучения обнаружить старт баллистических ракет как ядерных, так и обычных, обнаружить массовый взлет самолетов-носителей крылатых ракет. Потребуются также средства предупреждения, обнаруживающие без излучения баллистические и воздушные цели в полете на различных участках траекторий и с различных направлений. Здесь главная роль скорее всего может быть отведена пассивной локации и обнаружению полезных сигналов широкодиапазонной радиоразведывательной аппаратурой, а также оптико-электронными, инфракрасными и тепловыми средствами. Следует ожидать, что найдет широкое применение комплексирование каналов наведения противоракетных и зенитных ракетных средств со средствами радиотехнической разведки, инфракрасного обнаружения, что позволит обойтись без РЛС "подсвета" и всю стрельбу вести в пассивном режиме.

Видимо, сохранятся серьезные трудности распознавания боевых блоков баллистических ракет и крылатых ракет в полете на больших дальностях обнаружения в случае прикрытия их помехами. Однако здесь могут найти применение пассивные методы многопозиционного обнаружения, совмещенные со средствами радиотехнической разведки, а также создание единой сети информации о воздушно-космическом противнике, получаемой от всех средств внутри государства. Решение этих проблем может позволить осуществлять перехват не только боеголовок баллистических ракет, но и крылатых ракет противника на конечном участке траектории полета и на дальней границе зоны поражения противоракетного комплекса, что также существенно уменьшит требуемое количество средств перехвата.

В бесконтактных войнах скорее всего потребуется уходить от не оправдавшей себя концепции стратегической системы ПРО, в которой уничтожение боевых блоков противника предполагалось осуществлять лишь на конечных участках их траекторий. Для нестратегической ПРО может возникнуть потребность разрабатывать способы борьбы не только на средних и конечных участках траекторий, но и в момент их старта. Не исключено, что здесь может найти применение оружие на новых физических принципах. Ясно, что не может идти речь ни о каком применении ядерных средств поражения.

Нестратегическая противоракетная оборона некоторых суверенных государств, вполне вероятно, может получить развитие и в совершенно новом направлении. Она может быть создана, например, на базе использования сети высотных (до 50-60 км над земной поверхностью) аэростатических платформ с подъемным весом до 200-300 тонн, на которых могут размещаться необслуживаемые нерадиолокационные средства автоматического обнаружения воздушно-космических целей и средства их поражения. Другими словами, в пределах границ государств на важнейших стратегических направлениях могут быть созданы неподвижные или малоподвижные "атмосферные спутники", которые в качестве источников электроэнергии могли бы использовать солнечные батареи, ядерные или криогенные электростанции.

В ряде стран мира имеется значительный опыт использования неракетных сил для вознесения в воздушное и воздушно-космическое пространство. Для этих целей могут успешно использоваться аэростатические аппараты термопланного типа с дистанционным управлением. Их всплывная сила может создаваться главным образом нейтральным гелием, который обладает такой же подъемной силой, как водород, но не взрывоопасен. Могут быть созданы аэростатические платформы безграничной грузоподъемности. В 2001 году немецкая компания Cargo Lifter AG приступила к летным испытаниям гигантского гелиевого дирижабля СL-160, предназначенного для дальних перевозок подвешенных крупногабаритных грузов. Корпус имеет более 260 метров в длину и 63 метра в поперечнике, а максимальная грузоподъемность 160 тонн [24]. Думается, что и другие страны могли бы изготовлять оболочку самого аэростата из ткане-пленочного композита с пропиткой двуокисью титана [36]. Он легок, прочен, обладает достаточной газонепроницаемостью. Изготовленная из него оболочка аэростатической платформы не будет накапливать статическое электричество, которое способно привести к опасным последствиям. Нестратегическая противоракетная оборона на базе высотных аэростатических платформ может быть создана заблаговременно и теперь после разрушения Договора по ПРО-72 в кратчайшие сроки поставлена на боевое дежурство. Весьма важным является то, что она на таких высотах практически неуязвима для противника. С помощью подобных "атмосферных спутников" в будущем может быть создана интегральная сеть необслуживаемых аэростатных и наземных комплексов получения и обработки информации, а также уничтожения воздушных носителей высокоточного оружия противника до рубежей пуска ими крылатых ракет класса "воздух - земля". Большое внимание, очевидно, будет уделяться мобильности наземных элементов и комплексов ПРО, а также обеспечению гибкости развертывания входящих в них систем.

Для поражения разделяющихся головных частей в нестратегической ПРО, видимо, будут применяться противоракеты с обычной боевой частью повышенного могущества. Множество других задач, связанных с нестратегической противоракетной и противокрылаторакетной обороной в ряде стран, очевидно, потребуется решать принятием специальных мер по значительному расширению возможностей существующих у них систем предупреждения о ракетном нападении. Сейчас эти системы, как уже было отмечено, фактически предупреждают лишь о начавшемся нападении межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования и указывают время, оставшееся до нанесения ракетных ударов, которое, чаще всего, исчисляется несколькими минутами, чего явно недостаточно для отражения такого удара.

Следует ожидать, что после 2015-2020 годов Соединенные Штаты Америки будут на коммерческих условиях предлагать услуги нестратегической ПРО другим странам. Эти услуги скорее всего появятся на базе функционирующей у них национальной стратегической ПРО страны, и они могут быть предложены таким странам, как Германия, Италия, Израиль, Япония, Южная Корея, Тайвань и др. (об этом будет вестись речь и в параграфе "Выход США из Договора по ПРО-72: вторая сторона медали"). Но сейчас пока ни у России, ни у США нет такого эффективного оружия, которое можно было бы использовать в интересах нестратегичесой ПРО.

Можно только удивляться озвученным летом 2000 года предложениям высокопоставленных российских деятелей, согласно которым Россия готова поражать стартующие ракеты вероятного противника по факелу работающего двигателя. Это чистой воды блеф. Дело в том, что речь может идти только об использовании комплексов С-300 и С-400. Других нет. Но к комплексу С-400 еще не изготовлена ракета, и он пока стреляет ракетами комплекса С-300. Это чисто противосамолетные комплексы, которые, правда, могут "работать" и по ракетам. С-300 и С-400 - это не высокоточное оружие, и поражение цели производится объемным взрывом. А самое главное, чтобы поразить именно стартующую ракету противника, комплексы С-300 или

С-400 должны находиться в непосредственной близости от района пуска, а еще лучше - прямо в этом районе. Есть у этой идеи и другой весьма существенный недостаток. После войн в зоне Персидского залива в 1991, 1996 и 1998 годах, в Югославии в 1999 году стало совершенно очевидным, что комплексы ПВО, системообразующей которых является активная радиолокация, безнадежно устарели и будут вынуждены сниматься с вооружения. По всем их источникам излучения мощной электромагнитной энергии в бесконтактных войнах будут непременно нанесены удары высокоточным оружием в самом начале их работы в первые минуты войны.

США изучали российские предложения и пришли к выводу, что изучать в них нечего. Со стороны России была предпринята чисто политическая акция: она предложила Соединенным Штатам свои услуги, зная, что они непременно откажутся. Кроме того, следует констатировать, что предложение России использовать мобильные противоракетные средства в интересах нестратегической ПРО грозили открыть путь их интеграции и в стратегическую ПРО, и это был еще один механизм подрыва Договора по ПРО-1972, из которого затем США и вышли в одностороннем порядке.

Глава четвертая

ФУНКЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА В ВОЙНАХ ШЕСТОГО ПОКОЛЕНИЯ

Главной стратегической целью агрессора в войнах шестого поколения будет разгром экономического потенциала страны подвергшейся агрессии. Острейшей проблемой станет необходимость защиты объектов экономики от ударов высокоточного оружия. Это будет возможным, если основные усилия воздушно-космической обороны страны будут направлены на перехват носителей этого оружия до рубежей его пуска.

Острая необходимость воздушно-космической обороны экономического потенциала государства

Борьба с воздушно-космическим противником станет одной из важнейших составляющих среди видов противоборства в бесконтактных войнах будущего. Такая борьба скорее всего будет осуществляться сложной боевой оборонительной системой стратегического масштаба и станет главной формой применения стратегических оборонительных сил государства.

Эта форма, вполне вероятно, будет включать совокупность согласованных и взаимоувязанных по целям, задачам, месту и времени операций и боевых действий специально созданных высокоточных оборонительных систем, проводимых по единому плану и замыслу в воздушном и околоземном космическом пространстве, в акваториях мирового океана по поражению воздушных (космических) и морских носителей до рубежей пуска ими высокоточных крылатых и других ракет для защиты средств ответного удара и экономического потенциала страны от поражения противником с воздуха и из космоса.

Фактически это может представлять новую в военном искусстве общегосударственную стратегическую операцию по раннему поражению носителей воздушно-космическо-морского высокоточного оружия противника. Это поражение должно осуществляться стратегической системой воздушно-космической обороны до рубежа запуска носителями высокоточных ракет различного базирования. Оборона (прикрытие) экономических регионов, каждого конкретного военного и гражданского объекта - задача других сил и средств государства, которая будет раскрыта в следующем параграфе этой, четвертой главы.

Такая новая операция, вполне вероятно, будет характеризоваться решительностью целей, стратегическим пространственным размахом, зависящим от характера действий средств воздушно-космическо-морского удара противника. Она может длиться до 30 суток в период 2010-2015 годов, и до 90 суток - после 2030-2040 годов.

Эта операция будет непременно совмещена с оборонительной составляющей морских операций в акваториях Мирового океана, в ходе которых будут уничтожаться надводные и подводные носители высокоточного оружия до момента его запуска.

Одновременно со стратегической операцией по раннему поражению носителей высокоточного оружия будет проводиться и операция РЭБ (глава третья, параграф "Радиоэлектронная война в войнах шестого поколения"), в ходе которой широкое применение найдет радиоэлектронное подавление носителей высокоточного оружия, систем управления, обеспечения и радионавигационных систем атакующего противника. Ясно, что речь идет о действительно новой в военном искусстве стратегической оборонительной операции, цели и задачи которой будут совпадать с целями и задачами воздушно-космическо-морской обороны как по времени, так и в пространстве. От результатов такой совместной борьбы с воздушно-космическо-морскими носителями атакующего противника в значительной мере будет зависеть не только судьба экономического потенциала государства, но и исход всей войны.

Однако проведения даже такой общегосударственной стратегической оборонительной операции совместно с операцией РЭБ для государства, подвергшегося массированному и длительному по времени удару высокоточных средств, будет явно недостаточно. Какой бы эффективной ни была боевая система стратегической воздушно-космическо-морской обороны, ей невозможно будет поставить задачу уничтожить каждый воздушный, морской, а в последующем и космический носитель высокоточных крылатых и других ракет до рубежа их пуска и таким способом сохранить объекты экономики от поражения. Чтобы сохранить экономический потенциал государства в войнах нового, шестого поколения, на переднем плане должна быть не только проблема борьбы с воздушно-космическо-морскими носителями высокоточного оружия противника, но и проблема эффективной обороны и защиты экономического потенциала, каждого объекта экономики.

Следует, однако, предположить, что в переходный период (примерно до 2010 г.) от войн четвертого поколения к шестому нападающая сторона (агрессор) после нанесения массированных высокоточных ударов по объектам ПВО и экономики может частично возвращаться к формам и способам ведения прошлого, четвертого поколения войн и применить значительное количество пилотируемых средств поражения. Это может позволить и обороняющейся стороне использовать в течение определенного периода времени имеющиеся у нее устаревшие силы и средства противосамолетной обороны и с их помощью сохранить от поражения определенную часть объектов экономики.

Поскольку в данной книге основное внимание уделяется бесконтактным войнам, которые будут вестись в основном высокоточным оружием и оружием на новых физических принципах, то следует предположить, что в период после 2010 года количество прорвавшихся высокоточных крылатых ракет к объектам экономики может быть достаточно большим. Практически к любому адресному объекту экономики непременно может быть доставлен требуемый в соответствии с количеством его критических точек боевой наряд высокоточных крылатых ракет. Если к этому времени каждый объект экономики не будет иметь своей индивидуальной защиты, то дальше просто потребуется время для полного разгрома экономического потенциала государства. Предыдущий анализ показал, что это, в зависимости от времени, может произойти через 30-60-90 суток и на этом может быть поставлена точка в войне.

Чтобы сохранить экономику в бесконтактных войнах, наиболее развитые страны вынуждены будут создавать противокрылаторакетную оборону страны и еще одну общегосударственную гражданскую систему неогневой защиты экономического потенциала. Она может без применения огневых средств поражения и включать табельные инженерные и специальные средства маскировки, имитаторы объектов и их критических элементов, средства изменения контрастности окружающего фона, химические средства дымопуска, аэрозоли и генераторы пенной защиты, радиоэлектронную защиту, экраны, сетчатые заборы, натянутые тросы и др.

Только комплексом огневых мер стратегической воздушно-космическо-морско й обороны страны в целом и мер неогневой защиты конкретных объектов экономики, экономической инфраструктуры можно сохранить экономический потенциал государства.

Оценить возможность сохранения каждого конкретного объекта экономики, ее ключевых отраслей и экономического потенциала в целом можно только путем моделирования динамики применения противником реальных средств поражения, степени преодоления ими общегосударственной боевой системы воздушно-космическо-морской обороны и эффективности неогневой защиты данного объекта в течение всей операции. Вполне понятно, что решением обратной задачи можно обосновать требования по наиболее эффективной защите каждого объекта, ключевых объектов, отраслей экономики и экономического потенциала в целом.

Гражданская защита населения и объектов экономики в бесконтактных и асимметричных войнах

Необходимость противокрылаторакетной обороны страны и неогневой защиты объектов экономики в войнах нового поколения будет являться проблемой практически для любого развитого или развивающегося государства. После окончания переходного периода к этим войнам уже в 2010-2015 годах потребуется совершенно по-новому решать проблему обороны и защиты его экономики. Пилотируемые средства нанесения удара по экономике будут полностью исключены и заменены беспилотными - воздушного, наземного, морского, а в последующем и космического базирования. У наиболее развитых стран, готовых вести бесконтактные войны, количество высокоточных средств, способных наносить удары по объектам экономики, может достигнуть просто фантастических величин.

В войнах шестого поколения каждому суверенному государству несомненно придется организовывать не только воздушно-космическо-морскую оборону всей территории страны путем раннего поражения носителей высокоточных средств, но, очевидно, и противокрылаторакетную оборону страны, а также адресную неогневую защиту важнейших ключевых объектов-недотрог, отраслей промышленности, другого национального достояния и населения от воздействия воздушно-космическо-морского противника. В последующем потребуется нарастить возможности и защищать все адресные объекты экономики. При организации обороны и защиты объектов экономики скорее всего придется учитывать особенности ударов обычным высокоточным оружием различного базирования и оружием на новых физических принципах. К основным из этих особенностей можно отнести:

наличие достаточного количества носителей и стратегических запасов высокоточных ракет морского, воздушного, а впоследствии космического и наземного базирования с обычными боеголовками;

возможность нанесения без предварительной подготовки массированных (несколько тысяч ударов в сутки) и весьма длительных по времени (30 и более суток) высокоточных ракетных ударов и ударов оружием на новых физических принципах практически по каждому объекту экономики на всей территории страны, подвергшейся нападению, со всех стратегических воздушно-космическо-морских направлений, и в том числе из космоса, бесконтактным способом, т.е. без входа носителей в систему воздушно-космической обороны страны;

наличие у потенциальных противников - возможных агрессоров космических систем наведения высокоточных крылатых ракет в любую критическую точку любого объекта экономики;

потребность каждой высокоточной баллистической и крылатой ракеты в детальной разведывательной информации об объекте, подлежащем поражению, и его важнейших критических точках, о своем местонахождении, подстилающей местности, состоянии атмосферы, погодных условиях;

размеры, скорость, высоты полетов, способность огибать рельеф местности, набирать большую высоту для пикирующего удара по объекту и эффективная отражающая поверхность применяемых для нанесения ударов высокоточных крылатых ракет;

точность попадания в критическую точку или рассеяние поражающих боеголовок баллистических и крылатых ракет, их тротиловый эквивалент и эффективность поражения.

Вполне понятно, что ни истребительная авиация, ни тем более противосамолетные средства ПВО, созданные на базе активной радиолокации для ведения контактных войн четвертого поколения, не будут способны вести эффективную борьбу с массовым количеством высокоточных баллистических и крылатых ракет различного базирования. Правда, нельзя исключать, что какую-то небольшую часть из длительного массированного удара высокоточных крылатых ракет различного базирования все же удастся перехватить пока еще не уничтоженными наиболее современными средствами ПВО. Но эти средства ПВО несомненно обречены на уничтожение в самом начале операции, и подавляющее количество крылатых ракет все же может прорваться к адресным объектам экономики суверенного государства и нанести поражающие удары по их критическим точкам.

Для гарантированной защиты экономического потенциала государства в условиях бесконтактных войн потребуется оборонять и защищать буквально каждый конкретный объект экономики. В первую очередь, потребуется определить критически важные ресурсы экономической инфраструктуры (заводы, места добычи, переработки и транспортировки топливных ресурсов, плотины, электростанции, транспортные мосты и др.), их взаимодействие и взаимозависимость и оценить стоящие перед ними возможные угрозы.

При выработке решения на создание этой боевой системы в каждом суверенном государстве непременно потребуется оценить направления, варианты, длительность, мощность и другие характеристики возможного воздействия высокоточных средств потенциального противника по экономике государства. Для этого будет необходимо знать состав и прогнозировать возможности группировок средств воздушно-космическо-морского удара, их распределение по наиболее вероятным экономическим регионам. Особое внимание потребуется уделить прогнозу и оценке потенциальных и реальных возможностей воздействия на конкретные объекты экономики.

Выработку требований к боевой системе неогневой защиты каждого конкретного объекта экономики необходимо будет начинать с определения параметров вероятной угрозы нанесения по нему ударов потенциальным противником. Потребуется выявить направления возможных маршрутов подлета не перехваченных высокоточных крылатых ракет и их ожидаемое количество к каждой из критических точек объекта, определить требуемую конфигурацию системы их неогневой защиты.

Думается, что агрессор, способный воевать по формам и способам бесконтактных войн, заблаговременно изучит структуру экономики страны, по которой собирается наносить массированный высокоточный удар. Он выявит в каждом сложном технологическом процессе все важнейшие системообразующие элементы и их критические точки, поражение которых может прервать или прекратить функционирование объекта или целой отрасли на определенный промежуток времени. Например, в качестве критических элементов (точек) для объектов энергетики могут быть выбраны машинные залы электростанций, силовые энергетические установки, парогенераторы, трансформаторные подстанции, релейная автоматика и др. Для нефтегазового производства электрические и распределительные подстанции, компрессорные, емкости, резервуары и др.

Вполне очевидно, что наибольший эффект, связанный с разрушением экономики, может быть получен при поражении объектов атомной энергетики, химического, нефтегазового производства, транспорта, машиностроения, металлургии и систем жизнеобеспечения населения. При этом эффект разрушения экономики непременно будет связан с возникновением вторичных факторов поражения рабочего класса, населения.

Во многих странах мира сейчас действуют атомные электростанции, однако все они проектировались и строились без учета возможной потребности их физической защиты от преднамеренного поражения противником во время войны. В ряде стран мира сосредоточены многие ядерные предприятия, которые являются фактически объектами-недотрогами, и они, в первую очередь, должны быть надежно защищены от ударов высокоточного оружия противника. Кроме того, некоторые страны имеют многочисленные хранилища большой емкости радиоактивных отходов. Вполне очевидно, что неогневая защита каждого из подобных объектов должна строиться индивидуально и здесь не может быть шаблонов.

Реальная защита каждого конкретного объекта экономики безусловно будет носить индивидуальный характер и может быть обеспечена комплексной системой физических, инженерных, технических средств, маскировкой, радиоэлектронной защитой и др.

Для создания высокоэффективной неогневой защиты объектов экономики в каждом суверенном государстве непременно потребуется оценить (или получить результаты такой оценки непосредственно от боевой системы воздушно-космическо-морской обороны страны) степень предварительной защиты объектов экономики в масштабе общегосударственной стратегической системы обороны. Необходимо будет определить ту долю высокоточных средств нападения противника, которые могут прорваться через эту систему и долететь до объектов экономики.

Наиболее вероятно, что задачу неогневой защиты объектов экономики в бесконтактных, а после 11 сентября 2001 года и асимметричных войнах в ряде стран будут выполнять главным образом с помощью единой государственной системы гражданской неогневой защиты населения, объектов экономики и территорий от чрезвычайных ситуаций природного, техногенного и военного характера. Эта система должна функционировать как в мирное, так и военное время. Независимо от количества и конкретных характеристик объектов экономики система их неогневой защиты в наиболее развитых странах должна будет отвечать следующим общим требованиям:

обладать высокой готовностью к немедленным действиям в мирное и военное время и быть способной эффективно решать свои задачи;

средства и способы защиты должны будут гарантировать непоражение населения и обслуживающего персонала, сохранение объекта экономики или, в крайнем случае, не допустить его разрушения выше уровня, позволяющего быстро его восстановить;

уровень защиты населения и каждого объекта экономики должен будет соответствовать степени опасности поражающих воздействий высокоточного или асимметричного оружия, а также значению и важности защищаемых объектов. Наносимый ущерб объекту будет значительно ниже неприемлемого ущерба;

объекты экономики должны будут защищаться комплексом разнообразных средств, работающих на различных физических принципах, в различных диапазонах электромагнитных и акустических волн и учитывающих все демаскирующие признаки объектов;

системы неогневой защиты объектов экономики должны быть автономными, индивидуальными и способными действовать в условиях возможного нарушения систем управления различного назначения как в мирное, так и военное время;

важнейшие технические средства неогневой защиты должны устанавливаться на защищаемых объектах заблаговременно и приводиться в готовность в соответствии со степенью техногенной или военной угрозы;

стоимость создаваемой системы неогневой защиты объектов экономики не должна быть обременительной для государства, а затраты на нее должны быть значительно меньше предотвращаемого ею ущерба.

Следует ожидать, что для защиты стационарных ключевых и отраслевых объектов экономики потребуется иметь индивидуальные, групповые и индивидуально-групповые комплексы неогневой защиты. Они должны включать также ложные объекты, комплекты средств аэрозольной маскировки, имитации и инженерной маскировки объектов и др. Только совместно все это и будет представлять собой систему неогневой защиты, или новый гражданский вид вооруженных сил - гражданскую защиту.

Индивидуальные объектовые защитные комплексы, видимо, станут составной принадлежностью самих объектов экономики и будут функционально увязаны с групповыми.

Групповые защитные комплексы, очевидно, войдут в состав специальных сил неогневой защиты экономики государства.

Острая необходимость и практическая возможность создания неогневой защиты каждого объекта экономики и населения суверенного государства обусловливается полным сходством поражающих факторов и идентичностью воздействия опасных природных явлений, техногенных катастроф и высокоточного оружия, вызывающего аналогичные воздействия при поражении объекта. Вот только некоторые примеры крупнейших техногенных катастроф на нашей планете в 1998 году [21].

Ураган "Митч", самый страшный за последние 200 лет, унес жизнь 11 тысяч человек в Гондурасе, Никарагуа, Сальвадоре и Гватемале. Наводнение на реке Янцзы в Китае унесло жизни 3700 человек, уничтожило 25 миллионов гектар плодородных земель и заставило переселиться 223 миллиона человек. Общий ущерб составил не менее 30 миллиардов долларов. В Бангладеш произошло самое крупное наводнение за последние 100 лет, оставившее бездомными более 30 миллионов человек. Небывалые ледяные штормы в январе 1998 года пронеслись над Канадой и Новой Англией (США) и разрушили десятки тысяч километров линий электропередач и полностью уничтожили посевы во многих районах. Эти потери оцениваются в 2,5 миллиарда долларов. Июньское наводнение в Турции нанесло ущерб в 2 миллиарда долларов, а наводнения в Аргентине и Парагвае обошлись этим странам в 2,5 миллиарда долларов. Июньский циклон в Индии унес жизни 10 тысяч человек. На территории российского Дальнего Востока лесные пожары охватили площадь около 3 миллионов гектар. Стихийные бедствия в виде катастрофических землетрясений и наводнений произошли

в 1999 году в Турции, Греции, на острове Тайвань, в Венесуэле и др. странах.

Год 2001-й во всем мире выдался чрезвычайно насыщенным на катастрофы, бедствия и прочие катаклизмы. Из них в России произошло около 1000 чрезвычайных ситуаций различного характера, что на 12% больше, чем в 2000 году и в которых погибло свыше тысячи человек. Только на счету спасателей Министерства по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации свыше 18 тысяч поисково-спасательных работ, в которых из-под развалов и обломков удалось спасти 11 тысяч человеческих жизней [66]. Невиданной силы асимметричный удар нанесен 11 сентября по высотным зданиям в Нью-Йорке и зданию Пентагона в Вашингтоне. Здесь общие потери почему-то скрываются, но, по имеющимся данным, они достигли порядка 6 тысяч человек.

На нашей планете и внутренние природные катастрофы становятся не только довольно частыми, но и чрезвычайно опасными и дорогостоящими. Но, к сожалению, есть и другие внешние опасности и угрозы, которые человечество фактически начало осознавать лишь в конце ХХ века. Чтобы предотвратить опасности и угрозы, необходимо предвидеть будущее.

За последние 250 миллионов лет ученые насчитывают 10-11 массовых исчезновений живых видов на нашей планете, которые произошли в результате столкновения планеты Земля с астероидами. Сейчас известно, что примерно из 20 тысяч астероидов с вычисленными орбитами около 500 имеют орбиты, пересекающиеся или опасно близко подходящие к орбите Земли [22]. Полное возможное число таких опасных астероидов, имеющих диаметр от 1 километра и больше, в настоящее время насчитывает около двух тысяч. Это реликтовые космические объекты, появляющиеся внезапно и неизвестно откуда. В лучшем случае о них может появиться предупредительная информация в пределах от двух месяцев до одного года до прохождения вблизи Земли.

Астероиды декаметровых размеров, подобные Тунгусскому метеориту, встречаются с Землей примерно один раз в 300 лет. Зона разрушений от таких столкновений - 25-50 квадратных километров, что перекрывает площадь даже самого крупного города на планете, а мощность взрыва эквивалентна взрыву атомной бомбы мощностью 400-500 мегатонн [21]. Такую комету можно обнаружить лишь на подлете - за несколько десятков часов до столкновения. Расчеты показывают [22], что глобальная катастрофа может случиться при падении на Землю тела диаметром свыше 1,5 километра.

Проблема астероидной опасности в общечеловеческом плане достаточно серьезна, т.к. однажды может погибнуть все человечество. Солнечная система ежегодно притягивает до полутора тысяч блуждающих в космосе крупных и сотни тысяч мелких небесных тел, от которых пока, к счастью, не было большого вреда. Если астероид диаметром около одного километра упадет в океан, то возникшее гигантское цунами буквально смоет сотни прибрежных городов на нашей планете. Падение астероида на сушу вызовет сильнейшее землетрясение, затухающие волны которого несколько раз обойдут Землю. Если же астероид упадет в густонаселенном регионе, то число жертв может быть катастрофически большим.

Кстати, 7 июля 1999 года над Новой Зеландией взорвался небольшой астероид. Об этом сообщили многие информационные агентства. Взрыв сопровождался вспышкой голубого света, глухим громом, дождем осколков и шлейфом дыма на протяжении не менее 600 километров. После этого наблюдался светящийся след метеоров. Приближение астероида было зафиксировано радиолокаторами, когда он уже находился практически в зоне взрыва. 10 июня 2000 года в Австралии, недалеко от города Вайгепруф (штат Виктория), упал крупный метеорит. Мощный звук его взрыва был слышен за десятки километров, а его огненный хвост по яркости был подобен Солнцу, хотя был виден всего три секунды. Метеоритный след "висел" на небосводе почти 10 минут.

Американское аэрокосмическое агентство NASA объявило о начале нового проекта исследования солнечной системы [32]. 30 апреля 2000 года впервые американский космический аппарат Земли NEAR вплотную, на расстояние 50 километров, приблизился к астероиду "Эрос", находящемуся от Земли на расстоянии 208 миллионов километров. Астероид достигает в длину 34 километра, в диаметре - 13 километров и имеет форму картофелины. На нем видны огромные кратеры и булыжники [43, 51]. Этот проект назывался "Околоземное свидание с астероидом" и предназначался для отработки метода выхода на астероид с нашей планеты. Кроме того, отрабатывались методы получения большей информации об астероидах для лучшего понимания возможных последствий столкновения с подобными ему. Также изучались возможности использования физических и химических компонент астероида в интересах разработки космической индустрии. Впервые были получены детальные снимки астероида. Исследования длились около года, и на сегодняшний момент уже проанализирован его химический состав. Кроме кварцевых валунов, гальки и реголита на астероиде обнаружены магний, алюминий, железо. Десятки тысяч таких планетных обломков кружат вокруг Солнца, образуя между Марсом и Юпитером так называемый астероидный пояс.

Астероиды зародились более 4 миллиардов лет назад, когда формировалась Солнечная система. Обращаясь вокруг Солнца, эти астероиды наталкиваются друг на друга, и из их столкновений рождаются метеориты, постоянно бомбардирующие Землю. Потенциально Земле угрожают 800-900 астероидов с диаметром больше километра. Если их орбиты не пересекаются сегодня с Землей, то могут пересечься в будущем. Правда, ученые оценивают столкновение не как неизбежное, а как возможное. Многие астероиды - это соединения больших и маленьких обломков, и астероид диаметром 1-2 километра может разбиться вдребезги при ударе о другой, очень маленький астероид. Но его каменная сердцевина способна погасить любую волну и удержать осколки при себе.

Расчеты, сделанные по американским методикам страховых компаний, показывают, что для каждого жителя нашей планеты вполне реален риск погибнуть от мигрирующего космического тела. Он сравним с риском погибнуть в авиакатастрофе или во время большого наводнения [21]. Все это вызывает острую необходимость непрерывного контроля астероидной обстановки и предупреждения о возможном столкновении, районе столкновения и времени, оставшемся до столкновения. Но нельзя же просто ожидать этого столкновения. Необходимо что-то предпринимать.

Астероидно-кометная опасность становится одной из реальных международных проблем, которую необходимо решать уже сейчас всеми силами и средствами нашей планеты. И от тех и от других уже сейчас необходимо каким-то образом надежно защищать нашу планету, страны, регионы, население. Однако большинство людей на нашей планете пока не готово не только понять существующую астероидно-кометную опасность и угрозу, но и не готово платить необходимую цену за обеспечение своей безопасности.

К счастью, человеческой цивилизации, видимо, отведено какое-то время на то, чтобы предотвратить вероятный конец света и сообща, позабыв о распрях и амбициях, побеспокоиться о том, как избежать контакта с посланцами из глубин Вселенной, угрожающими самой жизни на Земле.

Международный Астрономический Союз на своих Генеральных ассамблеях ХХI (Буэнос-Айрес, 1991 г.) и ХХII (Гаага, 1994 г.) обратился ко всем специалистам мира с призывом считать астероидно-кометную опасность для Земли приоритетной проблемой выживания человечества. Здесь не может быть использована стратегия выживания и развития одних стран за счет других.

Экспертно-консультативный Совет при Комиссии Государственной Думы Российской Федерации (второго и третьего созывов) по законодательному обеспечению проблем устойчивого развития, членом которого является автор данной книги, считает, что ключ к решению многих проблем лежит в космосе, в применении глобальных космических технологий, позволяющих одновременно открыть новые пути решения задач устойчивого развития в ХХI веке и противодействия астероидно-кометной опасности.

Обеспокоены этой опасностью и другие страны. Например, правительство Великобритании создало оперативную группу, которая будет изучать и оценивать угрозу падения астероидов на Землю. Ученые этой страны подсчитали, что риск стать жертвой астероида в 750 раз выше, чем счастливая возможность выиграть в национальную лотерею [25].

Следует ожидать, что в интересах устойчивого развития человечества нашей планеты в 2040-2050 годах может быть создана международная космическая энергоиндустриальная сеть на основе отражателей солнечного света, создаваемых из материала доставляемых и перерабатываемых в космосе астероидов. Одновременно можно предположить, что в этот же период будет решена задача противоастероидной защиты Земли путем изменения орбит наиболее опасных астероидов и комет с помощью ядерных взрывов. Предварительные расчеты показывают [22], что для астероида диаметром 1 километр максимально допустимый импульс коррекции его траектории может обеспечить энергия ядерного взрыва порядка 1 килотонны. Такое воздействие на астероид должно быть совершено не позднее 1,6 года до прогнозируемого столкновения с Землей. При этом, для предотвращения возможного столкновения достаточно изменить его скорость на несколько см/с при скорости его движения по орбите в десятки км/с. Задолго до изменения орбиты опасного астероида к нему могут прилетать пилотируемые и беспилотные космические аппараты для его изучения.

Ядра комет на траекториях столкновения с Землей могут быть обнаружены, в лучшем случае, лишь за несколько месяцев до столкновения с Землей. При этом их невозможно будет увести от неизбежного столкновения с Землей. Здесь самым надежным способом планетной противокометной обороны скорее всего могут стать несколько мощных ядерных взрывов вблизи ядра кометы задолго до входа ее в плотные слои атмосферы, где она затем просто сгорит до нанесения удара о Землю.

Более мелкие астероиды, метеориты и ядра комет размерами 200-500 метров в диаметре способны вызвать локальную катастрофу в любой части Земли. Однако они всегда появляются внезапно и могут быть обнаружены лишь фактически при входе в атмосферу Земли. Уже сейчас ясно, что для их разрушения потребуется применить находящиеся в постоянной боеготовности силы и средства противокометной обороны планеты Земля. Это позволяет сделать предположение, что может быть создана международная противокометная оборона планетного масштаба как часть всемирной противоастероидной обороны нашей планеты.

Вполне очевидно, что для контроля и недопущения подобных астероидно-кометных ударов в любое время и воздушно-космическо-морских высокоточных ударов в военное время в ряде наиболее развитых стран уже после 2015-2020 годов начнут создаваться единые для мирного и военного времени общегосударственные стратегические системы контроля, предупреждения и управления рисками. Это будет важно потому, что стратегические ошибки для любого государства будут самыми дорогими. Миллиардно-триллионные (в долларах США) решения придется принимать и осуществлять в течение нескольких минут.

Безусловно, только совместными усилиями межгосударственной противоастероидной защиты Земли планетного масштаба, стратегической воздушно-космическо-морской обороны и неогневой гражданской защиты объектов экономики можно будет сохранить суверенное государство, его население и экономический потенциал в условиях техногенных катастроф мирного времени и войн нового поколения.

Можно предвидеть, что гражданская защита населения и объектов экономики в некоторых наиболее развитых странах уже после 2015 года фактически станет новой гражданской системой (видом) вооруженных сил со своим мощным главным (генеральным) штабом, подчиненным непосредственно руководителю государства - верховному главнокомандующему. Эффективное противостояние чрезвычайным ситуациям мирного и военного времени (в том числе и асимметричным действиям террористов) потребует согласованных, самоотверженных действий многих структур суверенных государств. Целью защиты объектов экономики от воздействия высокоточного оружия и асимметричных средств в переходный период к войнам нового поколения (от настоящего времени до 2010-2015 гг.) может быть недопущение сильного разрушения основных производственных фондов и создание таких условий, при которых нарушенное функционирование объектов может быть восстановлено в приемлемые сроки.

Защита объектов экономики после 2030-2040 годов скорее всего будет осуществляться проведением комплекса мероприятий и действий по предупреждению, предотвращению и ослаблению поражающих воздействий астероидно-космических тел, техногенных катастроф различного характера в мирное и военное время и недопущению ударов высокоточных крылатых ракет, оружия на новых физических принципах и асимметричных ударов по критическим элементам различных объектов с целью сохранения их как действующих.

Неогневая гражданская защита вновь создаваемых объектов экономики с учетом опасности природных техногенных катастроф в мирное время и в условиях бесконтактных и асимметричных войн в ряде стран скорее всего уже после 2005 года будет осуществляться на этапе их проектирования укрытием в укрепленных и жизнеобеспеченных подземных сооружениях, в бункерах. Эти и уже имеющиеся многочисленные объекты экономики скорее всего будут защищаться также с помощью маскировки, фортификационного оборудования и мощным радиоэлектронным противодействием высокоточным средствам противника. Например, в России разработана "накидка", которая прекрасно маскирует и защищает любые наземные объекты, вооружение и военную технику от обнаружения и наведения высокоточного оружия. "Накидка" - мягкий многослойный радиорассеивающий и радиопоглощающий материал толщиной около 8 миллиметров, она может быть изготовлена для неогневой защиты любого объекта [47].

Следует надеяться, что совместными усилиями многих стран мира и под эгидой ООН в период 2030-2040 годов все же будет принята и поставлена на боевое дежурство система противоастероидной и противокометной защиты нашей планеты. В современном мире одной нации, одному государству, одной стране просто не хватит сил и средств для решения тех гигантских проблем, которые связаны с противоастероидной и противокометной защитой. Вполне очевидно, что в ряде стран она станет неотъемлемой частью системы гражданской неогневой защиты населения, регионов и объектов экономики.

Поскольку поражение объектов экономики будет главной и важнейшей задачей всех войн нового поколения, следует ожидать дальнейшего развития высокоточных средств поражения таких объектов.

Уже в конце переходного периода к бесконтактным войнам на рубеже

2007-2010 годов могут появиться первые образцы новых, высокоточных баллистических и крылатых ракет межконтинентальной и оперативной дальности, несущие боевую головку с взрывчатым веществом обычного типа, но повышенного могущества и проникающую в строительный материал объекта на глубину до 15 метров. Их компьютерные модели могут появиться гораздо раньше - на рубеже 2001-2003 годов, а натурный эксперимент по применению в этих целях, например, межконтинентальной баллистической ракеты типа "Минитмен" с обычной головной частью может быть осуществлен гораздо раньше. Надо полагать, что высокоточное оружие подобного типа получит большое развитие наряду с другими видами ударного оружия. В арсеналах наиболее развитых стран такое оружие со временем будет составлять порядка 15-20% от общего количества высокоточных средств поражения.

Вместе с тем, даже самыми эффективными оборонительными действиями нельзя выиграть войну в целом. Нужны мощные ударные средства, но уже не ядерное оружие, не эшелонированные группировки сухопутных войск, а большое количество высокоточных беспилотных средств различного базирования и дальности и оружие на новых физических принципах.

Глава пятая

ВОЕННЫЕ РЕФОРМЫ ГОСУДАРСТВ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

Войны нового, шестого поколения уже сейчас требуют кардинального реформирования вооруженных сил государств. Невозможно будет решать объем задач войн нового поколения с помощью вооруженных сил, создававшихся для задач прошлого поколения войн. Государствам потребуется разрабатывать и принимать новые концепции национальной безопасности, новые военные доктрины, которые должны будут учитывать особенности подготовки и ведения войн нового, шестого поколения.

Необходимость совершенно других вооруженных сил государств

Военная реформа любого государства должна быть связана с возможностью реального обеспечения национальной безопасности путем парирования военных угроз как военными, так и невоенными способами и средствами. Она в большинстве стран идет непрерывно и призвана повысить обороноспособность государства путем приведения всей его военно-силовой структуры в соответствие с требованиями времени. Однако в период кардинальной смены поколения войн военная реформа должна проводиться также кардинально. Здесь речь идет не о реформе вооруженных сил, а именно о военной реформе государства.

Военная реформа является составной частью комплексного реформирования государства и общества и представляет собой сложное социальное явление и включает экономические, социальные, правовые и собственно военные преобразования и тесно переплетается с армией и обществом. Она должна исходить из объективных оценок окружающего мира и своих собственных возможностей и проводиться в течение строго определенного времени - как реакция на изменение внешних и внутренних условий.

При этом следует отметить, что военная реформа в условиях бесконтактных войн не должна связываться с необходимостью быть готовым противостоять конкретному противнику - соседу или противникам - соседям. Надо быть готовым воевать бесконтактным способом с любым адекватным потенциальным противником, где бы он ни находился на нашей планете. Здесь совершенно недостаточно, чтобы реформируемые вооруженные силы суверенного государства остались в прошлой структуре, но стали более компактными, мобильными, были оснащены современным вооружением, имели достаточный мобилизационный ресурс. Такие требования к вооруженным силам были характерны практически всегда, в том числе и для условий прошлых поколений войн. Но для шестого поколения войн эти требования являются хотя и необходимыми, однако недостаточными.

Вполне понятно, что, проводя военную реформу, следует исходить из того, что для условий бесконтактных войн уже сейчас требуется практически приступить к созданию совершенно других вооруженных сил. Вооруженные силы суверенного государства должны фактически создаваться заново, исходя не из сегодняшних опасностей и угроз, а из возможных опасностей и угроз недалекого (2015-2020) и отдаленного (до 2030 г.) будущего. Это уже сейчас требует постепенно отказаться от задач вооруженных сил в войнах прошлых, четвертого и пятого, поколений и ставить совершенно другие задачи - те, которые возникнут в войнах нового, шестого поколения. Только проведением военной реформы государства можно радикально изменить его вооруженные силы и добиться, чтобы они соответствовали таким же радикальным переменам геополитического и военно-стратегического положения государства в изменяющемся мире.

Следует подчеркнуть, что необходимость коренного военного реформирования в той или иной мере касается практически всех государств, т.к. это вызвано сменой поколения войн. Сейчас в некоторых государствах уже идет скрытная гонка не только вооружений, но и военных реформ, и тот, кто примерно к 2007-2010 годам выиграет в этой двойной гонке, тот скорее всего и будет командовать парадом победы в бесконтактных войнах.

В течение длительного периода развития поколений войн вооруженные силы большинства стран состояли из унифицированных компонент, которые, в зависимости от обстановки, могли выполнять как оборонительные, так и наступательные функции. Наиболее ярким примером этого являются сухопутные войска - главная их составляющая в прошлых четырех поколениях войн.

Для бесконтактных войн и вооруженной борьбы в будущем потребуются вооруженные силы с четким профессиональным разделением этих функций, т.к. они будут реализовываться практически одновременно. Это вызовет необходимость проведения соответствующих изменений структурных составляющих вооруженных сил, их видов, вооружений.

Конкретную оргструктуру и стратегическое предназначение вооруженных сил, как совокупности всех силовых министерств и ведомств, будет создавать каждое государство, исходя из своих экономических возможностей, национальных традиций и понимания стоящих перед ними задач. Можно утверждать, что вооруженные силы для ведения бесконтактных войн в обозримом будущем будут стоить столько, во сколько каждое государство оценивает свой суверенитет, а каждый народ - свою свободу.

Причем важнейшей особенностью будет то, что реформируемые или создаваемые заново вооруженные силы должны будут обеспечивать военную безопасность суверенного государства без всякой опоры на ядерное сдерживание, независимо от вида и масштаба агрессии противника, хотя ядерное оружие еще долго может находиться на вооружении.

Упоминание в конституции или в военной доктрине государства о ядерном сдерживании, о возможности применить первым, скажем, тактическое ядерное оружие для нанесения сдерживающего или обезоруживающего удара по противнику будет фактически свидетельствовать не только об отставании в развитии вооруженных сил, о военной слабости данного государства, но и о его опасности для остальных стран, выражающейся в его готовности к их истреблению и даже, в определенной степени, к самоубийству.

Сейчас, в переходный период к войнам нового поколения, о военных реформах говорят практически во всех странах и везде их понимают по-разному. К тому же эти реформы идут в различном режиме: либо быстрыми темпами, либо движутся очень медленно, либо стоят на месте. И там, где военные реформы тормозятся, можно перечислить практически одни и те же причины:

нет элементарных финансовых возможностей;

им не придают нужного значения ни руководители государств, ни правительства;

не проявляют интереса к военным реформам нынешние военные руководители этих стран;

не стремятся участвовать в военных реформах, а то и просто бойкотируют их руководители других силовых ведомств.

А ведь за военную реформу в каждом конкретном государстве отвечает, прежде всего, его руководство.

Вполне понятно, что в высших эшелонах власти и в руководстве военными ведомствами тех стран, где военная реформа не идет, нет, как правило, единства взглядов, а порой и элементарного понимания проблем военного строительства и обоснованных методов их решения. Более того, в ряде суверенных стран фактически идет параллельное строительство и формирование от 8 до 11 силовых структур без учета единой концепции строительства объединенных вооруженных сил. Причем часто среднегодовые расходы других силовых ведомств почти соизмеримы с расходами на строительство непосредственно вооруженных сил, а численность, скажем, внутренних войск (национальной гвардии) в некоторых странах иногда даже превышает численность сухопутных войск. Думается, что в этом определенную долю вины несут и генеральные (главные) штабы вооруженных сил государств.

Что касается России, то на 1 января 2002 года общая численность войск и воинских формирований всех 11 ее силовых структур, вместе взятых, составляла 2,1 миллиона военнослужащих. Это чрезвычайно большая нагрузка на скудный государственный бюджет и на кризисную экономику. Следует ожидать, что в ходе военной реформы уже к концу 2002 года это общее количество может быть безболезненно сокращено как минимум до 1,8 миллиона человек, а к 2005 году - до 1,5 миллиона военнослужащих. Этим могут быть достигнуты бo'льшая оперативность и лучшая техническая оснащенность силовых структур. 2001-й год для России оказался очень тяжелым, и новый, казалось бы, энергичный Президент страны так и не смог добиться ранее узаконенных 3,5% от величины внутреннего валового продукта на нужды обороны. Скорее всего, еще в течение нескольких последующих лет следует ориентироваться не более чем на 2,7-2,9% от величины ВВП. Тогда совершенно ясно, что 90% этих средств уйдет на содержание избыточно громоздких вооруженных сил для прошлых, четвертого и пятого, поколений войн. Можно ли что-то сделать в интересах военной реформы с 10-ю оставшимися процентами - ответ, увы, очевиден. К тому же еще 10 силовых структур также будут добиваться увеличения своей доли в ВВП.

Практически во всех суверенных странах можно без всяких последствий сократить не менее чем в два раза количество министерств и ведомств, в которых предусмотрена военная служба. В военной организации любой страны должны остаться лишь те военные ведомства, которые вместе и являются объединенными вооруженными силами: министерство обороны, внутренние войска (национальная гвардия) министерства внутренних дел, войска, формирования государственной пограничной службы, органы государственной службы безопасности, службы внешней разведки и др.

Общей проблемой для стран, где военная реформа застопорилась, является и то, что многие наиболее важные руководящие документы в интересах реформы разрабатываются в администрациях законодательной и исполнительной власти в большинстве своем без участия военно-силовых ведомств и их руководящих органов. При этом все более частыми становятся взаимные обвинения исполнительной и законодательной ветвей власти. Одни считают, что политика правительства ведет к дальнейшему свертыванию военной реформы, обнищанию военнослужащих и т.д., а другие заявляют, что законодатели принимают популистские законы, не обеспеченные бюджетным финансированием, и выполнить такие законы правительство не может.

Думается, что в каждом государстве следовало бы искать более эффективные механизмы достижения компромисса между этими ветвями власти. И такой механизм надо было создавать еще на этапе планирования разработки соответствующих нормативно-правовых документов по военной реформе.

Видимо, можно было бы на государственном уровне создать специальный межведомственный орган (комитет, совет, коллегию), в компетенцию которого могла быть отдана разработка важнейших концептуальных документов по военной реформе государства. Этот орган должен быть весьма представительным, наделенным полномочиями принимать решения, т.к. он должен не просто согласовывать перечень будущих законопроектов, а находить в рабочем порядке политические и другие компромиссы между всеми заинтересованными ветвями власти и ведомствами.

Практически ни в одной стране, за исключением США (речь идет о концепции "Единая перспектива - 2010"), пока еще не выработаны и законодательно не утверждены открытая концепция военной реформы и основы военного строительства с учетом подготовки к войнам нового поколения. В большинстве стран военная реформа осуществляется по сценарию войн прошлого поколения, и все ее этапы, как правило, не выходят за 2005 год. Правда, следует учитывать, что строительство вооруженных сил США определяется особенностями их геополитического и геостратегического положения, а также огромными финансовыми возможностями. Вблизи границ США нет потенциальных противников, поэтому ясно, что их вооруженные силы должны соответствовать главной задаче - проецированию силы в глобальном масштабе, т.е. в любом регионе мира. Такие вооруженные силы должны быть готовы воевать "на экспорт". Многим странам просто невозможно будет пытаться повторить опыт США в строительстве своих вооруженных сил, иначе это означало бы втягивание в изнурительную и безнадежную гонку вооружений.

До сих пор во многих странах, осуществляющих военные реформы, нет даже единого концептуального понимания, что должны включать в себя вооруженные силы государства: только армию и флот или все силовые структуры государства. Без четкого конституционного и доктринального определения этих положений невозможно решать такую важную проблему переходного периода к войнам нового поколения, как подготовка мобилизационных ресурсов для стратегического развертывания вооруженных сил в военное время. Весьма серьезной проблемой для многих стран, где должна осуществляться военная реформа, является финансово-экономическое обеспечение военного строительства. Сейчас практически во всех странах и сами вооруженные силы, и военные формирования других силовых ведомств являются непосильным бременем для государства, общества и бюджета. О каком финансировании военной реформы можно вести речь, скажем, в России, если ее расходы на оборону в 60 раз меньше, чем в США.

Скорее всего, под видом военной реформы практически во всех молодых суверенных и экономически слабых государствах следует ожидать лишь значительное поэтапное сокращение вооруженных сил и других силовых структур. Однако осуществлять это можно, только исходя из перспективной оценки военно-политической обстановки, прогноза ее развития на ближайшее, недалекое и отдаленное будущее, а также прогноза экономического развития страны и стратегической целесообразности военной реформы.

Военная реформа и реформа вооруженных сил для любого государства является не только масштабной и ответственной, но и требующей больших усилий и весьма значительных экономических затрат. Нужна тщательная инвентаризация всех силовых структур, после которой можно будет сократить и ликвидировать ненужные военные формирования, дублирующие учреждения, вузы и др. Только исходя из общей численности всех вооруженных сил (как суммы всех силовых структур) можно выделить соответствующие квоты для видов вооруженных сил, внутренних войск, пограничной службы (войск), службы безопасности, родов войск, специальных сил и др. Далее потребуется определить приоритеты видов вооруженных сил, родов войск, сил, их численный состав, количество соединений, частей постоянной готовности, сокращенного и кадрового состава, которые будут составлять ядро соответствующих группировок войск военных, внутренних и пограничных округов, сил флотов, и др.

Если попытаться предсказать судьбу сухопутных войск суверенных государств до 2010-2015 годов, то следует признать, что они сохранятся как одна из важнейших унифицированных составляющих в структуре единых вооруженных сил многих, главным образом, развивающихся стран, оказавшихся неподготовленными к бесконтактным войнам. Для других стран, в основном подготовившихся к бесконтактным войнам, можно ожидать, что в течение рассматриваемого переходного периода времени их сухопутные войска скорее всего будут переданы внутренним войскам (национальной гвардии). Это означает, что они сохранятся и в составе объединенных вооруженных сил, верховным главнокомандующим которых является руководитель государства. На них будет сделана основная ставка во всех внутренних военных конфликтах, и от этих задач можно будет полностью освободить вооруженные силы. Следует отметить, что в большинстве стран внутренние войска (национальная гвардия) являются крайне слабо подготовленными и практически небоеспособными, хотя и полностью укомплектованными штатной численностью и вооружением. Думается, что когда именно на эти войска будут возложены задачи, которые ранее законно и незаконно возлагались на сухопутные войска, уровень выучки и боеспособности внутренних войск будет повышен.

Следует ожидать, что в военных доктринах государств, отставших в своем развитии и не готовых воевать бесконтактным способом, будет непременно оставлена лазейка, допускающая при разрешении внутренних военных конфликтов использовать не только внутренние войска, но и вооруженные силы. Вооруженные силы в некоторых странах могут, таким образом, превратиться в главную полицейскую силу государства. Уже в настоящее время сухопутные войска многих суверенных стран без всяких юридических оснований фактически приданы внутренним войскам, а их командующие и командиры руководят операциями в военных конфликтах внутри государств. Кроме того, следует понимать, что доктринальное предписание на использование вооруженных сил во внутренних военных конфликтах наносит удар по самим вооруженным силам, по социальной и национальной политике государства, по целостности государства.

Не исключено, что в переходный период к войнам нового поколения в тех странах, в которых чувствуется отставание в развитии вооруженных сил, можно будет наблюдать и обратный процесс - стремление главного военно-силового министерства подчинить себе внутренние войска (национальную гвардию). Думается, что командование внутренними войсками в большинстве своем с большой охотой пойдет на это, т.к. в результате будет ослаблен аппаратный прессинг на МВД и будет снята ответственность с этого министерства за разрешение внутренних военных конфликтов, за несогласованность действий силовых министерств и ведомств. Если это случится в какой-либо стране, то можно будет считать это аппаратной победой военного руководства министерства обороны, которое как бы увеличит свои сухопутные войска, получит больше генеральских должностей и т.п., однако это будет серьезной ошибкой в новейшей военно-политической истории. Зачастую этот процесс будет идти вразрез с конституцией и военной доктриной государства, в результате подорвет авторитет вооруженных сил и в конечном итоге скомпрометирует их функции. От такого расширения функций вооруженных сил не возрастут их боеготовность и боеспособность к отражению внешней агрессии, не упрочится связь с народом. В странах, полностью готовых воевать по-новому, сухопутные войска исчезнут как самостоятельный вид вооруженных сил. Часть из них трансформируется в небольшой состав мобильных сил, функции которых будут связаны исключительно с внешним воздействием.

Например, в армии США сейчас осталось лишь 10 дивизий сухопутных войск (в 1992 г. было 18) [56], что свидетельствует о взятом курсе на новые вооруженные силы и на войну нового поколения. Только в 1999 году в вооруженных силах США были сокращены 59 тысяч человек военнослужащих, 51 тысяча военнослужащих запаса и 130 тысяч человек гражданского персонала. Поэтапно закрывается целый ряд сухопутных военных баз.

Следует отметить, что военные руководители ряда стран Европы, в том числе и входящие в союз НАТО, примерно до 2010-2015 годов вынуждены будут считаться с катастрофическим финансовым дефицитом затрат на оборону. Пока не все из них смогут с ходу включиться в полномасштабную военную реформу и реформу вооруженных сил, направленную на подготовку к войнам нового, шестого поколения. Поэтому им ничего не останется, как согласиться, что их сухопутные войска в течение, по крайней мере, ближайших 10 лет будут находиться на вооружении. Они все еще должны будут готовиться и к проведению "глубокой операции" на театре военных действий, хотя война в Югославии показала, что в ближайшем будущем ничего подобного уже не предвидится. Это значит, что некоторые европейские страны НАТО, отставшие на поколение войн, станут "тяжелыми гирями на ногах" США, и не исключено, что это может привести к расколу НАТО.

Ясно, что по роли и значимости сухопутных войск как в переходный, так и в прогнозируемый период, как лакмусовой бумажкой, можно будет безошибочно определить, в каком направлении идет развитие вооруженных сил любого государства и к каким войнам оно готовится. Следует ожидать, что в военном руководстве ряда стран сохранится еще очень сильная привязанность к старым взглядам на характер войн и им очень трудно представить себе вооруженные силы без сухопутных войск. Такие взгляды часто могут высказывать ветераны войн, известные военачальники, занимавшие в прошлые годы высокие командные должности. К сожалению, им трудно понять, что бесконтактные войны приобрели совершенно иной характер и требуют других вооружений, других вооруженных сил и других форм и способов вооруженной борьбы. Здесь можно вспомнить слова выдающегося физика, лауреата Нобелевской премии Макса Планка, который когда-то сказал, что новые идеи не одержат верх, пока не сменится поколение носителей старых идей. И это особенно наглядно видно на примере стран, образовавшихся после самороспуска Варшавского Договора и развала Советского Союза, которые на ближайшие 10-15 лет буквально завязли в сухопутных вооруженных силах и все это время будут заниматься не военной реформой и реформой вооруженных сил, а перетасовкой колоды карт в составе военных округов, общевойсковых и танковых армий, корпусов, дивизий и бригад. Здесь ни о каком недалеком и тем более отдаленном будущем речи идти не может. Будет непрерывно производиться перекройка новых образований, переподчинение войск внутри министерства обороны, не исключены попытки подчинить им все военные формирования силовых структур на их территории.

По всей видимости, новое оружие и техника начнут поступать на вооружение сил общего назначения в ряде суверенных стран не раньше 2005 года. А до этого времени будет осуществляться сокращение числа соединений с низкой степенью боеспособности и формирование соединений и частей постоянной готовности, способных в кратчайший срок приступить к выполнению поставленных задач в войне и военных конфликтах прошлого поколения.

Совершенно очевидно, что в рассматриваемый период в результате процессов, происходящих в молодых суверенных странах, трудно получить не только боеспособные войска, но и эффективное руководство ими. Столь же нагляден факт, что эти страны пока не пытаются менять концепцию вооруженных сил, не ориентируют их на войны нового поколения. Они упорно и даже демонстративно будут продолжать готовить свои вооруженные силы к прошлой войне. И после полной реализации планов военных реформ в соответствии с утвержденными концепциями уже на рубеже 2010 года окажется, что ряд суверенных государств отстали от других стран на целое поколение войн, а это уже может стать для некоторых из них катастрофой.

Сегодня уже совершенно очевидно, что сокращение и реформирование вооруженных сил в наиболее развитых странах мира идет одновременно со значительными изменениям в вооружении, военной технике и военном искусстве. Основная угроза безопасности для многих стран уже сейчас заключается в их технологическом отставании по разработке и быстром принятии на вооружение массового количества новейших видов высокоточного ударного и оборонительного оружия, оружия на новых физических принципах, информационных средств, средств РЭБ и навигационных средств. Фактически уже идет полным ходом скрытная гонка систем высокоточных вооружений и на первое место выходит динамика принятия на вооружение массового количества этих видов оружия.

Однако в ряде молодых суверенных стран, особенно тех, которые не входят в военные союзы, финансирование обороны ведется так плохо, что с каждым годом оно фактически разрушает не только вооруженные силы, но и их военно-промышленный комплекс. При сохранении существующих тенденций еще до 2005-2007 годов научный комплекс оборонной промышленности этих стран может вообще утратить способность к созданию собственного оружия для войн нового поколения. Уже сейчас в экстренном порядке необходимо принимать совершенно другие программы вооружений и неукоснительно их выполнять. Те государства, которые не будут способны создать или приобрести в течение ближайших 10-15 лет такое оружие в требуемом количестве, за это время отстанут от наиболее развитых стран мира на целое поколение вооружений, а следовательно, и войн. А это значит, что в случае возникновения войны или даже военного конфликта они вынуждены будут продолжать делать ставку на ядерное оружие, живую силу, на прошлые формы и способы военных действий.

Вооруженная борьба, в которой в противоборстве встретятся противники, способные вести войны различных поколений - прошлого, контактного и будущего, бесконтактного, - безусловно будет выиграна тем, кто готов вести борьбу в войнах нового, шестого поколения. Причем это относится и к локальным войнам, и к военным конфликтам. Для многих суверенных стран в течение ближайших десяти лет основные военные опасности и угрозы могут возникать в основном во внутригосударственных и приграничных конфликтах. Экономический кризис, социально-политическая неоднородность стран, взаимные территориальные претензии, национально-этнические и региональные распри могут привести к тому, что ближайшее окружение таких стран станет одним из потенциальных очагов конфликтов, создающих угрозу его безопасности.

В ряде стран не исключены попытки внутренних сепаратистских движений при поддержке из сопредельных государств. Могут появиться вызовы и даже обостриться угрозы, касающиеся самих основ суверенных государств, их целостности, статуса, сохранения национального достояния народа. Для решения военных задач в таких конфликтах нужны именно высокоточное ударное и оборонительное оружие внутренних войск (национальной гвардии), а не их живая сила. "Зачистку" территории после нанесенных высокоточных ударов по боевикам и бандформированиям должны выполнять тоже внутренние войска, а не сухопутные войска министерства обороны. Это и есть четкий и ясный критерий, позволяющий оценить состояние и глубину идущей военной реформы государства и степень его готовности воевать по-новому, не только в межгосударственной войне, но и во внутригосударственном военном конфликте.

В долгосрочной перспективе, скажем, к 2015-2020 годам, для суверенных государств могут возникнуть и более серьезные опасности и угрозы. Здесь возможно военное столкновение со стороной, примерно равной по силам, что сразу увеличит масштаб военных действий. В такой войне безусловно победит та сторона, которая окажется готовой воевать по законам войн нового поколения. Другая сторона, оказавшаяся не готовой к такой войне, может применить даже ядерное оружие для сдерживания агрессора, если оно у нее имеется, но при этом последствия такого сдерживания и такой войны предсказать невозможно. Однако ясно, чтобы быть способным воевать по-новому через 15-20 лет, надо уже сейчас готовиться к этому.

В долгосрочной перспективе, скажем, в период 2025-2030 годов, если к этому времени не будет создана система международной безопасности на глобальном и региональном уровнях, возможна крупномасштабная бесконтактная война, которая может вестись воюющими сторонами, находящимися на межконтинентальном удалении.

Государства, способные уже в ближайшей перспективе вести войны шестого поколения, будут решать все свои проблемы не с помощью группировок войск на базе живой силы и ядерного оружия, а с применением большого количества главным образом лишь высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах и с применением информационного противоборства.

Таким же образом скорее всего будут решаться и некоторые миротворческие задачи, скажем, принуждение к миру, разделение конфликтующих сторон и др. Можно будет по решению ООН не вводить многочисленные миротворческие войска в разделительную зону военных конфликтов, а объявить о том, что под контролем разведки и под прицелом высокоточного оружия, скажем, воздушного или морского базирования, дислоцируемого, возможно, даже за пределами этой зоны, уже находятся военные объекты, оружие, военная техника конфликтующих сторон и демилитаризованная зона, и в случае нарушения любой из договоренностей о примирении эти объекты будут немедленно подвергнуты удару высокоточным оружием и оружием на новых физических принципах. Миротворческие силы, созданные на этом принципе, сами не будут нести потери, но будут совершенно по-новому и весьма эффективно выполнять свою миротворческую миссию.

Уйдет в прошлое необходимость содержать крупные группировки войск (военные округа, объединения, соединения) для поддержания соответствующего соотношения сил и средств вдоль государственных границ, а также иметь стратегический мобилизационный резерв и ресурс, проводить стратегическое развертывание, осуществлять стратегические перегруппировки и др.

В этой связи еще раз необходимо заметить, что в переходный период к войнам нового поколения не следует особенно надеяться на какое-либо приращение боеготовности и боевых возможностей объединенных вооруженных сил страны за счет создания единой системы войск на основе военно-административных образований.

Сейчас совершенно ясно, что регулярные вооруженные силы и войска других силовых ведомств в мирное время имеют принципиально различное предназначение и специфику выполнения задач. Если будут созданы объединенные вооруженные силы государства и они будут подчинены единому органу управления, то будет чисто механически собрана весьма сложная и трудно управляемая военная система. В мирное время вряд ли необходимо браться за решение этой проблемы. Другое дело - военное время. Здесь трудно оспаривать то, что управление объединенными вооруженными силами должно быть единым, однако это может иметь смысл только в переходный период к войнам нового поколения.

Следует особо подчеркнуть, что все эти многочисленные и весьма дорогостоящие войска, созданные на базе объединения различных силовых структур, в бесконтактных войнах будущего могут остаться невостребованными не только со стороны своего командования, но даже останутся без воздействия и со стороны противника.

Понятно, что наибольшей эффективности в бесконтактных войнах можно достичь только в том случае, если уже сегодня в рамках военной реформы детально согласовать действия всех ведомств, участвующих в военном строительстве и строительстве вооруженных сил, в создании стратегических оборонительных и стратегических ударных сил, в разработке и принятии на вооружение необходимого количества высокоточных средств и оружия на новых физических принципах.

Разработка этих видов оружия уже должна осуществляться в рамках всех нынешних, ближайших и перспективных программ научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ оборонных отраслей промышленности. Завершение большинства этих программ должно осуществиться в 2002-2005 годах, и вслед за этим должна начаться их полная реализация.

Ряду стран потребуется сделать смелый шаг - от четырех (трех) видовых вооруженных сил, построенных на концепции по сферам действий: воздух космос, суша, море, перейти к функциональным двум (стратегическим ударным и стратегическим оборонительным) интегрированным видам вооруженных сил на базе высокоинтеллектуальных средств ведения вооруженной борьбы и войн будущего. Механизм и уровни интеграции видов и родов войск будут разрабатываться в каждом государстве исходя из задач и возможностей. Важнейшей задачей является обоснование и выбор концепции таких принципиально новых вооруженных сил. Эта концепция должна быть связана со ставкой на большое количество высокоточных беспилотных средств поражения межконтинентальной дальности действия, на высокоточную стратегическую оборону страны от высокоточных средств противника, на информационный ресурс ведения войны.

Потребуется определить рациональное соотношение видов вооруженных сил, ударных и оборонительных боевых систем на стратегических направлениях, средств поражения, средств защиты, всестороннего обеспечения, управления во всех звеньях и др. Оружием ХХI века в период до 2010 года скорее всего будут оснащены в первую очередь вооруженные силы экономически и индустриально развитых государств. Целый ряд суверенных стран явно отстанут в перевооружении и им будет крайне необходимо, чтобы в этот период в составе их вооруженных сил были приоритетные, интенсивно развиваемые элементы вооружения и военной техники. Следует отметить, что отдельные из обязательных новых элементов в вооруженных силах некоторых стран уже имеются в единичных экземплярах, другие требуется разрабатывать или приобретать именно в приоритетном порядке.

Первый уровень приоритета в военной реформе должен быть отдан высокоточным ударным силам и средствам стратегического неядерного сдерживания всех войн, военных и вооруженных конфликтов.

Второй уровень - разведывательно-ударным боевым системам, высокоточным стратегическим оборонительным силам и средствам, а также силам и средствам неогневой защиты объектов экономики.

Третий - силам и средствам радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства.

Четвертый - вооружению и военной технике мобильных сил.

Ядерное оружие некоторых государств, его силы и средства, длительное время находившиеся на первом уровне приоритета, должны перейти на пятый уровень и сохраняться в том виде, в котором они находятся сейчас, или на уровне в соответствии с достигнутыми международными договоренностями. Однако следует ожидать, что ракетно-ядерный потенциал некоторые ядерные государства будут еще долго рассматривать как гарантированный фактор обеспечения военной безопасности и будут стремиться искусственно удерживать его на первом уровне. Одновременно с этим следует ожидать трудностей обеспечения региональной безопасности, особенно когда угрозы будут носить экономический, политический, идеологический и даже военный характер. Ядерное оружие здесь будет бессильно и беспомощно. В переходный период к войнам нового, шестого поколения приоритет перевооружения должен отдаваться не видам вооруженных сил, а функциональным стратегическим ударным или оборонительным группировкам войск (сил) на важнейших стратегических направлениях. В последующем это позволит более быстро и безболезненно перейти к двухвидовым функциональным вооруженным силам: стратегическим оборонительным и стратегическим ударным.

Проводя военную реформу и создавая новые вооруженные силы суверенного государства, следует исходить из необходимости их применения для решения крупных стратегических задач в межконтинентальной, региональной безъядерной войне шестого поколения. Другие задачи, например, связанные с локальными войнами и конфликтами, с выполнением миротворческих функций, они смогут решать тем более и причем без использования людских формирований и ресурсов.

В этой связи следует еще раз отметить, что представленные в рамках военной реформы концепция реформы российских вооруженных сил, оптимизация структуры видов и родов войск до 2005 года откровенно ориентированы на прошлую войну. Концепция вооруженных сил фактически не меняется. Выполнено лишь плановое их сокращение до уровня 1,5 миллиона человек, но при этом допущены крупные ошибки.

В этой концепции под видом реформы вооруженных сил было осуществлено принудительное поглощение ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) далеко не родственных по решаемым задачам, вооружению и способам боевого применения видов и родов войск: военно-космических сил (ВКС), противоракетной обороны (ПРО), противокосмической обороны (ПКО), предупреждения о ракетном нападении (ПНР).

Однако "новые" войска, которые затем получили общее название ракетные войска стратегического назначения (РВСН), не стали качественно новым видом вооруженных сил. С появлением таких "новых" РВСН государство не стало более защищенным, а его люди не стали чувствовать себя в большей безопасности. Эти "новые" войска вместе с забранными чужеродными войсками не взяли в полной мере на себя их функции ведения стратегических оборонительных действий против огромного количества воздушно-космических средств нападения в масштабах всей страны и в том числе с высокоточным оружием воздушного, морского и космического базирования противника.

Здесь явно просматривалась другая, весьма сомнительная цель - показать обывателям от военного дела и налогоплательщикам, что таким образом как бы еще больше повышена эффективность РВСН, а значит, и безопасность страны. Но главная цель была совсем иная - переподчинить, сократить и даже ликвидировать все то, что не решает главных задач РВСН, и таким образом сэкономить деньги.

Невозможно даже представить, во сколько раз дороже обойдется государству разрушение возможностей по борьбе с единым воздушно-космическим противником в бесконтактной войне. Ведь это направление теперь не является приоритетным, а куда противник обрушит свой массированный высокоточный безъядерный удар в течение 30-60, а затем и 90 суток, уже сейчас известно точно - по экономике государства.

Как уже было показано при анализе результатов войны на Балканах в 1999 году (глава вторая, параграф "Испытание высокоточного оружия в бесконтактных войнах"), военные действия со стороны наиболее развитых стран уже в настоящее время ведутся в формах войн шестого поколения. Эти войны кардинально отличаются тем, что вся военная мощь агрессора направляется на поражение с воздуха и из космоса, через воздух и космос ключевых государственных, военных и экономических объектов. Именно эти задачи РВСН, даже став "качественно новым видом вооруженных сил", не способны решать вообще - ни угрозой ядерного удара, ни самим ударом, а ничего другого они не умеют.

Военная реформа, идущая с такими перекосами, привела к тому, что не остались приоритетными и подсистемы вооружения, предназначенные для отражения агрессии на континентальных и океанских (морских) ТВД. Трудно представить, как в переходный период к войнам нового, шестого поколения сохраняющиеся группировки вооруженных сил на стратегических направлениях будут отражать широкомасштабную агрессию, даже осуществляемую в формах и способах войн прошлого, четвертого поколения.

В этой связи еще более ошибочным, если не сказать более откровенно преступным, именно для России является нынешнее объединение войск ПВО и ВВС. Россия - необъятная страна с многочисленными регионами, с территориально разбросанным и регионально сгруппированным экономическим потенциалом, который и станет главным объектом удара в войнах шестого поколения.

Слияние ВВС и войск ПВО в единый вид вооруженных сил - ВВС - не позволит в условиях бесконтактных войн быстро перейти к созданию многофункциональной стратегической по масштабам оборонительной системы в воздушно-космическом пространстве. Объединение усилий сил и средств ВВС и ПВО под единым руководством ВВС действительно устранило ступенчатость и дублирование функций в управлении. Однако это объединение одновременно ликвидировало возможность использовать все имеющиеся скудные денежные средства в интересах самого главного и сейчас и в будущем - обороны экономического потенциала государства. Теперь выделяемые средства в первую очередь направляются ударной авиации поля боя, функции которой над своей территорией постепенно исчезают, а до территории противника она просто никогда не долетит.

Новые, "оптимизированные" по боевому составу ВВС России стали ответственными и за ее воздушно-космическую оборону. В переходный период к бесконтактным войнам они как-то еще просуществуют. Но после 2010 года эти ВВС вряд ли будут способны вести эффективную борьбу с таким противником, как массированный и продолжающийся в течение 30 суток удар высокоточных беспилотных крылатых ракет, действующих одновременно со всех стратегических воздушно-космическо-морских направлений. К сожалению, именно об этой задаче новые ВВС, похоже, ничего не знают и не хотят знать, и она для них безусловно будет просто невыполнима. Оказывается, что сейчас воздушное пространство России на предельно малых высотах - 50-60 метров контролируется только в зоне ПВО Московского военного округа. Об этом заявил главком новых ВВС России А. Корнуков на пресс-конференции в феврале 1998 года.

Следует еще раз напомнить, что именно этому виду вооруженных сил уже сейчас следует ориентироваться на то, что в войнах нового поколения не придется вести борьбу с пилотируемой авиацией над своей территорией, не придется осуществлять поддержку с воздуха наземных группировок сил и средств. Это все атрибуты войн прошлого, четвертого поколения. Для решения совершенно новых задач в войнах шестого поколения потребуются другая авиация, другое вооружение, другая подготовка летного состава, да и другое командование.

Растаскивание по частям, сокращение и исчезновение как самостоятельного вида вооруженных сил войск ПВО очень дорого обойдется государству в военное время в войне нового, шестого поколения. Стратегически важнейший для России оборонительный вид вооруженных сил концептуально не предусмотрен, значит, он уже потерял свою приоритетность и ее трудно будет быстро восстановить даже тогда, когда всем станет ясно, что допущена стратегическая ошибка. Невозможно будет бороться с единым воздушно-космическо-морским противником, с его аэродинамическими, баллистическими и орбитальными средствами нападения без такой же единой системы воздушно-космической обороны.

Можно утверждать, что проводимой военной реформой и реформой вооруженных сил России ее стратегическая оборона уже разрушается. Главком ВВС РФ А. Корнуков 12 августа 2000 года заявил, что с целью экономии средств в ближайшее время придется отказаться от боевых дежурств, входящих в этот вид зенитных ракетных войск [55]. Теперь эти войска будут содержаться в более низкой степени готовности и вся нагрузка ляжет на истребительную авиацию. Это означает, что не будет постоянно поддерживаться боеготовность этого рода войск, начнется дисквалификация специалистов ЗРВ, неизбежно снизится воинская дисциплина в подразделениях и частях. Ясно, что со временем все это будет непременно исправлено, но будет упущено время, да и для восстановления утраченного потом потребуется намного больше сил и средств, чем выиграно сейчас этими непродуманными реформами.

Произойдут очень большие изменения в военном использовании мирового океана. Весь XXI век скорее всего станет веком мирового океана. В наиболее развитых странах в период 2015-2020 годов будут реализованы комплексные программы развития военно-морских сил и средств, направленные на их использование как одной из главных ударных сил в бесконтактных войнах. Новые поколения средств борьбы на море практически обесценят даже самое современное морское оружие.

Следует ожидать, что большие изменения произойдут и в ходе реформирования Военно-морского флота России, который должен стать важнейшим инструментом государственной политики [23]. Структура его безусловно сохранится в составе нынешних четырех флотов и одной флотилии, но численность личного состава, видимо, будет сокращена. Есть надежда, что будет оптимизирован его боевой и управленческий состав. Особая надежда на то, что будет восстановлено постоянное присутствие российского ВМФ в мировом океане.

Когда российский танкер "Волганефть" был захвачен с контрабандным иракским мазутом в начале февраля 2000 года в Персидском заливе группой американской морской пехоты, то оказалось, что это случилось только потому, что российское военное присутствие здесь сведено к нулю. Дело в том, что основные финансовые средства, выделенные военным бюджетом на ВМФ России, вкладывались по требованию тогдашнего министра обороны в развитие атомных подводных ракетоносцев, а надводные корабли продолжали стоять у причала.

Имеющиеся у России ядерные силы сдерживания в данном случае были беспомощны. Надо надеяться, что военно-политическое руководство России понимает, что в бесконтактных войнах простое присутствие в мировом океане еще не означает превосходства в нем. Необходимо в первую очередь заботиться о превосходстве на морях, омывающих российский континент. Эту боевую службу будут нести и морские стратегические ядерные силы, и многоцелевые атомные подводные крейсера с уникальными боевыми и мореходными возможностями. Следует только надеяться, что к 2010 году на вооружении ВМФ будет находиться как минимум несколько новых подводных крейсеров типа "Юрий Долгорукий". Однако совершенно ясно, что в составе флотов даже в отдаленном будущем еще будут оставаться корабли, стратегические крейсера и силы обеспечения, созданные для прошлых, четвертого и пятого, поколений войн.

Надо ожидать, что в России значительно повысится роль морской авиации берегового и корабельного базирования. Она должна постепенно превратиться в один из эффективных носителей высокоточного оружия. К сожалению, по разным причинам и в том числе из-за перекосов в военном строительстве ВМФ еще не скоро начнет получать в требуемом количестве корабли, самолеты и вооружение для войн нового поколения, в которых именно этот вид вооруженных сил становится важнейшей ударной составляющей мощи страны.

Реформа вооруженных сил целого ряда стран идет в условиях жестких финансовых ограничений, когда оборонный бюджет не только не увеличивается, а даже уменьшается. Поэтому в каждой стране настойчиво изыскивают внутренние резервы, что является вполне нормальным. Однако недопустимо, чтобы в погоне за этими резервами разрушалось то, что крайне необходимо не только сейчас, но и в будущем.

Кстати, необходимо подчеркнуть, что никакого явного приращения военной безопасности США не получили в результате создания в рамках военной реформы в начале 90-х годов объединенного стратегического командования ядерными силами. Хотя эти силы сейчас имеют наивысший государственный приоритет, они не способны решить судьбу военной безопасности страны, т.к. их нельзя применять ни при каких условиях, поэтому, как ими управлять, не имеет значения. Просто в США были затрачены большие средства на создание единой системы боевого управления ядерным оружием, но от этого безопасность государства не повысилась. События 11 сентября 2001 года элементарно просто подтвердили это.

В России тоже есть влиятельные силы, уже ставившие на повестку дня военной реформы необходимость создания подобной системы управления, а если говорить более понятно, то просто заработать большие деньги. Однако эта система могла быть настолько дорогостоящей, что Россия просто превратилась бы в ядерный лапоть, но при этом ее безопасность не стала более высокой.

И вообще наивно думать, что можно запугать кого-то или защитить себя гранатой, держа ее в собственном кармане с выдернутой предохранительной чекой.

Необходимость новой военной доктрины государства

Военная доктрина - важнейший политический документ, определяющий систему принципов защиты национальных интересов, характер и способы военного реагирования на возникающие угрозы и вызовы. Она должна иметь текст относительно небольшого объема, но достаточно высокоинформативного характера. Этот документ необходим каждому суверенному государству, потому что военная сила (вооруженные силы, другие войска и воинские формирования и органы) останется в прогнозируемом будущем одним из основных факторов сдерживания агрессии, а также как крайнее средство, когда невоенные меры не привели к предотвращению военной опасности и военной угрозы для государства.

Реальная подготовка любого государства и его вооруженных сил к возможности отстоять свою независимость в войнах нового, шестого поколения неизбежно вызовет необходимость дальнейшего развития военной науки и разработки новой военной доктрины. Нельзя готовить государство и вооруженные силы к бесконтактным войнам, используя старую концепцию национальной безопасности, старую политику государства в области военного строительства, старые законы и принципы вооруженной борьбы и старую военную доктрину, разработанную под условия войн прошлого поколения. Военная доктрина должна раскрыть сущность, цели, характер будущих войн и вооруженных конфликтов, если их не удастся предотвратить, указать направления подготовки к ним государства и его вооруженных сил, определить формы и способы их ведения [30].

Однако следует отметить один парадоксальный момент: военные доктрины суверенных государств, как правило, отстают от жизни и не в состоянии открыто отразить принятую систему реального оперативно-стратегического планирования применения вооруженных сил. Часто можно встретить явные расхождения между положениями военной доктрины и реальными планами военного и оборонного строительства, реальным применением вооруженных сил в военных конфликтах и войнах.

Тем не менее в военной доктрине требуется систематизировать и сконцентрировать совокупность официальных взглядов, установок, определяющих военно-политические, военно-стратегические и военно-экономические основы обеспечения военной безопасности государства [41]. Ясно, что военная доктрина не может быть политической декларацией, а должна являться общегосударственным нормативным правовым документом, обязательным к исполнению всеми структурами власти и должна быть направлена исключительно в будущее, минимум на 20-30 лет вперед, а не на какой-то небольшой переходный период, скажем, до 10 лет. Она не должна быть кабинетным, схоластическим документом с изложением банальностей и придуманных новых дефиниций, понимаемых только специалистами в области военной политики. Ее содержание должно быть изложено кратко, четко, понятно и убедительно. И самое главное - она должна определять, не как делать, а что конкретно делать для безусловного обеспечения военной безопасности государства. Здесь следует избегать философствования, используя рубрики типа: "основные принципы", "главные цели", "главные приоритеты", "основные направления", "научно обоснованные" и т.д.

Мир значительно изменился, изменились система военных угроз и облик современной войны и войн будущего. Национальная безопасность теперь не понимается лишь в связи с военными проблемами, требующими применения военной силы. Она теперь понимается гораздо шире и включает такие сугубо гражданские составляющие отношений, как политические, дипломатические, международно-правовые, экономические, экологические, медицинские, культурные и многие другие невоенные формы и методы достижения целей национальной безопасности. Основные угрозы безопасности для большинства государств сейчас находятся во внутриполитической, экономической, социальной, духовной, этнической и других сферах и носят преимущественно невоенный характер. В ряде случаев в некоторых государствах могут иметь место внутренние военные угрозы как специфическая часть общего спектра угроз национальной безопасности, которые могут потребовать прямого или опосредованного применения военной силы для их парирования. В большинстве своем такие внутренние военные угрозы непременно связаны с участием внешних сил и средств, и именно они зачастую и являются их источниками. Каждое суверенное государство должно будет учитывать и то, что экономический кризис, охвативший в настоящее время практически большинство стран мира, не снял с повестки дня взаимные территориальные претензии, национально-этнические разногласия. Они могут привести к тому, что ближайшее окружение конкретного суверенного государства может стать источником опасностей и даже угроз межгосударственных военных конфликтов.

Для каждой страны, разрабатывающей новую военную доктрину, вполне очевидно, придется учесть и сохраняющийся высокий уровень напряженности обстановки в соседних странах и прилегающих регионах. Часто соседние страны ничем не отличаются, кроме языка, гимна, герба и флага, и, тем не менее, их национальные интересы не всегда совпадают, а иногда и могут стать основанием возникновения напряженности и даже провоцирования военных конфликтов. Особенно опасным может стать рост агрессивного национализма соседних стран.

Разрабатывая новую военную доктрину суверенного государства безусловно следует учитывать опыт других стран, особенно тех, которые пришли к выводу, что их национальная безопасность и оборона сейчас понимается гораздо шире, чем это было в прошлом и в предыдущих военных доктринах. При разработке новой военной доктрины суверенное государство должно не копировать подобную новую военную доктрину другого государства, а исходить из своих собственных возможностей и стратегических целей. Однако совершенно ясно, что каждому государству при разработке новой военной доктрины придется методологически учитывать одни и те же грандиозные изменения, которые произошли или происходят в мире в целом, в международной обстановке, в формах и способах ведения войн нового поколения.

В первую очередь необходимо будет учесть то, что мир быстро меняется и от двухполюсного он устремляется к многополюсному. Правда, страны союза НАТО,

и в первую очередь США, стремятся закрепиться на однополюсной системе моносилы, в которой они намерены оставаться доминантой. Вместе с тем появляются новые экономические центры силы на базе как отдельных государств, так и их сообществ, которые уже сейчас способны активно отстаивать свои интересы и добиваться своего влияния на мировые проблемы, не прибегая к военной силе. Одновременно появляются и новые страны, уже ставшие ядерными или претендующие стать ими. В ряде стран непрерывно накапливается высокоточное оружие войн нового, шестого поколения.

Далее, очевидно, целому ряду стран при разработке новой военной доктрины придется учесть и то, что значительную неопределенность и непредсказуемость военно-политической ситуации в Европе и в мире в целом будет вносить продолжающееся расширение союза НАТО на восток, а в перспективе и на юго-восток. Опасным может оказаться и стремление этого союза расширить свое силовое влияние за пределы географической территории стран, входящих в НАТО. Возможность включения в союз НАТО государств, ранее входивших в Советский Союз - стран Балтии, Грузии, Украины, Азербайджана поставит Россию и другие страны перед трудной проблемой. Несомненно, они будут активизировать свои усилия по сдерживанию продвижения союза НАТО на восток, особенно на территории стран, ранее бывших братскими республиками СССР. Надо ожидать, что в военных доктринах целого ряда стран может быть прямо подчеркнуто, что союз НАТО уже превращен в коллективное орудие разрушения экономики неугодных государств. Весьма важным для военной доктрины суверенного государства может стать то, что после 2010 года США скорее всего настолько резко оторвутся от всех остальных стран в своей готовности вести бесконтактные войны с любым противником, в любом как угодно удаленном регионе мира, что отставший от них союз НАТО может даже в определенной мере мешать им проводить свою силовую военную политику в мире.

В военных доктринах государств придется учитывать определяющие новые тенденции в эволюции целей, характера и содержания войн и военных конфликтов. Потребуется учитывать качественное совершенствование средств вооруженной борьбы, увеличение пространственного размаха и тяжести последствий вооруженной борьбы, рост удельного веса противоборства в воздушно-космической сфере и информационном пространстве, перенос вооруженной борьбы в область бесконтактных действий. Для многих государств одновременно с разработкой новой военной доктрины придется практически заново создавать систему борьбы с высокоточным оружием противника без использования активной радиолокации, а также создавать специальную неогневую защиту объектов экономики. Без создания высокоэффективной стратегической обороны государства невозможно будет сохранить экономический потенциал. Это обязательно должно найти отражение в военной доктрине.

Следует также учитывать, что на формирование новой военной доктрины суверенного государства окажут сильное влияние его внутриполитическая и экономическая обстановка, выработанные взгляды на государственные приоритеты, его жизненно важные интересы, внешнюю и внутреннюю политику. Если военную доктрину будут разрабатывать, в основном, военные структуры государства, то можно ожидать изложения достаточно жестких позиций по военно-экономическим проблемам. Не исключена и относительная доктринальная милитаризация экономики страны, существенное повышение роли военно-промышленного комплекса не только в экономике, но и в политике. В ряде случаев военные специалисты могут даже указать стратегию развития страны в целом, обеспечивающую безусловное оснащение вооруженных сил всем необходимым.

В новых военных доктринах суверенных государств может найти отражение модное признание их заинтересованности в предотвращении войн и конфликтов, а также наличие у них объективных оборонительных интересов.

Военные доктрины суверенных государств могут состоять из двух или трех разделов. Однако во всех новых военных доктринах непременно найдут отражение такие два необходимых раздела, как ее военно-политические и военно-стратегические основы. Третий раздел, как правило, военно-экономические основы - может найти свое место в военных доктринах некоторых экономически слабых государств, где требуется особо подчеркнуть высокую ответственность за экономическое обеспечение военного строительства. При разработке новой военной доктрины следует помнить, что экономика суверенного государства в войнах нового поколения становится не только базой военного и оборонного строительства, но одновременно становится главной целью для поражения в таких войнах. Это значит, что в военной доктрине потребуется предусмотреть значительные меры для безусловной обороны и защиты объектов экономики государства.

Надо ожидать, что практически во всех новых военных доктринах суверенных государств будет непременно зафиксировано положение, что они ни к одному государству не относятся как к своему противнику, что они не начнут военные действия первыми, не имеют территориальных претензий ни к одному государству. Эти традиционные положения будут являться основополагающими в любой военной доктрине и окажут влияние на все остальные аспекты военного строительства и подготовки вооруженных сил.

В военной доктрине любого суверенного государства могут быть перечислены следующие стратегические задачи вооруженных сил:

защита государственного суверенитета и территориальной целостности страны;

защита конституционного строя;

обеспечение безопасности и стабильности в прилегающих к границам страны регионах;

обеспечение свободы деятельности в мировом океане и космическом пространстве в соответствии с нормами международного права;

защита граждан страны в районах военных конфликтов.

Видимо, придется учитывать в военных доктринах некоторых стран и возможность возникновения совершенно новых задач вооруженных сил, связанных с выполнением международных обязательств по осуществлению миротворческих функций по принуждению к миру или по поддержанию мира в других конфликтоопасных странах и регионах. Если государство уже находится на пути военного строительства по концепции войн нового поколения, то следует ожидать отражения в его военной доктрине нового положения, что в ряде случаев свои миротворческие функции, скажем, по принуждению к миру, по принуждению к соблюдению режима разделения конфликтующих сторон, оно сможет осуществлять лишь с помощью разведывательно-ударных боевых систем, т.е. без использования живой силы.

В военных доктринах ядерных государств должно найти отражение их отношение к ядерному оружию вообще и к пониманию сущности ядерного сдерживания в частности. Следует ожидать, что именно экономически слабые государства, застрявшие в своем военном развитии в предыдущем поколении войн, будут вынуждены еще долго делать ставку на ядерное сдерживание, на допустимость применения ядерного оружия первым и по этой причине будут считаться чрезвычайно опасными для остальных государств. В их военных доктринах непременно будет однозначно утверждаться, что государство ориентирует свою военную политику на реализацию принципа реалистического сдерживания, в основе которого лежит решимость использовать всю имеющуюся военную мощь в ответ на развязанную агрессию. Их ядерное оружие скорее всего будет преподноситься не иначе как с аурой полезности и легитимности, якобы оправдывающих его существование в прошлом, настоящем и будущем. В выступлениях представителей властей таких стран следует ожидать комплиментарных, подобострастных речей на ракетно-ядерную тематику. Государственные средства массовой информации будут часто вести героические репортажи с ракетных полигонов и непрерывно осуществлять пропаганду ракетно-ядерных вооружений. Ядерное оружие будет как бы являться фантомом "великой" державы, т.к. оно позволяет играть в "великую" державу, придает ей мнимое величие, хотя состояние экономики и жизненный уровень населения в некоторых из них соответствуют кризисному, нищенскому уровню. Здесь весьма опасным может быть то, что ядерное государство, мнимо считающее себя великим, способно диктовать миру свои условия, может на самом деле представлять собой сосредоточие пороков: оно одновременно может быть бедным, находящимся в критической зависимости от импорта продовольствия и медикаментов, от внешних заимствований, слабым в военном отношении, все менее понимаемым, порой униженным, преданным и изгоняемым из международных организаций. Вооруженные силы мнимовеликих стран в большинстве своем будут продолжать готовиться к войнам прошлого поколения, конституционно и доктринально будут ориентированы главным образом лишь на ядерное сдерживание и оборонительные действия. Правда, на оперативном и тактическом уровнях военные доктрины таких стран могут предполагать как оборонительные, так и наступательные действия по сценариям прошлого, четвертого поколения войн.

В целом следует ожидать, что военные доктрины большинства государств, отставших в своем развитии на поколение войн, как правило, будут провозглашать единую основную цель - защитить территориальную целостность страны. Однако понятие "защита" не всегда будет связано с возможными действиями сухопутного противника, здесь скорее всего придется защищаться от массированного высокоточного удара издалека, осуществляемого бесконтактным способом. Трудно представить, как будут выходить из подобного положения при разработке военной доктрины страны, оставшиеся в прошлом поколении войн.

Концепция ядерного сдерживания для ядерных стран останется единственным рецептом военной готовности, однако это может остановить рациональное мышление в отношении главной цели национальной безопасности обеспечения выживаемости государства, общества, личности. Ядерное оружие в государствах, отставших от других на целое поколение войн, будет непременно представлено в их военных доктринах как комплексное противодействие любым военным угрозам регионального и локального масштаба. Для обеспечения эффективности стратегического ядерного сдерживания в военных доктринах таких государств скорее всего будет записано, чтобы каждое из остальных ядерных государств оставалось уязвимым для собственных ядерных сил при любом сценарии развития конфликта. При этом уязвимость должна быть постоянной, т.к. только тогда все ядерные и безъядерные страны якобы будут вынуждены стремиться к исключению эскалации конфликтов и искать компромиссные решения и можно будет говорить, что ядерное сдерживание является стабилизирующим фактором.

Ставка на ядерное сдерживание будет непременно продолжать ускорять гонку ядерных вооружений в сторону наиболее разрушительных сил, а значит, не позволит развивать вооружения для нового поколения безъядерных войн. Ядерное сдерживание в военных доктринах стран будет служить не только благодарным целям, но и целям зла. Оно будет предполагать вину как виноватых, так и невиновных и будет требовать доктринально узаконенно нести смерть в таких масштабах, с которыми может сравниться только сила Создателя. Не может быть лучшей иллюстрации извращенного представления о роли ядерного сдерживания, чем утвердившееся и ставшее привычным мнение, что ядерное возмездие является легитимным и адекватным ответом на возникающие угрозы. Здесь очень четко просматривается ситуация, когда лекарство от болезни окажется страшнее, чем сама болезнь. Кроме того, жесткой ставкой на ядерное сдерживание ядерные государства будут отталкивать от себя союзников, внесут уверенность других стран в "полезности" ядерного оружия, нанесут урон самим ядерным государствам. Такие государства, вполне очевидно, будут утверждать в своих военных доктринах, что они готовы применить ядерное оружие первыми и что именно ядерным оружием будут гарантированно сдерживаться любые агрессии против государства.

Только ядерное государство, имеющее слабые обычные вооруженные силы, вынуждено будет утверждать в своей военной доктрине, что оно оставляет за собой право одностороннего применения всей имеющейся у него военной силы в случае, если угрозы его безопасности достигли критического значения. Правда, сами критические значения таких угроз в военной доктрине вряд ли будут указаны. Думается, что в целях смягчения столь жесткой позиции в военных доктринах некоторых ядерных государств будет выражено также стремление к дальнейшему сокращению ядерных вооружений до минимального, но не указано, какого уровня, гарантирующего поддержание стратегической стабильности. Однако не следует ожидать, что можно вообще как-то обозначить этот уровень.

Ядерная, да и обычная война в условиях наличия в большинстве стран объектов ядерной, химической, нефтеперерабатывающей, газодобывающей промышленности из средства политики превращается в способ самоуничтожения. Наращивание ядерной военной мощи в ядерный век уже привело к ее отрицанию как средства достижения политических целей в войне. Сегодня достигнутый объем ядерной военной силы фактически обратно пропорционален безопасности государства. Дальнейшее увеличение или стремление сохранить имеющееся большое количество ядерных вооружений не делает всесильным и более безопасным ни одно государство. Более того, односторонний упор на ядерную военную силу значительно ослабляет другие компоненты национальной безопасности и в конечном итоге делает ее менее прочной и стабильной.

В этой связи ядерные государства, успешно идущие по пути перехода к концепции войн нового, шестого поколения, вполне очевидно, могут в своих новых военных доктринах вообще не упоминать о ядерном оружии. Для них ставка на ядерное сдерживание будет невыгодна по трем причинам:

во-первых, из-за невозможности сдерживать агрессию с помощью этого оружия, не применив его;

во-вторых, из-за невозможности без непредсказуемых последствий применить даже маломощные ядерные боеприпасы;

в-третьих, из-за наличия у них настоящих сил сдерживания, у которых нет никаких проблем с их применением.

Сдерживание вероятного противника от развязывания военных конфликтов локального и меньшего масштаба эти государства смогут осуществить лишь рекламируемой ставкой на большое количество высокоточных средств различного базирования. Такое сдерживание будет понято всеми, т.к. оно может быть всегда реализовано применением реальной военной силы, а не только угрозой ее применения.

В новой военной доктрине суверенного государства должны будут найти отражение принципиальные положения о применении вооруженных сил в войнах нового, шестого поколения. При этом следует ожидать, что в доктрине не будет персонифицирован противник, а будут лишь определены потенциальные источники, степень и масштабы военной опасности и военной угрозы для государства:

возможна ли крупномасштабная бесконтактная высокоточная военная агрессия в ближайшие годы;

возможны ли в обозримой перспективе с участием данного государства локальные войны и военные конфликты, которые будут идти по формам и способам прошлого поколения войн и могут перерасти в крупномасштабную региональную войну.

Далее в военной доктрине должны быть определены вся военная организация государства, структура, состав и задачи вооруженных сил, других войск, воинских формирований и органов, совместная деятельность которых направлена на обеспечение обороны и военной безопасности страны в войне нового поколения.

Здесь еще раз следует напомнить, что государство, осуществляющее подготовку в соответствии с концепцией бесконтактной войны, вполне вероятно, будет стремиться создать свои вооруженные силы не по четырех- или трехвидовому принципу действий в соответствующих сферах (суша, воздух-космос, море), что было характерно для прошлого, четвертого поколения войн, а по функциональному - стратегические ударные и стратегические оборонительные силы.

Вполне вероятно, что военная доктрина будет требовать, чтобы вооруженные силы были оснащены достаточным количеством высокоточных ударных и оборонительных систем, сил и средств, которые и будут представлять главный потенциал сдерживания любого военного конфликта и любой войны без всякого упоминания о ядерном оружии. При этом должны учитываться реальные возможности государства, уровень его экономического развития. Новая военная доктрина должна закрепить основные положения по созданию и развитию военной организации государства и направленности военного строительства исходя исключительно из реальных экономических возможностей, а не грандиозных экономических планов.

Следует учитывать, что в военных доктринах некоторых суверенных стран может потребоваться разрешить использовать вооруженные силы наравне с другими войсками во внутренних вооруженных конфликтах. Для реализации этого требования в военной доктрине необходимо иметь строгие положения, утвержденные не указом руководителя страны, а соответствующими законами. Более детально условия и порядок использования вооруженных сил во внутренних вооруженных конфликтах должны быть предусмотрены конституционными законами соответствующих стран, разработанные государственно-правовыми структурами: "О чрезвычайном положении", "О военном положении", "О вооруженных силах государства", "Об обороне", "О мобилизационной подготовке и мобилизации".

Видимо, первоочередные задачи военного строительства суверенного государства будут непременно связаны с необходимостью проведения очередной военной реформы в стране с целью создания новых взаимоотношений между политикой, военной организацией, экономикой и обществом. Естественно, острейшей проблемой для любого суверенного государства останется реализация новой военной доктрины.

В условиях жесточайшего экономического и финансового кризиса следует ожидать, что в ряде государств могут появиться совершенно иные направления оборонного и военного строительства, будут разработаны и реализованы асимметричные меры обеспечения национальной безопасности в условиях войн нового поколения.

Заключение по первой части книги

Переход стран к способности и готовности воевать по-новому, бесконтактным способом, не будет компактным, скоротечным, а растянется на многие десятилетия. Вполне очевидно, что бесконтактные войны в том виде, в каком они представлены в первой части книги, для некоторых наиболее развитых и экономически благополучных стран дело ближайшего будущего, для других - недалекого и отдаленного будущего, для остальных - более далекого и очень далекого будущего. Происходит геополитическая перестройка мира, и те страны, которые уже отстают, окажутся лицом к лицу с теми, кто сделал ставку на войны нового поколения, и именно это для отстающих стран становится очень серьезной внешней угрозой.

Ясно, что реальная подготовка к бесконтактным войнам станет весьма жестким испытанием для многих стран и их вооруженных сил. Потребуется серьезно подходить к характеру войн и вооруженной борьбе будущего, к вооружению и военной технике, к совершенно новому военному искусству. Не каждому государству будет дано легко и быстро реализовать на практике необходимые программы. За счет возможностей экономики и технологии создания требуемых вооружений в разряд государств, способных вести войны нового, шестого поколения, кроме наиболее экономически развитых могут войти и некоторые развивающиеся страны. Уже есть ряд государств, которые открыто идут по пути коренного реформирования своих вооруженных сил и вкладывают основные средства в высокотехнологичную военную электронику, высокоточные системы оружия и заметно меньше стали тратить средств на развитие ядерных и обычных вооруженных сил и средств вооруженной борьбы.

Нельзя скрыть те большие преобразования, которые уже происходят в наукоемких отраслях промышленности США, стран Европы и Юго-Восточной Азии [56]. В США созданы мощнейшие межгосударственные корпорации "Lockheed Martin Corp", "Boeing Co", "Raytheon Co", "General Dynamics Corp", "Northrop Grumman Corp", "TRW Inc", "Textron Inc", "General Electric Co" и др., которые уже захватили основные заказы на производство новейших видов высокоточного оружия не только для США, но, очевидно, и для многих других стран союза НАТО. C большим ускорением ведутся работы по созданию оружия войн нового поколения во многих других развитых странах: Великобритании, Франции, Германии, Израиле, Италии, Швеции, Швейцарии и др. Сейчас создаются новые мировые геополитические и экономические центры, в которых быстро и динамично развиваются страны Юго-Восточной Азии и Африки. Это Япония "Mitsubishi Electric Corp", "Marine United", Китай "China National Aerotech", Индия "Mazagon Dock Ltd", Австралия "Tenix Group", Южная Корея "Korean Aerospace Industries", Тайвань "Aerospace Industrial Development Corp", Сингапур "Singapore Technologies Enu. Ltd". Уже к 2020-2030 годам эти страны могут сосредоточить капитал в 4-6 раз больший, чем сейчас имеется в Европе или США. Неизбежна борьба за передел рынков сбыта продукции и за сырье. Вчерашние страны третьего мира сейчас интенсивно закупают оружие и его технологии для войн нового, шестого поколения. Мир меняется быстро и динамично - происходит изменение геостратегической карты нашей планеты, утверждаются военные лидеры, становится четко видно, кто готов воевать по-новому, кто отстает, кто навсегда останется в прошлом поколении войн.

Целый ряд стран в силу разных причин так и не смогут осуществить этот переход в обозримый период и останутся в нынешнем, четвертом поколении войн. Когда наступит переход к военному будущему для каждой отдельной страны, зависит от многих факторов. Как уже подчеркивалось, каждое суверенное государство по этому пути идет самостоятельно, исходя из своих возможностей. Для исключения или ослабления нового витка гонки вооружений уже сейчас под эгидой ООН необходимо вести переговоры о количественном и качественном ограничении систем высокоточного оружия, в том числе и об ограничениях на формы и методы его использования [63]. Переговоры должны быть многосторонними. От согласованных решений в будущем будет зависеть и дальнейшая судьба ядерного оружия.

Если в прошлом и в настоящем главную опасность для ряда стран представлял вполне конкретный адресный противник, как правило, близкий сосед, то в будущем эта опасность может исходить из различных и весьма далеких межконтинентальных адресов.

Следует ожидать, что в этой связи целый ряд стран будут вынуждены сохранять возможность ведения прошлых войн четвертого и пятого поколений, т.е. продолжать делать ставку на имеющиеся у них живую силу или ядерное оружие. Другие, более отсталые в экономическом и, естественно, в военном отношении государства будут вынуждены делать ставку на живую силу и химическое оружие. Те страны, которые уже делают ставку на бесконтактные войны, сосредотачивают свои ресурсы на самых передовых, высокотехнологичных производствах, способных создать требуемый военный потенциал. Это, в первую очередь, ракетно-космическая техника, авиастроение, радиоэлектроника, системы управления и связи. Они уже резко увеличили ассигнования на фундаментальные исследования в области теории вооруженной борьбы будущего, на опытно-конструкторские работы (ОКР), поддержание высокого технологического уровня военно-технического развития. Здесь создаются условия планового производства достаточного количества новейших видов вооружений. В военных бюджетах этих стран наблюдается резкое сокращение закупок нынешних, даже самых современных образцов вооружения и военной техники, но сохраняются значительные ассигнования на ОКР. В этих государствах не идут на поводу у военно-промышленного комплекса (ВПК), готового, как всегда, любыми путями поставлять старые образцы вооружений.

Нетрудно предвидеть, что военно-промышленные круги государств, связанные с производством ядерного и классических видов вооружений и боевой техники для прошлого поколения войн, будут эксплуатировать патриотические лозунги и оказывать серьезное сопротивление всему новому. В реализации военно-стратегических концепций бесконтактных войн они будут видеть, прежде всего, угрозу своему благополучию и всячески препятствовать их внедрению в практику военного строительства. Вполне очевидно, что они могут найти поддержку и среди военных кругов, особенно у представителей руководства ракетно-ядерными силами и сухопутными войсками, которым трудно будет согласиться с необходимостью уходить с основной сцены.

Однако совершенно ясно, что уже на рубеже 2015-2020 годов стратегическое сдерживание от развязывания против суверенного государства любой войны с применением обычных средств поражения будет принадлежать большому количеству высокоточных крылатых и других ракет различной дальности морского, наземного, воздушного и космического базирования в обычном снаряжении, а не ядерным силам. Следует также ожидать, что, по крайней мере, еще до 2015-2020 годов процесс ядерного и химического разоружения будет идти медленно и с явным противодействием со стороны целого ряда государств, не готовых и не способных вести войны будущего. Более того, вполне очевидно, что в этот период количество членов "ядерного клуба" будет еще увеличиваться за счет вступления в него государств, тайно создавших примитивное ядерное оружие в небольших количествах.

Длительное время на планете будут сохраняться условия, когда, в случае возникновения новых войн, в формах и способах вооруженной борьбы будут встречаться их разные поколения.

Высокоточное оружие, оружие на новых физических принципах, информационные средства и системы не только ставят много новых проблем, связанных с характером войн нового, шестого поколения, со строительством вооруженных сил, разработкой теории вооруженной борьбы будущего. Они коренным образом меняют геостратегическую обстановку на нашей планете и уже сейчас требуют по-новому решать многие задачи безопасности суверенных государств, задачи укрепления мира.

Однако следует заметить, что будущее - это не то, куда мы идем, а то, что мы создаем сегодня. Пути следует не выбирать, а строить уже сегодня, т.к. сам процесс строительства меняет как самого строителя, так и его судьбу.

Также вполне очевидно, что теория войн и вооруженной борьбы будущего должна опережать практику, показывать, хотя и в самых общих чертах, это будущее, как ближайшее, так и более далекое, т.к. его надо закладывать уже сегодня.

ЛИТЕРАТУРА

1. Воробьев И.Н., Круглов В.В. Основы военной футурологии. - М.: ВАФ, 1998, с. 175.

2. Воробьев И.Н. Военная футурология. - М.: ВАФ, 1997, с. 273.

3. Гельвеций. Сочинения. Т. 1. - М., 1934.

4. Дуэ Д. Господство в воздухе [Пер. с итал.] - М.: Воениздат, 1935.

5. Клаузевиц К. О войне. - М.: Логос, Наука, 1994.

6. Леер Г. Стратегия. 4.1. - СПБ, 1898.

7. Макиавелли Н.Б. О военном искусстве. - М.: Воениздат, 1949.

8. "Независимое военное обозрение", 1997, №№ 2, 4, 6.

9. Свечин А.А. История военного искусства. Ч.3. - М.,1923, с. 298.

10. Шевелев Э.Г. Введение в военную системологию. - М.: ВАГШ, 1993, с. 83.

11. История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 3, 4, 6. - М.: Воениздат, 1974.

12. "Красная звезда", 12.01.1999.

13. Гареев М.А. Если завтра война. - М.: АВН, 1995, с. 239.

14. Сунь-Цзы. Трактат о военном искусстве. - М.: Воениздат, 1955, с. 124.

15. Броди Б. Стратегия в век ракетного оружия. - М.: Воениздат, 1961.

16. Чередниченко М.И. Теория и практика военного прогнозирования. М.: ВАГШ, 1989,

с. 327.

17. "Военная мысль", 1998, № 22.

18. Постижение военного искусства - идейное наследие А. Свечина. - М.: Российский военный сборник, 1999, вып. 15, с. 689.

19. http://users.mos.ru/boris/n_vojn.htm

20. Фаткудинов З. "Федеральная газета", 1999, март, № 3 (40).

21. "Зеленый мир", 1999, № 4.

22. Глобальные проблемы как источник чрезвычайных ситуаций // Доклады и выступления на международной конференции 22-23 апреля 1998 г. - МЧС, М.: УРСС, с. 187-198.

23. Алексин В. Флот как инструмент государственной политики. Морской сборник, 1997, № 8.

24. www.svoboda.org, 29.07.1999.

25. "Сегодня", 11.01.2000.

26. Самсонов В.Н. Иная трактовка понятия войны. - "Независимое военное обозрение",

№ 23, 26.12 1996.

27. Гареев М.А. Война и современное международное противоборство. "Независимое военное обозрение", №1, 09.01.1998.

28. Рябчук В.Д. Элементы военной системологии применительно к решению проблем оперативного искусства и тактики общевойсковых объединений, соединений и частей. Военно-теоретический труд. - М.: ВАФ, 1995.

29. Рябчук В.Д., Солнышков Ю.С. Военное науковедение и методология решения проблем управления. Военно-теоретический труд. - М.: ВАФ, 1998.

30. "Независимое военное обозрение", № 46, 26.11.1999.

31. "Независимое военное обозрение", № 4, 04.02.2000.

32. www.nsn.ru, 10.02.2000.

33. www.nns.ru, 10.02.2000.

34. "Известия", № 23 (25615), 08.02.2000.

35. РБН (Русское бюро новостей), 05.12.1999.

36. Интерфакс, 11.02.2000.

37. "Независимое военное обозрение", № 3, 28.01.2000.

38. Безопасность России. Словарь терминов и определений., изд. 2-е, дополненное. - МГФ "Знание", 1999.

39. "Независимая газета", № 63, 07.04.2000.

40. "Независимое военное обозрение", № 12, 07.04. 2000.

41. "Красная Звезда", 23.03. 2000.

42. "Независимая газета", № 80, 28.04.2000.

43. ВВС, русская служба, 01.05.2000.

44. "Независимая газета", № 13, 14.04.2000.

45. www.nsn.ru, 03.05.2000.

46. Интерфакс, вып. 73, 04.05.2000.

47. РБН (Русское бюро новостей), 04.05.2000.

48. ИТАР-ТАСС, 09.05.2000.

49. "Независимое военное обозрение", № 17, 19.05.2000.

50. "Независимое военное обозрение", № 18, 26.05.2000.

51. www.svoboda.ru, 27.05.2000.

52. РБН (Русское бюро новостей), 25.10.1999.

53. "Независимое военное обозрение", 30.07.1999.

54. Пол Кроссер. Диалектика военной техники и ее последствия. - М.: Прогресс, 1975, с. 198.

55. "Независимое военное обозрение", № 30, 18.08.2000.

56. "Независимое военное обозрение", № 31, 25.08.2000.

57. "Независимое военное обозрение", № 42, 10.11.2000.

58. Советская военная энциклопедия. - М.: Воениздат, 1976, т. 2, с. 305.

59 Философский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1983, с. 88.

60. Серебрянников В.В. Войны России: социально-политический анализ. М.: Научный мир, 1999, с. 380.

61. Слипченко В.И. Бесконтактные войны. - М.: Гран-пресс, 2001, с. 380.

62. "Государство Россия. Путь к эффективному государству". Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, 2001 г.

63. Слипченко В.И. Выступление на конференции 25 июля 2001 г., проведенной Советом по вопросам разоружения ООН, Женева.

64. "Независимая газета", 22. 11.2001.

65. "Правда", 15.11.2001.

65. "Коммерсантъ", 29.10.2001.

66. "Независимая газета", 28.11.2001.

67. Белоус В.С. Каким будет ОМУ третьего тысячелетия. - "Ядерное распространение", 1998, май, вып. 23.

68. "Независимое военное обозрение", 2001, № 39.

69. "Независимое военное обозрение", 2001, № 40.

Часть II

ЯДЕРНОЕ САМОСДЕРЖИВАНИЕ

(иная концептуальная позиция отношения к ядерному оружию)

Введение ко второй части книги

Все войны и военные конфликты, имевшие место в ядерный период, т.е. после единственного на нашей планете санкционированного применения атомного оружия при бомбардировке городов Японии - Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года, необходимо считать войнами ядерного периода. Это оружие в корне изменило военный облик планеты и разрушило существовавшее длительное время устойчивое взаимоотношение войны и политики.

Действительно, за 57 ядерных лет в мире произошли колоссальные геостратегические изменения. За это время глубочайшим образом трансформировалось понимание роли ядерного оружия, хотя многие геополитические константы остались неизменными. При всей динамичности международной обстановки ее ядерная инерция оказывается еще достаточно большой. Вместе с тем за это время уже реально изменилось представление самих ядерных государств о ядерном оружии и ядерной войне. Они стали осмысленно понимать, что ядерное оружие не может быть оружием поля боя. Они, наконец, поняли, что этим оружием нельзя ничего сдерживать, не применяя его, а применение исключительно в целях сдерживания непременно ведет к непредсказуемым последствиям.

Накопленные средства для ведения ядерной войны практически во всех ядерных странах переросли цели самой войны. Ядерная война даже между двумя наиболее подготовленными цивилизованными противниками не может быть договорной и регулируемой по типам и количеству применяемых средств, а значит, - управляемой. Она непременно станет апокалиптической, опустошительной и неизбежно превратится в тотальное взаимное уничтожение и вооруженное насилие над всем остальным человечеством. Такая война, порожденная политикой, не будет иметь ничего общего с функцией продолжения политики другими средствами [1] и полностью теряет эту свою функцию. Как для воюющих, так и для многих непричастных к этой войне стран, из этой войны не будет возврата к миру как другой форме политики.

В ракетно-ядерной войне при обмене ударами первоочередными целями поражения ядерным оружием могут стать не только вооруженные силы, но и практически вся территория и все население воюющих сторон одновременно, а точнее - ареной военных действий становится вся планета Земля, ее океанские и морские акватории, воздушно-космическое пространство.

Самым опасным является то, что ядерная война, начавшаяся нанесением лишь одной из ядерных сторон единственного, маломощного тактического ядерного боеприпаса в интересах сдерживания другой стороны, не сможет удержаться в этих рамках и, наиболее вероятно, достаточно быстро перерастет в стратегическую ядерную войну. Здесь трудно предвидеть те катастрофические последствия, которые неизбежно возникнут для всего человечества.

Кроме военной и гражданской ядерной технологии в наиболее развитых странах имеются многочисленные технологии и системы, связанные с высоким риском, обладающие экологическим и социальным потенциалом техногенных катастроф. В случае войны с применением лишь обычного оружия они могли бы стать источником не только большой разрушительной силы, но и заражения радиоактивными и химическими веществами в концентрациях, превышающих допустимые для человека нормы для ряда соседних стран. Уязвимость высокоиндустриализованных стран в случае войны даже с применением обычных средств поражения стала реальностью нашего времени и носит объективный характер. Они не могут быть жизнедеятельными в условиях любой войны.

Можно утверждать, что сейчас практически все развитые индустриальные страны могут функционировать только в условиях устойчивого мира. И никакие вооруженные силы не способны ядерным сдерживанием обеспечить жизнеспособность своих стран в условиях войны. Возникла совершенно новая ситуация, когда при наличии в индустриально развитом государстве ядерного оружия, ядерных и химических объектов экономики даже безъядерная локальная война или военный конфликт для него могут стать причиной собственного ядерного или экологического поражения. Здесь катастрофические последствия будут иметь место не только для данной страны, но и для человечества в целом, и потому также становятся неприемлемыми как инструмент продолжения политики военными средствами.

Вся длительная история показывает, что вооруженное насилие как неизбежный атрибут войн или военных конфликтов всегда было связано со стремлением воюющих сторон нанести поражение противостоящей военной силе. Однако это неизбежно вело и к увеличению косвенных потерь населения, разрушению экономики, нарушению экологического равновесия в природе и др. Тем не менее войны с применением обычных средств поражения непрерывно шли в доядерный период, не прекращаются в ядерный период и, как было показано в первой части книги, наверняка сохранятся и даже получат большое развитие и в будущем.

Глава первая

ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ РАЗРУШИЛО МЕХАНИЗМ ЭВОЛЮЦИОННОГО ИЗМЕНЕНИЯ ПОКОЛЕНИЙ ВОЙН

Ядерное оружие буквально "вторглось" в логику изменения поколений войн, полностью разрушило плавный эволюционный процесс их смены. Сейчас оно находится на вооружении ряда стран, и ему приписывают функции сдерживания любых войн, конфликтов, недопущения расширения военных блоков и др. Однако за время существования и распространения ядерного оружия его действительная роль в мире воспринимается неоднозначно. Изменились взгляды не только на его военную роль, но и на выполняемые им функции.

Расползание ядерных вооружений

Как уже было отмечено в первой части книги, в доядерный период чередование мирного и военного времени считалось обычным ритмом жизни на планете. Войны шли практически непрерывно, развивались формы и способы вооруженной борьбы и казалось, что именно с появлением ядерного оружия, которому приписали эффективную сдерживающую роль, это чередование должно было бы если не полностью остановиться, то хотя бы замедлиться, и на Земле должен был наступить более стабильный мир. Это связано с тем, что возникла серьезная угроза в ходе практически любого вооруженного насилия прямо или косвенно, случайно или преднамеренно применить имеющееся в ряде стран ядерное оружие.

Официально это оружие в достаточно больших количествах сейчас находится на вооружении пяти государств (своеобразный ядерный "пентагон" CША, Россия, Китай, Великобритания, Франция). Оно также фактически имеется в относительно небольших количествах в Израиле, Индии, Пакистане и, очевидно, имеется и в ряде других государств. В силу обстоятельств оно наличествует в Украине, Казахстане, Белоруссии. На территориях этих бывших советских республик находилось не только ядерное оружие, но и внушительная инфраструктура, необходимая для его производства и испытаний. Под давлением мировой общественности эти страны официально ликвидировали ядерные арсеналы на своей территории и присоединились к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных государств. С территории Украины вывезены все стратегические ядерные боезаряды. Их демонтаж осуществляется на предприятиях России, но под контролем украинских специалистов. Также завершен вывоз ядерного оружия из Белоруссии и Казахстана, и к концу 1996 года на территориях этих республик не осталось ни одного ядерного боеприпаса.

К сожалению, распространение ядерного оружия все же продолжается, что свидетельствует о крахе режима его нераспространения. Как уже отмечалось, в ряде других стран - Израиле, Индии и Пакистане - это оружие реально имеется, но пока как бы неофициально. В ближайшие 15-20 лет такое оружие может появиться, по меньшей мере, еще у 15 государств. Сейчас уже есть основания полагать, что ядерные боеприпасы в виде авиабомб кроме старых членов "ядерного клуба" имеются и у не афишируемых его членов. И они, вполне естественно, будут иметь свои собственные взгляды на его "сдерживающую" роль и на возможность его применения в конфликтах и войнах. Становится вполне очевидным, что вероятность ядерной войны на нашей планете возрастает пропорционально росту числа стран, имеющих это оружие.

Израиль производит плутоний и имеет не менее 250 единиц ядерных боеприпасов, из которых от 64 до 112 ядерных боеголовок к ракетам. Он испытал баллистическую ракету промежуточной дальности "Иерихон-2" (до 1500 км).

ЮАР и Индия также располагают установками по производству плутония. Ранее Индия испытала баллистическую ракету промежуточной дальности "Притхви-2", а в 1974 году ядерное взрывное устройство. В 1998 году Индия провела три новых ядерных испытания на полигоне Покхаране в штате Раджастан. По оценкам экспертов, она способна производить 5-10 ядерных боеприпасов в год. Индийские тактические баллистические ракеты "Притхви" размещены вдоль границ с Пакистаном и имеют на вооружении примерно 65 головных частей к ракетам. Тактико-технические характеристики ракет Индии позволяют наносить удары на дальность до 2500 километров, что дает возможность вести обстрел столицы Пакистана - Исламабада, а также его крупнейших городов - Лахор, Фейсалабад, Равалпинди.

Сейчас уже ясно, что Индия способна создать и нейтронное оружие [18]. Это разновидность тактического ядерного оружия малой мощности, которое нейтронным излучением уничтожает живую силу, но оставляет без разрушения здания, экономическую и военную инфраструктуру и т.д.

Хотя Индия после испытаний ядерного оружия в 1998 году объявила мораторий на дальнейшие испытания, она не остановила научные исследования в рамках ядерных программ. Кстати, есть предположения, что в ходе одного из последних испытаний было взорвано не атомное, а водородное устройство. Имеются данные [43], что Индия провела также успешные испытания на полигоне в штате Орисса своей новой зенитной ракеты "Акаш", способной нести ядерный боезаряд. Ракета может поступить на вооружение в самое ближайшее время. Эта ракета была создана в 1993 году, и с ней уже проведено около десяти экспериментальных пусков. Радиус действия ракеты - 25 километров, и она способна нести боезаряд, включая ядерный, весом 55 килограммов.

Пакистан немедленно ответил проведением серии испытаний своего ядерного оружия в 1998 году. Программа создания ракетно-ядерного оружия здесь началась еще в 1972 году, но была ограничена санкциями США вплоть до 1990 года. В 1997 году в Пакистане была также испытана ракета средней дальности (до 1500 км) "Хатор-3", являющаяся модификацией китайской ракеты М-9. Сейчас, очевидно, он располагает 15-20 (по другим данным, их около 30 [55]) головными частями к ракетам мощностью до 45 килограммов и имеет 64 ракеты М-11 китайского производства, из которых 10 находятся в постоянной боевой готовности на базе в Саргодхе. Ядерная инфраструктура Пакистана разбросана по всей стране. Все ядерные объекты охраняются армией. Кроме готовых урановых боеприпасов Пакистан имеет запасы оружейного урана, достаточные для производства нескольких десятков боеприпасов. Здесь также разработана технология создания боеприпасов на основе плутония, запасов которого достаточно для производства нескольких зарядов. Есть основания полагать, что в Пакистане уже создано и термоядерное оружие. Осуществивший в 1999 году государственный переворот в Пакистане генерал Мушарраф заявил, что не исключает возможности применения ядерного оружия первым в случае конфликта с Индией [17].

Но весьма серьезная опасность в этом регионе состоит и в том, что ядерное оружие может попасть к террористам, например, последователям Усамы бен Ладена, которых еще очень много в Пакистане. Появление в этой стране атомного оружия с ликованием было встречено в определенных кругах мусульманского мира. Это оружие в мусульманских странах рассматривается не иначе как их общее исламское оружие.

Пакистан разработал и уже испытал малогабаритные, вполне транспортабельные ядерные заряды для головных частей баллистических ракет, и их можно легко вывезти. Мушарраф до своей фактически принудительной "переориентации" на поддержку США в их антиталибской войне в Афганистане давно и тесно был связан с бен Ладеном. Пакистан был главным поставщиком оружия, боеприпасов, средств связи, продовольствия, добровольцев и высококлассных военных инструкторов для отрядов "Талибана".

Прикрываясь своим ядерным зонтом, Пакистан осмелел и уже ультимативно требует "возвратить" ему весь горный штат Кашмир, северную часть которого он захватил ранее. Но Индия тоже имеет ядерное оружие и намерена отстаивать свою территориальную целостность с учетом всего имеющегося у нее оружия.

И Индия, и Пакистан очень молодые ядерные страны, и они еще не в полной мере осознают, каким оружием обладают. Для остального мира ясно, что имеющееся ядерное оружие у двух враждующих сторон не является сдерживающим. Ядерное сдерживание не работает, более того, ядерное оружие "стимулирует" поддержание напряженности в регионе. И военный конфликт между двумя соседними ядерными странами идет непрерывно в течение более 50 лет.

Не следует сбрасывать со счетов и то, что сейчас в Пакистане в различных военно-государственных и военно-технических сферах довольно сильны позиции исламистов, а в офицерском корпусе они составляют примерно 30%. В таких условиях реальна угроза получения исламскими террористическими организациями от сочувствующих им специалистов в Пакистане ядерных секретов. Но самым опасным для всего цивилизованного мира может стать падение существующего режима Мушаррафа и захват власти исламскими радикалами [55]. Именно в этом случае международный терроризм может получить весь ядерный потенциал страны и сможет немедленно перейти от асимметричных террористических актов к симметричным контактным или бесконтактным действиям против избранных враждебных стран.

Расползание ядерного оружия привело к тому, что возникла совершенно новая ситуация, которая потребует искать баланс внутри нового ядерного треугольника в Азиатско-Тихоокеанском регионе между крупнейшими державами региона - Китаем, Индией и Пакистаном. Во всяком случае, ядерная гонка со стороны новых ядерных стран идет полным ходом, и она очень скоро может доставить немало неприятностей всему мировому сообществу. Санкции ООН сейчас бессильны, и для примирения соперников потребуется определенное вмешательство остальных членов нынешнего "ядерного клуба".

Однако остается надежда, что процессом поведения ядерных стран можно будет все же управлять, но процессом расползания ядерных технологий и расщепляющихся веществ управлять возможности нет. Китай сотрудничал в этой области с Ираном, Северной Кореей и даже с Алжиром, а потом продал свои технологии Пакистану. Так, Пакистан имеет в ядерном центре в Кахуте установку по обогащению урана. Кроме того, известно, что Пакистан продолжает закупать китайские оперативно-тактические ракеты, а Китай в это время интенсивно строит завод по производству в Пакистане ракет "Хафт-3". Известно, что Китай давно считает Индию одним из своих противников и принимает все меры для противостояния ей как со своей стороны, так и со стороны дружественного ему, но враждебного по отношению к Индии Пакистана.

Предполагается, что и Северная Корея уже имеет от 2 до 6 ядерных сборок, хотя они как боеприпасы не испытаны. У нее относительно давно работает поставленный Советским Союзом исследовательский реактор по производству плутония. Правда, усилиями международного сообщества удалось предотвратить выход этой республики из Договора о нераспространении ядерного оружия и разрыв ею соглашения о гарантиях МАГАТЭ. Также удалось заставить ее заменить проектируемые ядерные уран-графитовые реакторы, которые позволяли вырабатывать и накапливать оружейный плутоний, для реакторов с водо-водяным охлаждением, в которых осуществляется глубокое выгорание ядерного топлива и не производится плутоний оружейного качества.

На примере Северной Кореи видно, что возможность создать свое собственное ядерное оружие делает внешнеполитический курс некоторых государств совершенно непредсказуемым. Перспективой создания или уже реальным созданием своего ядерного оружия Северная Корея наглядно продемонстрировала, что, не имея ни экономической мощи, ни достаточного политического влияния в регионе, она держит в напряжении весь Азиатско-Тихоокеанский регион, а особенно Южную Корею.

Поскольку Северная Корея уже действительно имеет ядерные боеголовки собственного изготовления и установила их на свои баллистические ракеты (Нодонг-1, Нодонг-2), способные по дальности стрельбы (до 1500 км) достигать Южной Кореи и Японии, это стало угрозой уже не только этим государствам, но и дислоцируемым там американским войскам. Кроме того, в общем неудачная попытка запуска в 1998 году Северной Кореей с базы "Хвадоган", что в 50 километрах от границы с Россией, двухступенчатой ракеты средней дальности свидетельствует о стратегическом прорыве в области ракетостроения.

Думается все же, что Северной Корее нет стратегического смысла угрожать ядерным оружием Японии, защищенной таким мощным союзником, как США. Поэтому очевидно, что ядерное оружие Северной Кореи направлено в основном против единственного противника - Южной Кореи. Ядерное оружие Северной Кореи скорее служит приглашением к войне Южной Корее, чем сдерживающим фактором войны между ними. Известно, что из двадцати миллионов населения Северной Кореи более одного миллиона находится в ее вооруженных силах. Прикрываясь своим ядерным оружием, коммунистический режим Пхеньяна в целях сохранения существующего строя может довольно легко пойти на применение обычных вооруженных сил и вооружений, а также может осуществлять различные провокации против южного соседа, что, собственно, уже имеет место.

Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе может резко осложниться также в связи с тем, что Япония, располагающая реакторами по производству плутония и уже накопившая более тонны этого вещества, может в определенных условиях вынужденно нарушить свой безъядерный статус для создания баланса ядерных сил в данном регионе.

Сложилась совершенно новая ситуация на планете. Если между нынешними официальными членами "ядерного клуба" любая ядерная война стала вообще невозможной и они, понимая это, принимают необходимые меры к ее недопущению, в то же время уже созданы технические условия ядерной войны с участием некоторых стран, главным образом, третьего мира, которые небезуспешно разрабатывают свои военные программы и в этой связи принципиально не присоединяются к Договору о нераспространении ядерного оружия и даже принимают собственные ядерные доктрины (Индия). В группу этих стран, как уже отмечалось, входят Израиль, Индия, Пакистан, Северная Корея, т.к. они уже имеют фактически ядерное оружие, но пока как бы неофициально, и могут в любое время объявить о его наличии. Эти страны не имеют особых экономических препятствий для разработки ядерного оружия, так же как нет у них и моральных препятствий для его применения в военных конфликтах, начатых с применением обычного оружия.

Наличие в мире неприсоединившихся к Договору ядерных государств уже само по себе является большой угрозой режиму нераспространения. Некоторые арабские государства, например, заявили о своем намерении находиться в оппозиции к Договору, мотивируя это отказом Израиля от вступления в него. Ряд государств на Ближнем Востоке, в Азии и Латинской Америке являются странами риска, т.е. "пороговыми странами", поскольку они осуществляют работу над различными программами производства собственного ядерного оружия. Имеются серьезные основания считать, что ядерное оружие продолжает расползаться в мире. Некоторые из государств Латинской Америки создали фирмы прикрытия, предназначенные для получения специальных технологий, которые используются для производства ядерных компонентов. На пути создания своего ядерного оружия находятся и такие два крупных государства, как Аргентина и Бразилия, у которых построены с помощью ФРГ установки по обогащению урана. Бразилия, кроме того, имеет мощные ракеты, с помощью которых она уже запустила несколько спутников. Эти государства занимаются разработкой программ создания ядерного оружия начиная с 1980 года. Соискателями ядерного оружия являются также Алжир (в 1991 г. построил ядерный реактор и производит расщепляющиеся материалы), Ливия (имеет ракеты с дальностью стрельбы до 300 км и стремится разработать собственное ядерное оружие), Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Тайвань, Сербия.

Следует отметить, что агрессия союза НАТО в Югославии в 1999 году явилась своеобразным толчком к ускорению работ по созданию ядерного оружия в ряде стран Европы, Азии и Америки. Не исключено, что такой страной может стать и сама Югославия, а точнее - Сербия.

Но вот Сирия, например, не стремится обладать именно ядерным оружием, зато она имеет программу создания химического оружия по технологии, приобретенной в США и Германии. Носителями такого оружия могут быть имеющиеся у нее баллистические ракеты тактического радиуса действия, кстати, приобретенные у Северной Кореи.

Иран имеет не менее десяти мест ядерного производства, законно приобретенного в качестве лицензий. Это и технология по производству обогащенного урана и даже лаборатории по проектированию ядерных боеприпасов. США обеспокоены российско-иранским сотрудничеством в ядерной области. Они опасаются, что Россия может продать Ирану информацию, касающуюся обогащения урана. В 1995 году США выступали резко против продажи российских реакторов в Иран для атомной электростанции в Бушере. Недоволен российско-иранским сотрудничеством и Израиль, который опасается, что Россия может продать Ирану ракеты класса "земля - земля". И США, и Израиль пытаются помешать России поставлять в Иран передовые технологии и военное оборудование. Думается, что и Россия в полной мере осознает свою ответственность за нераспространение ядерного оружия в любом регионе мира. В нестабильном мире возможность обладания ядерным оружием каким-либо государством или группой государств с неустойчивым режимом, а тем более с режимами экстремистской, националистической, фундаменталистской направленности с элементами фанатизма представляет угрозу не только региональной, но и глобальной безопасности. Если иметь в виду Иран, то он к тому же располагает огромными запасами природного урана и способен производить высокообогащенный уран с помощью имеющихся у него установок. Что касается баллистических ракет, то сначала Иран закупил большое их количество у Советского Союза, а затем покупал и, очевидно, продолжает покупать их у Северной Кореи и Китая.

В июле 1998 года Иран насторожил весь мир, т.к. произвел испытание ракеты собственного производства "Шахаб-3". Ровно через два года, в июле 2000 года, Иран произвел второе успешное испытание этой ракеты. Это действительно мощное оружие: длина ракеты - 16 метров, дальность стрельбы 1300 километров, скорость полета - 7000 км/ч, может нести несколько боеголовок общим весом до тонны, наибольшая высота траектории - 250 километров. Ракета по радиусу действия может поражать объекты на территории Египта, Израиля, некоторых стран союза НАТО, всю Центральную Азию, юг России, часть Китая, Индии и все страны Персидского залива. Да и флот США оказывается под угрозой. А Саудовская Аравия становится совершенно беззащитной. Эта ракета может позволить Ирану восстановить свой контроль над стратегически важным Оманским проливом.

Испытания этой ракеты свидетельствуют о появлении нового ракетного государства. Полным ходом идут работы по созданию более совершенных ракет "Шахаб-4" и "Шахаб-5". Они будут иметь радиус действия до 10 тысяч километров, и эти ракеты, очевидно, разрабатываются как носители ядерных боезарядов. Кстати, Иран создает эти ракеты без всяких нарушений международных обязательств. В дополнение к ракетам средней дальности это уже сильное оружие, с которым будут считаться другие страны. Ирану необходимы такие ракеты, чтобы парировать угрозу, которая исходит от Ирака, Израиля и США. Однако наиболее опасным может оказаться то, что, скажем, через несколько лет Иран может также неожиданно испытать и свое ядерное устройство. К такому выводу трудно не прийти, т.к. никто не делает такие мощные, но не имеющие высокой точности ракеты, чтобы ставить на них обычные боеголовки.

Следует особо подчеркнуть, что Северная Корея является сейчас одним из поставщиков баллистических ракет на Ближний Восток. Мусульманские государства постоянно призывают к объединению своих усилий, в том числе и с использованием баллистических ракет в борьбе против Израиля, а председатель парламента Ирака прямо заявил в 1994 году о необходимости уничтожения Израиля как государства, и баллистические ракеты с ядерными боевыми блоками, которые могут появиться у мусульманских стран, существенно осложнят и без того накаленную обстановку на Ближнем Востоке.

Видимо, следует признать, что одной из главных истинных причин войны в зоне Персидского залива для США была необходимость лишить Ирак возможности создать в буквальном смысле в ближайшее время, исчисляемое несколькими месяцами, свое ядерное оружие. Ирак был готов к началу войны иметь и биологическое оружие, которое совместно с его 200 баллистическими ракетами представляло бы серьезную угрозу для всего региона. Думается, военная акция США в 1991 году была стратегически гораздо важнее для будущего, чем необходимость восстановления суверенитета Кувейта. Достоверно известно также, что в 1986 году между Ираком и Китаем было заключено соглашение о создании реактора по производству в Ираке плутония, но в ходе войны в зоне Персидского залива этот реактор так и не был уничтожен, т.к. его просто не нашли. Он, очевидно, надежно спрятан где-то под землей.

Известно, что за период действия "Договора о нераспространении ядерного оружия", срок которого истекал в 1995 году, произошли весьма значительные перемены. Договор оказался беспомощным, чтобы воспрепятствовать расползанию ядерного оружия. Появляются новые ядерные государства и государства-соискатели, которые могут реализовать на практике свое желание стать обладателями ядерного оружия. Причем в этом Договоре не было никаких ограничений на публикации, связанные с ядерными материалами и вооружениями, и за годы действия этого Договора появилось много открытой информации, касающейся физики и технологии создания ядерных боеприпасов. Примером может служить тот же Ирак, который, как достоверно установили специальные комиссии ООН, начал создавать простейшее атомное оружие образца примерно 1945 года, воспользовавшись материалами многих открытых публикаций. Одновременно в Ираке велись работы и по созданию водородного боеприпаса и тоже на основе открытых публикаций.

Оказывается, что сейчас степень осведомленности в физике разработки и технологии производства ядерного оружия настолько высока, что подобная работа облегчается в любой стране, поставившей цель иметь свое ядерное оружие, и, более того, имеется практическая возможность создать ядерные боеприпасы даже без их испытаний в действии. В этой связи следует учитывать, что возможность существенного увеличения "ядерного клуба" за счет "пороговых стран" вполне осуществима, тем более что в мире имеются политические силы, для которых обладание ядерным оружием становится не только желательным, но и реально достижимым и даже неизбежным.

Как уже подчеркивалось, мусульманские государства давно вынашивают планы создания коллективными усилиями ядерного оружия для борьбы с Израилем, и это может стать реальной действительностью. Сейчас Пакистан уже испытывает большое давление со стороны других стран мусульманского мира выступить против Израиля. Совершенно очевидно, что в таких условиях предотвратить распространение ядерного оружия не представляется возможным, и оно неизбежно будет появляться в новых странах, а с ним будут возникать новые не только региональные, но и мировые проблемы.

В настоящее время значительная часть границ России проходит с ядерными соседями: Пакистаном, Индией, Китаем, Северной Кореей. Это уникальное положение создало своеобразную зону "ядерных опасностей, угроз и риска" для России. Следует подчеркнуть, что такое положение не характерно больше ни для какой другой страны мира. Становится актуальной реализация идеи Е.М. Примакова о необходимости создания "стратегического треугольника Россия-Индия-Китай", высказанной им в декабре 1998 года в Индии [56]. Этот треугольник мог бы стать реальным геополитическим противовесом попытке США создать однополюсный мир и положить начало создания биполярной системы. Однако проблема состоит в том, что в отличие от России и Индия, и особенно Китай уже и политически, и экономически сильно привязаны к США. Кроме того, между Индией и Китаем существует длительная напряженность в отношениях из-за спорных территорий. Тем не менее торговля двух стран уже достигла уровня 2 миллиардов долларов в год. В 1996 году между ними было подписано Соглашение о мерах доверия в военной области вдоль границы, и постоянно высказываются мнения о необходимости повысить уровень добрососедских отношений до стратегического партнерства.

Таким образом, о полноценном треугольнике речь вести нельзя. Скорее, речь может идти о взаимодействии России с Китаем и Индией на двусторонней основе. И здесь системообразующим элементом может быть стремление обеих стран закупать новейшее российское оружие. Сейчас российско-китайская торговля достигла 8 миллиардов долларов в год и намечается тенденция выхода на 10 миллиардов долларов. 16 июля 2001 года между Россией и Китаем заключена договоренность о долговременном стратегическом партнерстве.

Что касается российско-индийских торговых отношений, то их показатели значительно ниже и лишь к 2005 году могут быть доведены до 5 миллиардов долларов. Индия рассматривает Россию исключительно как основной источник передовых военных технологий, особенно в ядерной и космической областях. В октябре 2000 года между Россией и Индией подписана Декларация о стратегическом партнерстве, что свидетельствует о высоком уровне межгосударственных отношений.

Таким образом, в условиях расползания ядерного оружия Россия могла бы выполнить системообразующую роль между Китаем и Индией и оказать содействие приоритетам в их сотрудничестве, а не в противостоянии. Поэтому треугольник Россия-Китай-Индия видится не как военно-политический блок, а как система гибкого партнерства соседних стран [56]. Сами США также готовы поддержать треугольник Россия-Китай-Индия, но исключительно в плане подключения его к борьбе с международным терроризмом.

Попытка приспособить военное искусство к ядерному оружию

Хотя ядерная война на нашей планете представляется абсурдной, опасность ее возникновения будет сохраняться до тех пор, пока существует ядерное оружие и пока страны, обладающие им, будут пытаться сохранить или стремиться иметь его в качестве политического инструмента взаимного сдерживания от развязывания любой войны.

Впервые ядерное оружие было преподнесено как политический фактор международных отношений на Потсдамской конференции в 1945 году. Фактически с этого момента берет начало ядерная политика. Тогдашний президент США Г. Трумен (1945-1953) заявил, что теперь Америка обладает оружием, которое настолько революционизировало военное дело, что может изменить ход истории и цивилизации. Однако ядерное оружие, как показывает многочисленный исторический опыт локальных войн, военных и вооруженных конфликтов, имевших место на нашей планете после Потсдамской конференции, практически не изменило ход истории. Ядерное оружие не внесло ничего нового в военное искусство. Его применение даже в минимальном количестве в любой войне с ядерным противником не могло привести к достижению каких-либо стратегических и, тем более, политических целей. Оно не обладало сдерживающим эффектом многочисленных обычных войн ядерного периода. Более того, оказалось, что это оружие ни разу не смогло предотвратить или остановить агрессию с применением обычного оружия, в том числе и против ядерных государств.

Тем не менее в военной мысли ядерных стран до сего времени продолжает существовать практически однозначное понимание роли ядерного оружия - его острая необходимость и безусловная полезность. Его считали и продолжают считать самым дешевым и надежным средством сдерживания любой агрессии [6, 8, 10, 33]. Его заслугам приписывают то, что в течение 57 лет не было "большой", "горячей" войны между двумя основными ядерными государствами. На ядерное оружие продолжают возлагать задачу политического сдерживания любой войны [11, 33]. Ему продолжают приписывать совершенно непосильные задачи:

предотвращения ядерного нападения или нападения с применением обычных средств поражения;

сковывания агрессора в ходе его агрессивных действий;

пресечения эскалации уже развязанных военных действий;

запрещения расширения военных союзов в новых стратегических направлениях.

Длительное время зависимая от военно-политического руководства военная наука ядерных стран, "обосновывая" уже принятые военно-политические решения, пыталась сделать невозможное - приспособить военное искусство к оружию, которым вообще нельзя сдерживать агрессию без его применения или, тем более, с его применением.

Весьма опасные "уточнения", точнее искажения, были внесены и в понимание содержания законов, закономерностей и принципов вооруженной борьбы с применением ядерного оружия. Возникли абсурдные взгляды, которые были даже узаконены в руководящих документах, касающихся длительной не только обычной, но и ядерной войны, наступательных и оборонительных операций стратегического и оперативного масштабов в этой войне. Неоправданные перекосы были допущены в военном искусстве, в военном и оборонном строительстве, в соотношении между оборонительными и наступательными силами и средствами.

Как ни странно, не претерпело изменений и понятие "победа" в ядерной войне. По-прежнему для ее достижения даже после обмена оперативно-тактическими ядерными ударами сторон (по 300-400 ударов) требовались (и отрабатывались на учениях) широкомасштабные наступательные действия сухопутных войск с темпами до 100 километров в сутки, разгром вооруженных сил противника и оккупация его территории.

Ядерный век ничему не научил и ничего не изменил в философии военной политики. Ядерное оружие продолжают считать оружием поля боя, а выигрыш одной стороны в ядерной войне означает проигрыш другой. Однако именно военным ученым и практикам совершенно ясно, что военное искусство и ядерное оружие - категории несовместимые, тупиковые. Поскольку ядерных вооружений было накоплено чрезвычайно много и они продолжали разрабатываться, то именно военное руководство ядерных стран вынуждено было ставить задачи военной науке искать приемлемые выходы из возникшей тупиковой ситуации. Это вскоре нашло отражение в том, что возлагаемые на ядерное оружие задачи начали осторожно уточняться, затем меняться или трансформироваться в процессе его развития и познания сущности этого оружия.

В самом начале ядерного периода, когда ядерного оружия было еще относительно немного, военная наука считала его надежным средством приращения огневой мощи войск на поле боя. Затем, когда его уже было много, оно, как это ни абсурдно звучит, было признано самостоятельным средством вооруженной борьбы и достижения стратегических и военно-политических целей в ядерной войне. Впоследствии все же стало окончательно ясно, что ядерным оружием воевать нельзя вообще и его следует считать лишь инструментом внешней силовой политики и идеологической борьбы. Однако политика каждого ядерного государства стала фактически придатком его ядерных возможностей. И, наконец, в последнее десятилетие прошлого,

ХХ века практически все цивилизованные ядерные страны отказались от этого силового инструмента внешней политики и ядерному оружию стали приписывать лишь задачи предотвращения любых войн и сдерживания агрессии.

Если говорить конкретно о России, то и в современных условиях ее внешняя политика продолжает сохранять доктринальную связь со ставкой прежде всего на ядерное оружие [11, 33]. Россия оказалась в ситуации, когда сохранение достаточного потенциала ядерного сдерживания имеет для нее особое значение, т.к. ее зависимость от ядерного оружия намного выше, чем у других как ядерных, так и безъядерных стран. Однако именно ставка на ядерное сдерживание "сажает" государство на "ядерную иглу" и делает его достаточно уязвимым, т.к. оно оказывается практически не готовым к решению проблем международной и национальной безопасности без такой ставки.

Следует еще раз напомнить, что ядерное оружие уже в момент его появления переросло цели, ради которых создавалось. Даже когда ядерного оружия было еще относительно мало и оно имелось одновременно у нескольких стран, уже тогда его нельзя было применять вообще, т.к. его применение даже с благими намерениями в любом военном конфликте неминуемо могло привести к невиданной катастрофе. Вспомним хотя бы результаты атомной бомбардировки Хиросимы, на которую была сброшена одна бомба мощностью 15 килотонн. Сейчас мощности нескольких тысяч ядерных боезарядов ядерных стран в десятки-сотни раз превышают мощность первой атомной бомбы. На этом примере очень ярко и отчетливо видна гибельность насильственных отношений между людьми, поэтому ядерная война не может быть средством достижения каких бы то ни было целей. Ядерное воздействие в войне подчиняется лишь законам природы, и оно неподвластно никакому, даже самому высокому военно-политическому руководству страны. Именовать такое явление военным искусством ядерного сдерживания или ядерной войны абсурдно, т.к. оно не ведет к достижению ни политических, ни стратегических целей и несет гибель не только воюющим сторонам, но и большому количеству не причастного к конфликтам человечества.

Учитывая это, необходимо убрать из всех конституций и военных доктрин ядерных государств любое упоминание о ядерном оружии, ядерном сдерживании, ядерной войне и ядерном военном искусстве. Об этом уже шла речь в первой части книги. Абсурдный смысл заложен и в мысли о том, что ядерное оружие является средством сдерживания любых видов войн и военных конфликтов, т.к. эта мысль опирается на неопределенность последствий ядерного ответа, который надо непременно давать на любую агрессию. После двукратного применения ядерного оружия в конце Второй мировой войны в дальнейшие годы оно ни разу не продемонстрировало своей сдерживающей роли при развязывании многочисленных военных конфликтов и войн с применением обычных средств поражения, хотя множество раз использовалось политиками для шантажа и угроз.

Следует отметить, что наша планета пережила четыре опаснейших года (1945-1949), когда лишь одно государство в мире - США - было обладателем ядерного оружия и они тогда еще не знали, что это за оружие, и относились к нему, как к обычному, но просто более могущественному. Монополия в области принципиально новых, мощнейших вооружений давала им, по их мнению, возможность господствовать над всем остальным миром и держать в страхе любую страну в случае ее неповиновения. Тогда в США ни политики, ни военные еще не представляли толком физические свойства этого оружия, не знали его действительных возможностей и не понимали, к чему может привести его применение. К этому оружию еще не была выработана психология отношения и его воспринимали так же, как и обычное оружие. И если при этом вспомнить, что после окончания Второй мировой войны у США сложились исключительно враждебные отношения с Советским Союзом, то только сейчас с ужасом можно представить, что в те четыре года над нашей планетой висела колоссальная угроза ядерной катастрофы. И эта инерция доядерного мышления в ядерных странах доминировала в течение нескольких десятилетий, а в некоторых из них сохраняется и сейчас и, очевидно, еще долго сохранится в новом, ХХI веке. Военно-политическое руководство ядерных государств не воспринимало доводы ученых о губительных для биосферы и всего человечества последствий любого варианта применения ядерного оружия. Было время, когда на государственном уровне отвергалась и наказывалась даже сама постановка вопроса об угрозе всеобщей катастрофы в ядерной войне.

"Развивалось" и ядерное военное искусство: вполне серьезно разрабатывались в стратегических планах и отрабатывались на многих учениях крупные операции и боевые действия в условиях ядерной войны. В этот период прозвучало много угроз применить ядерное оружие как против явных противников, так и против неугодных стран.

Только за период с 1946 по 1949 год ядерные монополисты - США по меньшей мере четыре раза прибегали к шантажу и угрозам применить ядерное оружие непосредственно против Советского Союза, у которого в то время еще не было такого оружия. Всего лишь через два месяца после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в США начались первые изыскания и разработки планов по применению атомного оружия против Советского Союза. Исследования проводились под названием "Стратегическая уязвимость СССР для ограниченного удара с воздуха". Рассчитывался удар, и прогнозировались ожидаемые результаты бомбардировки 20-30-ю атомными бомбами 20 советских городов. За этим исследованием появился и первый боевой план стратегического удара под названием "Пинчер", в котором была подробно спланирована воздушная наступательная операция с применением до 50 атомных бомб. Этот удар планировалось нанести в период между летом 1946 и летом 1947 годов. За ним следовал другой план, "Бройлер" (1949), который предусматривал удар по 24 советским городам 34 атомными бомбами. После него был разработан план "Фролик", в соответствии с которым удар по СССР должен был наноситься по 20 городам, но уже 50-ю более мощными атомными бомбами. Затем следует новый план, "Сизл", в соответствии с которым масштабы ударов были существенно увеличены, - по 70 советским городам с использованием 133 атомных бомб. В 1949 году появляется еще одна табличная схема ударов по Советскому Союзу, "Троян", которая была детальным техническим проектом исполнения планов "Бройлер" и "Сизл". В этом же году появляется очередной, более внушительный стратегический план "Дропшот", в соответствии с которым по Советскому Союзу планировалось нанести в середине 50-х годов удар 180 атомными бомбами.

И хотя 29 августа 1949 года Советский Союз провел первое испытание своей атомной бомбы, это не только не изменило планы США, а даже наоборот подстегнуло их. Соединенные Штаты понимали тогда, что у Советского Союза не было средств доставки этого оружия до их территории. В 1951 году США разрабатывают план "Шейкдан", в соответствии с которым предусматривался удар по СССР уже 400 атомными бомбами. В 1954 году появляется невероятный и по сегодняшним масштабам "Основной план", который предусматривал удар свыше 730 атомными бомбами. Казалось бы, цепная реакция планов будет продолжаться. Но именно в это время сами США впервые обратили внимание на ядерное оружие и сделали для себя ошеломляющий вывод.

Поскольку и СССР уже имел хотя и в гораздо меньшем количестве, но, в принципе, такое же ядерное оружие и средства его доставки, то оказалось, что дальнейшее увеличение Соединенными Штатами числа ядерных боеприпасов и ракет вовсе не ведет к увеличению безопасности их государства. Они понимали, что ядерное военное искусство зашло в тупик и надо было что-то предпринимать. Однако ядерную гонку остановить было уже невозможно, и она продолжалась, что привело не только к увеличению избыточного ядерного потенциала сторон, но и к разрастанию и укреплению ракетно-ядерных военно-промышленных комплексов (ВПК) сторон.

В СССР и США были созданы несколько научных учреждений, ядерных центров и производственных предприятий, которые на конкурсной основе резко ускорили темпы создания ядерных вооружений. И теперь уже набравшие силу мощные ВПК двух ядерных государств начали диктовать свою волю своему военно-политическому руководству, непрерывно подталкивая его к увеличению военных заказов на ракетно-ядерное оружие, и гонка ядерных вооружений продолжалась с большим ускорением.

Соединенные Штаты Америки сохраняют за собой абсолютный рекорд по производству ядерных боеприпасов - около 70 000 боезарядов. Советский Союз за все годы произвел около 55 000 боезарядов. Затем в эту гонку включились Великобритания - 834 боезаряда, Франция - около 1100 боезарядов, Китай примерно 600 боезарядов. Всего за годы ядерного периода на нашей планете произведено около 128 тысяч ядерных боеприпасов различной мощности. Маховик ядерного производства в США, СССР и в ряде других стран набрал огромные обороты, и то, что его нужно было хотя бы замедлить, если не остановить полностью, видно было уже, по крайней мере, более 30 лет назад.

Ядерный век сам же и поставил на повестку дня геополитики важный вопрос опасности не только ядерной, но и обычных войн, т.к. они в условиях наличия большого количества ядерного оружия могут в конечном итоге привести к ядерной войне. Но на это не обращали внимания ни политики, ни, тем более, военные. Как уже было отмечено, кроме задач поля боя на ядерное оружие стали возлагать конституционные и доктринальные задачи сдерживания не только ядерных, но и обычных войн. Однако именно во всем этом ядерное оружие, как ни парадоксально, показало свое полное бессилие и беспомощность. И в ядерный век непрерывно шли и идут войны с применением обычного оружия и многие из них уже стали заметными страницами истории после Второй мировой войны, в конце которой было применено атомное оружие. Сдерживающая роль ядерного оружия по отношению к обычным войнам была поставлена под сомнение уже в первые годы ядерного периода. Каждое ядерное государство несет на себе колоссальную ответственность перед всем человечеством за то, что оно полностью гарантирует безопасность своего ядерного оружия и недопустимость его несанкционированного применения, ядерных техногенных катастроф, террористических актов или аварий, связанных с этим оружием. Сейчас уже не требуют доказательств постулаты, вытекающие из хорошо изученных физических свойств ядерного оружия в случае его массированного или даже ограниченного применения в интересах сдерживания [13].

Во-первых, в результате относительно небольшого количества (50-100) воздушных и наземных ядерных взрывов в любой части нашей планеты через небольшое время, исчисляемое двумя-тремя неделями, скорее всего будет не только разрушена значительная часть среды обитания, но и прекратит нормально функционировать климатическая система, т.е. резко уменьшится климатический ресурс планеты.

Во-вторых, уже после применения ядерного оружия оставшиеся в живых обитатели будут подвержены воздействию его последствий в виде многочисленных эпидемий, которые невозможно, да и некому будет не только ликвидировать, но и локализовать.

В-третьих, выжившие в ядерной войне люди неминуемо столкнутся с проблемами разрушения психики, деградации человеческого рода, распада личности. Не исключен рост их агрессивности, стремления к уничтожению друг друга и к самоуничтожению. Могут наступить необратимые процессы деморализации и дегуманизации общества, нарушение всех его социальных структур и устоев.

В-четвертых, те политические лидеры, общественно-политические деятели и органы противоборствующих сторон, которые все же пошли на применение, скажем, лишь тактического ядерного оружия в интересах сдерживания ядерной или обычной войны, наиболее вероятно, будут уничтожены как первоочередные цели в соответствии с планами ответных ракетно-ядерных ударов сторон.

В-пятых, ракетно-ядерная война, начатая с применением ядерного оружия в интересах сдерживания, не может осмысливаться с помощью категорий, относящихся к войнам прошлого (например, "победа", "поражение"), поскольку может быть уничтожен сам субъект исторического процесса - человечество. Такая война принесет гибель всему живому и всему созданному на планете.

В-шестых, все перечисленные постулаты останутся в большинстве своем справедливыми и в случае разрушения многочисленных объектов ядерной технологии в ходе войны с применением лишь обычных средств поражения или возникших крупных аварий типа чернобыльской в мирное время.

Чтобы развеять сомнения о ядерной беспомощности или утвердиться в его действительно сдерживающей роли, требуется как бы заново переоценить ценности, провести серьезную и честную дискуссию о роли ядерного оружия в прошлом, оценить его роль в настоящем и попытаться увидеть эту его роль в будущем. Этому и посвящена вторая часть книги.

Инерция желания обладать ядерным оружием сохраняется у многих стран. Продолжается дестабилизирующая "ядерный мир" разработка примитивных ядерных вооружений главным образом развивающимися странами. Пока в "ядерный клуб" входили пять предсказуемых в своем поведении цивилизованных членов, можно было соглашаться не только со сдерживающей ролью ядерного оружия, но и говорить о его самосдерживании. Но теперь, как уже подчеркивалось, "ядерный клуб" может увеличиться до 20, а по некоторым данным и до 30 членов, в том числе и за счет постоянно враждующих между собой государств третьего мира. Ядерное сдерживание и самосдерживание ядерного оружия в многополюсном мире без вмешательства ООН, МАГАТЭ и, главным образом, без нынешнего "ядерного клуба" могут стать проблематичными. Надо срочно принимать необходимые меры, и именно здесь большую роль может сыграть нынешний "ядерный клуб". Чем меньшим количеством ядерного оружия будут располагать нынешние ядерные государства, тем меньше будет асимметрия между ними и неядерными государствами и тем действенней будет теперь уже ставший бессрочным "Договор о нераспространении ядерного оружия".

Если, скажем, 25-30 лет назад некоторые развивающиеся страны только приступали к реализации военных ядерных программ, то в настоящее время они далеко продвинулись на этом пути. При отсутствии жестких сдерживающих факторов производства ядерного оружия либо факторов, стимулирующих отказ от его производства, ядерные амбиции будут только возрастать. Это будет постоянно подстегивать гонку ядерных вооружений.

Государствам, которые, стремясь иметь свое ядерное оружие, уже пошли на определенные расходы, но теперь под давлением "ядерного клуба" и позиций ООН и МАГАТЭ согласились бы прекратить его создание, видимо, можно было бы предусмотреть соответствующую точно определенную компенсацию за понесенные издержки. Эти средства можно было бы найти как в самом "ядерном клубе", создав специальный его фонд, так и среди государств, подписавших новый "Договор о нераспространении ядерного оружия". Одновременно можно пойти на выработку коллективного механизма обеспечения ядерной безопасности государств, на принятие жестких контролирующих мер по борьбе с несанкционированными или даже преднамеренными пусками ракет как с ядерными, так и с обычными боевыми блоками со стороны новых членов "ядерного клуба" (Индия, Пакистан, Израиль, Северная Корея). Надо создать условия, чтобы выгоды от разработки собственного ядерного оружия для большинства неядерных стран не могли компенсировать ущерб (экономический, политический), который непременно будет нанесен им вследствие различного рода санкций со стороны "ядерного клуба" и других стран.

Именно для этих целей и могут найти применение имеющиеся сейчас у ряда государств системы и средства предупреждения о ракетном нападении, противоракетной, противокосмической обороны. Большое значение для укрепления мер доверия имело бы создание специальных средств предупреждения о ракетном нападении на территориях других стран - членов "ядерного клуба", например, российских на территории США, а американских на территории России.

Вполне очевидно, что в обозримом будущем международное сообщество все же придет к тому, что будет достигнуто международное соглашение, запрещающее всем без исключения странам владеть ядерным оружием. Попытка приспособить военное искусство к ядерному оружию полностью провалилась. Ядерное оружие является оружием массового поражения планетарного масштаба и его скорее всего следует лишить статуса национального, независимо от того, какое государство им обладает сейчас. Такое оружие, вероятно, должно принадлежать либо Совету Безопасности ООН, либо подобным советам, скажем, Европы, Америки, СНГ и т.п. Возможно, в переходный период на пути к полной ликвидации ядерных вооружений целесообразно создание специальных ядерных сил сдерживания лишь при Совете Безопасности ООН. Видимо, на этом же уровне сначала следует предотвратить и согласованными мерами воспрепятствовать распространению ядерного оружия, усилить контроль над ядерными запасами и узаконить тот минимум ядерного оружия, который в настоящее время разрешается иметь лишь законным членам "ядерного клуба".

Было бы весьма полезным одновременное выступление всех членов "ядерного клуба" с заявлением об отказе от нанесения ими ядерных ударов первыми и переходе исключительно к концепции применения ядерного оружия лишь в ответных ударах возмездия, тем более что это выходит за рамки сдерживания обычных войн и конфликтов. Такой акт позволил бы значительно сократить дежурные средства ядерных государств, хранить часть из них на складах и, безусловно, отказаться от весьма жесткого и крайне опасного для нашей планеты режима пуска ракет, ориентированного на информацию систем предупреждения о ракетном нападении. Каждое суверенное государство должно вести свою политику так, чтобы у него не было вражды, прежде всего, с соседями, а также чтобы не было потенциальных противников среди нынешних или будущих членов "ядерного клуба". Противники ядерного разоружения всегда утверждали, что бывший СССР выступал за ликвидацию ядерного оружия лишь потому, что стремился сохранить свое явное превосходство в обычных вооружениях. Теперь это утверждение уже разрушено, и нет никаких причин и поводов цепляться за какие-либо новые препятствия.

Ядерное привыкание

Сейчас наша планета опасно перегружена ядерным оружием, исковеркана и искалечена его многочисленными атмосферными, подводными и подземными испытаниями. Как хронический больной, Земля уже свыклась с ним, приспособилась жить в условиях воздействия достаточно мощных радиационных осадков из атмосферы и непрерывной угрозы применения ядерного оружия санкционированно или случайно.

"Ядерное привыкание" - это последствие проявления в ядерный век существовавшего с библейских времен апокалиптического видения страха всеобщей гибели на Земле. Во все исторические времена человечество привыкло жить в ожидании конца света. Постоянный страх перед неизбежным апокалипсисом выработал своеобразный иммунитет, привычку приспосабливаться жить в условиях опасностей и угроз. Люди привыкли и к ядерному оружию и даже перестали замечать его, ощущать тяжесть его над собой.

С одной стороны, ядерного оружия, которое долго вселяло страх всем здравомыслящим людям на Земле, совершенно не боятся родившиеся в последние 40-55 лет как в самих ядерных, так и в безъядерных странах. Фактически уже достигло среднего возраста "ядерное поколение" людей на нашей планете, которое не испытывает никакого страха перед этим оружием, хотя последствия всех ядерных испытаний непрерывно сказываются именно на этом поколении. К сожалению, процесс вредного воздействия ядерных испытаний сохранится и в очень далеком будущем.

С другой стороны, даже самый мощный ядерный потенциал государства не дает его населению ощутимого чувства безопасности. Тем более что находящееся сейчас в среднем и зрелом возрасте население неоднократно являлось свидетелем того, что ядерное оружие было не способно сдерживать ни малые конфликты, ни войны регионального масштаба. Хотя военная ядерная мощь еще не утратила своего значения, но в современном мире она уже не является главным и единственным фактором обеспечения национальной безопасности государства. Сейчас можно иметь самые современные ядерные вооружения и содержать их в высокой боеготовности и в то же время попасть в кабальную экономическую зависимость от других государств и поставить под угрозу свою национальную безопасность. Самая большая потенциальная опасность для страны - неэффективная экономическая политика, к которой, как и к ядерному оружию, привыкает народ этой страны. Сейчас основными в укреплении национальной безопасности становятся не военные, а экономические факторы. Множество примеров из военной истории показывает ныне живущему поколению, что под крышей ядерного "зонта", к которому оно привыкло, войны не только не сдерживаются и не прекращаются, а скорее даже поощряются и становятся неизбежными и обыденными. Войны с применением обычных средств поражения идут непрерывно в ядерный период. На ядерное оружие просто перестали обращать внимание как те, кто уже ведет вооруженную борьбу, так и те, кто живет в условиях "ядерного мира", тем более что Чернобыль в наше время не менее зловеще, чем Хиросима и Нагасаки в относительно недавнем прошлом, и показал всему миру, что такое оружие нельзя применять даже в единичном экземпляре.

Кстати, как ни парадоксально, но именно чернобыльская катастрофа стимулировала интерес в ряде государств к значительно более дешевому радиологическому оружию, а значит, и к ядерным материалам. Трудно поверить в то, что в обозримом будущем наступит всеобщий безъядерный мир, но все же нетрудно видеть, что ядерному оружию уже приходит конец, его роль постепенно убывает и оно находится в фазе доживания, дослуживания.

Поскольку ядерное оружие уже фактически перешло в разряд политического оружия и для этих целей его требуется гораздо меньше, следует ожидать гонки ядерных разоружений. Не исключены весьма значительные односторонние сокращения ядерных вооружений в ряде стран и согласованные многосторонние акты. На Международной конференции в США в начале мая 2000 года пять ядерных государств-членов "ядерного клуба" - США, Россия, Китай, Великобритания, Франция неожиданно выступили с совместным сенсационным заявлением, что своей конечной целью они считают уничтожение ядерных арсеналов и достижение договоренностей о всеобщем и полном разоружении. В заявлении отмечено также, что ни одна из пяти ядерных держав не намерена использовать ядерное оружие против какого-либо конкретного государства [30]. Это тупиковое оружие, и с тех пор, как оно было применено в Японии в 1945 году, фактически постоянно находится в режиме блокировки и самосдерживания. У него нет будущего, его судьба уже давно предрешена, ему на смену уже полным ходом идут другие, совершенно новые виды обычного высокоточного, можно сказать, высокоинтеллектуального оружия для вооруженной борьбы будущего. Ядерное оружие не может быть альтернативой этому новому оружию.

Результаты войны в зоне Персидского залива в 1991 году и бесконтактные удары США и Великобритании по Ираку в декабре 1998 года, по Сербии и Косово в марте - июне 1999 года, Афганистану октябре - декабре 2001 года подтвердили, что высокоточное оружие с огромным успехом уже решает те задачи, которые ранее могли возлагаться лишь на ядерное оружие или на большие группировки сухопутных сил. И есть основания предполагать, что сейчас в США уже накоплено такое количество высокоточного оружия, которое эквивалентно примерно 500 ядерным боевым блокам баллистических ракет, а это значит, что войны и вооруженная борьба будущего уже находятся в области военного искусства. США устойчиво сохраняют за собой роль экономической и военной сверхдержавы и, вполне вероятно, очень скоро будут способны отстаивать свои национальные интересы в условиях опоры не на ядерное оружие, не на армию, а исключительно на большое количество высокоточного оружия и оружия на новых физических принципах. Но, как уже было сказано, при сохранении ядерных вооружений эти новые виды оружия могут стать и мощным дестабилизирующим фактором в условиях войны. Высокоточное оружие способно весьма эффективно поражать и ядерные системы как военного, так и гражданского назначения. В этой связи следует ожидать мощного давления, прежде всего, со стороны США на другие ядерные страны с целью заставить их пойти на значительные сокращения и ликвидацию ядерных вооружений.

Для выполнения задач сдерживания в настоящее время и Соединенным Штатам Америки, и России достаточно иметь, по крайней мере, в 20-30 раз меньшее количество ядерного оружия, чем сейчас. Сокращение количества ядерного оружия уменьшит и вероятность его случайного или несанкционированного применения. Еще в начале 1960-х годов, в годы "холодной войны", тогдашний министр обороны США Роберт Макнамара считал, что необходимо иметь такие стратегические ядерные силы, которые обеспечивали бы в ответном ударе уничтожение до 25% населения и до 50% экономического потенциала противника. Для этого, по их расчетам, достаточно было иметь не более 400 ядерных боезарядов мощностью 1 Мт. В 1990 году директор Ливерморской лаборатории им. Лоуренса Герберт Йорк подтвердил, что эти критерии не изменились и в наше время. Но сейчас тот же Макнамара во время одной из встреч с автором данной книги в Вашингтоне в 1990 году сказал, что теперь он относится к ядерному оружию совершенно иначе. Он считает, что, исходя именно из собственных интересов, сами США должны добиваться, "чтобы потенциальный противник чувствовал себя в большей безопасности", и поэтому недопустимым является даже единичный ядерный удар по нему (об этом писали и "Известия", 1990, 17 ноября). Эту парадоксальную для такого крупного военного политика США мысль сам Макнамара объяснял тогда тем, что при ставке на ядерное сдерживание старые правила времен "холодной войны" уже не годятся. "Нельзя своим ядерным сдерживанием загонять ядерного противника в угол, из которого для него может оказаться только один выход - широкомасштабный ядерный удар". Именно это, по его мнению, чревато катастрофическими последствиями для нашей планеты. Хиросима, Нагасаки, Кыштым, Чернобыль уже не в полигонных условиях, но достаточно "убедительно доказали" всему миру, что неприемлемый ущерб для любого государства измеряется вовсе не тысячами, а лишь единицами мегатонн. Тем более что сейчас у ядерных государств нет политических причин для ядерной войны между собой.

И, тем не менее, буквально в штыки было встречено и в двух прошлых, и в нынешнем парламенте России соглашение по весьма скромному сокращению стратегических наступательных вооружений СНВ-2. Вполне понятно и закономерно, что против этого соглашения выступали кроме представителей ядерного ВПК (как правило, это одновременно и члены Российской Академии наук, избранные еще в советское время) и представители оппозиции Президенту и Правительству России. Министерство обороны и Генеральный штаб заняли в этом вопросе скорее соглашательскую позицию, т.к. они лучше других понимали, что в решении этой проблемы нет другого выхода, кроме ратификации этого соглашения. Если бы мы не согласились тогда на двусторонние сокращения ядерных вооружений, то все равно пришли бы к этому же количеству ракет и боезарядов в одностороннем порядке в результате естественного процесса снятия их с вооружения уже к 2007 году.

В новых условиях "достаточность" ядерного оружия для сдерживания агрессии следует обосновывать, уже не учитывая ранее существовавший состав как ядерных, так и безъядерных потенциальных противников коммунистической системы, поскольку сейчас все резко изменилось. Такие ядерные государства, как США и Россия, должны уходить от дуэльного противостояния и конфронтации. Отношения между нашими странами, особенно после 11 сентября 2001 года, становятся более предсказуемыми, и этим следовало бы воспользоваться и действительно пойти на значительное сокращение избыточных ядерных вооружений. Правда, США все же не стали относиться к России более уважительно или менее пренебрежительно. Именно они, вопреки позиции России, инициируют расширение союза НАТО на восток, организовали и осуществили вооруженную агрессию союза НАТО против Ирака, боснийских сербов и Югославии, а теперь они реанимировали разработки и проводят испытания в области противоракетной обороны.

В этой связи и возникало закономерное желание у некоторых "привыкших" к ядерному сдерживанию политиков России демонстративно отказаться от ратификации Договора СНВ-2 и превратить его в розгу для воспитания американцев. Россия, по их мнению, должна была потребовать не вмешиваться в ее сугубо личные решения по поводу того, что из ее ядерного арсенала ей надо сокращать, а что ей еще пригодится. Не исключено, что она будет вынуждена прекратить предоставлять возможность другим государствам посредством договорных соглашений решать свои национальные интересы. Выдвигалось и такое предложение: вначале, до ратификации Договора СНВ-2, Россия должна добиться подписания следующего - Договора СНВ-3, предусматривающего дальнейшее двустороннее уменьшение количества боеголовок, более рациональное сокращение ядерной триады и строгое выравнивание ядерных потенциалов России и США. Это объяснялось тем, что, по мнению некоторых политиков, Россия не в состоянии экономически выполнить условия Договора СНВ-2, модернизировать свое ядерное оружие в соответствии с правом, которое дает ей этот Договор, и поэтому оказывается в заведомо худшем положении.

Теперь, когда Договор СНВ-2 Россией ратифицирован, видимо, был смысл как можно быстрее заключить следующее соглашение, которое позволило бы установить примерно одинаковый, но более низкий уровень стратегических ядерных вооружений, а точнее - ядерных боезарядов, не только между Россией и США, но и тремя остальными членами "ядерного клуба" - Китаем, Великобританией и Францией. Без такого шага еще долго будет невозможно перейти к всеобщему сокращению ядерных вооружений, не втянув в этот процесс всех обладателей этого оружия.

Анализ показывал, что было бы весьма важным прийти к согласию: при сохранении Договора по ПРО-72 иметь в арсеналах, прежде всего России и США, не более чем по 800 ядерных боезарядов на период до 2009 года. Одновременно можно было согласиться завершить процесс сокращения ядерных вооружений в соответствии с договором СНВ-2 не позднее 2007 года. Надо было также ликвидировать все лазейки, связанные с возможностью законно или незаконно наращивать некоторые типы ядерных вооружений, в соответствии с соглашением СНВ-2, а также перейти к ликвидации прежде всего ядерных зарядов, а не их носителей. Необходимо было включить в новое соглашение существенные сокращения морской составляющей ядерных сил сторон и прекращения всякой их противолодочной деятельности в акваториях мирового океана. В дальнейшем переговоры по сокращению и ликвидации ядерных вооружений должны были вестись при участии всех членов "ядерного клуба", в результате которых нужно было бы достичь дальнейшего соглашения и его последующих вариантов. Думается, что к 2015-2020 годам на нашей планете могло бы остаться не более 500 ядерных боезарядов, а к 2030 году все ядерное оружие могло бы быть ликвидировано полностью и создан механизм недопущения его появления в будущем.

Однако, к сожалению, нынешние политические силы России, препятствовавшие ратификации Договора СНВ-2, которая все же состоялась в апреле 2000 года, не понимают того, с чем они не согласны, а то, что они предлагают сами, не имеет ничего общего с большей безопасностью государства.

Во-первых, потому, что США, прекрасно осознавая бесполезность ставки на ядерное оружие и ядерное сдерживание и будучи готовыми вести бесконтактные войны, могут неожиданно и не только для России пойти на значительные односторонние сокращения своих ядерных арсеналов. Эту инициативу уже фактически перехватил президент Буш во время официального визита руководителя России в США в октябре 2001 года. Буш дал согласие на сокращение 5000 ядерных боеприпасов из арсеналов стратегических ядерных сил США.

Во-вторых, потому, что если бы Договор СНВ-2 не был ратифицирован в установленные календарные сроки по вине России, то он просто оказался бы в архиве и вряд ли мог когда-либо потребоваться вообще. А Россия могла бы еще долго находиться в собственных ядерных кандалах, тем более что она к ним привыкла.

Известно, что одними из главных целей внешней политики Россия провозгласила поддержание стратегической стабильности и устранение опасности ядерной войны. Сейчас уже ясно, что достичь их можно наличием лишь небольшого количества высоконадежного ядерного оружия. Применять его нельзя вообще ни в каких ситуациях, и сейчас, говоря о ядерном потенциале государства, следует исходить не из формулы, насколько большим он должен быть, чтобы предотвратить войну, а из формулы, какой минимальный ядерный потенциал необходим, чтобы поддержать мир.

Политическая и стратегическая роль вооруженных сил любого суверенного государства должна заключаться в первую очередь не в том, чтобы воевать (хотя они должны уметь делать это первоклассно), а в том, чтобы сохранить мир. Попытки противников ратификации Договора СНВ-2 связать его с планами расширения союза НАТО на восток были явно абсурдными. Они не имели ничего общего с договором и с ядерной достаточностью. Если говорить о сдерживании союза НАТО с помощью ядерного оружия России, то для этих целей будет всегда достаточно лишь нескольких боеприпасов, скажем, типа того, который был испытан на Новой Земле 30 октября 1961 года. Разумеется, надо откровенно разъяснить всем членам союза НАТО, что это за боеприпасы, при каких условиях и как они могут быть доставлены к намеченным целям.

Правда, сейчас весьма трудно представить, как можно реализовать на практике указание военной доктрины России о том, что стратегические ядерные силы должны обеспечить "гарантированное нанесение заданного ущерба агрессору в любых условиях". Там же достаточно откровенно описаны ситуации, при возникновении которых российским вооруженным силам предписано право применить ядерное оружие первыми. Особенно опасной для самой России является доктринальная возможность применения ядерного оружия в ответ на использование против нее или ее союзников не только ядерного, но и других видов оружия, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в каких-то "критических ситуациях" для национальной безопасности России. Быть или не быть России - такая "критическая ситуация" может возникнуть гораздо быстрее и без войны - отказ в международных займах, требование погасить долговые обязательства и т.п. Похоже, что этими доктринальными положениями, по существу, реализуются требования как бы сохранившегося в России политбюро ЦК КПСС, которое, опираясь на ядерный ВПК и военное руководство, заимствованные из коммунистического прошлого, заботится о сохранении своего режима.

Вместе с тем странным является то, что из коммунистической военной доктрины положение о применении ядерного оружия первым было торжественно исключено, а в нынешней военной доктрине демократической России уже узаконено указом главы государства. Правда, есть "смягчающее" обстоятельство - новая военная доктрина принята пока лишь "на переходный период". Это значит, что Россия еще не скоро будет иметь настоящие вооруженные силы, способные сдерживать войны без ядерного оружия. "Ядерное привыкание" сохранится еще долго.

Глава вторая

НЕ ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ, А ЯДЕРНОЕ САМОСДЕРЖИВАНИЕ

Ядерное сдерживание прочно завоевало основное содержание важнейших государственных документов, стало доктринальным положением и базой строительства вооруженных сил ядерных государств. На него начали возлагать многочисленные задачи не только сдерживания агрессии ядерных стран, но и задачи сдерживания войн и даже военных конфликтов с применением обычных средств поражения, сдерживания расширения военных союзов и др. Однако на самом деле в понятии "ядерного сдерживания" много непонятного, надуманного, а порой и абсурдного.

Сдерживание путем устрашения

ядерным оружием

Сейчас в ряде ядерных государств твердо укоренилось положение, что ядерное сдерживание и в наступившем ХХI веке будет оставаться основной составляющей системы их военной безопасности. При этом, как уже отмечалось, его пытаются представить не как политический инструмент, играющий важную роль в мировой политике, чем оно и является на самом деле, а как универсальную надежную гарантию военной безопасности во всех случаях жизни и на весь период глубоких преобразований в ядерной стране, что является весьма спорным.

Стратегическое ядерное сдерживание по современным установкам "заключается в угрозе применения ядерных сил против любого агрессора в масштабе, обеспечивающем нанесение ему заведомо неприемлемого ущерба. При этом мера возможного ущерба от ядерного сдерживания должна исключать провоцирование агрессора на неоправданную эскалацию применения ядерных сил" [11,14].

Другими словами, речь идет о понимании катастрофической опасности возможных неадекватных ответных действий другой стороны и попытке как-то, хотя бы словесно, оговорить то, что ответные действия противника будут (должны быть) дозированными и не явятся причиной неоправданной эскалации действий ядерных сил другой стороны. Трудно не поразиться самомнению и безответственности тех, кто диктует или сочиняет такие формулировки и пытается узаконить в руководящих документах этот абсурд. Здесь возникает прямо противоположный здравому смыслу и научной корректности порядок рассмотрения проблемы - не "метод - результат - анализ - вывод", а "вывод доказательство".

Все планы ядерного сдерживания имеют одну общую черту - готовность к гибели. Говоря языком шахматистов, ядерные военные политики пытаются убедить всех, что ядерная угроза (угроза мата) окажется сильнее ее исполнения. Все дело в том, что исполнять ядерную угрозу в отличие от шахматной угрозы - мата нельзя. Если в отношениях между государствами или коалициями, имеющими ядерное оружие, еще можно как-то выстроить логику и смысл взаимного ядерного сдерживания, то в отношении ядерного сдерживания безъядерных государств такую логику построить просто невозможно.

Например, если для любого ядерного государства складывающееся соотношение сил хотя бы на одном из важнейших стратегических направлений не позволит ему добиться успеха в крупномасштабной войне с применением обычных средств поражения, то нельзя надеяться, что эту ситуацию может исправить его стратегическое или тактическое ядерное оружие. Ядерное оружие не сможет стать "ядерным выравнивателем военных потенциалов". Более того, нельзя надеяться, что ядерное оружие государства может сдержать саму угрозу возникновения крупномасштабной обычной войны или даже локальной войны на одном из стратегических направлений.

Трудно согласиться и с тем, что ядерное сдерживание является эффективным от внешнего политического давления, силового шантажа. Наоборот, ядерное оружие может показать лишь свою беспомощность. Например, так было во время войны во Вьетнаме, которую ядерные США полностью проиграли. Так было и при ракетном обстреле Ираком ядерного Израиля в 1991 году, при расширении союза НАТО на восток, к границам Белоруссии и ядерной России. Или еще пример - при высокоточных ударах по Югославии в 1999 году, за которую "пыталась" заступиться ядерная Россия. Сейчас ядерное оружие демонстрирует свое бессилие в длительном военном конфликте между ядерными Индией и Пакистаном.

Кстати, если бы Ирак тогда, в 1991 году, применил с помощью ракет имевшееся у него химическое оружие против ядерного Израиля, то и в этом случае Израиль не смог бы в ответ применить свое ядерное оружие. Это непременно нанесло бы ущерб и многонациональным силам во главе с США, да и самому Израилю.

И здесь наглядным и даже поучительным для многих стран примером может служить именно ядерный Израиль. То, что Израиль имеет на вооружении от 64 до 112 ядерных боеприпасов, никого из недружественных ему стран не пугает. Он окружен многократно превосходящими по численности и вооружению армиями откровенно враждебных арабских стран, но понимает, что ядерное оружие для сдерживания возможной их агрессии и обеспечения своего суверенитета применять нельзя ни при каких условиях. Если бы Израиль всего лишь только объявил всем своим противникам в регионе, что он, в соответствии с его военной доктриной, будет сдерживать их нападение лишь ядерным оружием, то его давно стерли бы с лица земли вместе с его ядерным оружием. Поэтому, имея достаточно мощное ядерное оружие (кстати, так до сих пор и не заявленное официально) и объявленную оборонительную доктрину, Израиль вынужден содержать значительные силы общего назначения и непрерывно вести активные ударные действия обычными средствами поражения. Кстати, сейчас Израиль, похоже, ведет интенсивное перевооружение своих вооруженных сил и уже приобретает опыт ведения боевых действий способами бесконтактных войн.

Если все же говорить о механизме и логике ядерного сдерживания, которое нельзя отвергать полностью, то следует согласиться, что сдерживает от агрессии не способность и решимость государства применить ядерное оружие в любых, даже неблагоприятных условиях обстановки, а лишь простое наличие этого оружия. А значит, его не нужно иметь много.

Откровенная, инерциальная ставка на ядерное сдерживание путем запугивания потенциальных агрессоров характерна, в основном, для развивающихся ядерных стран и для ядерных стран, которые переживают политический или экономический кризис. Естественно, что при ставке государств на ядерное оружие в концепциях их военных реформ основной упор будет делаться именно на дальнейшее развитие ядерных сил и вооружений. Другие, куда более важные и крайне необходимые для обороны государства силы и средства автоматически становятся второстепенными, а значит, и не получат требуемого развития.

Это имеет простое объяснение: скажем, разработка, прием на вооружение и развертывание новейшего ракетно-ядерного комплекса обходится любому государству в несколько раз дороже, чем находящегося на вооружении аналогичного комплекса предыдущего поколения. Но поскольку ракетное оружие является приоритетным, то оно практически существует и развивается за счет других видов оружия.

Актуальность проблемы обеспечения безопасности ядерного государства сейчас пытаются увязать с якобы произошедшими большими изменениями взглядов на противостояние, которые и породили новую концепцию ядерного сдерживания и предотвращения возможной агрессии со стороны любого государства. Однако эта концепция не нова. Она фактически существовала в годы "холодной войны", когда, скажем, ядерный Советский Союз был готов воевать со всеми мыслимыми и немыслимыми противниками, а значит, полагал, что сдерживает их от нападения. Тогда все ядерные государства включились в ядерную гонку и стремились лишь увеличивать свою ядерную мощь.

В течение нескольких десятилетий Советский Союз стремился к военному могуществу и преуспел в том, что оказался способным противостоять ядерным оружием не только своему главному вероятному противнику, но и всем мыслимым противникам одновременно. Тогда это воспринималось так, что был достигнут стратегический паритет со всеми противниками.

Паритет первоначально понимался как примерное численное равенство своих стратегических наступательных вооружений и таких же вооружений других стран, вместе взятых. Впоследствии он стал пониматься более тонко - в виде соотношения боевых возможностей ядерных сил сторон, при котором каждая из них способна сдерживать противостоящие стороны от упреждающего ядерного нападения за счет угрозы нанесения агрессору даже в ответных действиях ущерба, который не позволит ему добиться превосходства ни в политическом, ни в военном, ни в экономическом отношениях. И именно такой паритет был достигнут Советским Союзом практически со всем остальным миром, правда, ценой такого огромного и непосильного экономического перенапряжения, которое и явилось одной из причин разрушения самого Союза.

Дело в том, что для выполнения сдерживающей роли путем запугивания уровень ядерного потенциала всегда требовал весьма значительных экономических затрат как на поддержание высокой боевой готовности имеющихся стратегических ядерных сил, так и на их постоянную модернизацию, а также на разработку и испытания новых средств.

Однако если более глубоко проанализировать механизм устрашения возможных противников, то оказывается, что паритет проявляется вовсе не через примерно равное количественно-качественное соотношение боевых возможностей ядерных вооружений сторон. В Карибском кризисе он проявился фактически лишь через возможность и способность сторон осуществить ответный (пусть даже единичный) акт ядерного возмездия в случае превентивного начала военных действий одной из сторон с применением ядерного оружия.

Именно в целях обеспечения требуемого количественно-качественного соотношения боевых возможностей ядерных сил и средств сторон (паритета) появились в свое время, да и сейчас продолжают использоваться, такие его атрибуты устрашения, как упреждающий ракетно-ядерный удар, ответно-встречный удар, ответный удар.

В погоне за реализацией наиболее эффективного варианта устрашения в условиях паритета появился опасный перенос основных усилий ядерных сил и средств на нанесение ими не ответного, а ответно-встречного удара. Он, вполне понятно, мог быть более мощным, хотя и достаточно сложным для его проведения, т.к. требовал своевременной и достоверной информации системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Но вместе с тем такой удар резко увеличивал возможность случайной ядерной войны по вероятным ложным сигналам самой СПРН.

Что касается предотвращения или сдерживания ядерной войны, то все сводилось фактически к нагнетанию страха уничтожения противостоящего противника. Причем, чем более многократно (например, 10-20 раз) один и тот же противник мог быть уничтожен ядерным оружием, тем большей считалась и гарантия сдерживания его.

Военная безопасность ядерных стран продолжает и сегодня базироваться на страхе возмездия агрессору, однако сейчас, как ни парадоксально, этого возмездия просто перестали бояться даже безъядерные страны. Известно, что в любом силовом (и в том числе ядерном) уравнении - три компонента: возможности, намерения и восприятия взаимной уязвимости. Известно, что возможности существующих ядерных стран далеко не адекватны, их намерения также могут отличаться, но жизнь показала, что восприятие уязвимости может быть весьма обостренным или даже паническим и, в первую очередь, у стран, имеющих абсолютное превосходство в возможностях.

Можно по-разному оценивать сдерживающую (запугивающую) роль ядерных вооружений, но именно в период их существования и развития длительное время шла изнурительная "холодная война", результатом которой стали и развал Советского Союза, и крушение Варшавского Договора. В ХХ веке запугивание ядерным оружием на практике доказало лишь силу своего самосдерживания, чем и предотвратило столкновение двух мировых систем.

Еще "Карибский кризис" в далеком 1962 году убедительно показал, что ядерное оружие никого и ничего не сдерживает. Так, США тогда с ужасом поняли, что в случае перехода их от запугивания к реальному нанесению полномасштабного упреждающего ядерного удара в интересах сдерживания ядерного нападения СССР оказалось, что этим актом его запугать нельзя и ответный удар состоится. Тогда не было (да и сейчас нет, и порядка 10-15 лет не будет) сил, средств и способов сдержать ответный ядерный удар противника и сохранить свою страну от ядерной катастрофы.

Тогдашний американский президент Джон Кеннеди хорошо знал, что Советский Союз может с определенной вероятностью все же доставить до территории США в десять раз меньше ядерных боеприпасов, чем США - до территории Советского Союза. И он не пошел на ядерное сдерживание путем применения ядерного оружия, а принял решение придерживаться разумного самосдерживания и, более того, заявил, что не хочет быть президентом, при котором США потеряют Нью-Йорк.

Уроки этого кризиса позволили и другим ядерным странам сделать важный для практики вывод: разработка и накопление большого количества ядерных вооружений не означает большей безопасности государства. Ядерным запугиванием нельзя сдержать агрессию, а применением ядерного оружия в интересах сдерживания можно совершить роковую ошибку. По этому поводу тогдашнему президенту США Джону Кеннеди также приписывают крылатые слова: "У меня есть тысячи специалистов, которые могут построить пирамиду, но нет ни одного, кто сказал бы, стоит ли ее строить".

Сейчас стало известно еще нечто совершенно новое: только из-за наличия ядерного оружия в ряде стран опасность ядерной войны в мире не только не сдерживается, но даже возрастает. Это зависит главным образом от того, что с развалом биполярной геостратегической структуры мира "ядерный мир" становится многополюсным и трудно предсказуемым. В многополюсном мире, к которому сейчас устремилось мировое сообщество, ядерное сдерживание становится все более проблематичным.

Его можно будет реализовать на практике лишь в двух вариантах: во-первых, при политической и стратегической безадресности ядерного сдерживания любого агрессора, где бы он ни находился; во-вторых, при адресном сдерживании тех конкретных стран, которые сохраняют открытое противостояние данному ядерному государству [4, 6, 8, 10].

Концепция безадресного ядерного сдерживания может быть построена фактически на глобальном ядерном запугивании и угрозе ядерного возмездия любому вероятному противнику, который мог бы использовать свое ядерное или обычное оружие в качестве прямой угрозы государству. Задача запугивания заключается не в том, чтобы при любом варианте развития обстановки доставить до территории противника заданное количество ядерных боевых зарядов, а в том, чтобы этот противник не смог использовать такой сценарий своих стратегических действий, при котором до объектов на его территории не дошел бы ни один ядерный боевой заряд. Для такого ядерного сдерживания потребуется не только не сокращать, но даже наращивать ядерные вооружения. Кажется, все очень просто, но история не знает прецедента стабильности в течение длительного времени многополюсной структуры на основе баланса не всегда совпадающих интересов всех входящих в нее государств. В то же время геополитика пока не дает шансов для формирования однополюсной и уже не дает шансов для возврата к двухполюсной модели мироустройства.

Основой ядерного сдерживания путем запугивания являются аргументы устрашения. И в начале ядерного периода, и сейчас они полностью построены на постоянной, неминуемой угрозе применения ядерного оружия в самых различных ситуациях и представляют собой символ неизменной старой силовой политики. Всеобщая уязвимость не оставляет никому, в том числе и ядерному государству, возможности защитить себя своим ядерным оружием от угрозы уничтожения ядерным оружием противника. В этой связи дальнейшее наращивание сдерживающей ядерной силы государства не только не увеличивает его безопасность, а, напротив, подрывает ее. В ядерном оружии заложена страшная возможность убийства, самоубийства и всеобщего геноцида. Вследствие этого в интересах сдерживания оно может быть только орудием демонстрации силы и шантажа, т.е. запугивания.

Надо вести речь не о сдерживании кого-либо с помощью ядерного оружия, а о самосдерживании этого, по сути, бесполезного, но чрезвычайно опасного оружия, которое по своей природе не способно выполнять функции оборонительного. Это наступательное оружие даже в ответном ударе обладает невероятной силой, но политики легко, не задумываясь, навесили ему ярлык оборонного и пытаются сохранить его и в будущем, хотя оно не может решать такие задачи, т.к. оно не способно отразить агрессию.

Сейчас можно встретить мнение российских военных руководителей и политиков о том, что самороспуск Варшавского Договора, распад единых вооруженных сил бывшего СССР, уничтожение оперативно-тактического ядерного оружия, а также расширение союза НАТО на восток привели к резкому изменению соотношения обычных сил и средств в пользу Запада. И в этих условиях якобы оставшиеся стратегические ядерные вооружения не подлежат никаким сокращениям, т.к. являются единственной силой, которая еще обеспечивает стратегическое равновесие в мире, безопасность государств и сдерживает как ядерные, так и обычные войны, и по этой причине посягательство на эти вооружения считается недопустимой ошибкой.

Тем не менее известно, что для ядерного оружия никакого ограничения в пространстве не произошло. Оно достигает по дальности тех же целей, что и раньше, а его расположение главным образом на территории России даже упрощает решение проблем управления им и его всестороннего обеспечения. Если следовать логике, что ядерное оружие является единственной силой сдерживания, то, как уже было сказано, можно прийти к парадоксальному выводу, что при его наличии государство вообще может не иметь обычных вооруженных сил или иметь такой их минимальный состав, при котором соотношение сил по всем составляющим может быть даже абсолютным в пользу возможных противников, но это не будет представлять опасности для государства. Естественно, это мнение позаимствовано из периода "холодной войны", когда все ставки делались только на большое количество ядерного оружия. Во времена "холодной войны" многие страны упорно придерживались стратегии применения ядерного оружия первыми. По их мнению, ядерное запугивание должно было компенсировать превосходство стран и военных блоков в обычных вооруженных силах и вооружениях.

Сейчас новая российская концепция национальной безопасности не что иное, как зеркальное отражение американской стратегии периода "холодной войны". В современную концепцию введен новый принцип расширенного ядерного сдерживания, чем фактически понижен порог перехода к применению ядерного оружия первыми, и это действительно пугает противников. Это практически и есть своеобразный "асимметричный" ответ России на утрату статуса великой державы и признание реалий формирования Соединенными Штатами однополярного мира. Теперь уже Россия вынуждена угрожать применением своего ядерного потенциала первой, поскольку иначе никак не может компенсировать подавляющее превосходство расширившегося союза НАТО в обычных силах.

Манипулируя понятием "ядерного сдерживания" путем запугивания, можно заключить межгосударственные договора о коллективной ядерной безопасности, о создании коалиционных стратегических сил или стратегических сил сдерживания, но это не даст гарантии ядерным и безъядерным государствам в том, что они навсегда избавятся от войн и военных конфликтов с применением обычных средств поражения. Также можно произносить самые "серьезные заявления" о решимости применить ядерное оружие в ответ на любую агрессию, затрагивающую жизненные интересы государства или содружества, но на деле все может происходить совершенно иначе. И агрессия осуществляется, и жизненно важные интересы поставлены под угрозу, а ядерное оружие все же применять нельзя, если только речь не идет о самоубийстве.

Количество ядерных боезарядов, необходимое для решения задач сдерживания путем запугивания, оценивается по-разному. Во всяком случае, не существует единой согласованной методики хотя бы на уровне стран, входящих в "ядерный клуб". Чаще всего в каждой ядерной стране это количество измеряют сотнями единиц пусковых установок и тысячами единиц ядерных боезарядов. Из всей российской триады только, например, для РВСН этот уровень на рубеже 2003 года будет составлять 756 пусковых установок [37], причем формально Договор СНВ-2 даже допускал их увеличение до 1000-1200 пусковых установок. Если учесть, что из этих пусковых установок могут запускаться и многозарядные баллистические ракеты, и если учесть также баллистические ракеты морского и ядерные крылатые ракеты воздушного базирования, то оказывается, что и сейчас, и в ближайшем будущем российский уровень потенциала сдерживания может насчитывать 3000-3500 ядерных боезарядов.

Односторонним актом сокращения СНС США, о которых президент Буш объявил в октябре 2001 года, Соединенные Штаты будут иметь около 2000 ядерных боевых блоков, а Россия, если поддержит этот акт - будет иметь 1500 ядерных боевых блоков. Однако у каждой из сторон будет намного больше ядерных боезарядов от того уровня, который еще более пятнадцати лет назад считал достаточным академик А.Д. Сахаров (500 боевых зарядов).

А вот А.Д. Ротфельд, возглавляющий сейчас Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (СИПРИ), считает, что "потолки" для России и США составляют не более 300 ядерных боеголовок [49].

Следует особо отметить, что в отличие от мировых ядерных лидеров России и США - другие ядерные страны считают, что того ядерного потенциала, которым они уже обладают в настоящее время, вполне достаточно для осуществления ядерного сдерживания путем устрашения любого противника, т.к. для ядерного сдерживания соотношение сил не имеет значения. И не удивительно, что другие ядерные страны, такие как Китай, Великобритания, Франция, окончательно отказались от необходимости увеличения своего ядерного потенциала, чтобы иметь ядерный паритет с США и Российской Федерацией.

А это означает, что уже сейчас гарантией ядерного сдерживания служит именно устрашение и запугивание, а не строгий ядерный паритет между ядерными странами. Наличие даже в минимальном количестве ядерного оружия у одной из стран, обладающей решимостью его применения, может явиться объективным фактором страха для других противостоящих ей, в том числе и ядерных, стран. Оказывается, что для тех стран, которые панически боятся ядерного оружия, его количество и качество у противников не имеют особого значения. Более того, выдающийся российский академик Н.Н. Моисеев убедительно доказал [13], что современное ядерное оружие опасно не только для страны, подвергшейся ядерному нападению. Оно также катастрофически опасно и для самого агрессора. Здесь, по мнению Н.Н. Моисеева, четко работает формула: "кто применит ядерное оружие первым - погибнет вторым, даже если ему не будет нанесен ответный ядерный удар".

Поэтому оказывается, что как ядерным, так и безъядерным странам можно совершенно легко и спокойно относиться к самому понятию ядерного паритета и это не причинит им серьезного ущерба и не разрушит глобальную безопасность и стабильность. Понятно, что приведенную формулу либо умалчивают, либо пытаются опровергать, прежде всего, те, кто не понимает этого, или кто существует за счет производства и боевого дежурства ракетно-ядерного оружия, за счет ставки на ядерное оружие и ядерное сдерживание. Понятие "стратегический ядерный паритет", какое бы количественно-качественное соотношение в него ни закладывалось, относится вовсе не к ядерному сдерживанию, а к взаимному ядерному устрашению, а точнее - самоустрашению владеющих этим видом оружия. Такой паритет "не работает" на сдерживание неядерных войн, в том числе и с участием ядерных государств и тем более военных конфликтов.

Уже сейчас совершенно ясно, что более 80% ядерных боезарядов нынешней российской триады вообще не нужны для этих задач. У России была принципиальная возможность пойти на чрезвычайно глубокие односторонние сокращения этих вооружений до определенного минимума без всякого опасения за безопасность государства. Однако противники любого сокращения РВСН считали, что это немедленно приведет к выходу США из Договора по ПРО-72 и одновременно останутся не у дел более 800 предприятий оборонной промышленности России. Кстати, следует напомнить, что парламентом и Президентом России был издан закон (1999) о приоритетном финансировании именно стратегических ядерных сил, но на выполнение правительственных программ нет необходимых денег [42]. Теперь США уже разрушили Договор по ПРО-72 и одновременно пошли на значительное одностороннее сокращение своих стратегических наступательных вооружений, не опасаясь за свою военную безопасность.

В целом современная стратегия ядерного сдерживания в ряде ядерных государств характеризуется следующими примерно однотипными вариантами. В мирное время - сдерживание путем запугивания и устрашения всех потенциальных противников от ядерной агрессии против страны и обеспечение проведения независимой внешней политики. В военное время - сдерживание путем запугивания перерастания войны с применением обычных средств поражения в ядерную войну.

Практически во всех ядерных странах к организации ядерного сдерживания путем запугивания относят стандартный набор мер и действий:

создание рациональной группировки ядерных сил и обеспечивающих их систем, способных в ответном ударе нанести агрессору определенный (заданный, неприемлемый) ущерб;

постоянная высокая боевая готовность сил и средств;

конституционный или доктринальный отказ от обязательства не применять ядерное оружие первыми;

объявление (реклама) алгоритма ядерного сдерживания;

непрерывное стремление к строгой централизации управления ядерными силами;

наличие необходимой нормативно-правовой базы для принятия решения на применение ядерного оружия.

Что касается реализации механизма ядерного сдерживания, то теоретически и практически он может осуществляться лишь разными формами запугивания, устрашения:

демонстрацией решимости применить ядерное оружие;

словесными угрозами с объявлением набора предполагаемых целей и возможных сроков нанесения ударов;

серьезным предупреждением о готовности нанести выборочные ядерные удары;

ультиматумами через средства массовой информации с назначением времени отсчета нанесения ядерных ударов;

демонстрацией перевода стратегических ядерных сил в высшие степени боевой готовности;

демонстрацией проведения мобилизационных мероприятий;

демонстрацией процесса подготовки к применению ядерного оружия первым;

демонстрацией пусков ракет без ядерных боевых блоков и др.

Однако, как подтверждает военная история, эти акции устрашения уже давно никого не пугают ни теоретически, ни практически, т.к. они не предполагают самого ядерного воздействия с целью сдерживания. Ядерное сдерживание без применения ядерного оружия является ядерной возней, носит бутафорный характер и представляет собой просто "бумажного тигра", а не реальное устрашение. Однако в реальной действительности все может быть совсем не так, как рассчитывают политики ядерных государств.

Воздействуя устрашающе на массовую психологию как своих, так и противников понятиями "стратегический ядерный паритет", "потенциал сдерживания", "ядерное сдерживание", "требуемый ущерб", "взаимное гарантированное уничтожение", военно-промышленные комплексы ядерных государств совместно с заинтересованными представителями министерств обороны и определенной частью парламентских структур "обосновывали" в прошлом и продолжают делать это сейчас, прежде всего, для того, чтобы удержать свою "значимость" и "необходимость". Приемами "расширительного ядерного сдерживания" они требуют постоянного воспроизводства конфронтации с другими странами, которая используется для обоснования необходимости содержания и развития ядерного оружия. Заявления о том, что существующего устрашения уже недостаточно, всегда воспринимались как серьезная угроза и порождали необходимость не только поддерживать гонку вооружений, но и вводить новые понятия, категории, например, "гарантированное нанесение заданного ущерба агрессору в любых условиях обстановки", "требуемый ущерб экономике", "оборонная ядерная достаточность". Это вызывало необходимость постоянно "нянчить" образ врага и находить любые доказательства для демонстрации всему миру его коварства. Так, например, обосновывалась необходимость обеспечения по критерию "эффективность - стоимость" ответного удара стратегическими ядерными силами, результат которого был бы неприемлем для потенциального агрессора.

Но никто из разработчиков ракетно-ядерного оружия и военных политиков не мог предвидеть, что чем страшнее оружие и чем его больше, тем сложнее проводить политику сдерживания путем устрашения. Вполне понятно, что для поддержания стратегического ядерного паритета даже с одной стороной такие важнейшие категории, как "достаточность" и "необходимость", постоянно находятся в противоречии с экономическими возможностями даже самого состоятельного государства.

Поэтому в ход был пущен построенный на человеческом страхе неосведомленных об этом оружии людей принцип "оборонной ядерной достаточности", который позволяет одновременно препятствовать возможности и необходимости радикальных сокращений существующих и даже стимулировать разработку новых ядерных вооружений. Понятно, что военно-промышленные комплексы и военные ведомства ядерных государств не могут смириться с утратой такого внешнего врага, который только и ждет случая, чтобы напасть. Они пытаются выдавать свои ведомственные интересы за национальные и продолжают спекулировать на инерции конфронтации. Устрашение, запугивание, как и прежде, строятся на том, что ряд стран имеют на вооружении стратегическое ядерное оружие, а значит, оно может быть, в принципе, когда-либо применено. Для военно-промышленных комплексов и военного руководства ядерных государств именно это является самым весомым "аргументом доказательства" необходимости иметь у себя большое количество ядерного оружия различного базирования.

Сдерживание путем нанесения неприемлемого ущерба

Сейчас, в переходный период к войнам нового, шестого поколения, который во многих странах совпал с их глубокими преобразованиями и кризисным состоянием экономики, возникают совершенно новые проблемы сдерживания войн и конфликтов. Ядерное сдерживание из глобального двухполярного трансформируется в глобальное многополярное и одновременно в региональное многополярное. Причем совершенно не исключено, что общая сумма всех региональных сфер ядерного сдерживания может в переходный период к войнам нового поколения даже превысить многополюсную глобальную сферу.

Выдвигаются и новые, порой абсурдные, с точки зрения теории и практики, формы ядерного сдерживания [21]. Если в глобальной многополярной сфере противостояния основным остается ядерное сдерживание агрессии лишь путем устрашения, запугивания, то в региональной многополярной - для сдерживания допускается и боевое применение тактического ядерного оружия.

Но кто может гарантировать, что с применением лишь тактического ядерного оружия даже в относительно второстепенном регионе с целью сдерживания агрессии не будет спровоцирована эскалация применения ядерного оружия и не начнется глобальная ядерная война? Самое страшное и опасное заключается именно в том, что боевое применение лишь маломощного тактического ядерного боеприпаса в интересах сдерживания означает конец всякого сдерживания. Немедленно наступят непредсказуемые последствия не только для ядерного государства, применившего это оружие, но и для многих других как ядерных, так и безъядерных стран. Ядерным оружием невозможно прекратить и уже начавшиеся военные действия, им можно лишь расширить их масштаб.

Однако похоже, что именно эта стратегия ядерного сдерживания может получить доктринальную и даже конституционную поддержку в ряде ядерных стран, а значит, и возможность ее законной реализации. Ставка на ядерное сдерживание фактически предполагает автоматическое снятие с этого оружия греха апокалипсиса [10]. Но грех не в оружии, а в том, как оно используется.

Весьма сомнительно и политическое сдерживание, т.к. ядерным оружием одного государства невозможно предотвратить использование ядерного оружия как инструмента политического давления со стороны другого государства. Ядерным оружием одного государства невозможно предотвратить строительство враждебной геополитической коалиции в любом регионе мира. Ядерным оружием невозможно предотвратить ядерную войну, невозможно предотвратить нанесение даже единичного ядерного удара по ядерной державе. Ядерным оружием без его применения также невозможно предотвратить нападение обычными вооружениями как со стороны ядерных, так и безъядерных государств. Во всех случаях существует жесткая связь между сдерживанием и применением ядерного оружия.

Политические заявления, утверждения, сделанные в новой военной доктрине России [11, 33] о решимости и готовности пойти на применение ядерного оружия в ответ на любую агрессию, являются лишь словесной угрозой и совершенно не связаны ни с эффективностью, ни с надежностью сдерживания любой агрессии, ни тем более с национальной безопасностью государства. Государство и его вооруженные силы оказались не способны провести остро необходимую военную реформу в течение десяти лет, и все эти годы они "сидели на игле" своего избыточного ядерного арсенала. Боеготовность и боеспособность обычных вооруженных сил все эти годы бездействия были критически низкими, к тому же их терзали использованием во внутригосударственных военных конфликтах.

Находясь практически в тупиковой ситуации с ядерным сдерживанием, военно-политическое руководство некоторых ядерных государств пытается выработать такие механизмы применения ядерного оружия, которые могли бы привести к желаемым результатам, но при этом не вызвали бы цепную реакцию увеличения количества ядерных ракет и боеприпасов в ответных действиях другой стороны. В этой связи можно наблюдать настоящую эквилибристику с различными механизмами ядерного сдерживания:

в интересах сдерживания ракетно-ядерного нападения любого противника предлагается "быть готовым" нанести массированный ядерный удар по его "основным ценностям";

для сдерживания безъядерного военно-политического конфликта против ядерного государства предлагается "быть готовым" нанести "ограниченный" или "дозированный" удар также по "основным ценностям" противника;

в целях сдерживания глобального безъядерного конфликта с ядерным государством или возглавляемой им коалицией предлагается "быть готовым" нанести "ограниченный" или "дозированный" ядерный удар по ядерным средствам противника.

При других конфликтных ситуациях в интересах сдерживания также предлагается "быть готовым" применить ядерное оружие в различных вариантах: массированном, немассированном, ограниченном, дозированном и единичном как стратегическим, так и тактическим ядерным оружием.

Понятие "быть готовым" применить ядерное оружие в ответ на начавшуюся агрессию противника в любом ее варианте ровным счетом ничего не меняет, т.к. современный агрессор достаточно грамотен и заранее уверен в бессмысленности применения именно ядерного оружия для сдерживания. Если же агрессор является к тому же еще и ядерной страной и получит хотя бы один из таких ударов сдерживания, скажем, тактическим ядерным оружием, то для него, видимо, не будет иметь особого значения, к какому варианту следует его отнести, и его ответная ядерная реакция может быть совершенно непредсказуемой.

На одном из заседаний Совета обороны России, которое состоялось в начале 1997 года, было заявлено, что "в случае угрозы перерастания агрессии из фазы регионального вооруженного конфликта в широкомасштабную войну Россия может использовать ядерное оружие первой для нанесения обезоруживающего удара по военным объектам".

Такое однозначное толкование ядерного сдерживания нашло свое отражение и в разработанной новой военной доктрине [11, 33]. В этом новом документе констатируется, что Россия оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее ядерного оружия или оружия массового поражения при широкомасштабной агрессии с применением обычного оружия "в критических ситуациях для национальной безопасности России".

Откровенная ставка на ядерное оружие из-за слабости обычных сил и средств (в непонятно каких "критических ситуациях") автоматически вводит государство в разряд стран реально угрожающих всему остальному миру. Указ Президента России

№ 24 от 10 января 2000 года фактически понижает порог применения ядерного оружия, чем явно пытаются компенсировать небоеспособность вооруженных сил. Учитывая такие государственные установки, касающиеся применения Россией ядерного оружия в войне с применением обычных средств поражения, ее потенциальные противники фактически ставятся в условия необходимости нанесения упреждающего разоружающего удара по российским стратегическим ядерным средствам. Демонстрация только готовности применить ядерное оружие в интересах сдерживания может стать самым мощным для противника побудительным мотивом не опоздать с нанесением ядерного удара первым, с дальнейшей эскалацией военных действий после начала агрессии.

Уже наблюдается не только отрицательная реакция на такую позицию российской военной доктрины, но могут появиться и серьезные санкции в отношении ядерной России со стороны остального мира. Известно, что как только ядерная Россия начала вести всего лишь контртеррористическую операцию обычными силами в Чечне по сценарию войн прошлого, четвертого поколения, то практически весь Запад стал открыто оказывать на нее мощное политическое и финансовое давление с целью заставить ее прекратить эту операцию. Это сразу же лишило Россию доверия со стороны других государств, а замораживание ранее обещанных финансовых займов поставило ее в трудное экономическое положение. Откровенная конституционная и доктринальная ставка на ядерное оружие не позволит ядерному государству опираться на такую категорию, как международное доверие, основанное на открытости, прозрачности и предсказуемости.

Известно, что на ввод необходимых боевых координат взамен нынешних "нулевых полетных заданий" требуется несколько десятков секунд и это может быть осуществлено даже вдогонку во время старта и в период разгона каждой ракеты непосредственно с местного пункта управления.

В перечень целей для ядерных ракет, предназначенных для осуществления функций сдерживания путем нанесения неприемлемого ущерба скорее всего будут включены важнейшие административные центры, военные объекты и пункты управления как отдельных стран, так и их коалиции. Сегодня практически весь объем задач, стоящих перед стратегическими ядерными силами России, могут выполнить уже упоминавшиеся 756 межконтинентальных баллистических ракет РВСН, оснащенных 3,5 тысячами боевых блоков. На вооружении ВМФ на 26 ракетоносцах размещено 416 баллистических ракет, для которых имеется 1800 боевых частей. ВВС имеют на вооружении 500 ядерных крылатых ракет и авиационных бомб, которые способны поднять около 70 тяжелых бомбардировщиков [57].

Теперь в соответствии с вашингтонскими инициативами США в октябре 2001 года Россия скорее всего сократит эти силы на две трети - до 1500 боевых блоков. Однако это совершенно не повлияет на эффективность нынешних двух вариантов ядерного сдерживания: сдерживания путем запугивания ядерным оружием и сдерживания путем нанесения неприемлемого ущерба.

С этих стратегических ядерных сил, как видно из уже упоминавшейся позиции Совета обороны России, фактически сняты ограничения на применение ядерного оружия первыми. Но сдерживание путем нанесения ядерных ударов первыми фактически может привести не к остановке, а, наоборот, к нарастанию масштабов войны и к перерастанию ее в полномасштабную ядерную, со всеми вытекающими последствиями. Даже трудно себе представить, кто мог придумать и тем более узаконить это.

Безусловно, в реальных планах должны быть разработаны самые различные и весьма чувствительные к конкретным задачам сдерживания варианты применения ядерного оружия. Однако эти различия немедленно исчезнут в случае практического применения ядерного оружия любой стороной независимо от его масштабов и задач. Игра в ядерное государство и в ядерное сдерживание путем нанесения неприемлемого ущерба вероятному агрессору, как ни парадоксально, может скорее всего привести к тому, что, имея ядерное оружие, можно потерять все - доверие, экономику, влияние, независимость и даже государство, а может, и планету в целом.

Если от угрозы применения ядерного оружия в интересах сдерживания ядерное государство все же перейдет к его применению, то его удары могут носить характер демонстрации, устрашения и возмездия, о которых шла речь в предыдущем параграфе. Демонстративные удары, по мнению некоторых современных специалистов [21], могут наноситься тактическим ядерным оружием для разрушения горных перевалов, транспортных узлов, инженерных сооружений, коммуникаций, для уменьшения проходимости местности, блокирования и т.п. Нетрудно заметить абсолютную военную безграмотность таких "спецов", которые забыли, что речь идет о ядерном оружии, а не об обычном, но более мощном оружии. Хирургического ядерного удара не бывает. Ядерное оружие - это оружие массового поражения, результат применения которого является комплексным, непредсказуемым, неподконтрольным. Такая демонстрация приведет непременно к быстрой эскалации применения ядерного оружия, а не наоборот.

Для устрашения предлагается [21] наносить ограниченные ядерные удары с целью дезорганизации управления, завоевания превосходства, уменьшения ядерного потенциала противника, уничтожения его резервов, баз снабжения и т.п. Не подсказали "спецы", как можно заставить и другую сторону в ответ действовать тоже только ограниченными ядерными силами. Думается, что нет необходимости дальше комментировать этот абсурд.

Однако сдерживание путем применения ядерного оружия во многих ядерных странах считают неотъемлемым фактором современной стратегической стабильности [4, 10, 33]. При всей неоспоримости катастрофических последствий после применения ядерного оружия в интересах сдерживания его продолжают считать основным способом предотвращения любой войны. Более того, его пытаются воспринимать как универсальный и всеобщий "инструмент мира" [6]. Значит, это кому-то выгодно.

Рассмотрение возможности сдерживания любого агрессора путем применения ядерного оружия первым и нанесением ему заданного ущерба показывает, что здесь больше непредсказуемости, чем смысла. Этим оружием невозможно защитить страны и их народы от ядерного удара другой ядерной страны. Можно нанести только ответный ядерный удар, но будет уже поздно.

Нельзя надеяться, что после этого противник, совершивший безъядерную агрессию против ядерного государства, будет пребывать в состоянии неопределенности по способу его действий. Если это будет ядерный противник, то он в ответ на сдерживание его вторжения с помощью маломощного тактического ядерного оружия обороняющегося обрушит на него всю имеющуюся у него стратегическую ядерную мощь. Если это будет неядерный противник и против него было применено ядерное оружие, то здесь возможны непредсказуемые варианты ответных действий со стороны его ядерных союзников. Могут возникнуть различные вариации ответных действий и в том числе с участием других ядерных стран.

Но теперь уже совершенно точно известно, что применившему ядерное оружие первым вряд ли удастся избежать ядерного поражения типа чернобыльского от своего же ядерного оружия [13]. Ясно также, что нельзя надеяться на возможность управлять ядерной эскалацией, на безнаказанность нанесения одиночных выборочных маломощных ударов по объектам на территории противника. На все эти действия противник, обладающий ядерным оружием, ответит скорее всего полномасштабным массированным ударом своих ракетно-ядерных сил и средств.

Например, президент США подписал в ноябре 1997 года очередную директиву, в которой говорится о возможности нанесения ядерного удара по российским военным и гражданским объектам, а также расширяется перечень целей на территории Китая. Такие директивы, очевидно, подписываются ежегодно во всех ядерных странах, и здесь нет ничего удивительного, но именно это свидетельствует о невозможности управлять процессом применения ядерного оружия другой стороной и пытаться каким-то образом регулировать дозы его применения в интересах собственного ядерного сдерживания. Сейчас уже ясно, что в природе не существует механизмов сдерживания ядерным оружием любых войн и военных конфликтов. Без его применения сдержать ничего нельзя, а применение ядерного оружия в интересах сдерживания ведет к непредсказуемому исходу.

В лучшем случае, ядерное сдерживание, очевидно, имеет смысл только как средство предупреждения именно ядерной агрессии потенциального противника. Нельзя планировать ядерную войну с целью ее выиграть. Нельзя рассматривать ядерное оружие как средство сдерживания агрессии, осуществляемой с применением обычного оружия. Необходимо также четко осознавать, что это оружие не только уничтожения агрессора, но и самоубийства обороняющегося, на что цивилизованное ядерное государство вряд ли когда решится. В этой связи явно просматривается политика некоторых крупных ядерных государств, направленная не только на скорейшее кардинальное сокращение количества этого оружия во всех ядерных странах, но и на его полную ликвидацию, хотя оба эти процесса идут и будут идти не так быстро, как бы им хотелось.

Следует при этом также отметить, что уже многие страны, в том числе и безъядерные, безразлично относятся к ядерному оружию и сдерживанию ряда государств, т.к. понимают, что в категорию "сдерживание" должен быть непременно включен как абсолютно иррациональный сам ядерный удар и его результат - "неприемлемый ущерб". И ясно, что если ядерный удар все же будет нанесен в целях сдерживания, то всякому сдерживанию придет конец и наступит тот самый апокалипсис, в котором не будет победителей.

В России появляются все новые "горячие точки", грозящие взорвать стабильность страны. Чеченская Республика, представляя реальную угрозу национальной безопасности в регионе, фактически является полигоном натурных испытаний на прочность всей российской государственной власти. Наблюдаются угрозы сепаратизма, региональной обособленности на Северном Кавказе (Дагестан, Карачаево-Черкессия, Северная Осетия, Ингушетия), в Калмыкии и некоторых других субъектах федерации. Есть желающие создать независимый Волго-Уральский штат на территории нынешних Татарстана, Башкортостана, Мордовии, Удмуртии, Чувашии, Марий Эл. Делая ставку на ядерное оружие и сдерживание, которое нельзя применять, Россия может подвергнуться широкомасштабной агрессии на некоторых направлениях. И вряд ли она будет способна сдержать эти агрессии и сохранить свою территориальную целостность с помощью ядерного оружия. Еще раз придется убедиться, что применять ядерное оружие нельзя, т.к. это ведет не к сдерживанию и обороне, а к непредсказуемым последствиям по многим направлениям. Роль фактора ядерного сдерживания путем применения ядерного оружия становится не только сомнительной, но и чрезвычайно опасной, прежде всего для себя. В этой ситуации стратегические ядерные силы ряда стран становятся не главным средством сдерживания возможной агрессии, а опасным оружием международной изоляции и даже самоубийства государств.

Ядерные государства будут вынуждены расходовать большие средства на поддержание своих стратегических ядерных сил на уровне, достаточном, по их пониманию, для сдерживания агрессии. Но именно эта ставка и может, с одной стороны, привести к уже рассмотренным непредсказуемым последствиям в ядерном сдерживании, а с другой - непременно приведет к перекосу в строительстве их вооруженных сил в сторону ядерного оружия и приостановке развития остальных видов и родов войск.

Ядерных государств, как уже было сказано, сейчас много, их количество, вполне очевидно, будет расти, и все они будут способны наносить ракетно-ядерные удары на дальности от 1 до 10 тысяч километров. Сегодня невозможно гарантировать и то, что ядерным сдерживанием можно избежать ракетно-ядерного удара с террористическими, авантюристическими или просто провокационными целями со стороны стран-экстремистов против любого суверенного государства. И в этом случае ядерное оружие в целях сдерживания тоже беспомощно, а его высокая боевая готовность не обеспечивает национальную безопасность страны. Кроме всего прочего, ставка на ядерное сдерживание постоянно несет в себе узаконенную угрозу легкого получения необходимых санкций на применение ядерных сил со всеми вытекающими последствиями.

Ядерное оружие - "лохнесское чудовище"

Более чем полувековой опыт наличия на вооружении ядерного оружия показывает, что в каждом ядерном государстве ядерное оружие фактически пока сдерживало лишь себя от своего же ядерного апокалипсиса и не более. В то же время каждое ядерное государство продолжает утверждать, что оно планирует решать задачи военной безопасности лишь с конституционной или доктринальной опорой на ядерное оружие. Это значит, что с опорой на ядерное оружие строится военная и международная политика государства. Безусловно, самый реальный путь уменьшения опасности применения и ликвидации ядерного оружия - это кардинальное сокращение численности ядерных боезарядов при строжайшем соблюдении необходимых мер безопасности при ликвидации ракет и шахт. Однако пока процесс сокращения ядерных арсеналов идет с большим сопротивлением со стороны стран - обладателей этого оружия, т.к. они стремятся сохранить его на вооружении как можно дольше и в больших количествах. Но вместе с тем уже неоднократно было обосновано, что сознательное, преднамеренное применение этого оружия ядерными странами даже в небольшом количестве с целью сдерживания агрессии с большой вероятностью может привести к мировой ядерной войне, к истреблению всего живого, к полному изменению физической среды обитания человека, включая биосферу, к разрушению сейсмостойкости и климатической системы планеты.

Получается замкнутый круг: с одной стороны, то ядерное оружие, которое имеется у ряда стран, категорически нельзя применять в интересах сдерживания даже в единичных экземплярах, но, с другой - ядерные страны не желают не только ликвидировать это оружие, но и существенно сокращать его. Таким образом, круг замкнулся и оказывается, что ядерное оружие напоминает мифическое "лохнесское чудовище" и существует само по себе, "живет своей собственной жизнью" [47] со своей самодостаточностью. Все знают, что оно страшное, но его не боятся.

Ядерное сдерживание нельзя не сравнить и с еще одним чудовищным способом сдерживания агрессии извне, который применяет одно из древнейших племен, живущих в наше время в каменном веке. На западной половине острова Новая Гвинея есть таинственная земля, называемая Ириан-Джая. До сих пор эта земля остается самым древним неисследованным регионом планеты. Оказывается, что местное племя сдерживает нашествие пришельцев даже с самыми мирными целями, сохраняет свой суверенитет и обеспечивает мир запугиванием и реальным применением каннибализма [54]. Для этого древнейшего племени это стало настоящим высокоэффективным сдерживанием и методом защиты. Страшнее не придумать! А теперь надо подумать, для чего сейчас имеется на вооружении ядерное оружие, которое политиками названо залогом мира? Разве не соизмеримы методы сдерживания агрессии у дикарей и у нас? Они действительно соизмеримы, но между ними есть колоссальное различие: дикари уже многократно применяли на практике свой метод сдерживания агрессии извне и продолжают жить на своей суверенной земле, а ядерное оружие нельзя применять вообще.

Даже после того, как исчез источник конфликта между двумя антагонистическими мировыми системами, ядерное оружие, как и "лохнесское чудовище", самоизолировалось от всех процессов, происходящих на планете. Наличие этого оружия в ряде государств, в отличие от "чудовища", скорее является для них тяжелой экономической и экологической обузой, чем благом, т.к. оно не является ни средством сдерживания, ни гарантом безопасности ядерного государства. Это еще раз подчеркивает, что это оружие самосдерживания. Ядерному оружию, которое нельзя применять, не принадлежит роль всеобщего фактора сдерживания угрозы применения военной силы в международных отношениях, оно не обеспечивает политической стабильности в мировом масштабе. Ядерное оружие демонстрирует очень узкие возможности бесполезность огромной силы, которую нельзя применить, и орудие убийства и самоубийства.

Как ни странно, но ядерное оружие очень "трусливо", оно "боится" двух вещей или явлений: безъядерной войны и собственного ядерного сдерживания агрессора путем его применения. Именно в этой странности фактически скрываются главный смысл и истинная суть сдерживания - она в самосдерживании ядерного оружия. Ни одна страна не осмелится вести ядерную войну, если она будет знать, что подобная война приведет к ее собственному уничтожению. Здесь и заключен один из центральных моментов так называемого "климата страха" [48], который и обеспечивает стратегическую стабильность. Не нужно говорить и фантазировать о какой-то сдерживающей роли ядерного оружия, оно эту роль не выполняет - это оружие самосдерживания, но об этом не престижно говорить. Понимание результатов и характера последствий от применения ядерного оружия в интересах сдерживания агрессора фактически и несет в себе смысл ядерного самосдерживания. Именно такое понимание ядерного самосдерживания, надо полагать, в будущем будет поддержано конституционно и доктринально и станет играть свою реальную роль, прежде всего в предотвращении самоубийственной войны между ядерными странами. Сейчас стало ясно, что заимствованный из архивов "холодной войны" "неприемлемый, определенный или сдерживающий ущерб" для ядерного оружия вообще не подходит, т.к. несет неминуемую угрозу самоуничтожения применившего ядерное оружие первым и гибель всей остальной мировой цивилизации.

Если вспомнить, то СССР вообще не имел концепции ядерного сдерживания. Тогда было однозначно заявлено, что Советский Союз первым не применит свое ядерное оружие, а на любой удар противника ядерным оружием ответит лишь массированным ядерным ударом по всей его территории. Ясно, что для таких ответных действий надо было выжить после ядерных ударов противника.

Сейчас допускается большая ошибка, когда считается, что ядерные силы способны надежно сдерживать любого противника или коалицию противников не только от крупномасштабной агрессии, но и от региональных угроз. Уже неоднократно подчеркивалось, что без применения ядерного оружия никакого противника сдержать нельзя, а применение этого оружия ведет уже к совершенно иным последствиям, весьма далеким от сдерживания.

Относительная стабильность общей международной обстановки сейчас основывается уже не на страхе перед глобальной ядерной катастрофой, а на политической, экономической, продовольственной, медицинской, культурной, демографической, социальной, а затем уже военной (и др.) безопасности стран. Появилась и совершенно новая система обеспечения устойчивого и стабильного развития стран рыночной экономики: Всемирная торговая организация, Международный валютный фонд, Всемирный банк. Это новые инструменты поддержания баланса не только в мировой экономике, но и стабильности в мире. Они, а не ядерное оружие, являются мощнейшим и реально действующим сдерживающим фактором чисто силовых отношений между странами. Система национальной безопасности - это такая сфера многогранной деятельности государства, где любая ошибка может оказаться катастрофической. Нельзя делать ставку на силу лишь одного, ядерного звена, т.к. устойчивость безопасности будет определяться именно самыми слабыми звеньями. И здесь есть убедительное доказательство - сокрушительное поражение политической, социальной и экономической системы Советского Союза невоенными методами при наличии у него мощного ядерного оружия.

В сложившихся условиях сводить все лишь к военной безопасности, да к тому же построенной на ядерном сдерживании, просто опасно и бездарно, т.к. это может привести к порождению серьезных перекосов в развитии ядерной страны и к разрушению ее связей с мировой экономикой. Позитивные свойства ядерного оружия принципиально не могут быть реализованы без его применения вне риска всеобщей катастрофы, как бы его ни пытались назвать "сдерживанием через устрашение" или "сдерживанием через угрозу возмездия". Ценой невероятных усилий, огромных экономических затрат, приведших к обнищанию трудящихся, а затем и развалу СССР, было создано и накоплено большое количество ядерного оружия, которому приписывают обеспечение военной безопасности и стратегической стабильности. То, что "холодная война" была проиграна Советским Союзом при наличии у него огромного ядерного потенциала, на практике доказало его ядерную беспомощность. Произошла трансформация понимания роли ядерного оружия, и человечество пришло к выводу, что ядерное оружие не может быть оружием поля боя. Затем было доказано, что большое количество ядерного оружия не означает большой безопасности государства, оно не может быть и оружием сдерживания всего и вся. Если можно говорить о ядерном сдерживании вообще, то оно заключается лишь в наличии ядерного оружия, а не в планах его применения.

Однако ставка на ядерное оружие, как на "лохнесское чудовище", выгодна, прежде всего, тем, кто старается на этом заработать деньги. И каждое новое обоснование "полезности" ядерного оружия ведет к все большим расходам и становится все более обременительным для экономики ядерных государств. Вызывает удивление, что Русская Православная Церковь в лице Всемирного Русского Народного Собора выступила с заявлением по итогам Соборных слушаний в Свято-Даниловом монастыре в конце 1996 года, что ядерное оружие в современной ситуации является единственным оставшимся у России эффективным средством обороны. К сожалению, на этих слушаниях не шла речь о причинно-следственных взаимосвязях между ядерным оружием и безопасностью человека, людей, страны, не было даже попытки проанализировать существующий механизм ядерного сдерживания и его ожидаемые результаты. На слушаниях стало ясно, что Русскую Православную Церковь как бы вовсе не тревожит наиболее вероятный апокалиптический результат ядерного сдерживания путем применения ядерного оружия. Не была выражена озабоченность и тем, что нельзя абсолютизировать значение ядерного оружия. Не прозвучало предостережение, что в руках современных политиков это очень опасное средство обеспечения национальной безопасности и оно связано с риском гибели человечества на нашей планете и в том числе гибели собственного народа и государства. Сохранить мир при помощи угрозы уничтожения человечества аморально.

Применение ядерного оружия государством в интересах сдерживания в любой войне равносильно самоубийству, и нет таких политических и стратегических целей, ради которых можно идти на это. В то же время любое ядерное государство, независимо от количества имеющихся у него ядерных вооружений, является потенциальным источником военной опасности для других государств. Делая ставку на ядерное оружие и ядерное сдерживание, государство представляет непосредственную военную угрозу для других и, в первую очередь, соседних государств. Кроме того, наличие ядерного оружия в государстве может играть провокационную роль и подталкивать его руководство к войне с применением обычных средств поражения. Можно однозначно утверждать, что каждое ядерное государство постоянно несет в себе потенциальную угрозу применения ядерного оружия, находящегося на его вооружении, причем в большинстве случаев эта угроза юридически узаконена не только в его военной доктрине, но даже в конституции.

Современные знания о ядерном оружии позволяют утверждать, что провозглашенные в военных доктринах практически всех ядерных стран важнейшие положения в области ядерного оружия носят откровенно устрашающе-пропагандистский, лозунговый характер. На самом деле, во всех ядерных государствах оно сдерживает лишь само себя, и поэтому не имеет значения ни его количество, ни качество. То, что ядерное оружие в военных доктринах некоторых ядерных стран уже не рассматривается как средство ведения военных действий, вполне логично и справедливо, т.к. полностью вытекает из современных знаний о нем. В военных доктринах ряда ядерных государств утверждается, что они никогда не применят свое ядерное оружие против любого государства, не обладающего ядерным оружием. Это обнадеживающее утверждение скорее носит предостерегающий характер для тех, кто вынашивает планы обзавестись собственным ядерным оружием.

Однако как бы ни звучали подобные слова в основных руководящих документах, трудно поверить в то, что ядерное государство даже в самых сложных условиях ядерного сдерживания легко пойдет на развязывание ядерной войны или допустит перерастание войны с применением обычных средств поражения в ядерную. Это невозможно представить даже в такой критической ситуации, как, скажем, преднамеренные действия агрессора, массированно применившего высокоточные средства поражения для уничтожения или нарушения функционирования стратегических ядерных сил обороняющейся стороны, ее системы предупреждения о ракетном нападении, объектов ядерной энергетики, атомной и химической промышленности и др. Ядерный ответ на такие действия, в случае его реализации, однозначно привел бы не только к справедливому наказанию агрессора, но и к самоуничтожению. Здесь есть о чем подумать.

Чаще всего высокопатриотические слова о необходимости ядерного сдерживания в интересах обеспечения безопасности народа, территории, образа жизни в ядерных странах понимаются как конституционный долг в отношении ядерного оружия, однако такой патриотизм построен на примитивном, доядерном мышлении. Практически во всех военных доктринах ядерных государств, разработанных в ядерный век, демонстрируется доядерное мышление. Фактически получается, что в этих документах речь идет не о ядерном оружии, которое вообще нельзя применять ни при каких условиях, а об обычном оружии, только более мощном и более истребительном. Даже единичное или ограниченное применение ядерного оружия сторонами неизбежно спровоцирует цепную реакцию его массированного применения, а за ним и катастрофические последствия для всей нашей планеты. Правда, в военной политике ядерных государств, в которых открыто делается ставка на ядерное сдерживание, вполне естественно умалчивается, что ядерное сдерживание не что иное, как узаконенная и запланированная угроза применения ядерного оружия в случае агрессии противника - вот уж дословное совпадение со стратегией племени каннибалов на острове Новая Гвинея. Более того, совершенно серьезно утверждается невероятное и даже абсурдное, что этим оружием будут гарантированно уничтожены жизненно важные ценности ядерного агрессора в любых условиях столкновения с ним и одновременно будет ограничен до минимума собственный ущерб от ядерного оружия противника. Если только в интересах сдерживания агрессора одна из сторон применит лишь тактическое ядерное оружие, то непредсказуемым последствием такого акта может оказаться не только взаимное уничтожение противоборствующих сторон, но и соседних стран, вовсе непричастных к данному военному конфликту. Здесь просто не существует никаких механизмов сделать ядерную войну управляемой. Что касается конфликтов с применением обычных средств поражения, то они не исключены также и между ядерными государствами, о чем убедительно свидетельствует история, и это будет показано дальше.

Существует явное противоречие между задачами оборонного строительства, строительства вооруженных сил государства и ядерным сдерживанием. Ставка на ядерное оружие резко обостряет проблему соотношения ядерного и обычного компонентов военной мощи государства. Эта проблема очень важна для реальной безопасности государства. Она в большинстве случаев ведет к нерациональному распределению и без того недостаточных ресурсов на цели настоящей, а не виртуальной национальной обороны. Если в государстве ядерное сдерживание и конституционно, и доктринально считается универсальным как относительно ядерной, так и обычной войн, то зачем тогда вообще строить другие виды вооруженных сил, рода войск и поддерживать их высокую готовность? Это противоречие в большинстве ядерных стран становится несовместимым с сущностью их национальной безопасности, т.к. при этом полностью игнорируется безопасность личности, общества и государства в целом. Государство не способно ядерным сдерживанием защитить собственный народ как от ядерной агрессии, так и от агрессии с применением обычного оружия. В течение длительного времени военная теория, вопреки здравому смыслу, рассматривала ядерное оружие как средство достижения победы над противником в ядерной войне (пятого поколения). Сейчас стратегическое ядерное оружие рассматривается уже не как средство ведения войны, а лишь как политическое средство сдерживания любых войн, обеспечения политической стабильности в мировом масштабе, и ясно, что все это также лишено здравого смысла. Однако на самом деле ядерное оружие выполняет лишь функцию "лохнесского чудовища", и именно это ощущают народы мира. Оно на практике, к счастью, не доказало свою сдерживающую роль, а предотвращение столкновения двух антагонистических мировых систем действительно явилось следствием самосдерживания, а не сдерживания.

Основу ядерного сдерживания в России, как известно, составляют ракетные войска стратегического назначения (РВСН), которые в соответствии с планами строительства Вооруженных сил РФ сохранят свое значение, по крайней мере, до 2007-2009 годов [2]. Их "канонизировали" и считают решающим фактором политического сдерживания и предотвращения любых войн - ядерной и обычной. Когда пост российского министра обороны занял бывший главком РВСН, то стало очевидно, что акции этого вида вооруженных сил резко пошли вверх. Участились заявления, что именно РВСН являются основой ядерного сдерживания, т.к. сейчас способны решать 50% боевых задач стратегических ядерных сил в ответном ударе и более 90% - в ответно-встречном. Представители этого вида вооруженных сил считали, что только их потенциал сдерживания является важнейшим условием обеспечения политической и стратегической стабильности [6, 10]. Однако уже давно было ясно, что это элементарное заблуждение, ничего общего не имеющее с реальностью. Все последующее содержание этой части книги будет направлено на доказательство этого.

Политика - это возможность реального [12]. А реальность такова, что этим оружием, как уже было доказано, ничего нельзя сдержать, т.к. основой сдерживания является необходимость его применения, но применять такое оружие нельзя вообще. При сегодняшних знаниях о последствиях его применения любой агрессор, напавший обычным оружием, не только не испугается ядерного оружия, но просто не будет обращать внимания на него (вспомним Ирак и Израиль в войне в 1991 г.). Весьма сомнительно, что ядерное государство даже в труднейшей обстановке пойдет на применение своего ядерного оружия в целях сдерживания агрессии, ведь это фактически акт самоубийства.

По мнению бывшего (до 2001 г.) российского министра обороны, крупномасштабная военная агрессия против России вряд ли возможна. С этим нельзя не согласиться, но следует пояснить, что вовсе не потому, что Россия делает ставку на ядерное сдерживание, а просто потому, что в обозримом будущем у нее нет такого явного противника. В то же время, по его же мнению, велика вероятность развязывания локальных войн и конфликтов, затрагивающих интересы безопасности России, и с этим также нельзя не согласиться, но и здесь следует снова пояснить, что ядерное оружие бессильно сдерживать их.

В связи с этим вызывала сомнение военная и тем более экономическая целесообразность попытки создания в это труднейшее для страны время в стратегическом звене российских вооруженных сил некоей специальной централизованной системы и единого центрального командного пункта боевого управления всей нынешней триадой стратегических ядерных сил как объединенного командования стратегических сил сдерживания. Это ассоциируется с попыткой создать некую "сверхсистему" управления уже упоминавшимся "лохнесским чудовищем". Надо полагать, что здесь также не обошлось без инициативы именно бывшего российского министра обороны, который, поддерживаемый бывшим президентом страны и ракетно-ядерным военно-промышленным комплексом, продолжал опекать именно стратегические ядерные силы. Известно, что сейчас эти силы успешно управляются из соответствующих центральных командных пунктов Генерального Штаба ВС РФ, РВСН, ВВС, ВМФ. Однако, похоже, есть желающие создать еще одну чрезвычайно дорогостоящую унифицированную для всей триады интегрированную большую систему боевого управления и автоматические системы связи. Она должна быть способна управлять в автоматическом режиме, а при необходимости и без участия боевых расчетов, как войсками, силами, так и оружием, в том числе каждой пусковой установкой, каждой ракетной подводной лодкой и каждым стратегическим бомбардировщиком. Такая система боевого управления должна также обеспечить решение задач непрерывного контроля поддержания боевой готовности и высшей степени надежного, строго централизованного боевого управления стратегическими ядерными силами, исключающего любые попытки несанкционированного вмешательства и быструю реакцию в режиме ядерного сдерживания.

Предлагалось также в целях сокращения времени передать "ядерный чемоданчик" и функции принятия военно-политического решения на применение ядерного оружия новому командованию стратегическими силами сдерживания. На самом деле, это сразу вело к снижению уровня ядерного порога, что могло вызвать немедленную реакцию других стран.

Разумеется, главными целями создания такой уникальной системы являлись именно политические цели. Новая система управления российской триадой стратегических сил сдерживания якобы должна более эффективно сдерживать все ядерные и неядерные страны, и в первую очередь союз НАТО, от возможной широкомасштабной или локальной агрессии против российского государства. В обычной войне основными целями стратегических сил сдерживания якобы должны быть локализация и прекращение войны через угрозу нанесения ядерных ударов по агрессору. Однако в этом важнейшем положении, по существу, ничего нового нет, кроме балансирования на краю ядерной пропасти.

Но не следует также забывать и то, что любая угроза нанесения ядерного удара сейчас уже никого не пугает. Реальное же применение ядерного оружия ведет не к сдерживанию, а к абсолютно иным последствиям, о которых уже шла речь выше, и они известны всем. Назывались и совершенно новые функции стратегических сил сдерживания, которые заключались в том, что они якобы будут способны препятствовать союзу НАТО в проведении невыгодной для России военной политики в странах СНГ и не допустят превращения самой России в конфедерацию. Ясно, что эти функции стратегических сил сдерживания явно надуманны и нереальны. Свидетельством этого является уже состоявшийся приход НАТО к границам российско-белорусского союза.

Думается, что таким способом российский ракетно-ядерный военно-промышленный комплекс и командование РВСН фактически предлагали осуществить более жесткую интеграцию различных компонентов стратегического ядерного сдерживания в единую структуру, позволяющую сосредоточить в одних руках все ядерные силы и средства, правда, неизвестно для чего. Также весьма сомнительна военная и экономическая целесообразность создания единых стратегических сил сдерживания в масштабе России или даже СНГ. В их состав в соответствии с концепцией реформирования российских вооруженных сил должны быть поэтапно включены оперативное командование стратегических ядерных сил (СЯС), объединения, соединения, части, учреждения и соответствующие военно-учебные заведения ракетных войск стратегического назначения, ракетных подводных лодок Военно-морского флота, стратегической авиации военно-воздушных сил, войск ракетно-космической обороны (РКО) (системы предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, противоракетной и противокосмической обороны), ядерно-технические части, силы и средства военно-космических сил (ВКС), а также силы по их обеспечению.

Объединение РВСН с ВКС, являющихся самостоятельным межвидовым родом войск, и войсками РКО, вполне логично входивших в войска ПВО, давно вынашивалось руководством РВСН для поднятия престижа этого вида. Однако до тех пор, пока министерский пост не занял бывший главнокомандующий этим видом вооруженных сил, это невозможно было осуществить в принципе, т.к. при этом разрушалась другая, не менее важная для страны стратегическая система воздушно-космической обороны. С назначением на пост министра обороны бывшего стратегического ракетчика все препятствия были сняты и решения реализованы. Но вызывало удивление непонимание того, что создание централизованной системы управления стратегическими силами сдерживания и быстрое переподчинение ВКС и РКО ракетным войскам стратегического назначения немедленно привело к дальнейшему развалу российских вооруженных сил, к потере возможности осуществлять настоящую стратегическую оборону государства.

Ядерное оружие в принципе не может выполнять функции стратегической обороны. Те мизерные средства, которые отрываются от народа, стали направляются не на развитие стратегических оборонительных систем и средств, а на создание того, что вообще не решает эти задачи и без чего можно обойтись. Была надежда, что после ухода этого министра обороны со своего поста все ранее принятые решения и связанные с ними разрушительные реорганизации будут пересмотрены и исправлены. Так и случилось. Примитив логики, с которой так легко подошли к объединению РВСН, ВКС и РКО, просто не укладывался в здравый смысл. Руководство кнопочных РВСН, видимо, не в полной мере воспринимало суть и характер войны в целом, не только ее нового, шестого, но и прошлого поколений. Они зациклились на ядерной войне пятого поколения и не могут понять, что все уже давно изменилось.

Не случайно еще в самом начале формирования РВСН совершенно справедливо были названы "техническими войсками" и такими они остаются и теперь. Однако в их структуре затем появились надуманные и совершенно не свойственные им оргштатные формирования в виде армий, дивизий, полков, которые на самом деле являются ракетными базами соответствующего масштаба, и они не способны вести операции и боевые действия, связанные с вооруженной борьбой. Плановый запуск ракет в сторону противника - одноразовый технический акт нажатия кнопки, не являющийся ни операцией, ни боевыми действиями. Однако командование РВСН вообще не тревожило то, что, подмяв под себя ВКС и РКО, они уже только этим подорвали основы стратегической обороны государства. Позже прояснилось, что главной целью этого объединения было сближение структур РВСН, РКО и ВКС и за счет исключения некоторых дублирующих звеньев сократить численность военнослужащих на 10-15%, причем главным образом за счет офицерского состава присоединенных войск. Такое объединение также якобы позволило значительно снизить и затраты на содержание личного состава. За счет ликвидации уникальных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по проблемам РКО и ВКС, прекращения закупок вооружения и военной техники также якобы были сохранены сотни миллиардов рублей. Командование РВСН считало этот процесс естественным и логичным шагом, который не приведет к снижению надежности управления, прежде всего, их войсками и не снизит их боеготовность. Да, если преследовалась именно такая цель объединения, то вполне очевидно, что были сэкономлены рубли из общей суммы военных расходов и направлены они были на развитие именно РВСН. Но почему-то никто не исследовал и не показал, что произойдет реально при таком объединении, когда РВСН забрали себе штаты и учреждения ВКС и РКО, но не взяли на себя все их стратегические оборонительные функции.

Такие искусственно созданные, весьма громоздкие и трудно управляемые стратегические ядерные войска наземного базирования еще в большей мере стали силами самосдерживания. Они не способны сдерживать локальные войны и конфликты, т.к. им вообще не свойственны подобные задачи. Они не смогли взять на себя проведение стратегической операции по отражению воздушно-космическо-морского нападения (удара) противника - важнейшей функции именно поглощенных ВКС и РКО, ведение в будущем боевых действий в космосе и из космоса в отношении Земли.

В лучшем случае, этот новый сборный вид российских вооруженных сил и задуманные на его основе стратегические силы сдерживания могли быть способны, как и прежде, осуществлять лишь упреждающие, ответно-встречные или ответные кнопочные удары стратегических ядерных сил по специальной команде и по заранее запланированным целям. Может, было не очень сложно объединить все это единым бумажным замыслом и планом, но стало чрезвычайно сложно реально выполнять функции ядерного сдерживания, управлять каким-то дозированным боевым применением всей триады стратегических ядерных средств и одновременно вести стратегические оборонительные действия.

Следует все же особо отметить, что объединить всю триаду единым управлением вокруг РВСН было бы не так просто, т.к. все механизмы и приемы управления ракетными войсками совершенно не подходят для использования их в других компонентах триады - ракетных подводных лодках, стратегической авиации. Такие стратегические силы сдерживания были бы, возможно, лучше готовы к нанесению массированных упреждающих, ответно-встречных, ответных ядерных ударов на всех театрах войны и всех стратегических направлениях, но, к сожалению, не были бы способны предотвращать ни ядерную, ни обычную крупномасштабную войны против ядерной страны. Не смогли бы эти силы сдерживания ни локализовать, ни прекратить уже идущие военные действия с применением обычных высокоточных средств поражения. Словесная или даже демонстрационная угроза нанесения ядерных ударов по агрессору ничего не дала бы, а реализовать эту угрозу реальным применением ядерного оружия вообще нельзя, если не согласиться пойти на самоуничтожение. О ядерной войне говорить вообще бессмысленно.

Таким образом, весьма сомнительно, что такие громоздкие и многофункциональные стратегические силы сдерживания в виде управляемой триады СЯС, а также включенные в состав РВСН РКО и ВКС, якобы могли быть способны более эффективно обеспечивать военно-политическую стабильность и стратегический паритет, чем они осуществляют это сейчас, а значит, и более эффективно предотвращать войны, военные конфликты и сдерживать потенциальных агрессоров от развязывания любых войн, угрожающих интересам страны.

Думается, что российское военное руководство явно заблуждалось, когда считало, что сосредоточение в одних руках всех стратегических ядерных, стратегических оборонительных сил и информационных средств якобы будет способствовать объединению их систем управления, выработке единой технической политики и др. и в конечном итоге приведет к значительному повышению эффективности ответных действий и экономии средств. Здесь скорее вторичное пытались выдать за главное. Никакие манипуляции с новыми названиями "сил", в состав которых входит ядерное оружие, не ведут к новому их содержанию.

Стратегические ядерные силы предназначены, в первую очередь, для уничтожения стратегических сил другой стороны, даже если они сейчас и не нацелены на них, а значит, они остаются силами нанесения первого ядерного удара [4]. Скорее всего, здесь завуалировано предпринималась очередная попытка повысить роль различных ракетно-ядерных ветвей военно-промышленного комплекса страны, на который, таким образом, якобы могла быть возложена более ответственная задача нашего времени - обеспечение функционирования такой новой организационной структуры вооруженных сил, которая будет способна предотвращать войны и сдерживать потенциальных агрессоров в масштабе одного государства или некоего содружества. Это могло ввести в заблуждение не только большинство налогоплательщиков своей страны, не вникающих в глубины ядерной политики и не понимающих проблем стратегии, но и руководителей государства.

Дело в том, что ядерное сдерживание является не чем иным, как узаконенной в основных государственных документах объявленной угрозой массированного применения ядерного оружия, независимо от того, в какие силы оно входит, кто и как им управляет. Ядерное оружие не является гибким инструментом решения важных военно-политических задач. Здесь большую тревогу может вызвать неотработанность процесса принятия решений в области военной безопасности государств, входящих в содружество с ядерным государством, доктринальная ставка этого государства на ядерное оружие, как панацею во всех случаях, а также сохраняющийся механизм ядерного планирования времен "холодной войны". Получается, что путь, ведущий к миру через ставку на ядерное сдерживание, фактически проложен через объявленную в военной доктрине ядерного государства угрозу уничтожения от сотен тысяч до нескольких десятков миллионов человек и большинства промышленных городов пусть даже и откровенно враждебных государств. А в случае, если, скажем, несколько враждующих государств делают подобную жесткую ставку на свое ядерное оружие, то такое "сдерживание" превращается в увеличенную в несколько раз угрозу ядерного уничтожения всего живого на планете и, конечно же, - самоуничтожения. Чтобы предотвращать войны и вооруженные конфликты и сдерживать потенциальных агрессоров от развязывания любых войн, угрожающих интересам ядерного государства, оказывается, нужно постоянно демонстрировать всем вероятным противникам свою способность, готовность и решимость применить ядерное оружие и готовность пойти не только на уничтожение всей цивилизации, но и на самоуничтожение. На самом деле, речь идет вовсе не о ядерном сдерживании, а фактически о ядерном шантаже и нагнетании страха, тем более что в военных доктринах большинства ядерных стран, как уже было отмечено, нет ограничений для применения ядерного оружия первыми, чтобы наказать агрессора, даже безъядерного.

Становится понятно, почему Россия не стала подтверждать принятое ранее Советским Союзом обязательство о неприменении ядерного оружия первым. Сейчас считают, что такое обязательство просто несовместимо с задачами сдерживания. Это совершенно верно. Однако ядерное оружие, сколько бы его ни было в руках политиков, не способно дать им больше власти, в том числе для сдерживания от развязывания агрессии. Это оружие скорее является лишь показателем особого статуса государства, может быть лишь средством политического, дипломатического давления в переговорных процессах по любым вопросам, а не сдерживающим фактором любой войны или военного конфликта.

Россия не отказалась от претензий на звание великой державы, и ее национальные интересы не всегда строго совпадают с национальными границами. В ряде случаев они чрезмерно выходят за пределы собственных границ, но далеко не всегда национальные интересы России и сопредельных стран совпадают. Заявление о том, что ядерное оружие, облеченное в стратегические силы сдерживания, якобы может обеспечить отстаивание национальных интересов России, является чистейшей фантазией.

Сейчас уже хорошо известно, что устрашение противника, являющегося к тому же сопредельным государством, ядерным оружием не только бесполезно, но и бессмысленно. Дилемма состоит в том, что без готовности и решимости применить ядерное оружие для сдерживания любой агрессии оно теряет всякий смысл. В то же время само применение его еще более бессмысленно, т.к. это, по сути, акт самоубийства. Ставка на ядерное оружие свидетельствует о полной зависимости безопасности государства лишь от него, и это часто также свидетельствует об абсолютной слабости остальных его сил и средств. Стратегия ядерного сдерживания и устрашения вообще неприменима, т.к. она построена на саморазрушающемся фундаменте. Дальнейшая ставка на ядерное оружие как средство сдерживания войны не только бессмысленна, но и опасна.

Вместе с тем в период, предшествовавший появлению военных доктрин России, Украины, Белоруссии, Казахстана, можно было услышать мнение и о том, что в условиях недостаточных экономических возможностей этих государств, для создания обычных вооружений и вооруженных сил их ядерное оружие якобы может выполнить роль сдерживания агрессора не только от ядерного, но и от нападения даже обычным оружием. Это привело к длительным торгам о принадлежности стратегических ядерных вооружений, оказавшихся в силу обстоятельств на территориях ряда государств, ранее входивших в СССР.

При разработке военной доктрины России верх взяли силы, считавшие, что в условиях плановых сокращений стратегических ядерных вооружений в этом документе должны быть предусмотрены ситуации, когда ядерное сдерживание должно распространяться не только на ядерные страны, но и на безъядерные, если они будут пытаться развязать широкомасштабную агрессию против России. Считали также, что решение задач сдерживания для США и России далеко не одинаково. Если США уже предпринимают меры, чтобы иметь возможность наносить своим противникам существенный ущерб бесконтактным способом с помощью высокоточных неядерных средств, то для России единственно возможным средством воздействия остаются стратегические ядерные силы и другие виды оружия массового поражения. В связи с этим предлагалось отказаться от "политической рекламы" о том, что мы не будем первыми применять свое ядерное оружие, а требовалось, наоборот, записать в военную доктрину (что затем и было сделано [11]) недвусмысленное предупреждение о том, что в случае агрессии против России она применит все оружие, какое у нее имеется, в том числе и ядерное, для своего спасения, т.к. за нее больше постоять некому, и Россия нужна только россиянам, правда, неизвестно, кто из россиян останется после такого "спасения".

Думается, что имеющийся достаточный опыт войн в ядерный период, начиная с 1945 года, уже давно поставил под сомнение подобные размышления и рекомендации. История убедительно подтверждает, что наличие у некоторых государств ядерного оружия не стало универсальным средством сдерживания войн и военных конфликтов, обеспечения индивидуальной или коллективной безопасности и тем более глобальной политической стабильности в мировом масштабе.

Оценивая реалии ракетно-ядерного века, можно прийти к выводу, что ни в прошлом, ни в настоящем ядерное оружие ни разу не выполнило роль сдерживания обычных войн и военных конфликтов. Современные стратегические вооружения, независимо от их количества в том или ином государстве, играют лишь роль самосдерживания за счет невероятного страха перед последствиями их применения, в том числе и для самого агрессора. Однако ставка на такое "сдерживание" неизбежно вела к росту средств устрашения, т.к. постоянно казалось, что того страха, которым сторона уже располагает, недостаточно. Это, в свою очередь, вело к усилению военного противостояния, к снижению взаимного доверия. Возник порочный круг: наличие и непрерывное наращивание ядерных вооружений вело к взаимному недоверию и устрашению, а потребность еще большего устрашения, в свою очередь, вызывала еще большее недоверие и выступала в качестве психологического фактора гонки вооружений.

Гонка ядерных вооружений лишилась всякого разумного смысла, и накопленное сейчас огромное количество ядерных средств не является гарантом безопасности как ядерных, так и безъядерных государств. Нужно и даже весьма полезно кардинально уменьшить количество этих средств на договорной основе, но оказывается, что допустимо также значительное одностороннее сокращение ядерных вооружений каждым из ядерных государств без всякого опасения за его безопасность. Во всяком случае, попытка создания в России искусственных стратегических сил сдерживания являлась большой ошибкой, которая может очень дорого стоить стране и в прямом, и в переносном смысле.

Отрицательные факторы ядерного сдерживания

Ядерное сдерживание кроме беспомощности имеет ряд дополнительных отрицательных факторов. Значительную опасность уже сейчас представляет терроризм, который, по всей вероятности, сохранится и в будущем. Может появиться и военный ядерный терроризм. Сейчас легко приобрести на черном рынке урановые и плутониевые материалы. Оказывается, их можно легко украсть на производстве, беспрепятственно вывезти за пределы государства и даже найти покупателя. К счастью, до сих пор в международной практике не зафиксировано ни одного случая хищения ядерных материалов оружейного качества. Уже доказано, что самые "громкие дела", связанные с якобы имевшими место случаями хищения ядерных материалов, - не что иное, как "деятельность" полицейских органов и спецслужб некоторых стран, желающих показать свое рвение к службе. Однако, к сожалению, далеко не все здесь является показухой и дезинформацией.

Только за последние годы были зафиксированы случаи попытки хищения ядерных материалов из производственных цехов на заводах некоторых стран. К счастью, эти события не имели техногенных последствий. Сейчас ядерным странам уже трудно противостоять появляющимся международным призывам и даже требованиям передать ненадежные ядерные объекты под международный контроль. Террористические акты с применением оружия массового поражения уже затронули страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Примером может быть зариновая атака в токийском метро, организованная сектой "Аум синрикё". В ходе расследования деятельности этой секты выяснилось, что она занималась вербовкой высокопрофессиональных специалистов-ядерщиков в ряде стран и что некоторых из них удалось завербовать.

Именно обострение ситуации, связанной с возможностью ядерного терроризма, побудило некоторых американских конгрессменов более решительно настаивать на одностороннем выходе США из Договора по противоракетной обороне (ПРО). По их мнению, США должны быть полностью защищены противоракетной системой от любой агрессии извне. В связи с этим США обратились к Японии с предложением о сотрудничестве в процессе создания такой системы. Для того чтобы необходимость этих мероприятий не вызывала сомнений, был указан и конкретный ракетно-ядерный противник - Северная Корея.

Помимо возможных ядерных террористов - некоторых стран Ближнего Востока - к потенциальным противникам был отнесен и ядерный Китай. Китай немедленно отреагировал на это объявлением о прекращении с сентября 1996 года своих ядерных испытаний, но вряд ли это изменит что-либо в принятом решении о необходимости создания ПРО для США.

Думается, что в деле реальной борьбы с международным ядерным терроризмом следует сосредоточить совместные усилия США, Японии, Китая, России, Франции, Великобритании, Индии и других стран ЕС и АСЕАН под эгидой Совета Безопасности ООН. Было бы вполне логичным всем ядерным государствам, нынешним и будущим, взять на себя индивидуальное или коллективное обязательство в интересах ядерного сдерживания никогда первыми не применять не только ядерное оружие, но и военную силу вообще, если они не станут объектами агрессии. Известно, что сейчас такое обязательство взял на себя лишь Китай, а остальные ядерные государства объясняют свой отказ от этого тем, что пока не будут полностью ликвидированы ядерные арсеналы других государств, до тех пор ядерное оружие данного государства будет якобы выполнять роль надежного фактора сдерживания любой агрессии и с любого направления.

Правда, и Китай уже начал выдвигать весьма существенные "оговорки" в своем обязательстве. Теперь речь идет о возможности применения ядерного оружия со стороны Китая первым, но, правда, лишь на своей территории и только в том случае, если она будет занята агрессором. Здесь явно просматривается "своя" территория, которая сейчас принадлежит республике Тайвань, как известно, не желающей войти в государственный состав материкового Китая. Эти действия, по мнению китайских политиков, не являются нарушением взятого обязательства, и они якобы не должны провоцировать ответный ядерный удар по Китаю даже ограниченного масштаба со стороны союзников Тайваня.

Видимо, нельзя оставить без внимания еще одно существенное заявление Китая. В мае 2000 года он недвусмысленно пригрозил использовать ядерное оружие против США, если они предпримут шаги по военной защите мятежной провинции Тайвань от военной акции Китая [36]. В этом случае Китай, похоже, совершенно забыл, что может быть ответный удар США и притом - страшной силы.

Более чем полувековое существование ядерного оружия показало, что оно не такое простое, каким его пытались и пытаются представить сейчас политики. Хиросима, Нагасаки, Кыштым, Чернобыль уже убедительно доказали, что ядерное оружие вообще не может использоваться для ведения войны и его опасно применять не только в ограниченном, но даже в единичном количестве на любой территории. Это связано с тем, что ядерное оружие продолжает распространяться по нашей планете и совершенно игнорируется возможность непредсказуемых ответных действий ядерного противника на применение против него ядерного оружия другой стороной в целях сдерживания.

Или вот еще один гипотетический, но, вероятно, близкий к реальности пример. Оперативный дежурный центрального командного пункта Генерального штаба России получил достоверную информацию, что со стороны Индийского океана к территории России летят ракеты и удар будет нанесен через 8 минут. Что делать? Кого сдерживать? Кому ответить? Китаю? Пакистану? Индии? А может, это американская атомная подводная лодка запустила ракету? Здесь система сдерживания беспомощна, а до удара остаются секунды...

Применение ядерного оружия не только в военных, но и в мирных целях весьма отрицательно связано также с большой сейсмической опасностью планеты Земля. Вот примеры, взятые из весьма авторитетного в России журнала "Безопасность", №№ 9-10, 1999 г. [20]. После ядерных испытаний, проведенных Индией и Пакистаном в 1998 году, радиоактивная пыль поднялась на высоту 25 километров. В результате в верхних слоях атмосферы воздух нагрелся так, что в Гималаях началось таяние ледников. В некоторых районах Китая началась сильная засуха, но при этом летом и осенью произошли наводнения. Вообще следует вспомнить, что 1999 год был рекордным по количеству землетрясений, ураганов, смерчей. Такая аномалия объясняется высокой вулканической активностью по всему земному шару.

Сенсационным следует считать вывод, сделанный в журнале [20], что и война в Югославии изрядно добавила "копоти", усугубила и климатические аномалии. Более того, считается, что разрушительное землетрясение в Турции - это прямое следствие бомбардировок Югославии. Речь идет о так называемых возбужденных землетрясениях. Установлена устойчивая закономерность, что после подземного ядерного взрыва начинают возникать землетрясения с энергией, близкой к энергии самого взрыва. Но продолжаются эти землетрясения год-полтора. Автор [20] утверждает, что можно точно предсказать, в какой сейсмической зоне следует ожидать землетрясение.

Другой сенсацией следует считать последствия войны в Югославии. Хотя там даже суммарная мощность взрывов была намного меньше ядерного, эти взрывы тоже оставили после себя значительный сейсмический след. Дело в том, что Балканы входят в Альпийскую сейсмическую зону, которая тянется от Европы через Евразию до Тихого океана. Многочисленные взрывы обычных боеприпасов в Югославии возбудили глубокофокусное, т.е. с эпицентром далеко от поверхности, землетрясение. На земной поверхности они не ощущаются, но возбуждают последующие землетрясения, эпицентры которых могут находиться непосредственно у поверхности земли вдоль сейсмической зоны. Возбужденные землетрясения происходят только в той точке земной коры, где уже накопилось напряжение. Иными словами, в течение года-двух землетрясения в Турции, Греции, на Тайване все равно произошли бы. Но перед этим возникла бы серия слабых толчков "милосердия", которые обычно предупреждают о начале катаклизма. Люди успели бы покинуть здания.

В последние годы сейсмологи ряда крупных стран внесли изменения в карты сейсмического районирования планеты. Если учесть возможные последствия применения ядерного оружия по объектам лишь на территории России, то достоверно можно утверждать, что Кавказ, Сахалин и Прибайкалье относятся к сейсмически активным и крайне опасным районам и зонам с магнитудой 8-9-балльной сейсмичности.

Нетрудно догадаться, что подавляющее большинство жилых зданий и других сооружений в этих сейсмоопасных районах построены без учета сейсмичности и очень опасны в период землетрясений. Уже имеется достаточная статистика, подтверждающая взаимосвязь подземных ядерных испытаний, наземных, воздушных и подводных ядерных взрывов и следующих за ними землетрясений большой разрушительной силы в различных сейсмических зонах Земли, вызывающих, в свою очередь, появление озоновых дыр в атмосфере [35].

Подземные ядерные взрывы инициируют землетрясения после взрыва на расстоянии до 2 тысяч километров от него, и в течение нескольких недель могут возникнуть до 2,5 тысяч вторичных подземных ударов, по силе иногда не уступающих основному. Недавно было обнаружено, что после подземных ядерных взрывов, как и после землетрясений, образуются волны, идущие со скоростью от нескольких десятков метров до нескольких десятков километров в год. Похоже, что далеко еще не все последствия многих сотен подземных ядерных взрывов, проведенных в мире, нам известны. Это фактически и есть тектоническое оружие [35, а также параграф "Оружие на новых физических принципах в войнах будущего", глава вторая].

Сейчас фреоновая теория озоновых дыр признана несостоятельной, надуманной и выдвинутой в конъюнктурных целях. Известно, что американская химическая корпорация "Дюпон" вложила миллиарды долларов в монопольное создание и производство "безопасных", по их мнению, фреонов. Именно эта фирма в своих корыстных целях была инициатором "Монреальского протокола об ограничении производства фреонов-озоноразрушителей" и она же продолжает формировать общественное мнение в отношении к фреонам. Однако сейчас ученые России доказали, что причиной озоновых дыр на самом деле является водород, которого на земле гораздо больше, чем фреона, и в стратосферу он попадает главным образом в результате землетрясений, и в том числе вызванных искусственным способом. Запасов водорода в жидком виде в ядре планеты очень много. Мощные потоки водорода, который легче воздуха, идущие через разломы земной коры, вызванные землетрясениями и ядерными взрывами, являются главной разрушительной силой озона и причиной образования дыр в атмосфере. Водородный механизм разложения атмосферного озона уже давно изучен наукой и не вызывает сомнения. Думается, что теория водородного механизма разрушения природного атмосферного озона может стать основанием для того, чтобы страны сняли свои подписи под "Монреальским протоколом", тем более что это связано с дорогостоящими инвестициями в технологию использования "безопасных" фреонов.

Только несколькими ядерными взрывами мегатонного класса на Кавказе может быть спровоцировано землетрясение в районе Большого Сочи, масштабы которого могут превысить Спитакское землетрясение в Армении 7 декабря 1988 года. Тогда в течение нескольких секунд погибло более 25 тысяч человек. Следует отметить, что в США, Японии, Италии и в ряде других стран существуют специальные федеральные и региональные программы и миллиарды долларов расходуются на снижение сейсмического риска. Сейчас уже ясно, что для государств, продолжающих делать ставку на ядерное сдерживание, также крайне необходимы свои программы "Сейсмическая и озонная безопасность" и "Сейсмическая и озонная доктрина". Существующие сейчас во многих странах концепции сейсмостойкости сооружений показали свою недостаточную эффективность.

При землетрясениях, например, в Ташкенте в 1966 году, в Спитаке в 1988 году, в Турции в 1992 и 1999 годах, в Нефтегорске на острове Сахалин 28 мая 1995 года, в Кобе в Японии 17 января 1995 года, на острове Тайвань и в Греции в 1999 году и вновь на острове Сахалин 5 августа 2000 года и в других местах, везде происходили массовые разрушения зданий, построенных с использованием современных норм проектирования. К сожалению, следует констатировать, что нигде в мире нет массовой сейсмостойкой застройки городов, которая могла бы успешно противостоять 8-9-балльным землетрясениям.

Все Тихоокеанское побережье Северной и Южной Америки является границей разлома тектонических пластов [28]. Но именно эта береговая полоса густо заселена и именно здесь выстроены такие города-мегаполисы, как Сиэтл, Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Сан-Диего, Лима, Сантьяго. В Евразии на тектонических границах оказались густонаселенные Япония, Тайвань, Филиппины, Индонезия, Южный Китай, Центральная Азия, Иран, Кавказ, Турция, Средиземноморье. Сейчас в мире 27 мегаполисов с населением как минимум 8 миллионов человек в каждом, и 10 из них расположены в зоне наиболее вероятных мощнейших землетрясений. Это Лос-Анджелес, Токио, Тайбей, Афины, Стамбул, Тегеран, Исламабад, Калькутта, Джакарта, Манила. Некоторые из крупнейших городов планеты могут в результате спровоцированных землетрясений просто исчезнуть, как Атлантида, или быть до основания разрушены, как Помпея, если не изменить практику строительства и не ликвидировать ядерное оружие на планете [28].

По другим данным, в ближайшие несколько лет подземная буря может пройти под Лос-Анджелесом, Турцией, Италией, Балканами, Океанией, Южной Америкой, югом Европы, Мертвого моря [29]. Людей убивают не землетрясения, а рухнувшие здания. Такие землетрясения могут быть легко спровоцированы даже одиночными ядерными взрывами, произведенными в интересах ядерного сдерживания. Снова и снова возникает вполне справедливый вопрос, как таким оружием сдерживать агрессию? Ядерное оружие нельзя применять ни в целях обороны, ни в целях отражения агрессии, ни в целях сдерживания - во всех случаях оно беспомощно и чрезвычайно опасно не только для обороняющегося, но и для агрессора, а также для всей планеты Земля.

Глава третья

"ЯДЕРНЫЙ МИР" И ВОЙНЫ

Все, что происходит в мире, происходит не благодаря ядерному оружию, на которое сделали основную ставку, а вопреки ему. Ядерное оружие не выполняет официально приписанных ему многочисленных функций. Ядерная Россия не смогла препятствовать расширению союза НАТО на восток, не смогла остановить удары войск НАТО по Югославии. Ядерное оружие других стран оказалось бессильным сдержать многочисленные войны с применением обычных средств поражения, которые имели место в ядерный период на нашей планете. Более того, ядерное оружие само чрезвычайно боится таких войн и даже военных конфликтов. Сейчас "ядерное поколение" населения планеты Земля, родившееся в 1945 году, уже достигло зрелого возраста. Все мы живем в условиях "ядерного мира", и, видимо, наши дети и внуки тоже будут вынуждены жить в этих условиях.

Резкое увеличение количества войн в ядерный период

К сожалению, именно в ядерный век применение обычных вооруженных сил, вооруженного насилия для достижения военно-политических целей отдельными как ядерными, так и безъядерными государствами или их коалициями является реальной действительностью. Наличие ядерного оружия в ряде стран не только не сдерживает, но скорее даже поощряет применение военной силы и насилия. Свидетельством тому могут быть множество локальных войн, военных и вооруженных конфликтов с участием ядерных стран, которые произошли после Второй мировой войны.

Показательным в этом отношении был военный конфликт в районе Фолклендских островов в 1982 году. Когда опасность, а затем и реальная угроза потерять колониальный статус Фолклендских островов затронула национальные интересы ядерной Великобритании, она даже не стала угрожать своим ядерным оружием Аргентине. Было совершенно ясно, что доставленное к берегам Аргентины ядерное оружие - это не то оружие, которым можно отстоять свои колониальные интересы в военном конфликте. В ход немедленно была запущена военная мощь обычных вооруженных сил и вооружений войн четвертого поколения, хотя, видимо, экономически, да и стратегически это было менее выгодно. Здесь четко проявилась формула: ядерным оружием добиться целей в военном конфликте нельзя, но, опираясь на его наличие, можно с помощью обычных сил и средств добиться поставленных целей и не допустить самого прецедента уступки своей далекой, может быть, и не очень ценной, но политически престижной территории.

США в 1991 году имели возможность и смысл применить тактическое ядерное оружие в Ираке. Но использование его там означало бы практическую демонстрацию всему миру разрушенной концепции неприменения ядерной силы. Это немедленно нашло бы отражение во всех военных доктринах ядерных государств и привело бы к опасному понижению ядерных порогов. Началась бы новая гонка ядерных вооружений. Каждое суверенное государство, реально оценивая свое состояние, положение и прогнозируя свое будущее, вынуждено считаться с возможными военными опасностями и угрозами его национальным интересам.

Военная опасность как общая категория потенциально присуща практически всякому суверенному государству. Военная угроза - это реализация военной опасности для конкретного государства со стороны конкретного противника. После принятия в 1993 году военной доктрины Российской Федерации [11] отдельные военные руководители, претендующие лишь на истину, в своих выступлениях в средствах массовой информации открыто высказывали несогласие с теми доктринальными положениями, где речь шла о сугубо оборонительной направленности деятельности по обеспечению военной безопасности России, о приверженности ее целям предотвращения войн и вооруженных конфликтов, о необходимости всеобъемлющего разоружения. Эти важнейшие положения военной доктрины и сейчас воспринимаются некоторыми военными специалистами как ошибочные.

Когда в силу временных обстоятельств в строительстве российских вооруженных сил наступил период приоритета РВСН, ядерному оружию стали приписывать задачи сдерживания всех ядерных и неядерных стран, союза НАТО от его расширения и широкомасштабной военной агрессии против России. Это фактически означало, что раз для России существует множество опасностей и угроз, то и она, опираясь на ядерное сдерживание, должна представлять такую же опасность и угрозу для потенциальных противников. Другими словами, предлагалось и впредь сохранить "берлинскую стену" с некоторыми потенциально опасными странами и постоянно ожидать тех времен, когда непременно потребуется реализовать ядерное сдерживание на практике.

Разумеется, такой подход требовал и соответствующего содержания военных, военно-технических и экономических основ военной доктрины. И в подобных суждениях из-за общего экономического и военного бессилия все, как правило, сводилось лишь к ставке на ядерное оружие. Ядерное оружие России считалось и считается главным политическим аргументом в системе международных отношений и на него возлагается решение задач сдерживания войн путем поддержания ядерной опасности для всех потенциальных противников. Некоторые эксперты справедливо считают, что именно угроза взаимного ядерного уничтожения удерживает конфликтующие стороны от самоубийственного шага. Да, с этим трудно не согласиться, но не следует забывать, что с 1945 года на нашей планете практически постоянно существует всеобщая ядерная опасность, т.е. опасность для всех, и она сохранится до тех пор, пока будет существовать ядерное оружие. Ядерный мир - условный, очень странный мир. Правительства ядерных стран держат в заложниках собственное гражданское население. Это реальность нынешнего, ядерного века, с которой нельзя не считаться. Такое оружие сейчас является составной частью арсеналов вооружений ряда ядерных государств, и они, как и Россия, тоже предупреждают, что для отражения агрессии могут использовать все оружие, какое у них имеется.

После самороспуска Варшавского Договора и развала СССР Россия оказалась в труднейших, если не сказать катастрофических, экономических условиях на пути к созданию своих национальных вооруженных сил. И во многом именно по этим причинам военно-политическое руководство России вынуждено считать, что основой сдерживания любой агрессии может быть лишь ядерное оружие. Это очень уязвимая позиция государства, но именно она, очевидно, вызвала необходимость утверждения в ее военной доктрине, что важнейшим приоритетом обеспечения военной безопасности Российской Федерации является поддержание всего комплекса стратегических вооружений в целях сохранения стратегической стабильности, сдерживания ядерной и обычной войн [11]. Там же определена и конкретная задача стратегических ядерных сил: "поддержание состава и состояния СЯС на уровне, обеспечивающем гарантированное нанесение заданного ущерба агрессору в любых условиях обстановки". Слабое в военном отношении государство в своей военной доктрине узаконило отказ от ранее принятого СССР обязательства о неприменении ядерного оружия первыми и от ориентации лишь на ответные действия. В военной доктрине России, видимо, временно, на период реформирования вооруженных сил, сделано недвусмысленное заявление, что в случае агрессии против нее в ответ будет применено все имеющееся оружие, в том числе и ядерное. Последнее заявление вызывает большое сомнение в том, что оно может быть реализовано.

Безусловно, нанесение в целях сдерживания лишь единичного или небольшого группового ядерного удара тактическими ядерными силами приведет не к остановке вооруженного конфликта с ядерным агрессором, не к предотвращению перерастания его в широкомасштабную войну против России и ее союзников, а именно к этой войне. Начавшаяся сначала обменом лишь единичными тактическими ударами ядерная война становится полностью неуправляемой, и дальнейшая ее эскалация может привести к глобальному применению ядерного оружия, а это конец цивилизации на нашей планете. Все человечество выступает против нее. Но ядерное оружие существует реально, и в случае даже локального военного конфликта с участием ядерных государств нельзя не считаться с этим оружием.

Правда, следует все же надеяться, что ядерное оружие применяться не будет вообще, а станет реагировать на возможную угрозу или на уже идущие военные действия обычным оружием не более чем повышением его боевой готовности. Однако это вряд ли сдержит или пресечет агрессию в военном конфликте с применением обычных средств поражения, но совершенно точно может повысить вероятность провоцирования ядерной войны. После чернобыльской катастрофы стало ясно, что ядерное оружие непригодно для войны. Угрожать им, возлагать на него какие-либо надежды и тем более применять его - бесполезно. Никакой угрозой "сдерживающего ущерба" ядерным оружием не остановить военный конфликт или даже войну с применением обычных средств поражения, в том числе и против государства, обладающего ядерным оружием. Это оружие одинаково опасно и для жертвы и для агрессора.

Как уже подчеркивалось, ядерное оружие не является гарантом безопасности, а скорее, наоборот, гарантирует неуверенность в ней, и чем больше его находится на вооружении, тем меньше безопасность государства. Ядерное оружие свидетельствует о национальной слабости и уязвимости государства, а не о национальной силе. Ядерное сдерживание не только абсурдно, но и неэффективно. Бессмысленно угрожать и сдерживать тем, что вообще неприменимо. Ядерные вооружения государств сейчас являются их бременем. Кроме того, как уже отмечалось, под прикрытием собственного ядерного "зонта" оказывается весьма удобно и без всякого опасения за последствия вести военные действия различного масштаба с применением обычных средств поражения. История ядерного периода также подтверждает, что в этом случае, оказывается, нет никакого риска перерастания обычной войны в ядерную.

Трагический парадокс современности состоит в том, что, несмотря на понимание катастрофической опасности ядерного оружия и угрозы его применения в любых войнах и военных конфликтах, его количество и количество ядерных стран не только не уменьшается, а даже продолжает непрерывно расти. Но увеличивается и количество войн в ядерный период.

Резкое возрастание количества локальных войн и военных конфликтов именно после целенаправленной атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в 1945 году, охвативших почти половину территории земного шара, с жертвами и разрушениями, превышающими показатели мировых войн, не случайное явление, а закономерный процесс, обусловленный отсутствием фактора сдерживания войн со стороны ядерного оружия. Это оружие, порожденное научно-технической революцией, оказалось в роли статиста тех событий, которые происходят в мире не благодаря, а вопреки ему - за все годы его существования.

Если за почти весь ХХ век в мире прошло около 300 крупных войн и военных конфликтов, то в ядерный период этого века, т.е. после 1945 года, прошло (некоторые и сейчас идут) 260 (86%) только крупных войн, в которых уже погибли миллионы людей. Своеобразный рекорд по количеству военных конфликтов различного масштаба был установлен в 1995 году, когда был зафиксирован 71 военный конфликт. В 1998 году было 60 военных конфликтов, в 1999 году - 65. Практически за весь ядерный период не было (и сейчас нет) ни одного мирного дня на Земле. Войны были весьма кровопролитными, носили самый разнообразный, не всегда прогнозируемый и предсказуемый характер. В своем большинстве это были колониальные, межгосударственные, преимущественно с внутрирегиональными конфликтами войны, а также с конфликтами со значительным внешним участием. Наиболее часто это были войны сугубо захватнические, агрессивные, за удержание или завоевание господства, войны за сохранение и расширение рынков, за возможность контролировать территорию, регионы, для наказания агрессора и возврата захваченных им территорий и др. Продолжаются и сейчас территориальные и пограничные войны и военные конфликты. Велись и ведутся гражданские войны и военные конфликты, а также войны на религиозной почве.

К наиболее характерным локальным войнам и военным конфликтам в ядерный век можно отнести войны в Корее (1950-1953), во Вьетнаме (1961-1973), в Алжире (1954-1962), в Египте (1956), в Объединенной Арабской Республике, Сирии, Иордании (1967), в Израиле (1973), в Конго (1959, 1964), на Кубе (1961), в Камбодже (1970-1971), в Лаосе (1971), на Фолклендах (1982), в Ливии (1986), в Афганистане (1979-1989, но она продолжалась до октября 2001 года как гражданская, а затем как антитеррористическая с участием США), в зоне Персидского залива (1991, 1998), в Югославии (как гражданская в1990-1996 гг. и агрессивная со стороны нато в 1999 г.), война между Азербайджаном и Арменией за Нагорный Карабах (с 1990 г. и юридически не остановлена сейчас), гражданская война в Йемене (1994), две войны в Чеченской Республике России (1995-2000 гг., но она еще продолжается) и др.

В ядерный период ядерные государства непосредственно выступали в качестве агрессора: США - в 32 войнах и военных конфликтах, Великобритания - в 42, Франция - в 28, Израиль - в 28, СССР - в 4, Китай в 2, Россия - в 1. Наибольшее количество локальных войн и военных конфликтов происходило в стратегически важных районах, где, как правило, тогда противостояли интересы двух противоположных ядерных мировых систем. В условиях наличия огромных арсеналов ядерных вооружений локальные войны и военные конфликты проводились без внимания на взрывоопасность целых континентов и регионов мира.

Несмотря на то что все эти войны были различными по их месту, целям, формам и способам, - все они в конечном итоге прямо или косвенно затрагивали интересы двух противоположных систем - капитализма и социализма, а значит, и двух главных ядерных гигантов. Основными "горячими точками" являлись в большинстве территории развивающихся стран. Если проанализировать лишь национально-освободительные войны в ядерный период века, то все они практически были связаны с прямой поддержкой и прямым противостоянием двух противоположных мировых ядерных систем.

Однако история убедительно подтверждает, что два главных ядерных государства - СССР и США - не были способны повлиять на процессы в региональных войнах и конфликтах. В эти войны и конфликты за все годы ядерного периода были втянуты около 100 государств мира. Достаточно большое число погибших людей было и у ядерных государств (США, СССР, Китая, Израиля и др.) и оно составило сотни тысяч человек. У неядерных государств эти потери были тоже весьма значительны. Наибольшее количество войн и военных конфликтов, в которых противостояли две ядерные державы - СССР и США, прошло в Корее, на Кубе, во Вьетнаме, на Ближнем Востоке. Причем ядерный Советский Союз фактически прямо противостоял ядерным США в войне в Корее, в конфликте на Кубе и косвенно в войнах во Вьетнаме и в Афганистане, непосредственно противостоял ядерному Китаю в совместных пограничных конфликтах, а также в военном конфликте Китая и Вьетнама. Кроме явных войн, в которых участвовал ядерный Советский Союз, он также был причастен ко многим серьезным военным акциям на идеологической основе. Это были войны и военные конфликты в Африке, на Ближнем Востоке, в Тихоокеанской зоне, в которых принимали участие его боевая техника, вооружение, сотни и тысячи советских людей (Йемен, Ангола, Мозамбик, Эфиопия, Индонезия).

В истории ядерного СССР также можно привести два примера, связанных с угрозой применения с его стороны военной силы. Первый - когда он ультимативно потребовал от Англии, Франции и Израиля прекратить военные действия против Египта во время Суэцкого кризиса в 1956 году и это привело к успеху. Правда, приписывать этот успех ядерному оружию спорно, т.к. тогда СССР еще не имел ядерных ракет, которые по дальности действия могли бы нанести удары по территории Англии или по противникам в зоне Суэцкого канала. Но представители ядерного военно-промышленного комплекса России, вполне понятно, пытаются хотя бы задним числом приписать этот успех именно имевшемуся тогда ядерному оружию. А по существу, речь шла тогда просто о военном вмешательстве СССР на стороне Египта, и именно это тогда привело к прекращению агрессии, а не угроза ракетно-ядерных ударов по агрессорам. Второй пример более наглядный, но он вообще не упоминается в нашей публицистике, т.к. являлся открытым (в виде официальной ноты) ядерным шантажом со стороны Советского Союза в отношении Италии в 1959 году. Тогда на ее территории создавались американские ракетные базы, которые в случае возникновения конфликта представляли бы угрозу для СССР, и он, ссылаясь на наличие у него ракетно-ядерного оружия, ультимативно потребовал прекратить их строительство. Однако прозвучавшая откровенная ядерная угроза и ядерный шантаж так и не дали желаемых результатов, установка американских ракет продолжилась. Есть и другие подобные примеры.

В 1954 году французские войска во время войны во Вьетнаме оказались в отчаянном положении на северо-западе страны, в Дьенбьенфу, и тогда тоже прозвучали угрозы ядерной Франции применить ядерное оружие против Вьетнама. Однако и эти угрозы ничего не дали, а применить ядерное оружие даже в действительно тяжелой обстановке не рискнули из-за возможности больших собственных потерь от своего же ядерного оружия, да и не было известно, чем вообще закончится применение ядерного оружия в этой войне. В том же 1954 году США готовились нанести ядерный удар по Китаю, чьи военнослужащие под видом добровольцев в массовом количестве принимали участие в Корейской войне. Однако план, подготовленный администрацией Дуайта Эйзенхауэра, так и не был претворен в жизнь из-за страха ответственности перед мировой общественностью и перед угрозой возможных потерь от ядерного оружия своих войск, т.к. США должны были занять прилегающие к Китаю острова.

Подобным примером может служить и война, начатая арабскими странами против Израиля в 1973 году. Тогда Израиль уже имел ядерное оружие, но не рискнул не только применить его, но даже не угрожал этим оружием, так как арабские страны этого оружия не боялись, понимая, что оно так же опасно и для применившего его. Еще более яркий пример бесполезности ядерного оружия был продемонстрирован в войне в зоне Персидского залива в 1991 году. Факт наличия ядерного оружия у Израиля был известен Ираку, но это не привело к форсированию процесса урегулирования обстановки в регионе. Ирак открыто и даже демонстративно шел на конфликт с Израилем и, игнорируя его ядерное оружие, непрерывно обстреливал его города своими баллистическими ракетами.

Такой же пример можно привести и относительно враждебного противостояния Индии и Пакистана. После того как Индия произвела в 1974 году свой первый испытательный ядерный взрыв, это не привело к разрядке в отношениях этих государств, а скорее, наоборот, - Пакистан стал более целеустремленно продвигаться по пути к обладанию собственным ядерным оружием и в 1998 году провел свое ядерное испытание. Теперь оба эти государства стали ядерными, но это не привело к миру. Между ними идет длительный вооруженный конфликт обычным оружием из-за штата Джамму-Кашмир.

После окончания войны в Югославии в 1999 году, которая была осуществлена войсками союза НАТО по сценарию бесконтактной войны, Россия проводила "плановые" военные учения стратегического масштаба с обозначенными действиями войск "Запад-99". В ночь с 25 на 26 июня два российских стратегических бомбардировщика-ракетоносца Ту-95МС пересекли северную Атлантику, облетели Исландию и имитировали нанесение ядерного удара крылатыми ракетами по территории США. В то же самое время два других стратегических бомбардировщика Ту-160 достигли Северного Ледовитого океана, повернули на юго-запад и у побережья Норвегии обозначили пуск крылатых ракет Х-55 по вероятному противнику, под которым подразумевались страны союза НАТО.

Весьма интересной была реакция стран северо-атлантического союза на эти действия России. США и другие страны сделали вид, что они "не заметили" этого, т.к. эта акция не является значимым событием в военном отношении. Хотя Россия показала, что даже на ограниченную агрессию со стороны союза НАТО она ответит реальным ограниченным ядерным ударом по территории агрессора, это было воспринято лишь как российская ядерная аргументация в условиях, когда она не готова к бесконтактной войне и у нее больше ничего нет, кроме ядерного оружия. Кроме того, было подчеркнуто, что действия российских стратегических бомбардировщиков проходили без всякого противодействия со стороны "противника" в условиях учений, а не реальной военной обстановки.

А вот еще один относительно свежий пример попытки политически "опереться" на ядерное оружие. Будучи с визитом в Китае в конце 1999 года, российский Президент сделал резкое заявление в адрес США, когда напомнил, что Россия обладает мощным ядерным оружием и не позволит не считаться с ее мнением, когда без нее решаются затрагивающие ее вопросы. Следует заметить, что это заявление российского Президента продемонстрировало лишь его беспомощность и вызвало более оживленную реакцию именно в российских средствах массовой информации, чем в зарубежных. Однако практически все комментарии этого заявления были связаны с физическим состоянием руководителя государства в дни, предшествующие поездке в Пекин. Средства массовой информации западных стран отреагировали на слова российского Президента очень вяло и скорее безразлично, показывая, что там уже привыкли к подобным высказываниям и понимают, что говорить можно все что угодно, а до реальных действий очень далеко. Остроумно отреагировал на это заявление и известный российский писатель-сатирик М. Задорнов, который сказал, что "российский Президент пытался трясти ядерными мощами".

В целом все это скорее свидетельствовало не о ядерной силе России, а о ее ядерной беспомощности, и для этого самому Президенту приходится напоминать всем о своем ядерном оружии, чтобы хотя бы таким способом обозначить статус великой державы, т.к. неядерная составляющая военной силы и экономика России не позволяют претендовать на эту роль. Вот уж действительно ядерное оружие - оружие немощности нашей. И даже ее право "вето" в Совете Безопасности ООН - последний неядерный символ былого величия - тоже оказалось практически беспомощным во время нарастания балканского кризиса весной - летом 1999 года. Следует заметить, что заявление российского Президента могло несомненно послужить для США одним из аргументов в пользу развертывания национальной ПРО.

В другой длительной кризисной ситуации разумно поступает безъядерная Сирия. Поскольку она имеет общую с Израилем конфликтную зону Голанских высот с еврейскими поселениями, то ясно, что даже в случае войны между ними здесь не следует ожидать применения израильского ядерного оружия. Кроме того, Сирия учитывает, что территории двух соседних враждующих государств относительно невелики, и это позволяет ей не только не опасаться этого оружия со стороны своего вечного противника, но и вообще отказаться от обладания этим оружием для борьбы с ним. Правда, Израиль все же готов применить ядерное оружие против Сирии. Он разработал план "Праща Давида", в соответствии с которым территория, непосредственно прилегающая к Голанским высотам, заминирована небольшими нейтронными боеприпасами. План может быть приведен в действие в том случае, если Голанские высоты все же передадут Сирии в рамках нового мирного договора между Израилем и Сирией. Цель операции - уничтожить сирийскую армию, если она в нарушение мирного договора вторгнется на территорию Израиля через Голанские высоты. Небольшие нейтронные боеприпасы массой не более 100 килограммов при взрыве выбрасывают мощные пучки радиации, уничтожающие все живое, но оставляющие неповрежденными технику и недвижимость. Пока официально Израиль отрицает наличие у него не только нейтронных боеприпасов, но и других видов ядерного оружия [25].

Следует отметить, что еще перед Шестидневной войной 1967 года США требовали от Израиля отказаться от дальнейших ядерных разработок и даже грозили прекратить поставки обычного оружия в Израиль. Но США тогда не знали истинного состояния дел, а Израиль уже имел ядерное оружие и поэтому смело вступил в войну. После победы Израиля в этой войне США изменили свое отношение к проблеме его ядерного оружия. В немалой степени этому способствовала и односторонняя позиция СССР, не пожелавшего трезво оценить новую политическую реальность [27]. Сейчас ядерный Израиль набирает темпы наращивания ядерных вооружений и в мае 2000 года впервые испытал у берегов Шри-Ланки ракеты морского базирования. С подводных лодок класса "Дельфин", полученных от Германии после войны в зоне Персидского залива, были запущены ракеты, которые в военное время могут нести как обычную, так и ядерную головную часть. После этих испытаний следует ожидать, что имеющиеся у Израиля подводные лодки станут нести боевое дежурство в Средиземном море, Красном море и непосредственно у берегов Израиля [39].

Как уже было показано, история подтверждает, что за весь ядерный период ядерное оружие ни один раз не предотвратило и не остановило уже идущие войны и военные конфликты, и они идут и продолжают возникать непрерывно. Надо быть прожженным циником, лишенным способности к восприятию реальной действительности, чтобы не понять этого. Эффект сдерживания любых войн, на который возлагали большие надежды, не срабатывал, хотя и предпринимались неоднократные попытки адресных ядерных угроз и шантажа. Известно, что США несколько раз прибегали к ядерному шантажу Советского Союза. Однако этот шантаж оставался лишь достоянием средств массовой информации, но доподлинно известно, что после него всякий раз получала новый толчок гонка ядерных вооружений.

Не остановили ни одну войну или конфликт не только угрозы применения ядерного оружия, но даже применение других, достаточно зловещих видов оружия массового поражения, таких как бактериологическое (Корея), химическое (Корея, Вьетнам, Иран - Ирак), напалм (Корея, Вьетнам, Алжир), причем не только на поле боя, но и против мирного населения. Не помогло ядерное оружие и в оказании давления на неугодные режимы, не помог ядерный шантаж и устрашение для достижения политических целей. США, например, открыто угрожали применить в ночь с 24 на 25 ноября 1950 года одну 40-килотонную атомную бомбу в районе Точона (Корея) с целью уничтожения до 20 тысяч китайских добровольцев, а также применить шесть таких же бомб в районе Пхенган, Чорвон, Кымхва в период с 27 по 29 декабря того же года с целью уничтожения до 100 тысяч военнослужащих китайских и северокорейских войск. США также открыто угрожали применить шесть 30-килотонных бомб против китайских добровольцев севернее р. Имчжинган для уничтожения до 40 тысяч человек. Еще две 40-килотонные бомбы угрожали применить 7 и 8 января 1951 года в районе Вончжу с целью уничтожения до 10 тысяч китайских добровольцев. Однако все приведенные факты открытого и широко разрекламированного шантажа, а также многие секретные планы применения ядерного оружия не принесли успеха Соединенным Штатам Америки. Уже из итогов только этой войны в Корее стало наглядно видно, что наличие ядерного оружия у одной из воюющих сторон не оказывало практически никакого влияния на ход и исход войны с применением обычных средств поражения. Кстати, в этой войне впервые косвенно фактически противостояли друг другу две крупнейшие ядерные державы мира - США и СССР. Ядерное оружие нельзя было применять из-за ущерба самим США, а неоднократные открытые угрозы его применения результатов не дали. Крупные ядерные государства, прибегавшие к вооруженному насилию, осуществляли его с применением лишь обычного оружия (Корея, Вьетнам, Лаос, Камбоджа, Гренада, Ливия, Ближний Восток и др.).

К сожалению, появились новые очаги войн и локальных конфликтов между государствами, входившими в состав Советского Союза. По данным Института географии РФ, здесь потенциально возможны до 75 территориальных конфликтов и некоторые из них, к сожалению, уже имели место. Вместе с тем вооруженные силы этих стран и стран, входящих в содружество независимых государств (СНГ), кроме России, пока очень слабо оказывают стабилизирующее влияние на эти события. Но российское ядерное оружие не способствовало и не способствует решению этих конфликтов. Азербайджан и Армения длительное время вели, как уже упоминалось ранее, широкомасштабную войну из-за Нагорного Карабаха, но государства СНГ и ядерная Россия в том числе весьма пассивно, а то и просто неохотно проводили и проводят свою политику в отношении этой бессмысленной войны. Несмотря на миротворческие действия ядерной России, серьезные проблемы сохраняются в отношениях между Грузией и Абхазией, Молдовой и Приднестровьем, Северной и Южной Осетией с их соседями, продолжаются пограничные и внутренние военные конфликты в Таджикистане. Опасность и нестабильность сохраняются и в ряде других государств Центральной Азии.

В течение почти пяти лет, начиная с 1991 года, шла тяжелая гражданская война в Югославии, в которую уже вмешивались и военные силы ООН. В марте июне 1999 года войска союза НАТО нанесли высокоточные удары невероятной силы по военным и экономическим объектам Югославии. Остаются напряженными отношения между Турцией и Курдистаном, Ираном и Курдистаном из-за нефтяных богатств, Турцией и Грецией из-за Кипра, между Великобританией и Ирландией, между Югославией и Албанией, Югославией и Косово. Ненадежен мир между Ираном и Ираком, Ираком и Кувейтом. Сохраняется напряженность в отношениях между Румынией и Венгрией. Не решены спорные территориальные проблемы между Индией и Пакистаном, а это уже ядерные государства. Нестабильная обстановка сохраняется на Корейском полуострове, в Северной и Южной Африке, в Индокитае, на Ближнем и Среднем Востоке, в Афганистане, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в Латинской Америке и др. Всего сейчас в мире существует свыше 40 районов напряженности, где либо уже идут, либо могут начаться военные конфликты и локальные войны, в том числе и с участием и ядерных стран.

Сегодня весь мир с большой настороженностью наблюдает обострение конфликта между Индией и Пакистаном из-за индийского штата Джамму-Кашмир, и многие люди уже осознают, что ядерное оружие Индии и Пакистана не способствует прекращению длительного кровопролитного вооруженного конфликта с применением обычного оружия. Ядерное оружие конфликтующих сторон скорее не сдерживает, а провоцирует нагнетание обстановки, и перерастание обычного вооруженного конфликта в ядерную войну между двумя соседними воюющими странами может произойти в любой момент. Известно, что в Пакистане в 1999 году произошел военный переворот, в результате которого к власти пришел военный режим во главе с генералом Мушаррафом. Это серьезно осложняет проблему, связанную с наличием ядерного оружия в стране. Несмотря на то что принято согласие на коллегиальное решение о применении ядерного оружия в кризисный момент, фактически главой правительства является лидер военного переворота, и именно он и будет окончательно тем ответственным лицом, кому дано право на принятие катастрофического по своим последствиям решения. Небезынтересно напомнить, что президент США, будучи с официальным визитом в Пакистане в марте 2000 года, уговаривал Мушаррафа отказаться на государственном уровне от ядерного оружия. При этом в качестве аргументов было сказано, что, во-первых, ядерное оружие требует огромных затрат денежных средств, что не помогает населению страны, и, во-вторых, ядерное оружие не сделало Пакистан более безопасным местом, не расширило возможности обороны, не обезопасило жителей страны [24]. Думается, что в этих аргументах президент США озвучил давно осознанные им истины, касающиеся ядерного оружия.

В XXI веке войны на нашей планете, к сожалению, не прекратятся. Они не обойдут стороной Европу, Африку, Азию. Наиболее вероятны и неизбежны сепаратистские, религиозные войны и конфликты, войны, вызванные противостоянием между богатым Севером и бедным Югом. Для прекращения войн на планете необходимо, чтобы было полностью ликвидировано провоцирующее их ядерное оружие и на Земле полностью сменилось не менее двух поколений жителей.

Ядерное оружие фактически никого и ничего не сдерживает, а сдерживает само себя от своего же апокалипсиса. Это является элементарным ядерным самосдерживанием. И для этой цели ядерные страны накопили просто чудовищное количество ядерных вооружений. Имеющиеся силы ядерного самосдерживания являются сверхизбыточными для тех официальных целей сдерживания, которые им приписывают. При этом возникает совершенно новый взгляд на такое важнейшее понятие ядерного сдерживания, как "стратегический паритет".

Ядерное оружие не боится дисбаланса соотношения сил

Известно, что к моменту создания нового вида вооруженных сил СССР РВСН (17.12.1959 г.) у США было около шести тысяч единиц ядерных боезарядов в виде бомб, а у Советского Союза в 1960 году было всего две МБР и общее количество ядерных зарядов примерно 290 единиц, т.е. в 20 раз меньше, чем у США. Но даже при отсутствии ядерного равновесия, т.е. при полном дисбалансе соотношения сил, все же был достигнут ядерный паритет, т.к. существовала возможность нанести хотя бы частичное поражение территории США.

Если вспомнить Берлинский кризис летом 1961 года, то тогда США имели 40 МБР, а СССР лишь 4 - соотношение 10:1. Несмотря на свое абсолютное превосходство в соотношении сил, Соединенные Штаты уже тогда испугались возможного одиночного ракетно-ядерного удара или удара лишь несколькими советскими стратегическими бомбардировщиками, которые, теоретически, могли уцелеть при налете на их территорию.

Вспомним также еще раз и "Карибский кризис" в октябре 1962 года. В ту пору соотношение сил по ядерным боезарядам МБР было 5100:297 (17:1) в пользу США. Но они тоже не пошли на применение ядерного оружия против Советского Союза, т.к. и тогда снова сработал не сложный критерий "неприемлемого ущерба", а элементарный критерий страха для самих США. Дисбаланс соотношения сил, количество ядерного оружия сторон и его качество не имели никакого значения для сдерживания войны, и "ядерный мир" был сохранен.

Еще пример. Если бы к началу кризиса в зоне Персидского залива (1990) у Ирака был хотя бы в единственном экземпляре простейший атомный (не термоядерный) боеприпас, то эта война могла бы вообще не состояться. Она могла бы пойти по совершенно другому сценарию, без перегруппировки в район боевых действий сухопутных сил из-за страха, прежде всего, ядерных США понести большие людские потери. Президент Ирака Хусейн непременно объявил бы о наличии у него этого боеприпаса и о том, что он не остановится перед его применением. Если бы Ирак имел на создание этого боеприпаса еще всего лишь три месяца, то он получил бы его и здесь мог быть продемонстрирован классический пример абсурда в учете соотношения ядерных сил. Бесполезным для США оказалось бы огромное количество ядерных сил различного назначения, доставленное в зону Персидского залива. Никакой сдерживающей роли относительно Ирака оно не оказало бы, т.к. он не испугался бы этого оружия. Так вот, будь тогда у Ирака единственный ядерный боеприпас, именно он мог бы сдержать эту войну и никакое ядерное превосходство США не имело бы значения. Это еще раз подтверждает, что ядерное оружие не боится дисбаланса сил.

Другие примеры: Франция, Великобритания, Китай сейчас имеют намного меньше ядерных боезарядов, чем соответственно Россия или США будут его иметь после полной реализации ратифицированного сторонами Договора СНВ-2 и реализации последующего устного соглашения двух президентов (октябрь 2001 г.) о сокращении стратегических ядерных сил, не говоря о его нынешнем количестве. Однако это не вызывало беспокойства у этих государств в прошлом и не вызывает сейчас из-за того, что, скажем, Россия имеет по отношению к каждому из этих государств абсолютное многократное превосходство. Никакое подавляющее преимущество в соотношении ядерных вооружений не имеет стратегического смысла.

Научно доказано, что в случае применения одной из воюющих сторон ядерного оружия против своего противника эта же сторона также не избежит воздействия своего же оружия с катастрофическими для нее последствиями (вспомним: кто применит ядерное оружие первым, погибнет вторым, даже без ответного ядерного удара противника) [13].

Все это вытекает из того, что ядерное оружие нельзя применять вообще, им можно только пугать, и поэтому совершенно не имеет значения, сколько его имеется у того или иного государства. Скорее, даже наоборот, в интересах ядерного сдерживания и поддержания "ядерного мира" - чем меньше, тем лучше - дисбаланс весьма полезен. Если оно есть на вооружении в минимальном или даже в единичном количестве, то страна, обладающая им, уже является ядерной и должна так вести свою политику, чтобы никогда не было ни причины, ни повода к его применению ни санкционированно, ни случайно.

И тем не менее "ядерный клуб" существует, увеличивается и, очевидно, будет и дальше расширяться. Но это не означает, что нынешним его членам не следует сокращать свое ядерное вооружение. Попытка некоторых ядерных стран сохранить как можно больше такого оружия вынуждает их постоянно завышать его роль и "обосновывать" его необходимость не только в настоящем, но и в будущем. Пока им это удается осуществлять главным образом за счет толкования его "сдерживающей" роли, спекуляций понятиями "равенства и одинаковой безопасности" и "необходимости" обеспечения военно-стратегического равновесия в ядерных вооружениях в интересах сохранения "ядерного мира".

Сейчас человечество стало понимать, что сдерживающие свойства ядерного оружия принципиально не могут быть реализованы вне риска всеобщей катастрофы. Но и безъядерный мир пока является утопией, по крайней мере, еще для одного поколения только что родившихся людей.

Вместе с тем все же следует согласиться, что без наличия ядерного оружия на нашей планете ход истории мог быть иным, очевидно, более благоприятным для всех. Ядерное оружие так и не обеспечило настоящего, прочного мира на планете: в ядерный период войны шли и продолжают идти непрерывно и в том числе с участием ядерных стран. Количество погибших людей в этих войнах, по всей видимости, эквивалентно возможному количеству погибших в ядерной войне, которая в силу самосдерживания ядерного оружия не состоялась. Не следует искусственно сдерживать ядерное разоружение. Планета Земля очень долго находится в заложниках этого оружия и поддерживаемого с его помощью "ядерного мира". После ряда чрезвычайно опасных ядерных катастроф практически всем стало ясно, что этим оружием воевать нельзя.

Настойчивым "доказательством" того, что именно это оружие сохранило "ядерный мир", некоторые заинтересованные в нем военные и военно-промышленные круги "объясняют" его "полезность" и "необходимость" и в будущем. Этим приемом пользуются прежде всего производители ракетно-ядерного оружия практически всех ядерных стран и их военные руководители для выколачивания средств на дальнейшее совершенствование и наращивание существующего ядерного оружия и создание новых его видов. Они продолжают утверждать, что и сейчас, и в будущем мир без войн останется лишь мечтой и спасти нас всех на планете может только ядерный паритет и взаимное сдерживание друг друга ядерным оружием. Нам продолжают навязывать "ядерный мир". Эту же характерную для последних лет, но весьма сомнительную с точки зрения здравого смысла теорию используют и страны, стремящиеся завладеть таким оружием.

Гонка ядерных вооружений не остановлена. Сейчас на вооружении ядерных стран находится немыслимый аппарат устрашения. Количество ядерных боеприпасов в ядерных странах насчитывает порядка 50 тысяч единиц, из которых более 60% принадлежит США и России. Вполне очевидно, что для целей сдерживания такой уровень настолько избыточен, что во много раз превосходит все мыслимые критерии "достаточности" для уничтожения жизни на нашей планете. Однако сама жизнь и подтвердила, что это оружие, сколько бы ни было его на вооружении, не укрепляет стабильность, а скорее разрушает ее. Оно не может быть использовано даже для справедливого наказания агрессора, а значит, обречено лишь на бездейственное боевое дежурство.

Твердость убеждений в необходимости ядерных вооружений для сохранения "ядерного мира" - скорее инерция, чем последовательность мышления. Ядерный военно-промышленный комплекс (ВПК) практически всех государств - членов "ядерного клуба" оказался застигнутым врасплох. Он не готов в короткие сроки взять на себя другие задачи нашего времени: вместо традиционного конструирования и производства боезарядов для различных средств доставки их массовый демонтаж и разборку; вместо наработки делящихся материалов - их массовую утилизацию, безопасное хранение и очистку территорий от радиоактивного загрязнения. Военно-промышленные комплексы ядерных стран продолжают настаивать на модернизации существующих и создании новых видов ядерных вооружений. Набравшие силу в годы "холодной войны", они в каждой ядерной стране превратились в инерционные макросистемы, развивающиеся по своим законам и стремящиеся сохранить их функционирование по этим же законам. Здесь привыкли без особых ограничений использовать огромные дорогостоящие экономические и материальные средства государства и в своей деятельности практически не обращать внимания на проблемы окружающей среды и природоохраны. Вовлеченные в разработку избыточного для военных целей ядерного арсенала, военно-промышленные комплексы ядерных стран и сейчас расходуют средства, которые могли бы пойти на создание крайне необходимых новых видов обычного, высокоточного оружия, на первоочередные социальные и общечеловеческие нужды. Они продолжают навязывать свои взгляды при решении проблем, связанных с разработкой вооружений и не желают расставаться с удобной для них и давно известной формулой: "мы даем военным оружие не то, какое они требуют, а то, какое им нужно".

Таким образом, военно-промышленные комплексы ядерных стран остаются постоянно действующим фактором нашей жизни и, несмотря на переживаемые трудности, продолжают быть наиболее мощным потребителем бюджетных ассигнований. Они, ссылаясь на необходимость непрерывного поддержания "ядерного мира", постоянно оказывают давление на законодательную и исполнительную власти своих стран, чтобы, используя фразеологию "холодной войны", не уменьшались расходы на производство и модернизацию ядерных вооружений, продолжались ядерные испытания, не допускались односторонние разоруженческие инициативы.

Сохранив свой доступ к структурам, формирующим военную политику государств, их ядерные военно-промышленные комплексы во взаимодействии с академической наукой и военным ведомством продолжают постоянно запугивать ядерной военной опасностью и непосредственной ядерной угрозой. Приемы такого завышения во всех ядерных странах очень похожи и завуалированы лозунгами необходимости отстаивания принципов равенства, одинаковой безопасности и обеспечения военно-стратегического равновесия, которые были введены политиками еще в период "холодной войны" и наибольшего военного противостояния двух идеологически противоположных систем.

Ракетно-ядерный ВПК России "предостерегал" руководство государства, вооруженные силы и налогоплательщиков о том, что подписанный в июле 1991 года и вступивший в силу в декабре 1994 года двусторонний Договор СНВ-1 нам вообще не подходит, т.к. он позволяет Соединенным Штатам Америки обойти Россию по количеству ядерных вооружений.

Плохим для России, по их мнению, оказался и Договор СНВ-2, т.к. и он позволил США к 2007 году иметь примерно 4,5 тысяч ядерных боезарядов, в то время как Россия останется лишь со своими 3-3,5 тысячами единиц боезарядов. Высказывалось мнение, что такой дисбаланс в соотношении количества боевых зарядов не может обеспечить паритета ядерных сил, а значит, и "ядерного мира" в зависимости от их структуры.

Правда, более глубокий анализ состояния и перспектив развития стратегических ядерных сил России показывает, что реально этот процесс может идти совсем иначе. Недостаточное финансирование и естественное сокращение гарантийных сроков эксплуатации стратегических ракет может привести к иным общим показателям [3, 4]. В сложных экономических условиях России ее стратегические ядерные силы к 2007 году будут иметь количество боеголовок заведомо меньше, чем предусмотрено Договором СНВ-2 (3-3,5 тыс. единиц). К этому времени, возможно, сохранится около 360 ракет "Тополь" с продленными гарантийными сроками эксплуатации. Начиная с 1998 года в войска поступает всего лишь по одному полку "Тополь-М" (10 пусковых установок). Только с 2001 года планировалось ставить на боевое дежурство по 30-40 таких ракет в шахтном и мобильном вариантах.

Программой развития вооружений стратегических ядерных сил государства предусмотрено, что в ближайшем будущем основой ракетных войск станет надежная моноблочная твердотопливная ракета "Тополь" как для мобильных, так и для морских СЯС. Считается, что живучесть мобильных пусковых установок при нанесении противником ракетно-ядерного удара с учетом возможностей космической разведки, мер маскировки будет в несколько раз выше, чем таких же пусковых установок шахтного типа.

Правда, были и серьезные претензии к технической надежности боевой ракетной системы РС-12М "Тополь". Именно эта ракета, которую, как ни странно, готовили к запуску и запускали именно РВСН, 28 марта 1995 года не вывела на орбиту израильский спутник и два отечественных аппарата, один из которых нес мексиканское оборудование. Эти комплексы сейчас стоят в основном в укрытиях из-за отсутствия топлива, хотя должны постоянно перемещаться в небольшом пространстве в определенных районах. Надо полагать, что эти районы уже известны космическим средствам разведки других стран, которые осведомлены не только о каждом из таких районов, но и знают все специальные дороги, по которым со скоростью движения порядка 25 км/час периодически перемещаются эти комплексы.

Таким образом, получается, что Россия фактически "заминирована" своими же мобильными ракетно-ядерными комплексами. Известно, что США в подобном комплексе пытались вначале укрыть ракету броней, но затем вообще отказались от этого опасного для страны класса ракет.

Помимо работ над принятием на вооружение ракетного комплекса "Тополь-М" военная промышленность России совместно с РВСН в 1998 году ресурс МБР

РС-20 продлили до 22 лет, РС-18 - до 23 лет, РС-22 - до 11 лет.

Практика показала, что предельный срок для жидкостных ракет - 20-25 лет (это 2,5-3 срока гарантии), для твердотопливных - 15-20 лет (1,5-2 срока гарантии) [15]. Боеготовность РВСН за последние 15 лет не была ниже 0, 95 [16]. Для подтверждения этого были проведены успешные учебно-боевые пуски ракет, которые находились на боевом дежурстве от 12 лет до 21 года. Правда, были и сбои. Неудачей закончились несколько попыток РВСН отправить в космос тяжелую МБР РС-20 с продленным сроком службы. Она должна была в конце августа 2000 года вывести на орбиту пять коммерческих спутников, принадлежащих Италии, Малайзии и Саудовской Аравии [50]. В штатном варианте эта ракета должна нести 10 ядерных боеголовок. Оказалось, что ракета, изготовленная в 1977 году и с продленным сроком службы, не могла быть запущена немедленно, как того требуют нормативы боеготовности. Специалисты выяснили, что быстро устранить неисправности нельзя. Из ракеты слили топливо, сняли головную часть и две ступени ракеты отправили из казахстанского Байконура в Россию на экспертизу. Следует заметить, что эти ракеты должны находиться на боевом дежурстве еще до 2007 года.

Напрашивается вполне справедливый вывод: если ракета, которую РВСН специально готовили к пуску в течение нескольких месяцев, не стартовала немедленно, то нельзя гарантировать требуемой надежности и остальных 180 стоящих сейчас на боевом дежурстве ракетных комплексов РС-20. А ведь только 11 августа того же 2000 года российский министр обороны убеждал Президента страны в целесообразности сохранения РВСН как самостоятельного вида вооруженных сил.

Думается, что РВСН вполне справедливо претерпели структурные изменения. Во-первых, они теперь не являются видом вооруженных сил, а командованием сокращена номенклатура находящихся на их вооружении типов ракетных комплексов. Это стало возможно после снятия с боевого дежурства отслуживших сроки ракетных комплексов и после ввода более эффективных образцов вооружения. Однако эти меры, к сожалению, имеют слабое отношение к действительному повышению реальной безопасности России, но связаны с огромными и в большинстве своем неоправданными расходами государства.

Сейчас, как уже отмечалось, в составе командования ракетных войск стратегического назначения имеются явно искусственные, надуманные структуры в виде ракетных армий, дивизий, полков. Они расходуют на свое содержание или поддержание "ядерного мира", как заявляет их руководство, 6% военного бюджета страны, что скорее всего не соответствует действительности. Российская Федерация тратит на весь военный и военно-промышленный ядерный комплекс около 17% своих оборонных расходов [47]. Если учесть, что общие расходы на оборону (в том числе финансирование министерства атомной промышленности, фундаментальных исследований, утилизации, исследований космического пространства) составляют около 22% национального бюджета, то оказывается, что на ядерные силы приходится именно 5-6 % всего государственного, а не военного бюджета, что намного превышает затраты на науку, культуру, здравоохранение и образование, вместе взятые.

Значительные расходы продолжает нести ракетно-ядерный ВПК на содержание огромной радиохимической промышленности и специальных металлургических производств, модернизацию существующих и разработку новых ракетных комплексов и их носителей наземного, воздушного и морского базирования. Весьма значительными были также расходы на вывоз более 2,5 тысяч стратегических ядерных боеприпасов с территории Украины, Казахстана, Белоруссии, уничтожение 212 пусковых установок на атомных подводных лодках, 378 шахтных пусковых установок МБР.

Таким образом, фактически за счет статьи ядерного сдерживания и поддержания "ядерного баланса" набегает весьма значительная сумма расходов для государства, в то время как другие, не менее важные сейчас виды российских вооруженных сил остаются без инвестиций. Кроме того, следует напомнить, что и в Белоруссии, и в Казахстане группировки РВСН принадлежали России, и она содержала их на свои средства. Это было закреплено двусторонними соглашениями. Правда, управление 43-й ракетной армией в Украине в соответствии с соглашением было двойным: оперативное осуществляла Россия, а административное - Украина. Кстати, Украина содержала эти ракеты на свои средства.

Не умаляя сдерживающей роли ядерного оружия, все же следует подчеркнуть, что все ядерные страны должны быть жизненно заинтересованы в том, чтобы поддерживать баланс ядерных сил на самых низких уровнях, которые приемлемы для их экономик. Ядерное оружие не боится дисбаланса соотношения сил.

Китай заявлял, что в условиях сохранения Договора по ПРО-72 между США и Россией в течение ближайших десяти лет он не намерен наращивать свой ядерный потенциал, а будет лишь совершенствовать его на уровне 400-500 боезарядов. Великобритания в 2000 году сократила свои ядерные силы в одностороннем порядке более чем на 20%, а по тротиловому эквиваленту почти на 60%. Великобритания и Франция в 2000-2005 годах вместе будут иметь примерно 1,2 тысячи ядерных боезарядов.

По заявлению главнокомандующего РВСН, которое было сделано на пресс-конференции 19 февраля 1998 года, на вооружении находятся 756 пусковых установок и около 3,6 тысяч ядерных боезарядов. Боевой ядерный потенциал страны делится на три составляющих: 60% - РВСН, 30% - ВМФ, 10% ВВС. Несмотря на то что в среднем 60% ракетных комплексов исчерпали гарантийные сроки, сохранен высокий уровень их боеготовности, заверил главком.

В соответствии с Договором СНВ-2 Россия имела право оставить на вооружении 105 МБР РС-18 (СС-19), сняв с каждой из них по пять боеголовок из имеющихся шести. Это означает, что к 2003 году на вооружении РВСН будут состоять 500-600 боеголовок.

Более сложное положение складывается в области морского компонента стратегических ядерных сил. Начиная с 1990 года в стране не введен ни один ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПК СН). Находящиеся в боевом составе РПК СН, срок службы которых рассчитан на 20-25 лет, выходят из строя ранее установленного срока вследствие непрохождения ими регулярного (через каждые 7-8 лет) среднего ремонта, на который не хватает финансовых средств. По ориентировочным данным, к 2007 году в боевом составе морского компонента стратегических ядерных сил останутся 700-800 единиц боезарядов.

В соответствии с Хельсинкскими договоренностями в марте 1997 года и закрепленными протоколом, подписанным министрами иностранных дел в сентябре 1997 года в Нью-Йорке, срок выполнения Договора СНВ-2 продлен до 31 декабря 2007 года. Это облегчает России экономическое бремя, связанное с разоружением стратегических ядерных сил и их перевооружением, и дает право сохранить до указанного срока многозарядные МБР, в том числе и тяжелые. С учетом продления гарантийных сроков эксплуатации ракет это позволяет сохранить достаточно высокий ракетно-ядерный потенциал государства. Стратегическая авиация, которая сейчас насчитывает около 800 боезарядов, учтенных в Договоре СНВ-2, тоже скорее всего будет сокращаться по тем же причинам. Тем более известно, что прекращено строительство самолетов ТУ-160. Видимо, следует рассчитывать не более чем на 500 боезарядов стратегической авиации.

Таким образом, всего в составе российских стратегических ядерных сил к 2007 году может находиться на вооружении 1700-1900 боезарядов, что значительно меньше, чем предусматривали условия Договора. Плохие это цифры или хорошие для поддержания "ядерного мира" - никто не может оценить, т.к. власти России еще не определились, что следует понимать под "минимальным ядерным сдерживанием", чтобы руководствоваться им при дальнейшем развитии стратегических ядерных сил, при ведении переговоров по сокращению ядерных вооружений.

Однако ВПК России при этом, по понятным причинам, умалчивает, что с выполнением условий Договора СНВ-2 контрсиловой потенциал США уменьшится почти в 5 раз, а России - только в 3 раза [2, 3, 5]. По запасам ядерных вооружений Договором СНВ-2 США как бы возвращаются к уровню 1960-х годов, а Россия - к количеству, которым располагал Советский Союз в 1970-е годы, и это очень серьезный шаг на пути разоружения [3].

Ратификация Государственной Думой РФ Договора СНВ-2 дала возможность воспользоваться существенными уступками в позиции США, и боевые потенциалы сторон, несмотря на некоторые количественные различия, практически выравниваются, "ядерный мир" упрочивается. Законодательная поддержка Договора СНВ-2 теперь уже обеими сторонами стала первым реальным подкреплением недавно продленного Договора о нераспространении ядерного оружия.

Правда, как и следовало ожидать, под давлением своих ВПК и министерства обороны и в связи с предвыборной риторикой Соединенные Штаты Америки весьма шумно и демонстративно выступали против дальнейших крупных сокращений американского ядерного оружия. Официально объявленными внешними причинами таких действий в разное время были названы, например, ссылки на медленные темпы вывоза ядерного оружия с Украины, из Белоруссии, Казахстана, медленные темпы демонтажа российского ядерного оружия, затяжка с ратификацией в парламенте России Договора СНВ-2.

Сейчас этих причин уже нет, и здесь явно скрыта другая, настоящая причина - убедить, прежде всего, Россию и другие ядерные страны, что США якобы упорно "продолжают делать ставку" именно на ядерное оружие и ядерную войну, в то время как на самом деле они уже скрытно "сделали ставку" на высокоточное обычное оружие, оружие на новых физических принципах и на бесконтактные войны, о которых шла речь в первой части книги.

Следует еще раз обратить внимание, что в этих целях США могут позволить себе создать "видимость" дальнейшей "заинтересованности" в своих ядерных вооружениях и даже принять реально какие-то программы для ядерного военно-промышленного комплекса и Пентагона. Например, специальная исследовательская группа Конгресса США по пересмотру ядерного потенциала стран рекомендовала департаменту энергетики США построить новые предприятия по созданию ядерного оружия с плутониевыми боезарядами. Было объявлено, что для этого якобы потребуется 15 лет [46].

Думается, что все эти практические действия предназначены для введения в заблуждение не только России, но и других потенциальных ядерных противников США, чтобы заставить их расходовать средства не на крайне необходимое вооружение для бесконтактных войн, а на ненужные ядерные вооружения якобы в интересах сохранения "ядерного мира".

Следует также ожидать, что в этих же целях в течение переходного периода к готовности вести войны нового, шестого поколения, примерно до 2010 года, США будут искусственно замедлять процесс ядерного разоружения других стран, хотя сами будут освобождаться от явных излишков собственных ядерных вооружений.

Но следует еще раз подчеркнуть, что ядерное оружие не боится дисбаланса. В рассматриваемом ратифицированном сторонами Договоре нет односторонних преимуществ, в нем есть лишь двусторонние недостатки. Теперь договаривающимся сторонам нужно перестать оглядываться друг на друга, а смотреть на опасности вместе и решать их по-партнерски.

Так исторически сложилось, что Россия получила в наследство очень крупные, явно избыточные ядерные силы, которые были созданы для глобального противостояния, и сегодня их слишком много для тех задач сдерживания, которые на них возложены Конституцией и военной доктриной.

В первый день переговоров президентов США и России во время официального визита В.В. Путина в Вашингтон в середине октября 2001 года совершенно неожиданно был обнародован абсолютно новый путь в выработке соглашения типа СНВ-3 по сокращению стратегических вооружений. Нельзя не заметить, что именно США пошли на беспрецедентное одностороннее сокращение своих ядерных вооружений с уровня 7000 до уровня примерно 2000 боеголовок, хотя им ничего не стоило поддерживать нынешний ядерный потенциал. Причем Россию вовсе не обязывали тоже пойти на такой же шаг. Ей было предложено самостоятельно выбрать уровень сокращений ядерных вооружений. Без всяких длительных переговоров президенты просто пожали друг другу руки и односторонние обязательства по сокращению стратегических наступательных вооружений приобрели юридическую силу. Российский президент был просто поставлен в положение, которое никто не мог предвидеть, и он вынужден был согласиться с подобной процедурой. Тем более что экономические возможности России не позволяют вплоть до 2010 года поддерживать в боевой готовности более чем 1500 ядерных боеприпасов.

Скорее всего, этот шаг США не следует связывать исключительно с их доброй волей на пути сокращения и ликвидации ядерных вооружений сторон. Очевидно, здесь реализовано настойчивое стремление ядерного ВПК США получить право участвовать в разработке и продаже Пентагону высокоточных обычных средств воздушного, морского, наземного и космического базирования. До сих пор этот ВПК не имел права заниматься разработками оружия, не относящегося к ядерному, т.к. обязан постоянно модернизировать и обновлять прежде всего ракетно-ядерные арсеналы государства. Однако для ВПК уже нет серьезных государственных заказов и, значит, заработки не могут быть большими. И только такое резкое сокращение ядерных вооружений дает право ядерному ВПК подключиться к разработке того оружия, которое в огромных количествах (на сумму 50-60 млрд. долл.) будет закупаться Пентагоном ежегодно вплоть до 2010 года.

Думается все же, что ратифицированный Договор СНВ-2 и после выхода США из Договора по ПРО-72 будет выполняться сторонами, тем более что они уже фактически согласились на дальнейшее весьма значительное сокращение стратегических ядерных сил. Соглашение типа СНВ-3 между США и Россией по их кардинальному ядерному разоружению является беспрецедентным в истории двух стран. Правда, следует ожидать, что основным препятствием на пути сокращения и ликвидации ядерных вооружений может формально стать мнимый дисбаланс сил. В то же время это препятствие подсказывает, что только полное ядерное разоружение всех ядерных стран позволяет найти единственный выход из того порочного круга недоверия, когда каждая сторона стремится правдами и неправдами превзойти другую если не в количестве, то хотя бы в качестве имеющегося у нее оружия. Разоружение нельзя сводить к произвольному выхватыванию некоторых видов ядерных вооружений и превращению их в утиль. Разоружение - это уничтожение всего ядерного оружия.

Не исключен и совершенно иной вариант. После джентльменского соглашения двух президентов в октябре 2001 года о дальнейшем значительном сокращении ядерных вооружений в России могут появиться противники этого акта. В парламенте государства нарастает движение, сторонники которого предлагают полностью отказаться от всяких дальнейших переговоров по сокращению и ликвидации ядерного оружия до тех пор, пока законодательная власть не будет выделять, а исполнительная власть ассигновать необходимые средства для проведения плановой военной реформы и создания вооруженных сил в соответствии с современными требованиями. Это может означать, что в России есть силы, поддерживающие позицию сохранения ядерного противостояния и в будущем.

Следует ожидать, что именно Россия, вынужденная под давлением международных кредиторов расплачиваться со старыми советскими и российскими долгами, еще в течение предстоящего десятилетия будет продолжать делать ставку на ядерное сдерживание. России будет выгодно, чтобы переговорный процесс по последующим сокращениям ядерных вооружений шел как можно дольше, во всяком случае, до тех пор, пока она сама не будет способна вести бесконтактные войны.

В этой связи она, вероятно, будет настаивать, чтобы разрабатываемый последующий договор типа СНВ-4 (если он возможен в принципе) был бессрочным, доверительным, транспарентным и охватывал не только стратегические ракетные вооружения, но и другие ядерные средства - крылатые ракеты морского и воздушного базирования, тактическое ядерное оружие, ядерные материалы. Россия может справедливо потребовать узаконить в договоре типа СНВ-4 исключение возможности использования "возвратного потенциала", т.е. повторного включения в состав ядерных вооружений ранее снятых ядерных боевых блоков США. По всей видимости, она может настаивать на включение в условия такого договора позиций, связанных с ограничением противолодочной деятельности атомных подводных лодок в мировом океане, с запретом на создание новых видов стратегических ударных вооружений, с реальным учетом всех тяжелых бомбардировщиков.

Явно неприемлемым для России может оказаться стремление США закрепить преимущества, связанные с полным контролем за российскими мобильными ракетными комплексами. Россия не согласится с "подгонкой" количественного и качественного состава российских ядерных вооружений под боевые возможности создаваемой ПРО США.

И для того, чтобы окончательно затянуть или даже сорвать заключение договора типа СНВ-4, Россия может настаивать на включение в его условия позиций, связанных с ликвидацией всех крылатых ракет морского базирования, а не только ядерных, и с запретом на создание новых типов крылатых ракет морского и воздушного базирования. Можно уверенно утверждать, что на это США никогда не согласятся, т.к. это оружие они испытывают в реальных войнах и накапливают в интересах подготовки к бесконтактным войнам, о которых шла речь в первой части книги.

Однако стремление поддерживать строгий ядерный паритет с таким могущественным противником, как США, которые имеют военный бюджет, более чем в 60 раз превышающий российский, выглядит просто нереальным в условиях, когда на военные цели России выделяется не более 50% минимальных их потребностей, а исполнительная власть реально обеспечивает лишь половину этого. В связи с этими обстоятельствами Россия сама в одностороннем порядке, путем неизбежного снятия с боевого дежурства отслуживших все установленные сроки и списанных устаревших ракет, пришла бы к тем же результатам, а так она этими непродуманными действиями втянула в разоружение и США.

Совершенно ясно, что США стремятся в форсированном темпе в течение первых десяти лет наступившего нового века добиться абсолютного превосходства в военном балансе в свою пользу и утвердиться в качестве единственной в мире сверхдержавы. В России за это время значительных военных перемен не произойдет, и она останется просто огромной территориально, но не великой державой. Следует также заметить, что Соединенным Штатам будет весьма выгодно, чтобы Россия, по крайней мере, до 2010-2015 годов продолжала вкладывать деньги военного бюджета именно в развитие вооружений ядерного сдерживания. В этом случае она ничего кардинально нового не внесет в свою безопасность, но совершенно точно не сможет подготовиться к войнам нового поколения, а значит, и отстанет от США и некоторых других стран на это поколение войн.

Вместе с тем следует напомнить, что желание США пойти на одностороннее значительное сокращение стратегических наступательных вооружений не было тайной. Еще в 2000 году были весьма интересные (может, пробные) высказывания американских специалистов о том, что Соединенные Штаты якобы готовы пойти на одностороннее снижение своего уровня ядерных боеголовок до 2000 единиц [34]. В этой связи было известно, что и предыдущий президент США работал над неким планом под названием "президентская ядерная инициатива".

Будучи одним из кандидатов в президенты США, еще в 2000 году Буш-младший в ходе предвыборной кампании неоднократно заявлял, что после его избрания президентом он добьется сокращения ядерных арсеналов государства вдвое, не дожидаясь того же от России [51]. И такое сокращение, по его мнению, не создаст никакого дисбаланса ядерных сил и риска для национальной безопасности США. Одновременно эксперты по контролю за вооружениями и члены Конгресса США предложили президенту США и руководству Пентагона пойти односторонне еще дальше и отменить состояние боевой готовности для всего арсенала ядерного оружия США [46].

К власти в США пришли специалисты и политики, которые считают, что ядерное оружие не боится дисбаланса и есть возможность продолжать уменьшать его количество до уровня, соизмеримого с числом ядерного оружия, скажем, у Китая, Великобритании или Франции, не обращая внимания на Россию.

Да, действительно, Россия - это не Советский Союз, ее экономический потенциал почти в три раза меньше советского. Она с развалом Союза потеряла множество заводов, находящихся в других союзных республиках. Вследствие ликвидации СССР большое количество конструкторских бюро и заводов ВПК оказались за пределами России. Важнейшие предприятия ракетной промышленности остались в Украине (Днепропетровск, Киев, Харьков), Белоруссии, Казахстане, других странах СНГ, Прибалтике. Все они работали ранее в едином комплексе на производстве комплектующих стратегических ядерных сил. В интересах ядерного сдерживания Россия вынуждена была начинать все сначала. Тяжелейшее экономическое и финансовое положение России вынуждает ее ориентироваться в оборонном строительстве лишь на минимальные расходы на оборону, на ядерное оружие. Но, тем не менее, эти расходы постоянно растут и они уже немалые, т.к., сокращая одни ракетные комплексы, Россия под давлением ракетно-ядерного ВПК якобы в интересах ядерного сдерживания и сохранения "ядерного мира" продолжает разрабатывать другие.

Сейчас уже совершенно ясно, что даже значительное одностороннее сокращение современных ядерных вооружений любой ядерной страной не приведет к резкому ослаблению ее возможностей в противостоянии другим ядерным странам. "Ядерный мир" сохранится. Одностороннее, даже значительное сокращение ядерных вооружений одним государством не приведет к монополии другого ядерного государства, не имеющего своей эффективной ПРО. Монополия в стратегических или иных ядерных вооружениях ничего не дает государству, кроме непредсказуемых последствий для себя самого и всего мирового сообщества.

Практически все ядерные государства - члены "ядерного клуба" уже сейчас в одностороннем порядке смело могли бы отказаться от абсолютно неэффективной стратегической авиации, входящей в триаду СЯС, и перезаявить ее как неядерную. Это совершенно не нарушило бы "ядерный мир". В переговорном процессе надо добиваться, чтобы во всех новых договорных соглашениях количество ядерных боезарядов сокращалось быстрее, чем количество пусковых установок. На очереди должны быть действительно новые соглашения, касающиеся противолодочной обороны сторон и обычного высокоточного оружия. Эти проблемы еще ни разу не выносились на обсуждение, хотя они уже становятся критическими в военном противостоянии. Думается, что процесс выработки этих соглашений будет идти гораздо сложнее, чем переговоры, касающиеся ядерных вооружений.

Вполне понятно, что в первую очередь ракетно-ядерные ВПК и некоторые военные руководители экономически слабых ядерных стран будут отчаянно сопротивляться процессу ядерного разоружения. Это пока еще остается одной из наиболее прибыльных статей военной промышленности и наиболее простым, хотя и нереальным, способом обеспечения безопасности.

Их устраивает, чтобы политики и представители ведомств, которым дано право вести переговоры о сокращении и ликвидации ядерных вооружений, продолжали использовать выгодные для ВПК критерии: "количество носителей и боезарядов, размещенных на них, которые могут нанести удар в одном пуске-вылете", "контрсиловой потенциал", "соотношение СНВ сторон", "неприемлемый ущерб", "сдерживающий ущерб", "требуемый ущерб", "заданный ущерб", "достаточность ядерных вооружений", "оборонная достаточность", "взаимное гарантированное уничтожение" и др. Понятно, что каждому словесному критерию из этого набора "баланса страха" даются его математическое выражение и экономическое содержание.

Например, использование понятия "сдерживающего ущерба", основанного на качественном соотношении потерь сторон, фактически требует обладания большим количеством высокозащищенных многозарядных стратегических ядерных ракет. "Неприемлемый ущерб" военные ученые обычно связывают с нарушением или прекращением функционирования экономики, разрушением структуры промышленного потенциала противника и его отдельных отраслей, что в совокупности способно парализовать страну на короткий, средний и продолжительный срок. Правда, для более точного прогноза следовало бы учесть также политические, национальные, социально-психологические и другие особенности уровня развития страны. Чем выше уровень развития страны и уровень благосостояния ее народа, тем, оказывается, может быть меньше величина неприемлемого ущерба для нее.

Практика применения атомного оружия в Хиросиме и Нагасаки, а также чернобыльская трагедия подтверждают, что к неприемлемому ущербу для любой высокоразвитой страны могут привести удары всего лишь нескольких ядерных боезарядов. Большое количество ядерных ударов вовсе не нужно. Еще в ходе "Карибского кризиса" в 1962 году тогдашний американский президент Джон Кеннеди (1961-1963) заявил, что неприемлемый ущерб для США представляют удары по городам лишь нескольких единичных ядерных боеприпасов.

Можно утверждать, что угроза ядерной войны для США во время администрации Кеннеди вызывала гораздо большее беспокойство миллионов американцев, чем во время правления всех других президентов за всю историю США. Уже тогда стало ясно, что взаимное ядерное сдерживание обеспечивается не строго равным соотношением ракетно-ядерных средств, а лишь элементарным, далеко не симметричным наличием этих средств у сторон. Кстати, именно этот принцип дисбаланса и заложен в военных доктринах всех остальных членов "ядерного клуба", кроме России и США.

Однако разработчики ядерного оружия настаивают, чтобы критерий сдерживания определялся на переговорах мощью сил, сохранившихся после первого ядерного удара, иначе говоря, степенью их неуязвимости. С помощью этого критерия фактически обосновывается то, что в интересах сохранения "ядерного мира" необходимо иметь достаточно большое количество дорогостоящих вооружений. Требуется усиление защищенности шахтных пусковых установок, разработка новых мобильных ракетных комплексов, что позволит повысить живучесть ядерных сил, гарантированно сохранившихся в условиях нанесения противником упреждающего ядерного удара.

На практике получается, что подбором нужных критериев можно не только доказывать вредность сокращения ядерных вооружений, но и замедлять этот процесс. В затягивании процесса переговоров по сокращению ядерных вооружений, проходящих, как правило, за рубежом, всегда были заинтересованы и многочисленные эксперты и чиновники, которым дали это право, и они выезжали туда многократно, а то и жили там в течение десятилетий.

Реально же для учета ядерного оружия в переговорном процессе требуются другие критерии, не связанные с балансом сил: наличие определенного количества ядерных средств; наличие средств доставки ядерного оружия; наличие системы управления этим оружием. Сейчас для сдерживания ядерных США от ядерного нападения на любую ядерную страну баланс вовсе не обязателен [5,7]. Для сохранения "ядерного мира" можно значительно снизить требования к количеству и качеству стратегических ядерных сил, обойтись намного меньшим числом боезарядов и даже пониженными боевыми возможностями ракетных комплексов наземного и морского базирования.

Выход США из Договора по ПРО-72: вторая сторона медали

У России нет паритета с США ни в политической, ни в экономической областях, ни в любой другой сфере, кроме стратегических ядерных вооружений. Но сейчас явно видно, что США не хотят и в дальнейшем сохранять именно ядерный паритет с Россией и уже пошли на разрушение Договора по ПРО-72.

Создание ПРО обойдется налогоплательщику США не менее чем в 60 миллиардов долларов в течение ближайших 15 лет. Всего за это время предусмотрены три уровня развития этой системы.

На первом уровне, стоимость которого оценивается в 29,5 миллиардов долларов, должны быть созданы 100 наземных противоракетных комплексов перехвата, которые предполагается разместить на территории центральной Аляски. Эти комплексы будут управляться сначала наземными, а затем и вновь созданными космическими средствами раннего обнаружения и предупреждения о ракетном нападении.

Строительство новой радиолокационной станции на Аляске и модернизация уже имеющихся там станций предупреждения (г. Клир) должны быть завершены к 2005 году. США торопятся, т.к. к этому времени, по их сведениям, Северная Корея может якобы успеть принять на вооружение свои дальнобойные баллистические ракеты, которые смогут наносить удары по территории США Аляске.

Думается, что Соединенным Штатам будет чрезвычайно сложно убедить именно Россию, что создаваемая на Аляске национальная ПРО не станет плацдармом для более масштабной стратегической противоракетной системы. Действительно, все, что создается для отражения лишь нескольких боевых блоков баллистических ракет вероятных противников, может впоследствии стать базой для наращивания ее возможностей до ПРО стратегического масштаба. Фактически "ограниченный" характер национальной ПРО США маскирует сущность этой системы, т.к. она в принципе не может функционировать, если ее информационные средства, средства боевого управления, обеспечения не являются глобальными в масштабе планеты. Именно это обеспечивает потенциальную возможность "ограниченной" системе стать системой ПРО стратегического масштаба, а также одновременно информационной базой для ведения бесконтактных войн после 2010 года.

На втором уровне развития ПРО США предполагается ввести в строй новые космические (на экваториальных орбитах) средства предупреждения о старте и полете баллистических ракет со стороны Северной Кореи, Ирана, Ливии, которые потенциально могут иметь баллистические ракеты, способные достичь территории США, а также о взлете и полете в сторону США самолетов-носителей высокоточных крылатых ракет со стороны вероятных противников. Завершить развитие этого уровня системы ПРО планируется к концу 2010 года, т.е. к временному рубежу готовности вести бесконтактные войны с любым противником, в любом регионе нашей планеты.

Третий уровень развития предполагается завершить к концу 2015 года, когда количество наземных противоракетных комплексов перехвата должно быть увеличено до 150. Новая ПРО США уже сейчас стала прямой угрозой сложившейся системе стратегической стабильности в мире.

Следует напомнить, что Договор по ПРО был именно американской идеей на советско-американской встрече в Гласборо в 1967 году, которую удалось реализовать, сломив первоначальное упорное сопротивление Советского Союза. В конце концов, США убедили СССР в том, что ударные действия (наступление) и оборона неразрывно связаны, и Советский Союз подписал Договор по ПРО-72. В последующем переговоры о разграничении стратегической и нестратегической ПРО были также длительными и трудными, но привели к подписанию ряда российско-американских соглашений в сентябре 1997 года в Нью-Йорке. Процесс ракетно-ядерного разоружения всегда был неразрывно связан с сохранением Договора по ПРО 1972 года, и это общепризнанно. Этот договор установил баланс, который исключал гонку ядерных вооружений и не давал ей возможности перекинуться в космическую сферу. Договор 1972 года был прочным фундаментом всей системы договоров в области международной безопасности, и теперь после его разрушения вся система достигнутых договоров просто рухнет, будут возникать чрезвычайно сложные проблемы во взаимоотношениях двух сторон, которые длительное время были связаны договорными условиями.

Односторонний выход США из Договора по ПРО-72 необходимо рассматривать в трех плоскостях - военной, экономической и политической.

В военной плоскости этот акт США пока не представляет угрозы непосредственно для России. Правда, в соответствии с договором и Россия, и США ежегодно проводили по 12 взаимных инспекций и порядка 150 раз уведомляли друг друга о действиях сторон, которые без таких уведомлений могли привести к возникновению кризисных и даже непредсказуемых ситуаций. Именно для этих целей и была создана совместная информационная система, которая позволяла понимать действия сторон и делать их предсказуемыми. Если все это уже разрушено, то возникнет масса различных военных проблем, которые надо будет решать уже на других уровнях. Кроме того, Россия сразу же вынуждена будет приступить к реализации своих асимметричных мер, что является вполне нормальным ответом на выход США из Договора по ПРО-72.

Во-первых, здесь Россия может без особых финансовых вложений возобновить патрулирование по маршрутам боевых железнодорожных комплексов с МБР "Тополь".

Во-вторых, снимет введенные ограничения (по СНВ-1) с моноблочного ракетного комплекса "Тополь" и переоснастит его на многозарядный, тем более что он и разрабатывался под разделяющиеся головные части.

В-третьих, постепенно перейдет на комплекс "Тополь-М", который способен преодолевать существующие и перспективные системы ПРО. Уже сейчас оборонная промышленность способна поставлять в войска до 30 таких ракет в год.

В-четвертых, Россия может выйти и из более раннего Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД, 1987 г.) и снова может начать ставить их на вооружение. Известно, что дальность стрельбы такими ракетными комплексами может достигать 5,5 тысячи километров, и Европа снова может стать заложницей противостояния двух ядерных стран. Как сообщала газета "Сегодня" [40], технически возможно просто "укоротить" ракету "Тополь" на одну ступень и таким образом в России будет очень просто и быстро создана новая ракета средней дальности с тремя боевыми блоками.

К другим асимметричным мерам следует отнести увеличение количества разделяющихся (30-40) элементов на каждой баллистической ракете. Наземными противоракетными комплексами без использования ядерного устройства невозможно будет прицельно уничтожать каждый элемент разделившейся в большом пространстве головной части. Эффективно перехватить на траектории полета даже моноблочные боевые головки также будет практически невозможно, т.к. они могут иметь систему охлаждения жидким азотом и тепловые датчики противоракет просто не "увидят" их.

Могут также найти применение воздушные шары, внутри которых будут находиться боеголовки, а также большое количество пустых шаров-приманок, покрытых металлической пылью, и др. Вполне понятно, что эти меры приостановят весь разоруженческий процесс в области ядерных вооружений.

Не исключено, что и США в ответ могут "воскресить" свои ракеты "Першинг-2" и снова поставить их в Европе (440 ед.), скажем, в Польше, Венгрии, Чехии, а это гораздо ближе к территории России, чем было прежде, и теперь эти ракеты могут по дальности достигать Урала.

Таким образом, выход США из Договора по ПРО пока никакой реальной угрозы для России не несет, т.к. у нее имеется избыточное количество ядерных боевых блоков и даже самая современная ПРО не будет способна защитить США от ракетно-ядерного удара. Но США должны понимать и то, что после выхода из Договора по ПРО-72 они фактически провоцируют возможность нанесения по ним первого ракетно-ядерного удара как наиболее мощного и способного преодолеть их ПРО, а это уже опасно и серьезно.

В экономической плоскости такой шаг США абсолютно невыгоден России, т.к. он потребует значительных затрат на адекватный ответ. Но Соединенным Штатам Америки это выгодно вдвойне, т.к. Россия в этом случае будет вынуждена наращивать свой ядерный потенциал и совершенно точно не будет готовиться к бесконтактным войнам и к 2010 году элементарно отстанет от США на поколение войн.

Что касается политической плоскости проблемы выхода США из Договора по ПРО, то решение США не согласуется с новым климатом доверия и сотрудничества, установившимися между странами после 11 сентября 2001 года.

США в одностороннем порядке вышли из договора, и тем самым они продемонстрировали всему миру, что взятые на себя обязательства они пересматривают без учета мнения другого участника договора. И если Россия реализует перечисленные асимметричные меры в ответ на нарушение Соединенными Штатами условий Договора по ПРО-72, то, безусловно, следует ожидать, что и сами США просто механически увеличат свой ядерный арсенал за счет заранее накопленных 2-3 тысяч резервных ядерных боевых блоков. Кроме новой конфронтации это ничего не даст сторонам, к тому же надо будет снова включаться в гонку ядерных вооружений, развивать ядерные средства, средства преодоления ПРО и оснащать ими свои стратегические ядерные силы.

Если США в результате разрушения Договора-72 совершат невероятное - к 2007-2010 годам все же создадут национальную систему ПРО, способную перехватить и уничтожить до 400 боевых блоков атакующих ракет, то элементарные расчеты показывают, что Россия к этому времени будет иметь на вооружении не менее 600-700 боевых блоков межконтинентальных баллистических ракет. Получается, что выход США из Договора по ПРО 1972 года грозит, прежде всего, им самим, и, кроме того, автоматически закроются ранее достигнутые соглашения по РСМД, СНВ-1, 2. Будет подорван и Договор о нераспространении ядерных вооружений, что может привести к резкому увеличению числа новых ядерных стран.

Россия будет вынуждена снова заниматься разработкой исключительно "асимметричных" мер, т.к. на то, чтобы идти по пути создания собственной ПРО стратегического масштаба, у нее еще долго просто не будет средств.

В настоящее время, даже не нарушая условия Договора по ПРО от 1972 года, США имеют право и могут практически уже к 2005 году развернуть в районе авиабазы Гранд-Форкс в штате Северная Дакота локальную систему ПРО в составе 100 разрешенных противоракет типа GBI с дальностью действия до 2 тысяч километров [5,7]. Такая система позволяла бы Соединенным Штатам Америки оборонять часть своей территории от одиночных и небольших групп ракет противника.

Не следует исключать, что в ходе создания системы национальной ПРО США могут развернуть и совершенно новые ее варианты, в том числе и широкомасштабную эшелонированную ПРО территории всей страны. Ведь сейчас США уже фактически создали инфраструктуру под эту систему, а теперь просто нашли выход из сложившейся ситуации, хотя Россия была категорически против. Россия продолжала считать Договор по ПРО основой стратегической стабильности, мировое сообщество тоже выступало против создания национальной ПРО США, которая теперь неизбежно вызовет новую гонку ядерных вооружений.

Накануне третьего испытания разрабатываемой системы ракетного перехвата 50 видных американских ученых, лауреатов Нобелевской премии, обратились к президенту США с заявлением [44], что его планы по созданию новой ПРО являются преждевременными, чрезмерно дорогими и опасными. Строительством национальной противоракетной системы нельзя защитить страну от удара, но это станет губительным для национальных интересов США, т.к. неизбежно вызовет новую гонку вооружений. Эти испытания, по их мнению, слишком далеки от реальных условий ракетного нападения.

Испытания действительно были неудачными, однако ни мнение нобелевских лауреатов, ни провалы в испытаниях не заставили США отказаться от этой программы. Испытания были продолжены и снова были успешными и неуспешными, но теперь уже ясно, что национальная ПРО будет создана и принята на вооружение.

Здесь уместно также еще раз напомнить, что США к этому времени уже будут готовы вести бесконтактные войны, а это значит, что они будут способны наносить массированные высокоточные удары обычными крылатыми ракетами и по ядерным средствам противника. Все это лишь усложнит и без того трудное положение ядерных стран, и в том числе и России.

Надо отметить, что российские парламентарии справедливо требовали, чтобы Россия имела узаконенную ядерную политику, четкий уровень "ядерной достаточности". Они также настаивали, чтобы исполнительная власть имела как программу ликвидации ядерных вооружений, так и программу государственного военного строительства, замещения ликвидируемых вооружений новыми, и в том числе на новых физических принципах. Ясно, что основой развития российских ядерных сил должны быть только реальные интересы военной безопасности государства и реальные возможности отстоять их. Но при этом следует исходить из реальных экономических возможностей государства.

Следует еще раз подчеркнуть, что только при сохранении Договора по ПРО-72 стабильность в мире могла бы сохраниться, т.к. ни одна ядерная страна, не имеющая надежной системы ПРО, не в состоянии сломать достигнутое военно-стратегическое равновесие. Это равновесие не требовало строгого соотношения ядерных сил. Достаточно было иметь ядерное оружие в любом количестве. При этом было бы весьма полезным, если бы ядерные страны отказались от его применения первыми. Большее количество ядерных вооружений не означает большей безопасности государства. Значит, только при сохранении Договора по ПРО между США и Россией и отказе от применения ядерного оружия первыми всем ядерным странам можно было идти на существенные даже односторонние сокращения и ликвидацию ядерных вооружений, и равновесие, а значит, и ядерный мир сохранятся.

Сжатые сроки создания национальной ПРО - это рывок к дестабилизации "ядерного мира". Уже с началом развертывания этой ПРО неизбежно возникнут новые геостратегические факторы, опрокидывающие всю стратегическую стабильность на планете. Это заставляет утверждать, что проблема заслуживала более активных дебатов и общественного понимания еще до того, как было принято решение по развертыванию этой системы.

Незамедлительный ответ Президента России о том, что односторонний выход США из Договора по ПРО-72 не приведет к снижению военной безопасности России, является чисто политическим. И это лишь одна, видимая сторона медали. На самом деле есть и другая, невидимая сторона медали, и она скрывает крупное внешнеполитическое поражение России, которое будет иметь далеко идущие последствия не только для России, но и для глобальной стабильности во всем мире.

Несмотря на то что Россия и в очередной раз сделала серьезную уступку - не возразила Соединенным Штатам Америки на проведение ими нового испытания элементов национальной системы ПРО, они все же пошли на одностороннее разрушение Договора по ПРО-72 и приняли решение по развертыванию этой системы. Бесполезными оказались все предыдущие переговоры, консультации специалистов МИД, военных представителей, экспертов России, которые много раз встречались в Москве и Вашингтоне и обсуждали проблемы, связанные с Договором по противоракетной обороне, заключенном 26 мая 1972 года.

Президент Буш элементарно переиграл Россию и в полной мере реализует лозунги, провозглашенные им в период избирательной кампании. Ясно, что выход из Договора по ПРО-72 был тщательно продуман и были заранее взвешены все его плюсы и минусы. В октябре 2001 года, еще до официального заявления о выходе из этого Договора, США преподнесли сюрприз России и в одностороннем порядке пошли на беспрецедентное сокращение в течение ближайших десяти лет своего ядерного потенциала до уровня примерно 1700-2200 ядерных боевых блоков из общего количества 7000 единиц. Причем это сокращение не было увязано с необходимостью принятия каких-либо ответных обязательств России в этом плане. О том, что этот акт США односторонний, свидетельствует и отказ Президента Буша подписывать какой-либо документ об этом соглашении. Было просто сказано, что если Россия желает, она может тоже сократить свой ядерный потенциал, скажем, до уровня, который уже назывался ею ранее - 1500 ядерных боевых блоков. Теперь, когда президенты согласились на такие условия и пожали друг другу руки, стало совершенно ясно, что США не хотят связывать свое решение со стратегическим паритетом с Россией, и односторонний выход из Договора в полной мере свидетельствует о пересмотре роли ядерного оружия в целом. Это соглашение по статусу похоже на межправительственное. Оно будет иметь юридическую силу, но, очевидно, не потребует его ратификации в законодательных органах власти.

Безусловно, Россия не была готова к столь неожиданному ходу США, касающемуся ядерного оружия. Она хотела бы участвовать в создании новой системы стратегической стабильности и после разрушения Договора по ПРО-72, а сейчас оказалось, что ее желание никому не интересно, с ней не считаются, и вообще с Россией не хотят вести внешнеполитические переговоры по стратегической стабильности в мире.

Теперь все имеющиеся ядерные боевые блоки России как бы выбрасываются из расчета общего соотношения сил, они обретают лишь собственную ценность и становятся атрибутом внутренней политики, ядерной стратегии и ядерного самосдерживания государства. Сколько осилит Россия - пусть столько и имеет ядерного оружия, но с ней не будут вступать в переговоры, не будут вырабатывать никаких двусторонних договорных соглашений, касающиеся ядерных вооружений.

Ясно, что США в полной мере увязали свой ускоренный выход из Договора по ПРО-72 и широкомасштабное одностороннее сокращение стратегических наступательных вооружений. Здесь можно назвать несколько факторов, подтверждающих такую увязку, которые также имеют отношение ко второй стороне медали.

Во-первых, и национальная система ПРО, и стратегические наступательные вооружения (СНВ) чрезвычайно дорогое удовольствие даже для такого богатого государства, как США. Если в США будет создана сначала ограниченная, а затем и национальная ПРО, то ракетно-ядерных ударов по их территории ждать не от кого, кроме как от России и Китая. При этом присутствует большая уверенность в том, что эти государства не собираются наносить такие удары по США. Значит, нет необходимости содержать в постоянной боевой готовности явно избыточные 7000 ядерных боеприпасов. Более того, США уже давно поняли, что большое количество ядерного оружия не обеспечивает большей безопасности государству. Вот они и выбрали для себя достаточное количество - примерно 2000 единиц, а остальное можно сократить без какой-либо оглядки на кого бы то ни было.

Во-вторых, на находящиеся на вооружении стратегические ядерные силы США ежегодно расходуют 20 миллиардов долларов. Это расходы на поддержание готовности этих сил и средств к войне, прежде всего с Россией, хотя сейчас именно Россия стала главным партнером США в борьбе с международным терроризмом. Ракетно-ядерный военно-промышленный комплекс США уже примерно в течение десяти лет фактически простаивает, но он не имеет права разрушать производственный потенциал, пока на вооружении находятся его ядерные ракеты. Новые заказы ему не поступают, а сам ВПК ничего нового не создает. Модернизацией и поддержанием в постоянной готовности ранее созданных ядерных вооружений много не заработаешь. Утилизацией сокращаемого оружия занимаются другие компании. А тем временем неядерный военно-промышленный комплекс страны, пользуясь моментом, получает огромные заказы Пентагона, который до 2010 года будет ежегодно закупать высокоточное обычное оружие на 50-60 миллиардов долларов. Теперь же, после одностороннего сокращения СНВ США, и ядерный военно-промышленный комплекс, вполне очевидно, получит право использовать значительную часть своего высвободившегося производственного потенциала для разработки пользующегося огромным спросом высокоточного оружия.

В-третьих, если Россия тоже согласится сократить свой ядерный потенциал до уровня 1500 ядерных боевых блоков, а она скорее всего вынуждена будет пойти на это, то этим США как бы заранее подгоняют ее ядерный потенциал под будущие боевые возможности ПРО США. Можно уже сейчас предвидеть, что максимальный потенциал отражаемых атакующих боевых блоков противника национальной ПРО США будет равен не менее 1500 единиц.

В-четвертых, односторонним выходом из Договора по ПРО-72 и односторонним сокращением СНВ США поставили задачу не только выйти из стратегического паритета с Россией, но в будущем остаться на планете в качестве единственного военного полюса.

Теперь поговорим еще более подробно о второй стороне медали одностороннего выхода США из Договора по ПРО-72. Она связана, прежде всего, с тем, что США уже в течение последних десяти лет ведут исключительно бесконтактные войны, и все мы являемся свидетелями этого. Это были войны в зоне Персидского залива в 1991, 1998 годах, войны в Югославии в 1999 году и в Афганистане в 2001 году.

Если война в зоне Персидского залива в 1991 году была лишь прообразом бесконтактной войны, то война в Югославии стала вполне реальным образом такой войны. Следует отметить, что во всех этих войнах США вынуждены были всякий раз заново собирать и монтировать космический разведывательно-информационный эшелон, который является системообразующим для обеспечения бесконтактных военных действий. Во время ведения войны в Югославии над театром войны была создана сборная космическая группировка в составе 50 космических аппаратов различного назначения и принадлежащих разным странам союза НАТО: разведки (всех видов), управления, наведения высокоточного оружия, геодезии и картографии, контроля климата, контроля погоды, связи, документирования и др.

Для ведения войны в Афганистане фактически эту же систему пришлось в течение трех недель "перестраивать" на другой театр войны, и на это израсходованы миллиарды долларов. Это, напомним, одна из причин того факта, что ответные действия США против талибов начались не сразу.

Пока США официально не заявляют, что они уже переходят исключительно к бесконтактным войнам. Однако это уже становится ясным по ряду действий и заявлений руководства. В январе 2001 года до официального вступления в должность будущий министр обороны Д. Рамсфелд доложил избранному, но еще не вступившему в должность Президенту США Бушу результаты работы комиссии по ускоренной милитаризации космоса. Речь шла о грандиозном проекте создания глобального, стратегического по масштабам разведывательно-информационного эшелона постоянного космического базирования, который одновременно мог бы обслуживать как создаваемую национальную систему ПРО США, так и обеспечивать ведение бесконтактных войн на нашей планете. Президент Буш, выступая в Аннаполисе в мае 2001 года, уже открыто потребовал форсировать создание вооруженных сил для ведения бесконтактных войн по всему миру.

США осознают, что разрабатываемая ими национальная ПРО не является с технической точки зрения надежной гарантией обороны страны. Более того, ПРО США для обороны от каких-либо "стран-изгоев" не будет востребована еще по крайней мере до 2010-2015 годов, и с ней можно было бы подождать. Но оказывается, что в рамках финансирования этой нашумевшей и "понятной" всем системы ПРО легко скрытно профинансировать и создать чрезвычайно дорогую (более 50 млрд долл.) унифицированную космическую систему, которая в значительной мере может быть использована как в интересах будущей ПРО, так и в интересах бесконтактных войн. Фактически именно здесь и скрыта новая стратегия США.

Правда, разработчики системы национальной ПРО тоже строят свои многообещающие и далеко идущие планы, и в том числе - финансовые. США создают систему ПРО качественно нового поколения. Их система должна осуществлять селекцию боевых блоков на фоне ложных целей и неядерного перехвата головных частей межконтинентальных баллистических ракет на дальностях от сотен до нескольких тысяч километров. Эта система, по их замыслам, должна развиваться для отражения как одиночных боевых блоков в начале ее создания, так и для отражения массированного удара (500-900-1500) боевых блоков противника через 15-20 лет.

Сейчас главная и первоочередная цель США до 2010 года создать не национальную ПРО, а лишь разведывательно-информационную космическую инфраструктуру для обеспечения возможности ведения бесконтактных войн, а заодно и для самой системы ПРО, которая начнет ставиться на боевое дежурство по окончании этого срока. Космический эшелон национальной ПРО США должен включать порядка 200 космических аппаратов различного назначения, быть глобальным и универсальным как для ПРО, так и для бесконтактных войн. Его общая стоимость, как уже отмечалось, оценивается порядка 50 миллиардов долларов.

В одной из своих поездок в Москву летом 2001 года помощник Президента США по вопросам национальной безопасности Кондолиза Райс пыталась объяснить, что России нечего опасаться национальной ПРО США, т.к. она будет способна перехватывать и уничтожать лишь 1-3 боевых блока противника. Да, на начальном этапе это скорее всего так и будет, но она не сказала, а может, даже и не знает того, что для перехвата такого количества целей необходимо иметь глобальную космическую разведывательно-информационную систему постоянного базирования. Национальная ПРО США просто не сможет своевременно обнаружить, селектировать и уничтожить даже единичные боевые блоки любого противника, с любого направления, если она не будет иметь глобальную космическую инфраструктуру.

По своей конструкции национальная ПРО США включает разведывательно-информационную систему предупреждения о ракетном нападении, систему боевого управления и противоракетные комплексы наземного, а в будущем и космического базирования. Она строится таким образом, что может отражать как одиночные, так и массированные удары ядерных боевых блоков противника. Система уже фактически является многоцелевой, и ее расширение может идти лишь путем наращивания противоракетных комплексов.

Следует ожидать, что в своем развитии универсальная космическая система США получит и средства перехвата баллистических ракет противника в момент их старта и разгона. Стартующая ракета медленно набирает высоту, и у нее огромный демаскирующий факел. Этим непременно воспользуются разработчики ПРО. Видимо, получит развитие и возможность перехвата боевых блоков на апогейных участках траектории баллистических ракет до рубежа разделения головных частей и выброса ложных целей.

Здесь многие страны могут впоследствии встретиться с проблемами, связанными с масштабами национальной ПРО. США, создав мощную космическую инфраструктуру и космический эшелон ПРО, могут фактически "приватизировать" приземной космос и начать препятствовать космической деятельности других стран. У них будут такие возможности.

Если полномасштабная национальная ПРО США будет создана, то после 2015-2020 годов следует ожидать, что США начнут "предоставлять платные" услуги противоракетного прикрытия тем, кто будет в них нуждаться. Такими странами, вполне очевидно, могут быть: Южная Корея, Япония, Тайвань и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона, что приведет к совершенно новой непредсказуемой ситуации в регионе. США скорее всего предложат свои услуги противоракетного прикрытия и странам Европы. Для этого надо только установить наземные противоракетные комплексы в конкретной стране, а космическая разведывательно-информационная система, принадлежащая США, является уже глобальной. В этой связи ясно, что США не допустят Россию на этот рынок, да она и не сможет быть эффективным конкурентом в этом деле.

Сейчас США интенсивно закупают у военно-промышленного комплекса высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования и создают арсенал для ведения бесконтактной войны с любым государством мира уже на рубеже 2010 года. Именно в процессе создания космического разведывательно-информационного эшелона и создания достаточных запасов высокоточных крылатых ракет США через десять лет оторвутся от России и других стран, в том числе и союза НАТО, на поколение войн. А что будет, если в войне встретятся противники, готовые воевать бесконтактным и контактным способом, можно увидеть на примерах Ирака, Югославии, Афганистана.

США заинтересованы, чтобы Россия до 2010 года и даже позже продолжала вкладывать деньги исключительно в ядерное оружие. На военную безопасность России это оружие не повлияет, т.к. его нельзя применять ни при каких условиях, но что точно, Россия отстанет от США на поколение войн, а это может изменить многое. К тому же ядерное оружие России всегда будет под прицелом США.

После выхода США из Договора по ПРО-72, одностороннего широкомасштабного сокращения СНВ и принятия на вооружение национальной системы ПРО отношения между Россией и США в области стратегических ядерных вооружений скорее всего будут строиться уже не на базе соотношения ядерных потенциалов, а на вере в добрые намерения друг друга. Но намерения, как известно, - величина переменная, а вот потенциалы более стабильны, и изменить их быстро невозможно.

С 11 сентября 2001 года Россия и США стали как бы партнерами, но союзниками они не будут никогда. Нельзя даже исключать, что последующие консультации о согласовании новых уровней стратегических наступательных вооружений сторон могут быть провалены, но теперь уже скорее всего из-за односторонней позиции России. Вот что скрывается на обратной стороне медали, "выпущенной" по случаю одностороннего выхода США из Договора по ПРО.

Ядерное оружие России бессильно препятствовать расширению союза НАТО на восток

Как ни парадоксально, но в условиях наличия ядерного паритета все процессы в мире шли и идут не благодаря, а вопреки ему. Ядерное оружие и ядерный паритет пока еще не принудили остальной мир жить в мире без войн. Вместе с тем история подтверждает, что ядерное оружие способствует появлению у его обладателей высокомерия и уверенности в безнаказанности применения обычных средств поражения, и во многих случаях государства, имеющие на вооружении ядерное оружие, легко шли на развязывание войн и военных конфликтов.

Если ретроспективно оценить лишь некоторые действия Советского Союза в Корее, на Кубе, на Ближнем Востоке, в Берлине (Германия), Венгрии, Чехословакии, Вьетнаме, Эфиопии, Анголе, Афганистане, то не трудно увидеть, что все они имели место именно тогда, когда он стал обладателем большого количества ядерного оружия, т.е. под мощным ядерным прикрытием. Аналогичные акции и действия многократно предпринимали и другие ядерные страны: США, Великобритания, Франция, Китай, Израиль.

Но здесь появляется опасность того, что если ядерное оружие даже в единичных экземплярах окажется в руках государств-экстремистов, руководители которых обладают решимостью действий, то это может не только придать им смелости в развязывании войн и конфликтов с применением обычного оружия, но и стать орудием шантажа и даже практического применения самого ядерного оружия без всяких опасений за последствия. Как видно, ядерный паритет и ядерное сдерживание здесь просто ни при чем.

В течение 57 лет ядерного века в условиях сложившегося ядерного паритета войны и вооруженные конфликты с применением обычных средств поражения шли, идут и, видимо, будут идти и в будущем. Национальные интересы даже близких, соседних государств, как правило, не совпадают, часто носят субъективный, а иногда и экстремистский характер, что является, в большинстве, основой обострения отношений и возникновения противоречий между ними.

Стремление отдельных государств или коалиций к распространению своих жизненных интересов в некоторых, порой отдаленных регионах, к давлению на другие государства, к вмешательству в их суверенные дела, к поддержке там дестабилизирующих элементов, экстремистских течений может стать причиной резкого осложнения внешнеполитических отношений, а в худшем случае зарождения опасностей и угроз и даже военных действий. Это может также стать причиной региональных конфликтов, гражданских войн, экономических раздоров и даже возможных интервенций крупных государств.

Ядерное оружие не способно хоть как-то повлиять на все эти ситуации, о чем уже свидетельствует новейшая история. Трудно представить свершившийся факт саморазвала ядерного СССР, который немедленно породил множество территориальных, национальных, экономических и религиозных противоречий, открытого антагонизма, а также явился причиной нарушения общей стабильности в регионах, стал символом непредсказуемости и неопределенности.

На территории бывшего Советского Союза весьма болезненно формируется совершенно новая геополитическая структура. Если к этим проблемам подходить системно и глобально, то оказывается, что советское, а затем уже российское ядерное оружие оказалось беспомощным хоть в какой-то степени повлиять на стабилизацию положения не только в странах, ранее входивших в СССР, но и в самой России. Несмотря на наличие ряда других ядерных государств, разбалансировался механизм не только ядерного, но и общего равновесия в мире и особенно в отдельных его геостратегических регионах и районах. Для ядерной России основная опасность и угроза ее территориальной целостности и безопасности уже сейчас исходит из четырех различных географически разбросанных направлений: западное (союз НАТО), кавказское, центральноазиатское, дальневосточное.

Союз НАТО продолжает свое быстрое наступательное движение на восток, и пределов его расширения в этом направлении не видно. Американская позиция тут предстает непоколебимой, и расширение на восток остается одной из приоритетных задач американской политики.

Правда, следует заметить, что президент Белоруссии, очевидно, в качестве закономерного ответа на расширение союза НАТО на восток, почти на полтора года приостанавливал вывод частей российских стратегических ядерных сил из республики. Тогда это было фактически волюнтаристское решение руководителя Белоруссии без всякой его предварительной проработки. Эти ядерные средства сейчас находятся в России. Но не следует считать, что тогда это было простым недоразумением. Скорее, это была попытка президента суверенной Белоруссии с помощью ядерного оружия России сдержать приближение союза НАТО к границам своего государства. Однако оказалось, что самое современное российское ядерное оружие, досягаемость которого не зависит от того, где оно находится, именно эту функцию сдерживания не выполнило. На это оружие на Западе просто никто не обратил внимания, и союз НАТО был расширен и продвинут на восток. Окопы его переднего края уже вырыты вплотную к границам Белоруссии. Более того, на территории Польши, ставшей членом союза НАТО, непосредственно у границы с Белоруссией установлены три мощные радиолокационные станции, которые ведут разведку даже за пределами республики. Ядерная Россия и безъядерная Белоруссия в тесном военном союзе всеми силами сопротивлялись этому, но с ними не посчитались.

Расширение союза НАТО на восток для России представляет опасность сейчас не столько в оборонном, сколько в общеполитическом плане формирования фактически нового, мощного в военном отношении европейского сообщества. Сейчас уже вполне очевидно, что союз НАТО становится монолитной европейской военной силой, расширяющей свои операционные зоны за пределы традиционных зон ответственности. Ядерная Россия исключена из алгоритма выработки и принятия решений по важнейшим вопросам не только европейской, но и глобальной безопасности и уже фактически стала второразрядным участником европейского процесса. Правда, сейчас предпринимаются попытки удержать Россию от конфронтационного настроения по отношению к союзу НАТО и ей предлагают стать двадцатым, хотя и не юридическим, членом этого союза.

В Совете НАТО рассматривается резолюция, рекомендующая принятие сразу всех претендентов в союз. Ядерную Россию утешают сладкими речами о взаимодействии в Совете РФ - НАТО, о возможности когда-либо в будущем и ее участия в организации Североатлантического договора. Великобритания предложила в интересах России создать в течение 2002 года новый стратегический орган, в котором Россия была бы равноправным членом наряду с 19 членами союза НАТО. Новую надстройку предлагается назвать Российско-Североатлантическим Советом (РСС), и Россия должна стать одним из членов двадцати. Однако ее функции являются при таком раскладе преимущественно консультативными без права вето на возможные решения, скажем, на прием стран Балтии в союз НАТО. Причем поражает то, что сам союз НАТО понимает, что никакое его расширение не станет эффективным средством противостояния угрозам и действиям терроризма. Столь громоздкий военный блок уже изжил себя, утратив с распадом СССР и Варшавского союза цели, ради которых был создан. Сейчас уже становится очевидным, что объединение усилий международного сообщества против новой реальной угрозы требует создания совершенно другой организации, способной вести асимметричную борьбу с международным терроризмом. Аргументы США насчет угрозы со стороны так называемых "стран-изгоев" (Ирака, Ирана, Ливии и Северной Кореи) после 11 сентября выглядят явно неубедительными. Эти страны просто не обладают возможностями, чтобы создать ядерное оружие и особенно средства его доставки в США. Именно нью-йоркская трагедия показала, что неприемлемый ущерб может наноситься совсем другими асимметричными методами и средствами.

Вслед за Чехией, Венгрией и Польшей все три прибалтийские страны Литва, Латвия и Эстония, а также Болгария, Румыния и Грузия уже подали заявки о вступлении в этот союз. Вынашивают такие же намерения Украина и Финляндия. Похоже, что очень скоро ядерная Россия будет окружена окопами переднего края со стороны союза НАТО по всему периметру ее западных границ. После вступления Литвы в союз НАТО она наверняка запретит перевозки в Калининградскую область спецгрузов для российских войск, прекратит подачу в область электроэнергии из Ингалинской АЭС. Ядерная Россия может вообще потерять Калининградскую область, где сейчас проживает меньше миллиона человек, из которых одна треть - военнослужащие.

Страны Балтии, не обращая внимания на ядерное оружие России, открыто проводят целенаправленную политику, ориентированную на Западную Европу. В Латвии уже строится мощная радиолокационная станция (РЛС) в интересах союза НАТО, хотя сама республика еще не является членом этого союза. Эта РЛС будет контролировать фактически всю обстановку на территории Белоруссии и информацию в реальном масштабе времени будет направлять в штаб-квартиру союза НАТО в Брюсселе.

На Кавказе и в Центральной Азии весьма тяжело формируются геополитические регионы входящих в них как российских республик, так и других стран. Некоторые из них склонны к ориентации на исламский фундаментализм. Эти процессы уже сейчас сопровождаются серьезными военными конфликтами и даже крупномасштабными войнами. К таким конфликтам могут привести и трудно разрешимые проблемы проживания на одних территориях населения, этнически принадлежащего другим государствам, имущественные, экономические, военные и другие проблемы. На ядерное оружие России никто не обращает никакого внимания, а она бессильна повлиять на все это.

Сохранившемуся в неприкосновенности союзу НАТО теперь фактически уже никто не противостоит. Более того, он косвенно увеличивает количество своих членов за счет программы "Партнерство во имя мира" и непосредственно за счет расширения на восток. Ядерная Россия попалась на "удочку партнерства", вошла в "отстойник" для новых будущих членов и уже в течение нескольких лет своими миротворческими силами выполняет интересы союза НАТО, причем за свои же деньги. Если проанализировать случившееся более внимательно, то на самом деле оказывается, что не Россия вошла в союз НАТО, а скорее наоборот - союз НАТО вошел в Россию. США силой подтвердили свою роль мирового лидера и практически исключили влияние ООН на мировые процессы. Союз НАТО игнорировал национальные интересы ядерной России на Балканах. В связи с отсутствием на границах СНГ устойчивой системы коллективной безопасности возрастает угроза втягивания России в локальные войны и конфликты.

Несомненно, что ядерное оружие России, которому приписывают многочисленные функции сдерживания от политического шантажа, давления, проведения невыгодной для нее политики и т.п., не способствует ни категорическому, ни ультимативному запрету расширения союза НАТО к ее границам. Ядерное оружие России бессильно повлиять на формирование списка будущих новых членов союза НАТО и на географическую конфигурацию расширяющегося союза. Ядерные США в пику ядерной России совершенно спокойно объявляют жизненно важными интересами территории стран, ранее входивших в Советский Союз. Расширение союза НАТО на восток и гарантии безопасности для России никогда вместе не рассматривались, что создает для нее реальную военную опасность. Ядерное оружие России при этом выступает лишь в роли статиста.

Агрессивный характер союза НАТО уже был продемонстрирован проведением силовых акций против боснийских сербов в 1995 году, которые осуществлялись без юридического решения ООН. Аналогично агрессивный характер союза НАТО был проявлен и при нанесении многочисленных мощных, высокоточных ударов по экономическому потенциалу Югославии в 1999 году. Ядерная Россия предпринимала значительные политические усилия по прекращению этих ударов, однако на нее в который раз никто не обращал внимания.

Страны Запада и в первую очередь США явно демонстрируют, что они совершенно не заинтересованы в строительстве полной и всеобщей системы военной безопасности в Европе с участием ядерной России. В течение более десяти лет демократических преобразований Россия так и не выработала устойчивой стратегической и политической ориентации на перспективу. Пока нельзя утверждать, что в России навсегда установился демократический строй во главе с такими лидерами, с которыми можно работать не только сейчас, но и в будущем.

Однако думается, что ядерная Россия и сама могла бы при желании заняться созданием подобной системы европейской безопасности, скажем, на базе стран СНГ и других стран Европы, но под эгидой ООН, ОБСЕ. Если бы нашлись такие страны, которые во главе с ядерной Россией лишь объявили бы о своем желании создать свою систему коллективной безопасности в Европе в противовес расширяющемуся союзу НАТО, то следовало бы ожидать, что именно это стало бы мощнейшим сдерживающим фактором, и предполагаемое расширение могло быть действительно заторможено, а может, и вообще приостановлено. В этом направлении уже многое сделано, и надо лишь реализовать решение Совета глав государств СНГ от 21 октября 1994 года, когда был принят меморандум "Основные направления интеграционного развития Содружества Независимых Государств" и утвержден перспективный план интеграционного развития СНГ. Надо также запустить механизм работы подписанного еще в 1992 году Договора о коллективной безопасности и многих двусторонних соглашений между странами СНГ. Видимо, сейчас было бы весьма своевременным объявить о создании специального межгосударственного совета СНГ во главе с ядерной Россией по организации работ в области всеобщей и европейской безопасности и по выполнению уже принятых решений высших органов Содружества.

Есть еще один весьма авторитетный коллективный орган - Совет Межпарламентской ассамблеи СНГ, который также позволяет объединить усилия всех ветвей власти стран Содружества в интересах недопущения расширения союза НАТО на восток и всеобъемлющей европейской безопасности. Ясно, что союз НАТО торопится как можно быстрее решить свои задачи расширения на восток, пока Россия и остальные страны СНГ утонули в своих экономических проблемах. Однако у России и стран СНГ просто нет других реальных мер противодействия расширению союза НАТО.

Ядерное оружие России не способно препятствовать этому расширению, а предлагаемые меры пока требуют длительных согласований воли стран Содружества, а затем постепенного решения этой проблемы с учетом предстоящих экономических затрат и соответствующих планов и темпов расширения союза НАТО. Видимо, эти коллективные усилия стран Содружества с участием и ядерной России способствовали бы разрешению и завершению миром и согласием локальных войн и военных конфликтов между отдельными государствами - выходцами из бывшего СССР, способствовали бы прекращению дезинтеграционных процессов внутри суверенных государств.

"Ядерный мир" требует испытаний ядерных вооружений

Следует ожидать упорного сопротивления процессу прекращения ядерных испытаний прежде всего со стороны тех стран, которые отстают в своей подготовке к войнам нового, шестого поколения. Нынешних членов "ядерного клуба" тоже может не устраивать идея всеобщего запрещения ядерных испытаний. С одной стороны, все они практически признают, что запрещение ядерных испытаний - важный шаг на пути к ядерному разоружению, но с другой - они накопили достаточно большие ядерные арсеналы, которые требуют постоянного подтверждения их безопасности.

Проблема состоит в том, что при длительном хранении ядерных боеприпасов в них не прекращается процесс деления ядер плутония или урана, а значит, накапливаются элементы распада, изменяются физико-химические свойства боевого вещества. Это может привести к тому, что ухудшатся боевые характеристики заряда, возможно нарушение или изменение свойств конструкции боевого блока. В конечном итоге может возникнуть и опасность несанкционированного срабатывания ядерного устройства. Именно для этого и нужны ядерные испытания.

Правда, выдающийся ученый академик А.Д. Сахаров утверждал, что боеспособность многих вариантов ядерного оружия может быть надежно проверена без проведения ядерных испытаний. Сейчас в ряде ядерных государств продолжают работать лаборатории, где разрабатываются методы и технологии модернизации существующих и проектирования новых видов ядерного оружия. США для этих целей создают уникальные и дорогостоящие лаборатории компьютерных испытаний, моделирующих реальные ядерные взрывы. Американская корпорация IBM создала новый компьютер, обладающий фантастическим быстродействием - 12,3 триллиона операций в секунду. Суперкомпьютер установлен в 2000 году в Ливерморской лаборатории радиации имени Лоуренса в Калифорнии и используется для моделирования испытаний ядерных вооружений [41]. Первое успешное виртуальное испытание ядерного оружия в США уже проведено. В апреле 2000 года лаборатории Лос-Аламоса, Лоуренса, Ливермора и Сандии завершили 42-суточный эксперимент по трехмерному моделированию взрыва водородной бомбы в масштабе 1:1. Имитировались первые секунды процесса - детонация и начало выброса радиации. Используемые ранее модели были двумерными, и для проверки функционирования заряда требовалось проведение натурных испытаний [45].

Франция также выделила средства и ведет строительство крупной установки лазерного синтеза для лабораторных испытаний термоядерных компонентов. У Китая и особенно России не хватает требуемых средств для существенного расширения инфраструктуры моделирования термоядерных реакций, и это неизбежно толкает их на продолжение натурных ядерных испытаний. В этой связи следует ожидать критического отношения и некоторых других ядерных стран к электронным, стендовым способам испытаний. А пока их военные и гражданские ядерщики будут настойчиво демонстрировать свое желание продолжать натурные ядерные испытания. Они будут заявлять, что перед ними стоит очень серьезная и ответственная задача проверки и нахождения действительно гарантированных, максимально эффективных механизмов обеспечения безопасности тех боеприпасов, которые давно находятся на вооружении и на которые возложена задача ядерного сдерживания.

Следует напомнить, что к концу 1998 года ядерные державы официально подтвердили о проведении ими 2051 ядерного испытательного взрыва (США 1030, СССР - 715, Франция - 204, Великобритания - 45, Китай - 45, Индия 6, Пакистан - 6). 17 сентября 1954 года на Тоцком полигоне Южно-Уральского военного округа было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Это были крупномасштабные учения войск с реальным воздушным ядерным взрывом. Руководил учением Г.К. Жуков, который и приказал вести наступательные боевые действия немедленно после взрыва. К ядерному оружию тогда относились, как к обычному оружию поля боя.

На ядерном испытательном полигоне на острове Новая Земля 30 октября 1961 года был произведен самый мощный в истории человечества воздушный взрыв водородной бомбы. Мощность взрыва достигала 58 мегатонн в тротиловом эквиваленте. Взрыв был произведен на высоте 4,5 тысячи метров. Тогда к подобным ядерным испытаниям, преследующим главным образом лишь политические цели, относились весьма легко, да и готовились они с большой секретностью. Вполне естественно, что в то время никто из советских ученых не удосужился выступить против подобных экспериментов, результаты которых представляли угрозу не только для их участников, но и для многих континентов, стран, их фауны и флоры. Но именно в разгар "холодной войны" Советский Союз должен был постоянно демонстрировать свою силу и решимость применить ее, если в этом возникнет необходимость. Этим подчеркивался и статус сверхдержавы, при этом чаще всего подчеркивалось - "ядерной".

Следует отметить, что советский ядерный полигон в полярной области нашей планеты так и сохранит за собой зловещий рекорд количества взрывов в атмосфере. Здесь с 1958 по 1962 год было взорвано в атмосфере, по различным данным, 58-60 ядерных устройств. Несколько ядерных взрывов было произведено и под водой. Кстати, воздушные ядерные испытания на российской Новой Земле уже привели к тяжелым последствиям в природе, которая не скоро преодолеет их. Ядерные испытания, видимо, надолго разорили уникальные в заполярной России птичьи базары, а это привело к исчезновению гуано - отходов жизнедеятельности птиц, что, в свою очередь, привело к исчезновению планктона. Последней в этой цепочке оказалась сельдь, которая питается планктоном. Сейчас этот полигон сохраняется в постоянной готовности как Центральный полигон Российской Федерации, и определенные силы не теряют надежду, что ядерные испытания когда-нибудь все же будут возобновлены.

Известно, что испытания в атмосфере, в космосе и под водой были запрещены Международным договором 1963 года, но подземные испытания продолжались, и очередные из них были осуществлены Китаем 5 октября 1993 года и 10 июня 1994 года. В 1995 и 1996 годах Китай снова провел подземные испытания ядерного оружия и заявил об отказе от дальнейших испытаний. Франция также объявила о возобновлении программы ядерных испытаний, которые были прерваны в 1992 году. Было заявлено, что на атолле Муруроа в Тихом океане будут проведены 8 испытаний, из которых первое было проведено в начале сентября 1995 года, а затем были произведены еще четыре испытания, после чего в начале 1996 года было заявлено, что программа выполнена и Франция полностью прекращает свои испытания. Думается, что ядерные испытания Франции нужны были скорее в политических целях, нежели для проверки надежности и безопасности ее ядерного арсенала. Руководство Франции, видимо, опасается, прежде всего, усиления роли Германии в Европе, ее сближения с США и ослабления своего веса в европейских делах. Осуществленные ядерные взрывы, очевидно, должны были показать, что Франция обладает эффективным оружием и в силу этого может не хуже США играть стержневую роль в деле сохранения стабильности в Европе. Кроме того, несомненно, что французские ядерные испытания были связаны с предвыборной платформой нынешнего президента Ширака, который пообещал возобновить ядерные эксперименты, прерванные в 1992 году по указанию президента Франсуа Миттерана. И он был просто обязан, несмотря на колоссальное сопротивление мировой общественности, выполнить те обещания, которые были даны им в предвыборный период. Это трудно доказать, но не исключено, что победа на президентских выборах была обеспечена и теми силами, которые связаны с ядерным ВПК Франции.

Совершенно неожиданными оказались ядерные испытания, проведенные Индией [5] и Пакистаном [6] в 1998 году. Для ядерного ВПК России это было своеобразным "ядерным возбуждением", и он немедленно стал настаивать на возобновлении и продолжении своих ядерных испытаний и, как и следовало ожидать, быстро нашел поддержку у военного руководства и у определенной части депутатов Думы. Сторонников продолжения ядерных испытаний много и в других ведомствах России. Они, так или иначе, связаны либо с ВПК, либо находятся в плену устаревших взглядов ядерного сдерживания и пытаются "обосновать" их необходимость с помощью аргументов, выработанных в прошлом: необходимость проверки уязвимости ядерных боезарядов от воздействия различных факторов; необходимость модернизации ядерного оружия. Утверждают, что это совершенно безопасно экологически и что сейчас есть методы достаточно надежной идентификации подземных ядерных взрывов в диапазоне от 0,001 килотонны (10 тонн). Ссылаются и на мнения некоторых военных ученых, которые утверждают, что более 600 ядерных испытаний, проведенных в атмосфере, не привели ни к планетной катастрофе, ни к глобальному изменению климата, ни к ядерной осени, ни тем более к ядерной зиме.

Думается, что до сих пор еще не изучены последствия всех ядерных испытаний, и не только атмосферных, да и сами последствия еще полностью не проявились. Глобальные изменения климатических ресурсов на нашей планете, к сожалению, все же произошли, происходят они и сейчас, к тому же они весьма существенны.

Ядерное оружие обладает страшной особенностью: радиация убывает очень медленно по скользящей шкале, а высокие ее дозы убивают все живое быстро и жестоко; небольшие дозы убывают очень медленно и убивают тоже медленно, становясь причинами лейкемии, анемии, заболевания почек и других тяжелых заболеваний. Сейчас уже установлена прямая зависимость между радиацией, радиоактивным облучением и вызванными ими самыми различными заболеваниями, включая раковые. Медленно, в течение многих последующих поколений, происходит поражение генофонда, разрушается наследственность у всех живых организмов, если они еще смогут появиться на свет и выжить. Природная сопротивляемость живых организмов, еще сильная в начале облучения, постепенно уменьшается и исчезает полностью, в то время как влияние радиации сохранится еще очень долго. И значит, до сих пор нельзя исключать пагубного воздействия еще первых боевых атомных взрывов в Японии, многих подземных взрывов на полигонах планеты и безусловно более 600 испытательных атмосферных ядерных взрывов. До сих пор над планетой разносятся радиоактивные вещества, выброшенные наземными и воздушными ядерными взрывами.

В результате ядерных взрывов в биосферу попало большое количество углерода-14 и плутония. Период полураспада первого - 5,73 тысячи лет, второго - 24,4 тысячи лет. Причем плутония в биосфере вообще не существовало до начала атмосферных ядерных испытаний. Известно, что грамм распыленного плутония может отравить на тысячелетия один квадратный километр территории. Подсчитано, что в атмосферу в результате ядерных взрывов попало более 4 тонн плутония, который еще многие годы будет отравлять всю поверхность нашей планеты.

Есть расчеты и прямого поражения человечества в результате ядерных испытаний, которые показывают, что к 2000 году в мире только от раковых заболеваний, вызванных уже прошедшими ядерными испытаниями, погибло около 430 тысяч человек, а в наступившем новом веке, т.е. уже фактически в новом поколении людей, по этой причине погибнет до 2 миллионов 400 тысяч. Причем география гибели носит планетарный характер. Будут погибать люди даже на другой стороне земного шара, находящиеся в десятках тысяч километров от мест ядерных взрывов.

Все виды ядерных испытаний оказали значительное влияние на емкость климатических ресурсов планеты. В науке появилось страшное понятие "ядерная зима" [13], которое предостерегает не только об опасности ядерного конфликта, но и об опасности ядерных испытаний. В результате применения или продолжения испытаний ядерного оружия в атмосфере поверхность Земли может перестать быть нагревателем в планетной климатической системе, поскольку солнечное тепло не сможет достичь земной поверхности из-за вторжения в атмосферу огромных объемов пыли и продуктов горения. Может наступить долгая "ядерная зима" не только для воюющих сторон или страны, испытавшей на своей территории ядерное оружие, но и для непричастного человечества.

Группа ученых под руководством академика Н.Н. Моисеева в 1985 году [13] провела исследования, связанные с возможным применением ядерного оружия в войнах и военных конфликтах. Они пришли к обоснованному ошеломляющему выводу, что глобальная ядерная война неизбежно приведет к полному изменению среды обитания человека, включая биосферу. На компьютерном атласе земного шара были показаны долговременные районы, которые ученые назвали "черными дырами", которые как бы притягивают радиоактивную грязь, возникшую после масштабного применения ядерного оружия, и "белыми зонами" те, которые, наоборот, выносят загрязнение из районов. И те и другие имеются в значительных количествах и на территории России, и на территории США. В случае ядерного военного конфликта между этими странами или испытаний ими мощного ядерного оружия в атмосфере климатический фактор становится неизбежным следствием, что сразу же выводит из-под контроля всю ситуацию.

Ядерная война между крупными ядерными странами автоматически становится климатической войной для всей планеты. Сейчас на этот фактор в ядерных странах просто не обращают внимания. Более того, ядерное мышление тех, кто делает ставку на ядерное сдерживание, строится на том, что "ядерная зима" если и возникнет, то, конечно же, только для противника, а для себя допускается лишь безобидная "ядерная осень", не более. Так сейчас, в основном, думают государственные политики, разработчики ядерных вооружений и крупные военные руководители.

Не нужно фантазировать: 90% ядерных испытаний проводились и проводятся с целью создания новых, более мощных ядерных боеприпасов. Но во многом испытываются лишь конструкции, автоматика, а их можно проверять и без ядерного заряда. Тем более что сейчас появляется возможность идти по пути макетирования штатных ядерных устройств. В конце 1998 года на ядерном полигоне на Новой Земле российские ученые успешно провели серию неядерных (гидродинамических, или подкритических) экспериментов с макетами штатных ядерных устройств. Суммарная мощность взрывов была равна десяти килограммам тротилового эквивалента. Есть и другое направление. Как уже упоминалось, в некоторых ядерных странах имеются сверхмощные и сверхскоростные ЭВМ, которые в определенной мере могут обеспечить решение задач моделирования всех процессов, связанных с ядерным взрывом. Но этого недостаточно, т.к. для моделирования ядерных взрывов нужны также весьма дорогостоящие газодинамический и облучательный комплексы, что для некоторых ядерных стран экономически недоступно.

Думается, что если бы Договор 1963 года в свое время запретил ядерные испытания во всех сферах, то человечество было бы в большей безопасности, чем сейчас. Ядерные испытания не являются частной проблемой одного государства, а затрагивают все человечество. Они же являются и ключом в решении проблемы сокращения и полной ликвидации ядерного оружия. Стоит только полностью и навсегда запретить все виды ядерных испытаний с помощью соответствующего международного договорного и эффективно контролируемого соглашения, как это приведет постепенно сначала к замораживанию, а затем и к отмиранию ядерного оружия. Одним лишь сокращением ядерных вооружений нельзя ликвидировать ядерное оружие, а прекращение ядерных испытаний постепенно ведет и к его сокращению, и к ликвидации.

Если бы только две крупнейшие ядерные державы - Россия и США - пошли совместно на этот договор хотя бы сроком на 10-15 лет, то и другие ядерные страны скорее всего устремились бы за ними, а остальных, особенно сопротивляющихся, можно было бы цивилизованными способами заставить подчиниться этому договору. Это привело бы к существенному улучшению не только политической, экологической, но и экономической обстановки в мировом масштабе.

В этой связи весьма отрадно, что 10 сентября 1996 года на 50-й, юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН был подписан долгожданный бессрочный Договор о всеобщем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Это уникальный документ международного права, позволяющий создать заслон распространению ядерного оружия и повысить глобальную и региональную стабильность и безопасность.

Исторически сложилось, что мир оказался разделенным на маленький "ядерный клуб" и крупный "неядерный клуб", что само по себе уже является большим неравенством. Однако за нынешний текст договора уже проголосовали 187 государств мира, и он ратифицирован 51 страной, в том числе Великобританией, Францией, Россией, которые входят в число 44 государств, чья ратификация является обязательным условием вступления его в силу. Против принятия документа в этой редакции проголосовали Индия, Пакистан, Северная Корея, Ливия и Бутан.

Индия, являющаяся главным противником договора, считает, что в его текст необходимо внести пункт, определяющий конкретные сроки уничтожения уже имеющегося ядерного оружия, в противном случае она никогда не присоединится к ДВЗЯИ, т.к., по мнению индийского руководства, под угрозу будет поставлена национальная безопасность государства.

Израиль обязался подписать договор в самое ближайшее время. Но если этого не произойдет, от поддержки документа откажутся многие арабские страны, и в первую очередь Иран, Ирак, Пакистан, Афганистан, Сирия.

США, проявив национальный эгоизм, также не ратифицировали этот договор, чем фактически поставили под угрозу присоединение к нему и его ратификацию во многих странах. В Конгрессе США его рассматривали в октябре 1999 года, но тогда для ратификации не хватило голосов. Повторно голосование, видимо, может состояться уже в Конгрессе нового созыва, который образован после ноябрьских выборов 2000 года. Следует отметить, что Египет, Мексика и Япония выступили с требованием, чтобы ядерные державы строго выполняли свои обязательства по этому договору. Думается, у этих стран могут появиться многочисленные последователи.

В настоящее время глубокий кризис в экономике ряда суверенных стран принял такие масштабы, что оказались подорванными даже сами основы обеспечения их военной безопасности. Последствия распространения этого кризиса опасны не только сейчас, но и на ближайшую и даже отдаленную перспективу. Уже сегодня в некоторых странах явно виден рост числа промышленных и транспортных аварий, техногенных катастроф, главными причинами которых являются износ основных фондов химической, нефтехимической, нефтеперерабатывающей промышленностей, а также скопление большого количества отработавших ресурс ядерных реакторов различного назначения, ожидающих утилизации.

В войнах нового, шестого поколения неизбежно возрастет вероятность внешних преднамеренных высокоточных воздействий, прежде всего по объектам ядерного оружия и ядерных энергетических установок воюющих сторон, а также вероятность возникновения техногенных аварий и катастроф, связанных с ядерными и химическими продуктами. Но, к сожалению, уже сегодня и наверняка и в будущем возникнут созданные руками людей потенциально опасные чрезвычайные ситуации. Сейчас более чем в 30 странах мира работают 436 атомных электростанций, несколько тысяч экологически опасных промышленных ядерных реакторов, не считая исследовательских, которые непрерывно нарабатывают плутоний. Они расположены практически на всех обитаемых континентах, но в первую очередь в наиболее развитых государствах, например, на территории европейских стран их 265, а на территории США только атомных электростанций 109. Больше всего от атомной энергетики зависят Франция (75% потребляемой электроэнергии), Литва (73,1%), Бельгия (57,7%), Болгария (47,1%) [26]. Сегодня в России 9 атомных электростанций, 29 энергоблоков с суммарной установленной мощностью 21 миллион киловатт. 4 энергоблока остановлены после отработки сроков. Стандартный ресурс энергетического ядерного реактора 30 лет, и к 2023 году должны быть остановлены все российские АЭС.

Ситуация усугубляется тем, что остановленные АЭС полностью выпадают из числа производителей электроэнергии, но сразу же превращаются в ее активного потребителя: им постоянно будут необходимы освещение, отопление, вентиляция, связь, охрана, защита и др.

По данным газеты "Сегодня" от 20 января 1998 года, в настоящее время на территории России на приколе у причалов военных баз Северного и Тихоокеанского флотов стоят 107 атомных подводных лодок, отслуживших свой срок и отправленных на металлолом. С этих лодок не сняты ядерные реакторы, и исходящий от них потенциал угрозы не поддается описанию, т.к. никто не знает, как ведут себя активные зоны реакторов в ситуациях, когда сроки их выгрузки давно нарушены. Некоторые специалисты считают, что эта угроза может быть эквивалентна сотне полноценных "плавучих Чернобылей". Государство не может выделить достаточные средства на быструю утилизацию этих экологически опасных ядерных объектов. Нет на это средств и у министерства атомной энергетики России, которое длительное время существовало главным образом за счет разработки оружия ядерного сдерживания. Сейчас оно вынуждено заниматься коммерцией и заключает с различными иностранными фирмами контракты, не всегда безопасные для государства.

Так, были заключены контракты на дообогащение французского и немецкого урана на предприятиях в Красноярске-45 и Томске-7, переработку финского отработанного ядерного топлива и производство плутония для американских военно-космических программ на комбинате "Маяк", переработку венгерского отработанного ядерного топлива.

С США был заключен огромный многолетний контракт на сумму 12 миллиардов долларов, в соответствии с которым Россия должна утилизировать 500 тонн оружейного урана. На российских производствах разбираются собственные ядерные боеголовки, и из них извлекается высокообогащенный оружейный уран, который затем превращается в низкообогащенный, и его покупают США, видимо, для того, чтобы он больше никогда снова не стал ядерным оружием в России или в третьих странах. К началу 1999 года уже переработано 60 тонн оружейного урана. Но, как сообщалось в газете "Аргументы и факты" (№ 51, 1998 г.), американская сторона неожиданно для нас перестала покупать ту часть полученного низкообогащенного урана, которую они называют природной составляющей, содержащей 0,7% урана. Контракт немедленно подешевел на 25% (до 9 млрд. долл.), и, кроме того, российские производства стали сразу затовариваться этим невостребованным компонентом, т.к. он практически никому не нужен, так как опасен как любой ядерный материал. Как-то удивительно складывается, что все соглашения, да и вообще деятельность министерства атомной промышленности, сильно уязвимы с точки зрения ядерной безопасности России, и практически из-за полного отсутствия необходимой законодательной базы, регулирующей эту безопасность, многие сделки, видимо, идут с нарушениями. Кроме того, по всем контрактам с иностранными государствами отходы от производства остаются в России, что наносит явный ущерб окружающей среде. Сами предприятия атомной промышленности работают практически без разрешения Госатомнадзора, т.к. они не способны пройти экспертизу на получение необходимых документов.

Ядерное сдерживание прямо или косвенно пронизывает своими метастазами и столицу Российского государства - Москву [31]. Здесь находится более тысячи научных и промышленных предприятий, работающих с ядерными установками и радиоактивными материалами. Большинство исследовательских ядерных установок уже изрядно устарели и стали несовершенными с точки зрения безопасности, ни одна из них не обладает защитным колпаком. Дальнейшая эксплуатация таких ядерных исследовательских установок представляет потенциальную опасность не только для жителей столицы, области, но и России в целом. Так, например, в Российском научном центре "Курчатовский институт", находящемся в одном из самых густонаселенных районов Москвы, хранилища отработанного топлива заполнены почти полностью. В них находятся сотни тонн отходов высокой суммарной активности. Эти хранилища не отвечают современным стандартам безопасности в атомной энергетике, но пока необходимые меры не принимаются.

И безусловно беспрецедентным является решение Правительства России, которое под давлением Минатома разрешило ввоз на ее территорию радиационных отходов из других стран для их переработки и захоронения. Возможности России по захоронению на ее территории импортных ядерных отходов оцениваются в десять тысяч тонн. Интерес к захоронению своих ядерных отходов в России уже проявили Тайвань, Мексика, Голландия, Швейцария, Северная Корея [38]. Этот акт нельзя назвать иначе, как добровольное, медленное внутреннее самоуничтожение на фоне надежного внешнего ядерного сдерживания.

Между тем принятый несколько лет назад Закон РФ "Об охране окружающей природной среды" категорически запрещает ввоз на территорию России и хранение здесь иностранных радиоактивных отходов. Обнадеживающее решение принял и Верховный суд РФ, который признал противоречащим закону ввоз в страну на хранение и захоронение радиоактивных отходов из-за рубежа.

В то время как развитые цивилизованные государства правдами и неправдами стремятся избавиться от радиационных отходов, Россия по доброй воле соглашается стать международным ядерным могильником. Причем, один их таких могильников, соизмеримый по мощности радиации с единицей измерения "один Чернобыль", уже существует недалеко от Москвы - в 20 километрах от Сергиева Посада, рядом с деревней Константиновка. Здесь хоронят твердые и жидкие радиоактивные отходы технологий, связанных с ядерным сдерживанием. Следует отметить, что если, например, Франция для подобного захоронения использует фибробетонные контейнеры с гарантией хранения 300 лет и за это время происходит полураспад радиоактивных веществ, то Россия использует металлические бочки, срок разрушения которых не превышает 100 лет. Получается, что бочки разрушатся, а радиация еще долго будет сохраняться и это рядом (около 90 км) с Москвой. Сейчас в России уже имеется 16 таких могильников с отходами, косвенно связанными с ядерным сдерживанием (под Иркутском, Ростовом-на-Дону, Ярославлем и др.), и, похоже, их количество будет непрерывно расти.

Примерно 80% радиоактивных отходов, собираемых для переработки и захоронения на территории России, приходится на Московский регион, Тверскую, Ярославскую, Владимирскую, Костромскую, Калужскую, Брянскую, Смоленскую, Тульскую и Рязанскую области. Уже давно назрела острая необходимость проведения глобальных мероприятий по мерам экологической ядерной безопасности России.

Видимо, только для ядерной России характерно явление, что, например, 3,5 тысячи работников федерального ядерного центра в городе Саров (бывший Арзамас-16) Нижегородской области в июле 1998 года объявляли о бессрочной забастовке из-за невыплаты в течение длительного времени причитающейся зарплаты. Не нужно быть ученым-ядерщиком, чтобы понять, с каким риском может быть связана остановка тех крайне необходимых работ, которые выполняются в целях обеспечения безопасности многочисленных объектов центра. Нельзя, к сожалению, исключать и возможность различных аварий, несанкционированных действий с ядерными боеприпасами и ракетным топливом.

До чернобыльской катастрофы расчеты, связанные с возможными авариями, публиковались лишь применительно к предприятиям с ядерной технологией. Все результаты на бумаге "подтверждали" их высокую надежность - примерно одна авария за 10 000 лет. Однако на практике все оказывается иначе. Аварии на атомных электростанциях в Чернобыле и в Три-Майл Айленде (США), взрыв американского космического корабля "Челленджер", гибель российских атомных подводных лодок "Комсомолец" и "Курск" свидетельствуют о том, что даже самые совершенные технологические конструкции и системы не застрахованы от катастроф.

Если учесть, что общее количество ядерных боеприпасов на планете насчитывает сейчас около 50 тысяч, что в десятки раз больше, чем количество ядерных электростанций (их 436 в 30 странах мира), а "ядерный клуб" может существенно увеличиться главным образом за счет технически отсталых стран третьего мира с их примитивными и недостаточно безопасными ядерным оружием и технологиями, а также если учесть возможность несоблюдения строжайших требований к хранению ядерных изделий, как это было, например, с ракетно-ядерным оружием в Украине, то выходит, что катастрофа и с ядерными боеприпасами становится в наше время вполне вероятной и даже реальной. Тем более что ядерное оружие базируется не только на земле. Оно находится на вооружении более 800 военных кораблей и подводных лодок, которые разнесли его практически по всему Мировому океану, и, к сожалению, уже происходили катастрофы с самолетами - носителями ядерного оружия, с ядерными подводными лодками, имеющими ядерное оружие на борту. Только в США за 1950-1990 годы было зарегистрировано около 180 инцидентов с ядерным оружием.

Ставка на ядерное сдерживание связана и с целым рядом других последствий. По договору СНВ-2 Россия должна в течение нескольких лет ликвидировать самые мощные в мире межконтинентальные баллистические ракеты РС-20 (CC-18). Эти ракеты были размещены на Южном Урале, в Алтайском крае и в районе Красноярска. Ликвидация осложняется тем, что Россия обязана взорвать 154 пусковые шахты, представляющие собой сложные фортификационные сооружения. К тому же ракетные комплексы расположены в густонаселенных районах. В Домбаровском районе Оренбургской области 64 пусковые шахты находятся всего в 100 километрах от городов Орск и Новотроицк. В районе Карталы Челябинской области размещено 46 шахт. Сами Карталы - крупный железнодорожный узел. А совсем рядом - Магнитогорск. В Алейском районе Алтайского края имеется 30 шахт, а рядом Барнаул. В районе Ужура Красноярского края размещены еще 64 шахты, а до краевого центра 200 километров. Министерство обороны считает, что метод ликвидации пусковых шахт ракет, которые имели гидразиновое топливо, путем их взрыва безопасен. Исходя из этого и действует. А между тем опыт ликвидации ракетных шахт подобным способом показывает, что это далеко не безобидное дело. Сотни пусковых шахт были взорваны в 1990-1991 годах на территории России. 10 пусковых шахт были взорваны в 1990 году на суздальской земле. Гавриловская шахта находилась всего в 11 километрах от райцентра. После взрыва остались глубокие воронки, залитые водой, искореженный металл, куски бетона. Дети сел, расположенных неподалеку от шахт, вскоре начали болеть: опухоли лимфатических узлов, заболевания крови. По официальной медицинской статистике, с 1990 по 1993 год болезни крови среди населения всего района возросли почти на 200%, а онкообразования - на 36%. В других местах только за один год онкообразования возросли в 1,5 раза. Суздальский район, где нет ни одного предприятия, после взрыва пусковых шахт вышел на первое место по онкологическим заболеваниям во Владимирской области. Есть и многие другие подобные примеры, которые достаточно подробно были изложены в ряде публикаций газеты "Труд" ("Ракетно-топливный рак", 6.04.1995, "Ядерное потомство", 1.06.1995, "В логове "Сатаны", 3.03.1998). Министерство обороны и РВСН России оказались в сложном положении: с одной стороны, Договор СНВ-2 подписан, ратифицирован и его надо выполнять, а с другой - печальный опыт ликвидации пусковых шахт, который вынуждены скрывать от общественности. Государственная Дума самоустранилась от этой проблемы, не изучила последствия такой ликвидации и не приняла законопроект о запрете взрывать пусковые шахты на территории России.

Вполне очевидно, что под контролем Совета Безопасности ООН было бы целесообразно создать Международный центр по утилизации ядерных боеприпасов на планете. Однако могут появиться противники такого метода утилизации. Надо напомнить, что Россия и США уже много лет разрабатывают систему взаимно контролируемого демонтажа боеголовок, и проблема упирается в то, что надежность контроля противоречит стремлению сохранить секреты конструкции боеприпасов. Более того, считают, что создание органа при ООН станет легальным способом распространения информации об устройстве боеприпасов.

Известно, что при разработке соглашений СНВ-1, СНВ-2 рассматривались разные аспекты проблем безопасности страны и мира в целом, однако там, видимо по недомыслию, вообще не затрагивались экологические аспекты. Никто не проводил оценку экологических последствий, связанных с уничтожением стратегического вооружения ядерного сдерживания, а значит, на все это не были запланированы ресурсы. Оказалось, что, делая одно доброе дело, мы тут же порождали губительные последствия в другом. Уничтожаемые по ОСВ-2 ракеты на 90% жидкостные. Эти ракеты в своих баках имели высокотоксичные компоненты - гептил и амил. Для России и других стран, где размещено сейчас российское ракетно-ядерное оружие, весьма серьезную угрозу представляет гептил, который по ядовитости превосходит некоторые химические отравляющие вещества. Территории ракетных полигонов Байконура, Плесецка, Капустиного Яра уже имеют значительное заражение в результате выпадения остатков ракетного топлива при многочисленных запусках баллистических ракет. Если учесть, что основные силы ядерного сдерживания России представляют ракеты наземного базирования, которые размещены на ее территории, то запуски этих ракет могут привести к стойкому заражению значительной части ее регионов.

Уже, к сожалению, можно констатировать, что, обеспечивая ядерное сдерживание, Россия наносит непоправимый ущерб тысячам своих граждан, проживающим в районах ракетных полигонов, в зоне уничтожения оружия или в зонах, где это оружие находилось на боевом дежурстве. После первого успешного запуска искусственного спутника с нового, восточного российского космодрома Свободный 3 марта 1997 года руководство Якутии выступило резко против размещения полигона на ее территории. При запусках спутников на приполярные орбиты отработанные ступени ракет-носителей падают на территорию Якутии, вблизи Верхоянска и Айхала. Сейчас Якутия справедливо требует провести углубленное экологическое обследование территории космодрома и медосмотр жителей прилежащих районов. В этом случае скрестились противоположные интересы - обороноспособности государства и безопасности Якутии.

Глубокие сокращения вооружений ядерного сдерживания порождают также сложную проблему демонтажа в короткие сроки большого количества ядерных боеголовок и переработки ядерного вещества для использования его в мирных целях. США имеют специальный завод, на котором можно ликвидировать до 2 тысяч боеголовок в год, а Россия эти работы пока может выполнять примерно в таком же объеме лишь там, где создавалось это оружие, - в Арзамасе-16 и в Челябинске-70. Наиболее узким местом здесь является отсутствие специальных хранилищ для извлекаемых урана и плутония. По Договору СНВ-2 уже к 2002 году необходимо сократить 4 тысячи ядерных боезарядов и к 2008 году довести количество ядерных боезарядов с 6 тысяч до 3-3,5 тысяч единиц. После устных договоренностей президентов США и России в октябре 2001 года придется сократить еще порядка 2 тысяч единиц ядерных боеприпасов. Правда, в России, на Урале, с помощью США строится уникальное подземное хранилище.

Естественно, столь решительные шаги к сокращению ядерных вооружений были восприняты мировым сообществом с большим восторгом. Однако на практике оказалось, что выполнить эти обязательства в заданные сроки Россия не в состоянии. Важнейшей причиной является то, что когда разрабатывали и накапливали эти вооружения, никто не думал, что когда-то их придется снимать с вооружения и утилизировать. Тогда считали: кто владеет ядерным оружием, тот диктует миру политические условия. Думали лишь о естественной утилизации путем применения ядерного оружия. Сейчас приходится заниматься захоронением утилизированного ядерного оружия в могильниках на собственной территории, и оказалось, что это дорого.

По данным газеты "Сегодня" от 20 января 1998 года, в арсеналах министерства обороны находится более 3 тысяч устаревших и потенциально опасных ядерных боезарядов, 125 атомных подводных лодок, 107 из которых - с невыгруженными ядерными реакторами, 40 тысяч тонн химического оружия, 23 твердотопливные ракеты, 411 жидкостных ракет, 87 тысяч тонн токсичного топлива. Если темпы утилизации останутся прежними, то к 2005 году количество этого хлама удвоится.

Российская технология ликвидации атомных подводных лодок не связана с полным захоронением наиболее опасных элементов, осуществляется лишь их частичная утилизация. Из корпуса лодки вырезают три секции с реакторным отсеком по середине, герметизируют, заваривая, как бочку, спускают на воду и на плаву отводят на небольшое расстояние в места временного хранения, где и привязывают их к пирсу. Все остальное разрезают на металлолом примерно в течение двух месяцев.

Сейчас совсем рядом с еще "неразделанными" подводными лодками заскладированы реакторные отсеки с наведенной радиоактивностью, период полураспада которой длится 80-100 лет. Ожидают, что когда-нибудь появится возможность снова поднять эти отсеки на стапели и вырезать их. Однако коррозия металла может гораздо быстрее разрушить и корпуса неразрезанных лодок, и корпуса вырезанных реакторных отсеков, что грозит экологической катастрофой не только в местах утилизации. Разделка одной атомной подводной лодки сейчас в России стоит 3-4 миллионов долларов.

Схожая ситуация сложилась и в США, где также списано более 100 атомных подводных лодок. Но там, в отличие от России, проводится достаточно дорогая по стоимости, но глубокая утилизация таких кораблей, которая включает в себя полное уничтожение всей подводной лодки и в том числе активной зоны ядерного реактора, отработанного ядерного топлива и жидких радиоактивных отходов. Корпус ядерного реактора извлекается из лодки, и его захоронение осуществляется в специальной штольне в глубокой толще земли. Расчеты показывают, что процесс демонтажа и разборки атомных подводных лодок и ядерных боеприпасов, снимаемых с вооружения у договаривающихся сторон, займет 10-15 лет.

Здесь возникает совершенно новая проблема, связанная с высвобождением огромного, может быть, избыточного для мирных целей количества высокообогащенного урана и особенно плутония. Известно, что использование в мирных целях оружейного плутония представляет сложную научно-техническую проблему. Еще несколько лет назад считалось, что плутоний необходимо хранить глубоко в земле. Но это не является решением проблемы, т.к. последующим поколениям придется все же избавляться от этого чрезвычайно опасного материала искусственного происхождения. Радиоактивный металл плутоний из числа тех сокровищ, которых может быть слишком много. С 1945 года ядерные и имеющие ядерную технологию державы произвели в промышленных реакторах около 1700 тонн энергетического плутония - одного из самых опасных для жизни и здоровья человека веществ. В результате сокращения ядерных вооружений в соответствии с Договорами СНВ-1, СНВ-2 только в России и США высвободится более 100 тонн оружейного плутония, и потребуется перевести военные ядерные реакторы в реакторы для сугубо мирных целей. Известно, что критическая масса оружейного плутония равна всего 7 килограммам, а для создания одного ядерного боеприпаса необходимо 3-4 килограмма оружейного плутония. Но до сих пор нигде в мире нет промышленной технологии обращения с ним. Даже в США, где имеется большое количество атомных электростанций, отработавшие свой срок тепловыделяющие элементы до сих пор просто хранятся на территории АЭС. Общенационального хранилища радиоактивных отходов там нет. Это добавляет проблем ядерным государствам. Плутоний - творение рук человеческих и созданный однажды, он остается в природе, как уже было показано, десятки тысяч лет. Затраты на его утилизацию чрезвычайно велики. Здесь должен быть решен широкий круг научных, технических, экономических и экологических проблем. Вполне очевидно, что не только безопасное его использование, но и прекращение производства и уничтожение его запасов уже стало задачей общенациональной важности.

В последнее время в США родилась идея создать всемирное хранилище радиоактивных отходов на острове-атолле Уэйк, почти в центре Тихого океана. Остров находится примерно на равном удалении от США и России - ведущих ядерных держав мира. Здесь когда-то была база ВВС США, геология острова хорошо изучена, все необходимые технологии есть. Можно построить завод по первичной переработке отработанного топлива ядерных реакторов и создать глубокие шахты для захоронения отходов в прочных контейнерах. Думается, что Россия должна согласиться с таким предложением, т.к. она уже связана необходимостью решения проблемы своих собственных ядерных отходов. Кроме того, Россия заключила целый ряд соглашений о строительстве АЭС в Иране, Индии, Китае и сейчас усиленно борется за азиатский рынок. Но, по этим соглашениям, отработанное ядерное топливо должно возвращаться на переработку в Россию, что еще больше усугубляет эту проблему. В 1997 году Россия согласилась на совместный с США проект перевода своих реакторов военного назначения на мирные цели [22]. Но уже в начале 2000 года стало совершенно ясно, что этот проект связан не только с огромными затратами, но и с возможностью катастроф чернобыльского типа. В этой связи Россия приняла другое решение. Вместо преобразования активных зон реакторов - полностью закрыть их. Расчеты показывают, что на это потребуется примерно 230 миллионов долларов. США согласились оплатить значительную часть этих расходов. В качестве основного варианта ликвидации запасов плутония в мире рассматривается сжигание его в ядерных реакторах АЭС. В США имеются очень незначительные мощности по сжиганию плутония в составе специальных энергетических сборок в легководных реакторах, а в России используют для этого реакторы на быстрых нейтронах. Следует особо подчеркнуть, что только в России разработаны реакторы на быстрых нейтронах, которые работают именно на оружейном плутонии. С помощью этих реакторов можно, хотя и не так быстро, утилизировать накопленный плутоний. В процессе работы таких реакторов перерабатывается не только первоначально загруженный плутоний, но и полученная после его переработки новая ядерная продукция. Это позволяет замкнуть ядерный цикл в пределах ограниченной охраняемой территории и обеспечить ее экологическую чистоту. В таком реакторе можно выжигать все радиоизотопы плутония. Первый промышленный реактор БН-350 был построен более 20 лет назад в городе Шевченко (сейчас это территория Казахстана) на берегу Каспийского моря, который не только стал прекрасной экспериментальной базой, но и до сих пор обеспечивает город пресной водой. В "быстрый" реактор БН-350 загружали по 10 сборок с оружейным плутонием, в то время как сегодняшний потолок - 3-5 сборок в реакторе типа БН-600. Вместе с тем почти 15 лет работает реактор подобного типа БН-600 на Белоярской АЭС. Была также спроектирована Южно-Уральская АЭС уже с тремя блоками БН-800. Длительная эксплуатация реакторов подобного типа показывает, что за один год он дает выбросов в атмосферу столько же, сколько реактор РБМК -1000 типа чернобыльского за один день.

Это значит, что стоимость имеющихся в России запасов плутония следует оценить выше стоимости всего золотого запаса. Речь идет об огромном национальном богатстве, которое, к сожалению, мы не используем и вынуждены искать способы избавления от него, как этого требуют от нас США. Конечно, Россия должна реализовать свою программу реакторов на быстрых нейтронах. Однако сейчас нет средств на строительство таких реакторов. И для ускорения этого процесса теоретически уже была исследована возможность массовой ликвидации ядерных (плутониевых) боеприпасов при подземных ядерных взрывах, хотя это не согласуется с Договором о запрещении ядерных испытаний. Для уничтожения, например, 20 тысяч ядерных боеприпасов, оказывается, требуется всего 4 подземных ядерных взрыва мощностью не более 100 килотонн. Сразу же после ратификации договора о ликвидации ядерного оружия можно будет только одним подземным взрывом утилизировать до 5 тысяч ядерных боеприпасов плутониевого типа, принадлежавших ядерным странам. Причем при уничтожении таким способом они спекаются и остекловываются, из чего практически невозможно будет извлечь ядерные продукты. Утилизация представляет собой процесс смешивания плутония с радиоактивными отходами АЭС с последующим остекловыванием специальным жидким стеклом. Образовавшийся пакет помещают в контейнер и проводят глубокое захоронение в подземных штольнях.

Следует отметить, что США скорее всего и воспользуются методом захоронения плутония в остеклованном виде. Для применения этой технологии необходимо под эгидой ООН подобрать или создать удовлетворяющий все ядерные страны полигон, исследовать его геологические структуры и разработать меры по обеспечению безопасной экологической и сейсмической обстановки. Это технология международного крупномасштабного уничтожения ядерных боеприпасов в короткие сроки, при которой гарантируется факт уничтожения и создаются простые условия контроля. Таким способом можно быстро и относительно дешево уничтожать ядерные боеприпасы на любых этапах их создания, причем даже без их разборки, прямо в транспортных контейнерах. Кстати, таким же способом можно успешно уничтожать химическое и бактериологическое оружие.

Россия может найти совершенно неожиданное применение сокращаемому ракетно-ядерному потенциалу (СНВ-2 и последующему типа СНВ-3) в целях доставки с помощью ядерных боезарядов, переделанных в ядерные двигатели, в сферу действия Земли близко пролетающих опасных астероидов. Материалы этих астероидов могут использоваться в космическом строительстве в интересах противоастероидной защиты планеты и ее устойчивого развития в новом тысячелетии, о чем шла речь в первой части книги. Однако, как ни парадоксально, наряду с этим в ряде государств параллельно идет и обратный процесс создания, может быть, и далекого от совершенства, но все же ядерного оружия. Они стремятся иметь его для противостояния своим традиционным региональным противникам. Для этих государств обладание ядерным оружием стало не только политически желаемым, но и технически реальным.

Глава четвертая

ПРИОРИТЕТЫ СТРОИТЕЛЬСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ В УСЛОВИЯХ НАЛИЧИЯ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ

Каждое ядерное государство, делающее ставку на ядерное сдерживание, фактически оказывается в плену собственного ядерного оружия, которое неизбежно тормозит развитие других видов и вооруженных сил в целом. Допускаются перекосы и даже грубейшие промахи в смене общегосударственных военных приоритетов военного и оборонного строительства. Ядерное оружие преподносится как наиболее дешевый способ обеспечения национальной безопасности, но на самом деле оказывается, что это чрезвычайно дорогой способ, и к настоящей безопасности государства это оружие имеет далеко не главное отношение.

В плену собственного ядерного оружия

В большинстве ядерных стран в качестве основного ответа на существующие и грядущие угрозы принимается стратегия "расширенного ядерного сдерживания". Да, у этой стратегии есть достоинства: она относительно простая, сохраняет "ядерный мир", базируется на имеющейся инфраструктуре и технологической базе. Но эта же стратегия имеет и недостатки:

она достаточно дорогая, ею невозможно решать никакие задачи в войнах и конфликтах с применением обычных вооружений;

она не может противостоять внешнему военно-политическому давлению и даже внешнему военному вмешательству;

ею невозможно эффективно защитить союзников, которым угрожают военные конфликты или которые уже увязли в военных конфликтах;

ядерному государству невыгодно поддерживать разоруженческую риторику, делать уступки на пути к безъядерной стратегии;

делая ставку на "расширенное ядерное сдерживание", можно безнадежно отстать от других государств на целое поколение обычных войн;

чем вероятней военная угроза для государства, тем меньше подходит ядерное оружие для ее сдерживания.

Перечисленные недостатки подтверждают невозможность рассматривать ядерное сдерживание как оптимальную стратегию на все времена. Период времени, в течение которого осуществляется вынужденная ставка на ядерное сдерживание, должен быть непременно использован для разработки и реализации другой, приемлемой концепции вооруженной защиты страны и военного строительства.

Разумеется, что, продолжая сохранять ставку на мощные ядерные вооружения и ядерное сдерживание, военное руководство любого ядерного государства будет вынуждено осуществлять это за счет других сил и средств, поэтому оно будет неизбежно наталкиваться на перекосы в общем строительстве вооруженных сил, что и приведет к крупным ошибкам в приоритетах их видов и родов войск. Ошибки в стратегии крайне негативно скажутся на всем военном строительстве и обойдутся государству гораздо дороже, чем упущения военно-технического характера. Похоже, что подобные причины уже привели к неудачам военной реформы в некоторых ядерных странах и мешают реализации приемлемой концепции строительства их вооруженных сил. Основные этапы и содержание военных реформ большинства ядерных стран подтверждают, что, как и в период "холодной войны", их вооруженные силы продолжают создаваться по устаревшей концепции - на базе стратегических ядерных сил и живой силы сухопутных войск - как основе для ведения вооруженной борьбы в локальных войнах и крупномасштабной войне при постоянной угрозе перерастания ее в ядерную.

Хотя уже сегодня полностью меняется стратегия ведения войн нового поколения, по-прежнему, как и 20-30 лет назад, при обосновании структуры и состава вооруженных сил в некоторых суверенных государствах, те государственные лица, кому это доверили, продолжают делать ставку на то, что в войнах и вооруженной борьбе будущего станет фактически невостребованным:

на ядерное оружие (если оно имеется);

на крупные группировки сухопутных войск;

на военные округа, группы войск, военные базы за пределами государства;

на перевод боевых формирований на новую оргштатную структуру, но для участия в контактных войнах прошлого, четвертого поколения;

на оперативные и стратегические резервы.

Причем все это часто выдается как результат ряда крупных учений и тренировок стратегического уровня. Можно уверенно утверждать, что в ряде стран боевая и оперативно-стратегическая подготовка вооруженных сил топчется на месте, их продолжают готовить к прошлой контактной войне, а не к будущей бесконтактной войне. Вооруженные силы многих суверенных государств не отвечают современному уровню реальной военной опасности, новым геополитическим и геостратегическим реалиям, а фактически превращаются в складское хранилище всего того, что досталось им в наследство от подготовки к прошлым контактным войнам.

Вместе с тем в ряде наиболее развитых в военном отношении стран сейчас уже реализуется совершенно иная концепция формирования военной силы - без опоры на живую силу. Создается весьма устойчивый потенциал безъядерных высокоточных сил, боевых систем, обеспечивающих успех в любых конфликтах и кризисных ситуациях на нашей планете. Об этой концепции шла речь в первой части книги. Здесь лишь следует еще раз напомнить, что совершенно по-новому рассматриваются механизмы ее реализации, включающие такие понятия, как дозирование и выборочность, массирование и длительность применения в зависимости от конкретных политических и военных задач в нужный момент времени, в любом регионе планеты, в любом государстве мира.

Анализ концептуальных основ военных реформ, проводимых в ряде суверенных государств, образовавшихся после развала СССР и распада Варшавского Договора, показывает, что в них пока не проявляется интереса к уже идущей полным ходом подготовке наиболее развитых в военном отношении стран к новому, шестому поколению безъядерных войн. Эти войны даже при наличии ядерного оружия (уже на рубеже 2007-2010 гг.) скорее всего будут вестись не крупными группировками наземных сил и средств, а бесконтактным способом, т.е. массированным применением высокоточных средств различной дальности действия.

Что касается геостратегического положения Российской Федерации, то она в силу обстоятельств, связанных с развалом Советского Союза, оказалась достаточно удалена от стран Западной Европы, которых длительное время относила к вероятному противнику. Даже если учесть, что союз НАТО уже значительно продвинулся на восток, Россия пока находится как бы за двумя буферными зонами государств: первая зона из государств, ранее входивших в социалистическое содружество и в Варшавский Договор (Болгария, Румыния, Словакия); вторая - из государств, входивших в Советский Союз (страны Балтии, Белоруссия, Украина, Молдова).

Во многом новые условия сложились для России и на других направлениях - на юге, юго-востоке и т.д. Существенно сократилась протяженность морского побережья на западе и юге России, однако она по-прежнему имеет выход в двенадцать морей и три океана. Практически со всеми соседними государствами Россия имеет добрососедские отношения. Правда, есть некоторые небольшие соседние страны, которые выдвигают территориальные претензии, что в целом не влияет на безопасность Российского государства. Казалось бы, все это вынуждает Россию и другие страны искать такие собственные пути обеспечения своей военной безопасности, которые позволяют наиболее надежно сохранить свой суверенитет и не быть обременительными для государства. Но именно здесь и возникают ошибочные концепции военного строительства не только в России, но и в ряде других стран.

Оборонные возможности России значительно ослабли, и сегодня надо говорить не о виртуальных угрозах, а о реальных, каковыми уже стали:

неэффективная экономическая политика;

непрерывно идущие в течение пяти лет внутренние военные конфликты;

явное отставание от других стран в подготовке к войнам нового, шестого поколения.

Наибольшей ошибкой России, характерной, впрочем, и для других стран, является стремление поставить во главу угла несуществующие опасности и нереальные угрозы, пытаться "видеть" вероятных противников там, где они находились длительное время в прошлом, и такими, какими они были в том же прошлом. Разумеется, что в каждом ядерном государстве есть достаточно мощные силы, которые пытаются выдавать ведомственные интересы ядерного военно-промышленного комплекса за национальные. Эти силы зачастую совершенно открыто обвиняют государственное руководство в преступной некомпетентности в военной области, в развале армии и системы обороны. Спекуляция на том, что только наличие ядерного оружия избавило их от исторически неизбежного поражения в несостоявшейся войне между капитализмом и социализмом, ориентирована главным образом на многочисленных обывателей и является попыткой доказать то, что доказательств не требует. Анализ исторических событий убедительно доказывает, что ядерное оружие здесь ни при чем, и все как раз было наоборот. Например, те, кого в России считали и сейчас продолжают считать ее противниками, в труднейший кризисный экономический и политический период не воспользовались моментом и не объявили войны, а наоборот, протянули руку помощи. Тем не менее именно из подобных ситуаций во многих странах берут начало ошибочные ставки на старые подходы, ставки на такие вооруженные силы, основными компонентами которых и в будущем должны оставаться стратегические ядерные силы и сухопутные войска.

Сухопутные войска российских вооруженных сил, несмотря на их большое сокращение, похоже, сохранят свое значение еще не менее десяти-пятнадцати лет, т.е. и после переходного периода к войнам нового поколения. Поскольку в этот период именно стратегические ядерные силы и сухопутные войска будут составлять основу вооруженных сил, то следует ожидать наращивания числа боеготовых общевойсковых соединений, формирования и подготовки соединений и частей постоянной готовности, создания ракетно-артиллерийских, инженерных и других специальных частей постоянной готовности, создания командований на главных стратегических направлениях. Вполне вероятно, что управление всеми сухопутными войсками будет возложено на Генеральный штаб.

Можно только представить себе те трудности, которые неизбежно будут связаны с обеспечением готовности и боеспособности таких вооруженных сил. Отсутствие необходимого новейшего высокоточного ударного и оборонительного вооружения для ведения бесконтактных войн и современных систем управления войсками, силами, средствами поставит перед вооруженными силами трудноразрешимые проблемы.

Известно, что применительно к России почти все современные военные средства связи и АСУ после развала СССР остались за ее пределами, там же практически оказалась и вся стационарная система разведки с ее автоматизированными средствами. Нарушена нормальная эксплуатация главного военного информационного ресурса России - системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН): ее узлы размещены в соседних государствах - в Украине (Мукачево, Севастополь); в Казахстане (Балхаш); в Латвии (Скрунда, узел уже ликвидирован); Габалинский узел в Азербайджане (пока не функционирует). Не обеспечивает решения даже нынешних задач ВВС существующая аэродромная сеть, особенно в приграничных районах. Существенно разрушена система ремонта кораблей ВМФ, многие заводы остались за пределами России. Фактически весь Тыл Центра бывших Вооруженных Сил СССР также оказался на территориях Украины и Белоруссии. Нужно практически заново создавать всю систему военных коммуникаций на территории России. Оказался сильно перегруженным ставший теперь приграничным Московский военный округ, на территории которого сосредоточены войска и объекты управления многих видов вооруженных сил и военных ведомств, значительную часть которых надо куда-то выводить и обустраивать. Естественно, при сохранении старой концепции строительства российских вооруженных сил, ориентированной на создание лишь самого необходимого, потребуются огромные финансовые средства и большое количество строителей. При этом трудно надеяться, что эти средства будут быстро найдены, если доктринально и по плану военной реформы приоритет отдается ядерным вооружениям. Также трудно будет найти средства для ускоренного создания в нужных количествах необходимого оружия для вооруженной борьбы будущего, а оно, это будущее, как показывает опыт последних войн, фактически уже наступает.

Разрушение приоритетов и первоочередности строительства вооруженных сил

Наиболее опасной ошибкой в концепции строительства вооруженных сил любого суверенного государства может оказаться то, что чрезвычайно необходимые для защиты его суверенитета и экономической независимости стратегические оборонительные силы (противовоздушная оборона, противоракетная оборона, противокосмическая оборона, контроль космического пространства) по разным причинам не станут приоритетными, первоочередными. Это значит, что не будет необходимых и достаточных средств на их незамедлительное ускоренное реконструирование и укрепление. Например, в России этот перекос в оборонном строительстве уже перешел всякие допустимые границы: свершилось давнее желание руководства РВСН подчинить себе межвидовой род войск - военно-космические силы (ВКС) и войска ракетно-космической обороны (РКО), изначально принадлежавшие сугубо оборонительным войскам ПВО. Этим актом сразу же была поставлена под угрозу проблема стратегической обороны страны. Правда, переподчинение ВКС и войск РКО ракетным войскам пытались оправдать тем, что якобы удалось уменьшить на 15-20% расходы на их содержание за счет сокращения аппарата, унификации вооружения и техники, упорядочения заказов, закупок. Однако это переподчинение оправдывали, главным образом, тем, что войска РКО и ВКС теперь будут участвовать в ядерном сдерживании. Да, действительно, если им начали приписывать еще и задачу сдерживания, то можно однозначно утверждать, что они будут решать ее примерно так же, как ядерное оружие сдерживает обычные войны и конфликты. Отделение войск РКО от единого общегосударственного стратегического по масштабам оборонительного организма - войск ПВО - сначала разрушило возможность решать ими специфические задачи, для чего они, собственно, и создавались, а впоследствии разрушит и сами войска. Таким образом, фактически поставлена под угрозу способность вооруженных сил реально сдерживать и отражать воздушно-космическую агрессию против России и вести информационное противоборство не только в будущем, но и в настоящее время. Ни то ни другое РВСН не способны ни организовать, ни осуществить - у них совершенно другие функции и задачи. Кстати, переподчиненная Ракетным войскам стратегического назначения система предупреждения о ракетном нападении, начавшая выполнять и функции ядерного сдерживания, не обнаружила 31 августа 1998 года запуск северокорейской ракеты "Нодонг-1" и не "увидела" ее в полете. Это немедленно вызвало настоящий переполох в главном штабе РВСН, который впервые понес ответственность за эту ранее не свойственную ему задачу. Полная растерянность руководства РВСН, непонимание того, что надо делать в этой ситуации, привели к тому, что его главный штаб начал выдавать по этому поводу путаную, противоречивую, а то и откровенно ложную информацию. В частности, было официально заявлено, что северокорейская ракета сошла с траектории и упала в акватории Японского моря в пределах 200-мильной национальной особой экономической зоны. Но на самом деле оказалось, что ракета упала у дальневосточных берегов России, куда немедленно направился отряд японских боевых кораблей во главе с ракетным крейсером "Сираюки". Это, в свою очередь, вызвало переполох теперь уже у командования Тихоокеанским флотом России.

Все это наглядно и убедительно свидетельствует, что эффективность выполнения ракетными войсками стратегического назначения функции ядерного сдерживания за счет переподчинения им чужеродных сил не только не возросла, но даже наоборот - резко снизилась. Если исходить из российской концепции "расширенного ядерного сдерживания" и доктринальной возможности применения ядерного оружия в каких-то "критических ситуациях", то видно, с какой пугающей легкостью любой регион мира может быть поставлен на грань санкционированной ядерной катастрофы. Опасность во много раз возрастает, когда речь идет о причастности к ней стратегических ядерных сил государства. В случае с северокорейской ракетой было отчего волноваться, т.к. эта ракета КНДР способна поражать противника на дальности до 1 тысячи километров. В пределы досягаемости ракеты попадают не только Южная Корея, но и северо-восточные провинции ядерного Китая, значительная часть территории Японии, а также российский Дальний Восток. Известно, что до конца 2005 года Северная Корея может разработать и принять на вооружение и другие новейшие ракеты типа "Тэпходон-1" и "Тэпходон-2", которые по дальности действия (6 тыс. км) могут достигать американской Аляски. Оказалось, что искусственно расширенные РВСН должны не только выполнять свою функцию ядерного сдерживания, но и отвечать за надежность контроля этого практически нового стратегического воздушно-космического направления и нести ответственность за выдаваемую информацию предупреждения. Информационное противоборство, в которое оказались втянуты РВСН, стало не просто несвойственным для них, но и поставило перед фактом контроля и обеспечения одного из основных современных видов противоборства, которое ведется непрерывно.

В войнах нового, шестого поколения это противоборство, вполне вероятно, будет проводиться без применения ядерного оружия в двух основных формах безъядерных действий вооруженных сил: стратегических оборонительных и стратегических ударных. Информационное противоборство нельзя будет вести эффективно, если значительная часть его основного информационного ресурса будет находиться внутри ожидающих своего применения стратегических ядерных сил. Оно должно будет включать комплексные действия управляемых с единого командного пункта многочисленных сил и средств разведки, предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, контроля морских акваторий, военно-космических сил, противовоздушной обороны, управления, связи, маскировки, РЭБ и специального программно-математического воздействия, направленного на достижение целей ударных и оборонительных операций и войны в целом. Ясно, что это сложное и многоуровневое управление не может осуществляться из контура управления РВСН.

Именно бесконтактным способом, массированной агрессией беспилотных высокоточных средств различного базирования и информационной агрессией против страны, а не ядерным ударом или вторжением сухопутных сил может не только начаться, но и закончиться война нового, шестого поколения. Думается, что, в конце концов, это было осознано военным руководством страны, и войска РКО и ВКС были изъяты из РВСН и переданы в подчинение непосредственно Генеральному штабу. Теперь придется заново восстанавливать все разрушенное, а разрушить успели много.

В этой связи настораживает и заставляет задуматься и тот факт, что в структуре именно российских вооруженных сил допущена (?!) еще одна серьезнейшая ошибка - разрушена основа уже существовавшей стратегической обороны государства. Ликвидирован один из важнейших именно для России оборонительный вид вооруженных сил стратегического масштаба - Войска ПВО с их сложной, но отлаженной системой управления и всестороннего обеспечения. Передача части их функций противовоздушной обороне сухопутных войск была осуществлена скорее в интересах сохранения и укрепления этого вида вооруженных сил, чем забота о стратегической обороне страны.

Это решение нельзя считать рациональным, т.к. в бесконтактных войнах, к которым Россия все же будет вынуждена готовиться, сухопутные войска как вид вооруженных сил могут быть просто не нужны. И это скорее всего наступит уже после 2007-2010 годов. Правда, это будет возможно при условии, что на них доктринально не будут возлагать функции внутренних войск, что уже практиковалось неоднократно.

Передача другой части функций государственной системы ПВО военно-воздушным силам тоже обернулось серьезной ошибкой. В совокупности все эти ошибки уже привели к обвальному снижению обороноспособности страны. Именно для условий России ее стратегическая оборонительная система должна быть приоритетной всегда, и ее необходимо сейчас не разрушать, а укреплять.

В интересах действительного повышения эффективности стратегической обороны российского государства было бы целесообразно обеспечить обратный процесс - не только сохранить, но и значительно укрепить Войска ПВО как единственный ответственный вид, организующий и осуществляющий оборонительные действия во всем воздушно-космическом пространстве государства. Этому виду вооруженных сил следовало бы передать в полное подчинение все имеющиеся на территории страны войска ракетно-космической обороны, военно-космические силы, силы и средства ПВО сухопутных войск, истребительную и даже ударную авиацию ВВС.

Кстати, Войска ПВО как вид вооруженных сил в бывшем Советском Союзе уже не один раз подпадали под подобные разрушающие "реформы". У них изымали часть сил и средств и передавали военным округам, командованиям другими видами вооруженных сил, и всякий раз это непременно заканчивалось провалом, приводило к неудачам в защите воздушно-космических рубежей, и приходилось вновь возвращаться к старой структуре вооруженных сил, но на это уходили новые неоправданные расходы и многие годы.

Вооруженные силы России, которые сейчас весьма медленно создаются, а точнее, пока лишь "реформируются", оказывается, уже прошли два этапа на этом пути. Пока ничего нового из этого не получилось, хотя какие-то планы, главным образом связанные с сокращением и переподчинением всего того, что досталось в наследство от прошлого, действительно выполнены. В лучшем случае, они в течение ближайших десяти лет будут способны вести лишь локальные войны и конфликты по сценариям прошлого поколения войн и наверняка с такой же эффективностью, какую они продемонстрировали в последних войнах в Афганистане и Чечне. Судя по тому, что не меняется общая структура российских вооруженных сил, они не ориентируются на бесконтактные войны - руководство вооруженными силами еще долго не будет понимать, что это за войны, и не будет готово к ним. При этом прежде всего нынешнее военное руководство, которое пока в основном самостоятельно проводит в жизнь данную концепцию, будет всеми силами сопротивляться требуемым кардинальным переменам в строительстве вооруженных сил. Нет ничего неожиданного в том, что и в очередной военной доктрине неоправданно сохранены непопулярные положения, касающиеся ядерной политики России. В целом же военная безопасность России как функция нынешней концепции ее оборонного строительства будет существенно снижена. Ожидать каких-либо качественно новых результатов от российских вооруженных сил, основой которых останутся стратегические ядерные силы и сухопутные войска, не приходится. И даже при уменьшении количества военных округов с 8 до 7 или 6 все равно будет постоянно не хватать численности кадровых военнослужащих, даже если они будут насчитывать не более 1,2 миллиона человек. Не будет достаточного количества и призывной молодежи для комплектования войск и для несения караульной службы по охране многочисленных, но в большинстве своем ненужных военных объектов и самоохране подразделений, частей и военных городков. И не следует в этом искать виновных за пределами российского Министерства обороны, ссылаться на то, что это не только его задача, а "существенное преобразование военной системы государства".

Можно встретить, к сожалению, и ошибочные мнения некоторых военных аналитиков, касающиеся концепции военного строительства, войн и вооруженной борьбы будущего. Не все из них в своих взглядах смогли распознать ее революционную суть и освободиться от груза консервативного прошлого. Мнение некоторых из них сводится, главным образом, лишь к особенностям этой борьбы, вызванным появлением высокоточного оружия. Во всяком случае, по их взглядам, вооруженная борьба и войны в целом в ближайшие 15-20 лет не претерпят особых и тем более кардинальных изменений и будут включать известный по прошлым войнам набор форм и способов, связанных со ставкой на ядерное оружие и на многочисленные сухопутные группировки войск: их стратегическое развертывание; боевое применение вооруженных сил в локальных войнах и конфликтах; боевое применение вооруженных сил в крупномасштабной войне при постоянной угрозе применения ядерного оружия. Основные задачи, по их мнению, будут решаться оборонительными и наступательными группировками сухопутных войск при их поддержке другими видами вооруженных сил и родов войск на всю глубину театра военных действий. В таких войнах, как они полагают, будет широко применяться высадка аэромобильных частей и другие действия.

Безусловно, большинство из всего этого уже многократно применялось в войнах прошлого, четвертого поколения, и все же от него очень трудно отказаться некоторым военным аналитикам, даже при обосновании кардинально новой вооруженной борьбы и войн будущего. Похоже, что в России следует и в дальнейшем ожидать преувеличения роли ядерного оружия вообще и его сдерживающей роли в частности. Более того, среди политиков и военного руководства государства, видимо, сохранятся сторонники решимости и готовности даже применить ядерное оружие в ответ на любую агрессию, создавшую кризисную ситуацию, что, по их мнению, делает ядерное оружие наиболее эффективным как с точки зрения предупреждения потенциального агрессора, так и с точки зрения надежности его применения. Именно такие и подобные им мнения как раз и "помогают обосновывать" нынешние этапы военного строительства в ряде суверенных стран и способствуют укоренению уже допущенных ошибок, которые будет трудно исправить на последующих этапах.

Вооруженная борьба и бесконтактные войны будущего, если в них будут втянуты и молодые суверенные государства, вполне вероятно, пойдут совершенно по другому, не ядерному сценарию, и для их ведения потребуются совсем другое оружие и другие вооруженные силы, но это уже другая тема и она изложена в предыдущей части книги.

От противостояния с элементами сотрудничества к сотрудничеству с элементами противостояния

После 11 сентября 2001 года наступило время, когда в полной мере можно воспользоваться отсутствием конфронтации в отношениях между нынешними ядерными странами, а в ряде случаев и совпадением их интересов, и практически приступить к широкому многостороннему сокращению стратегических ядерных вооружений. Мировое сообщество вправе потребовать от ядерных государств повышения гарантий всеобщей безопасности, безусловного обеспечения паритета ядерной безопасности, чтобы не быть постоянным заложником ядерного оружия. Не удовлетворяющее требованиям безопасности ядерное оружие под давлением мирового сообщества должно быть полностью ликвидировано, а оставшееся на вооружении у государств - отвечать самым высоким требованиям. Существенное сокращение количества и повышение безопасности оставшихся ядерных вооружений приведет к уменьшению вероятности несанкционированных пусков ракет, позволит значительно повысить их надежность и живучесть, будет способствовать более эффективному контролю за нераспространением этих вооружений, откроет возможность для заключения действенных соглашений о полном прекращении ядерных испытаний.

Представляется необходимым разработать под эгидой Совета Безопасности ООН международный механизм перехода от противостояния с элементами сотрудничества к сотрудничеству с элементами противостояния, а далее к демонтажу и окончательной ликвидации ядерного оружия. В этой связи является весьма отрадным, что пять основных членов "ядерного клуба" подтвердили намерение избавиться в будущем от своих ядерных вооружений, правда, пока без уточнения конкретных сроков исполнения этого намерения. Соглашение об этом принято по окончании конференции ООН, созванной для пересмотра договора 1970 года о нераспространении ядерного оружия [32]. На конференции было заявлено, что полное ядерное разоружение является обязательным для всех ядерных стран. Делегаты согласились ввести мораторий на любые виды ядерных испытаний, продолжать сокращать и ликвидировать тактическое ядерное оружие, сделать ядерные арсеналы более прозрачными для международных инспекций. Участники конференции пришли к соглашению разработать и в течение пяти лет принять договор о запрещении производства расщепляющихся материалов для вооружений. Но особенно важным в принятом коммюнике является содержащийся в нем призыв к снижению роли ядерного оружия в доктринах национальной безопасности, а значит, и в военных доктринах ядерных государств.

Сейчас уже ясно, что к ядерному оружию следует относиться не как к оружию сдерживания, а как к специальному "стратегическому неприкосновенному запасу безопасности", который можно (надо) иметь, но категорически нельзя расходовать. Надо снизить геополитическое значение ядерного оружия, придав ему статус оружия бездействующего. При таком подходе к ядерному оружию и в современных условиях, и в будущем оказались бы ненужными его большое количество различного базирования и высокая мгновенная готовность. Отпала бы необходимость создания сложных и дорогостоящих систем управления этим оружием. Более того, сами ядерные вооружения государств могли бы стать предметом международного контроля под эгидой ООН и МАГАТЭ. В этой связи было бы логичным и целесообразным существенно уменьшить на договорных условиях или даже в одностороннем порядке ядерные арсеналы всех нынешних членов "ядерного клуба" хотя бы до того минимального уровня, который имеется, скажем, у одного из членов этого клуба, например, Китая, Франции или Великобритании.

Известно, что Великобритания и Франция вместе обладают намного меньшим, чем Россия, ядерным потенциалом и, тем не менее, они не наращивают, а сокращают его. Великобритания уже сократила свои ядерные вооружения на 25%, а Франция вместо запланированных дополнительно к строительству шести атомных подводных лодок с ядерными баллистическими ракетами строит только четыре. Еще меньший ядерный потенциал находится у Китая. Однако эти ядерные государства считают, что такого количества ядерных средств у каждого из них вполне достаточно, чтобы сдержать агрессию любого крупного ядерного государства. И они никогда не стремились, глядя на США и СССР, наращивать количество ядерного оружия до уровня, имеющегося в этих странах, т.к. это, по их мнению, только увеличило бы расходы на военные нужды, но не привело бы к повышению безопасности их государств.

Когда-то бывший СССР предлагал всем ядерным странам полностью ликвидировать ядерное оружие на планете к 2000 году, но уже тогда было ясно, что это чисто политическое предложение, и оно является преждевременным и практически неосуществимым. Сейчас, когда мир вступил в новое тысячелетие, оказалось, что он представляет собой стихию конкурирующих национальных интересов различных государств, продолжает оставаться противоречивым, чреватым неожиданностями. С одной стороны, укрепляется взаимное доверие между бывшими противниками и соперниками, устраняются многие конфликтные ситуации, но, с другой - появляются новые конфликтоопасные регионы и "горячие точки". Это значит, что ядерные страны будут вынуждены продолжать делать ставку на ядерное оружие в интересах сдерживания.

Пока трудно предвидеть, как будет складываться и развиваться политика будущих новых великих держав в первую четверть нового века (Бразилии, Аргентины, ЮАР, Индии) и тем более держав, претендующих стать великими (Ирана, Ирака, Турции и др.). Сохраняют большое желание и стремятся стать ядерными и такие страны, как Алжир, Египет, Ливия, Румыния, Тайвань. Имеют практическую возможность очень быстро стать ядерными Германия и Япония. В таких условиях своеобразная минимальная "ядерная страховка" безопасности в виде "стратегического неприкосновенного запаса", видимо, не будет лишней никому. К тому же вряд ли следует ожидать, что нынешние члены "ядерного клуба" все дружно пойдут на полную ликвидацию ядерного оружия.

Полностью отказываться от ядерного оружия в течение определенного времени будет даже нецелесообразно. Это связано и с тем, что, как уже отмечалось, сейчас имеется возможность создать такое оружие скрытно, даже без проведения ядерных испытаний. Механизм возможности "внепланового", стихийного расширения "ядерного клуба" пока не изучен, и мир может совершенно неожиданно оказаться в ситуации, когда ядерное оружие будет находиться в руках тоталитарных экстремистских стран и режимов и они безусловно будут угрожать им всем остальным. Уже были достаточно убедительные примеры этому. Некоторым странам не хватило буквально нескольких месяцев, чтобы создать свой ядерный боеприпас.

Было бы ошибочным утверждать, что ядерное оружие полезно полностью ликвидировать в одностороннем порядке. Пока это равносильно искусственному занижению ядерной военной опасности и непосредственной угрозы, особенно если учесть, что в ряде государств власть уже находится в руках экстремистов. Поэтому сейчас необходимы совместные действия как ядерных, так и безъядерных государств в интересах глубоких, но сбалансированных сокращений ядерных вооружений и полного прекращения ядерных испытаний. Нужны реальные практические шаги на пути защиты человечества от бесконтрольной анархии создания и наращивания ядерных вооружений.

Некоторым ядерным странам трудно расстаться даже с небольшой частью этого оружия, т.к. они сохраняют веру в его сдерживающий эффект, а также веру в то, что это оружие создает величие и престиж государству. Политическое руководство таких стран рассматривает ядерное оружие как важнейшее средство национальной политики. Пусть эти страны оставят у себя столько ядерного оружия, сколько сами считают необходимым, это их дело. Для решения реальных задач ядерного сдерживания количество этого оружия, как уже неоднократно подчеркивалось, может без всякого страха за безопасность составлять всего лишь десятки единиц, например, 70-100, а может, и еще меньше, но обладающих высокой живучестью, управляемостью, надежностью. Меньшим количеством самых совершенных и надежных ракет можно обеспечить бo'льшую и более гарантированную безопасность государства.

Этот "неприкосновенный запас безопасности" могут составлять, например, межконтинентальные баллистические ракеты, хранящиеся в надежно защищенных сверхглубоких шахтах, в толщах скальных укрытий, гор. Для них не должно быть опасно даже прямое попадание ядерной боеголовки. Такие ракеты должны быть готовы к запускам как одиночно, так и в составе группы, хотя это вряд ли когда-нибудь потребуется.

Устойчивое положение в многополюсном ядерном мире можно сохранить лишь в том случае, когда каждое ядерное государство, имея контролируемое, скажем, со стороны ООН, МАГАТЭ, минимальное количество ядерных средств, будет конституционно и доктринально ориентироваться на их применение лишь в ответном ударе.

И никакая ставка на применение ядерного оружия первым, на упреждающий ракетно-ядерный удар не должна возводиться в ранг закона ядерного государства, т.к. это не сможет предотвратить нанесение ему ответного, а иногда, чтобы не опоздать, и упреждающего удара. В этой ситуации становится также бессмысленным для ядерного государства и ответно-встречный ракетно-ядерный удар. Его просто не нужно планировать и организовывать, создавая под него чрезвычайно дорогую информационную инфраструктуру. Известно, что для его осуществления необходима своевременная, надежная и достоверная информация системы предупреждения о ракетном нападении и надежная система управления ею. С помощью тех информационных систем и средств, которые уже имеются сейчас у некоторых членов "ядерного клуба", ответно-встречный ракетно-ядерный удар осуществить практически невозможно и даже опасно. Эти системы, как показывает опыт, являются источниками ложных тревог, возникающих в ряде случаев в результате воздействия многих как объективных, так и субъективных факторов.

Таким образом, получается, что рациональным может быть лишь ответный удар. Если бы все ядерные страны на договорных условиях согласились на такой вариант применения ядерного оружия, то тогда можно было бы снять жесткие требования к работе очень громоздких, дорогостоящих и весьма далеких от совершенства наземных радиолокационных станций систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН) государств. Можно было бы даже поставить под сомнение их концептуальную необходимость. В этой ситуации проявленное Россией стремление сохранить, скажем, одну из таких станций, построенную 35 лет назад на территории Латвии (Скрунда), носило скорее престижный характер, чем представляло стратегическую целесообразность. Тем более что контролируемое скрундской радиолокационной станцией пространство северо-западного стратегического ракетно-космического направления в определенной мере перекрывалось другой такой же станцией, размещенной непосредственно в России, на Кольском полуострове. Станцию, оказавшуюся на чужой территории, пришлось закрыть, демонтировать и взорвать.

Однако уже поставлена на боевое дежурство новая российская радиолокационная станция СПРН, которая построена на территории Белоруссии в районе Барановичей. В отличие от других станций этого класса, радиолокационная станция в Барановичах работает в дециметровом диапазоне волн. Ее ввод в строй не только снова замкнул разрушенное единое радиолокационное поле предупреждения о ракетном нападении, но и за счет более высокой точности получаемой информации была существенно повышена эффективность СПНР в целом [52].

Вместе с тем можно утверждать, что в ближайшей перспективе внешняя угроза для военной безопасности ядерных государств - официальных членов "ядерного клуба", невелика или вообще отсутствует, ими пока не предвидится появление противников, которые в любой момент готовы начать агрессию или нанести по ним ядерный удар. Сейчас интенсивно формируется новое международное сообщество на основе норм международного права, утверждаются новые центры силы.

К сожалению, одновременно наблюдается появление некоторых стран третьего мира, которые стали обладателями ядерного оружия (Индия, Пакистан), и между ними постоянно возникают и обостряются социально-экономические, национально-этнические, территориальные и другие проблемы, которые уже переросли в длительный военный конфликт, что представляет большую опасность для всего мира.

Однако главным фактором, ставящим под вопрос стабильность и предсказуемость военно-политической ситуации в Европе безусловно является расширение союза НАТО на восток. Осуществляемые руководством союза НАТО практические меры по его расширению на восток изменили геостратегическую обстановку не только в Европе, но и в мире в целом. Все это, несомненно, сказалось на содержании военных доктрин других государств, не входящих в этот союз.

Ядерное сдерживание, узаконенная возможность применения ядерного оружия первым безусловно будут еще долго оставаться основным военным фактором у тех стран, которые не согласны с расширением союза НАТО.

Свои ядерные вооружения государства создавали и накапливали длительное время порознь, тайно, в скрытной гонке. Гонку ядерного разоружения надо вести вместе, открыто и в более короткое время. Это важнейшая задача наступившего нового века и тысячелетия, решать которую нужно и можно без всякого опасения нанести ущерб национальной безопасности государств и во имя этой безопасности.

Видимо, в этом важном деле большое значение имели бы, прежде всего, полное добровольное прекращение подземных ядерных испытаний всеми ядерными странами, а также их смелые односторонние действия по сокращению своих ядерных вооружений до минимального, по их взглядам, уровня. Что касается ядерных стран - членов "ядерного клуба", то, видимо, уже давно наступило то время, когда они должны однозначно определиться: что в их военно-стратегическом положении следует понимать под "минимальным ядерным сдерживанием". Было бы целесообразно сделать прозрачными и узаконить такие важнейшие понятия в концепциях национальной безопасности, военных доктринах государств.

Как уже было неоднократно обосновано, великие ядерные страны - члены "ядерного клуба", могут безо всякого ущерба политике сдерживания сократить существующие у каждого из них стратегические ядерные средства в одностороннем порядке не менее чем в десять раз. Оставшегося количества ядерных вооружений будет еще очень много для нанесения любому противнику неприемлемого ущерба даже в ответном ударе. В деле сдерживания играет роль не соотношение ядерных сил, а лишь само наличие ядерного оружия у сторон. Сейчас ни одно цивилизованное государство, имеющее развитую экономическую базу и инфраструктуру, не способно выжить даже в войне прошлого, четвертого поколения с применением обычных средств поражения, а тем более - ядерных.

После одностороннего выхода США из Договора по ПРО-72 решительный акт одностороннего сокращения стратегических ядерных сил любой ядерной страной стал практически невозможным. Здесь можно предвидеть два варианта решения проблемы в будущем.

Первый - продолжать сокращать ядерные вооружения на двусторонней или даже многосторонней основе, но при этом должно быть заранее известно, что идеальный договор выработать будет практически невозможно. Непременно кто-то будет считать себя ущемленным. При таком варианте сокращения ядерных вооружений безусловно придется нести серьезные затраты на соблюдение сложных процедур демонтажа и утилизации ядерных вооружений и на инспектирование на местах.

Второй - сокращать ядерные вооружения в одностороннем порядке, исходя исключительно из собственной целесообразности обеспечения минимального потенциала "ядерного сдерживания", и осуществлять это наиболее экономичным способом и без всяких контролей и инспекций. Если бы каждый член нынешнего "ядерного клуба" пошел на этот шаг в одностороннем порядке, то дальнейшие переговоры по проблемам ядерных вооружений переместились бы в область поиска мер доверия, мер обеспечения военной безопасности, но уже при минимальной ядерной опасности.

Правда, здесь скорее всего следует ожидать обеспокоенности, а может, и откровенного сопротивления со стороны военных ведомств ядерных государств, которые будут продолжать настаивать на том, что в этот сложный и нестабильный период у них пока не на что больше делать ставку, кроме как на "требуемое количество" ядерного оружия. Вполне естественно, что и представители военно-промышленного комплекса этих государств, прежде всего связанные с разработкой ядерных вооружений, также выступят против их одностороннего сокращения.

Безусловно, жаль тратить время на доказательство очевидного и убеждение нежелающих понять новые реалии. Но дискуссии о судьбе ядерного оружия уже вступили в ту фазу, когда руководству и властям ядерных стран полезно прислушаться к мнению не только официальных представителей правительств, заинтересованных военных ведомств, военно-промышленного комплекса, парламентских структур, но и независимых ученых. Пора каждому ядерному государству определить именно свою собственную позицию и смело пойти на кардинальные шаги в сокращении ядерного оружия во имя спасения, а не дальнейшего разорения государства.

Сокращение ядерного оружия - вынужденная, но весьма полезная мера, а не миротворческий акт. Если бы ядерное государство приняло решение на одностороннее сокращение ядерных вооружений, то его соответствующие компетентные органы безусловно провели бы независимые квалифицированные экспертные оценки, расчеты, смоделировали бы различные варианты сокращений, оценили бы их влияние на безопасность государства и на общую стабильность в мире.

Проверке и всесторонней оценке могли бы быть подвергнуты все нынешние и потенциальные члены "ядерного клуба", были бы даны ответы на вопросы: кто вероятный противник, кто соперник, кто партнер, кто союзник, какова истинная роль ядерного оружия в обеспечении безопасности государства и мира в целом. При этом надо учитывать, что, заботясь о своей безопасности, суверенное государство не должно пытаться достичь ее за счет других.

Национальный суверенитет стоит ровно столько, сколько государство выделяет средств на действительно необходимое современное вооружение, вооруженные силы, пограничные войска и другие силовые структуры без всякой опоры на ядерное оружие, которое, как уже было доказано, не способно выполнять эти функции. Имеющееся у государств ядерное оружие не способно спасти их от внутренних, в том числе и военных, кризисов. Ядерное оружие не спасло от распада Британскую и Французскую империи. Ядерное оружие США не остановило вторжение Северной Кореи в Южную в 1950 году, не помогло им уйти от сокрушительного поражения в войне во Вьетнаме и не стало препятствием захвату Северным Вьетнамом Южного в 1960-х годах. Ядерное оружие не остановило нападение Египта и Сирии на Израиль в 1973 году, который уже в то время имел несколько ядерных боеприпасов. Ядерное оружие Великобритании не оказало никакого давления на безъядерную Аргентину в фолклендском кризисе 1982 года. Не сработало оно со стороны США и НАТО при вводе советских войск в Венгрию в 1956 году и в Афганистан в 1979 году. Советское ядерное оружие не сыграло никакой роли в сохранении Варшавского Договора и Советского Союза.

И последнее. Ядерное оружие России, о наличии которого недвусмысленно напоминал российский Президент президенту США в 2000 году, также не сыграло сдерживающей роли в недопущении агрессии военного союза НАТО против дружественной Югославии в 1999 году. Значительный ущерб нераспространению ядерных вооружений нанесли силовые акции союза НАТО против суверенной Югославии. Государства, не являющиеся членами союза НАТО или его союзниками, более не могут рассчитывать на гарантии военной безопасности со стороны международного сообщества и будут вынуждены стремиться стать обладателями собственного ядерного оружия.

Таковы факты истории и выводы из нее. В новейшей истории надо использовать в качестве системообразующей роль нынешнего пятиугольника "ядерного клуба" (США, Россия, Великобритания, Франция, Китай) в нераспространении ядерных вооружений. Эта роль вырисовывается вполне реальной и весьма значительной. Необходимо разработать и принять в ООН международный кодекс отношений нынешних и будущих ядерных государств во имя сохранения мира на планете на основе баланса интересов. Члены "ядерного клуба" должны постоянно предохранять самих себя от своего нежелательного расширения и проводить плановые согласованные действия на дальнейшее сокращение ядерного оружия, на недопущение и предотвращение любых войн и военных конфликтов как между собой, так и в любых других вариантах.

Нелегально вступающие или стремящиеся в "ядерный клуб" страны должны знать, что они подвергнутся полной изоляции в мировом сообществе. Необходимо под эгидой ООН всем неядерным странам отказаться от разработки, а ядерным - от усовершенствования ядерного оружия и начать планомерно уничтожать его запасы до минимально согласованных пределов, а затем с помощью международного договора вообще запретить его производство на нашей планете. В конечном итоге человечество должно прийти к всеобъемлющему договору о запрещении применения ядерного оружия в любых войнах и конфликтах и о его полной ликвидации на планете.

Требуется также выработать и согласованно принять такие военные доктрины государств, в которых ядерное оружие вообще не упоминалось бы ни как оружие войны, ни как оружие сдерживания. Необходимо было бы также прийти к соглашению и считать утратившими силу все международные договора, касающиеся ядерного оружия, заключенные в годы "холодной войны", и заключить новый, более жесткий договор о прекращении производства и любых испытаний ядерного оружия. Как известно, эти положения не вошли в бессрочно продленный Договор о нераспространении ядерных вооружений, который был принят в 1995 году.

Особую опасность представляют собой военные конфликты, количество которых сегодня чрезвычайно велико, и нет надежды на то, что они будут прекращены в ближайшее время. Сейчас государства, находящиеся в состоянии военного конфликта, как правило, имеют достаточно много обычного, в том числе и новейшего, оружия большой разрушительной силы и они смогут легко приобрести самые новые виды вооружений и военной техники, если гонка вооружений и торговля оружием не будут приостановлены. Любая поддержка кризисов или военных конфликтов со стороны государств, являющихся членами "ядерного клуба", приведет лишь к усилению очагов напряженности, но не будет способствовать их ликвидации.

Весьма тревожна тенденция возможности возникновения новых ядерных государств, расположенных в регионах с нестабильной военно-политической обстановкой, и особенно тех, которые могут довольно легко пойти на применение ядерного оружия против своих противников (Израиль, Иран, Ирак, Индия, Пакистан, ЮАР, Северная Корея). Очевидно, что помешать распространению ядерного оружия декларациями и призывами нельзя, о чем свидетельствуют длительные неудачные попытки воздействия на Северную Корею, Пакистан, Индию, Израиль.

В этой ситуации было бы весьма целесообразным выступить России в одностороннем порядке в качестве гаранта ядерной безопасности, скажем, Японии и Южной Кореи от угроз со стороны Северной Кореи. Это способствовало бы улучшению обстановки в данном регионе и несомненно улучшило бы отношения России с ее соседями на Дальнем Востоке. Правда, Северная Корея уже согласилась заморозить свои ядерные объекты и демонтировать их после завершения поставок из Южной Кореи легководных реакторов. Это должно снизить остроту проблемы возможных ядерных вооружений Северной Кореи, однако следует учитывать, что у этого государства, вполне очевидно, уже имеется такое оружие.

Не исключено, что в некоторых случаях ситуация может заставить "ядерный клуб" пойти и на крайние меры, аналогичные действиям Израиля против ядерного центра Ирана или действиям США против претендовавшего на ядерное оружие Ирака. Однако на такие меры, очевидно, придется идти с большим риском, связанным с возможностью развязать ядерную войну. Возможно, могут быть применены и другие, более приемлемые невоенные методы.

Надо договориться членам "ядерного клуба" публиковать в открытой печати лишь такие физические идеи и технологические приемы, касающиеся ядерного оружия, которые невозможно было бы реализовать в странах, не обладающих достаточным научно-техническим потенциалом. Это связано с легкодоступностью обширной информации о системах ядерного оружия, местах его базирования, производства, испытаний и др., увеличением объема информации в открытой печати по отдельным проблемам производства ядерного оружия. Появились организации, которые постоянно публикуют сведения по технологии производства ядерного оружия. Сформирована обширная информационная и технологическая среда о ядерных производствах, которая, к сожалению, не была учтена при принятии нового Договора. Особенно это касается использования ядерных технологий в мирных целях. Кроме того, именно нынешний "ядерный клуб" должен добиться через ООН и МАГАТЭ жестких дискриминационных мер на запрет разработки наиболее доступных, но недостаточно надежных видов ядерного оружия, а также на запрет иметь технологии для производства такого оружия. Нужно также запретить и проведение меркантильной политики, связанной с ядерной технологией и ядерными материалами, как минимум в течение 20 лет.

Например, сегодня Россия опережает ближайших конкурентов на 10-15 лет по технологии обогащения урана. Во всем мире используется крайне неэффективный диффузионный метод, а для России это уже далекое прошлое. В России успешно используются лазерные методы обогащения урана. Это более дешевая и экологически чистая технология на ином принципе, но именно ее нельзя ни за какие деньги раскрывать и делать доступной для других стран. Только на продаже лицензий на методы обогащения урана Россия могла бы заработать большие деньги, но в интересах нераспространения ядерных технологий этого также категорически нельзя делать. Можно только сожалеть, что эти меры не нашли отражения в новом документе о нераспространении ядерного оружия, который, как уже упоминалось, остался в старой редакции и бессрочно продлен в 1995 году.

Только неэффективностью международного режима нераспространения можно объяснить расширение количества стран, ставших обладателями ядерными технологиями и технологиями производства ядерного оружия. Думается, что Россия сыграла здесь неприглядную роль, заявив, что распространяет ядерные технологии только в тех странах, которые присоединились к режиму нераспространения, в то время как на деле стремилась любой ценой заработать деньги, в том числе и в странах, которые давно любым путем хотят заполучить ядерные технологии.

Производство ядерного оружия не является внутренним делом любого государства, т.к. это оружие угрожает всему человечеству. Как уже подчеркивалось, за прошедшие годы после подписания первого Договора о нераспространении ядерного оружия (подписан 1 июля 1968 года и вступил в силу 5 марта 1970 года) произошли большие изменения.

К настоящему времени он является бессрочным, и в нем участвуют 187 стран. Теперь в центре внимания стоят не только ядерные США и Россия. За 30 лет существования Договора удалось полностью осознать его преимущества, выявить слабые места и выработать оптимальную позицию в отношении этого Договора на будущее. Возникли новые ядерные государства и государства, находящиеся у порога в "ядерный клуб". На границах Российской Федерации появились новые ядерные страны, что создало реальную угрозу, дестабилизирующую обстановку в зоне ближнего зарубежья. Это вынудило пересмотреть ориентиры и ужесточить российскую ядерную оборонную политику. В ряде случаев это диктуется элементарной конкурентной борьбой на таких рынках, однако зачастую подоплека конкуренции носит политический характер.

Так, например, США выступили резко против подписанных Россией и Ираном соглашений в области мирного использования ядерной энергии, но поощрили подобную сделку между Северной и Южной Кореями. Обвинения России в ядерном сотрудничестве с Ираном имеют исключительно политические цели. Строительство атомной электростанции в Бушере по российской технологии не позволит Ирану накопить ядерный потенциал. Но США сами строят аналогичную АЭС в Северной Корее, в стране, которую одновременно считают потенциальным ракетно-ядерным агрессором. Вполне понятно, что в подобных случаях одними лишь запретами и давлением дело решить нельзя.

Россия не откажется от поставок ядерных реакторов и в другие страны, т.к. стоимость каждого из таких контрактов составляет один миллиард долларов. Безусловно, нужен механизм жесткого контроля и принуждения к его исполнению, нужна новая, отвечающая времени ядерная политика государств. Но каждое государство, проголосовавшее за бессрочное продление Договора, вправе рассчитывать на отсутствие преград на пути получения им мирных ядерных технологий и оборудования. Вместе с тем необходимо учитывать, что каждая страна в соответствии с п.1 статьи Х сохраняет право выхода из Договора о нераспространении ядерного оружия, если она посчитает это нужным.

Поскольку Россия заявляет в своей военной доктрине, что ни одно государство мира не рассматривается ею в качестве противника и она отказывается от практиковавшейся ранее национальной и политической "персонификации врага" и, таким образом, у нее нет противников и среди сегодняшних членов "ядерного клуба", то и отношения с ними вполне реально должны выйти за рамки нынешнего ядерного сдерживания. Необходима трансформация ядерных концепций и стратегий, и важно отметить, что этот процесс уже начался.

С мая 1994 года пусковые установки стратегических ядерных сил России уже не нацелены на американские объекты, так же как и американские не нацелены на объекты на территории России. Правда, пока это чисто политическое решение, т.к. обе стороны имеют техническую возможность быстро ввести или восстановить нужные полетные программы даже одновременно со стартом ракет. Но сейчас российские ракеты находятся на боевом дежурстве с "нулевыми" полетными заданиями и, как заявил министр обороны, выступая в Екатеринбурге перед командным составом Уральского военного округа в феврале 1998 года, способны нанести ответно-встречный удар в течение восьми минут после обнаружения пуска ядерных ракет возможным агрессором.

Ракеты США также нацелены теперь на пустынные районы земного шара. Осуществлен хотя и политический, но по-настоящему исторический шаг навстречу друг другу на пути ликвидации ядерного противостояния между двумя великими ядерными государствами. Заложен фундамент новых отношений длительное время враждовавших стран.

Правда, в рамках отношений России и США даже после 11 сентября 2001 года еще рано говорить о стратегическом партнерстве. Следует также подчеркнуть, что в действующей концепции национальной безопасности России, утвержденной Указом Президента России № 24 от 10.01.2000 г. [19], вообще отсутствует упоминание о "партнерстве", а применено более нейтральное слово "сотрудничество". Россия продолжает задыхаться в экономических и финансовых трудностях, и до сих пор так не смогла даже выразить свою собственную национальную идею.

Она не может быть партнером США, т.к. между ними нет длительных стратегических отношений, базирующихся на одинаковых ценностях, какие существуют, например, между США и Великобританией, Германией и другими странами. Отношения России и Соединенных Штатов не выходят за пределы, характерные для отношений между двумя любыми странами, которые иногда сходятся, а часто различаются во взглядах на одну и ту же проблему. Однако нет сомнения, что Соединенные Штаты хотят видеть Россию предсказуемой и не несущей военной угрозы. Они не заинтересованы в серьезной дестабилизации обстановки в России, поскольку это привело бы к нарушению глобального баланса сил в пользу европейских государств и их коалиций, а также в пользу государств Азиатско-Тихоокеанского региона во главе с Китаем.

Да и России было бы выгодно сохранять особый характер российско-американских отношений при наличии стратегического паритета двух держав, что позволило бы ей получить преимущество перед остальными странами. Однако США все же демонстрируют откровенное нежелание находиться в состоянии паритета с Россией. Односторонний выход США из Договора по ПРО-72, создание национальной ПРО и ускоренный переход к бесконтактным войнам разрушают отношения не только с Россией, но и с другими странами даже союзниками по блоку НАТО.

В дальнейшем - в качестве примера или даже образца для России и США следовало бы использовать сложившиеся отношения между такими ядерными государствами, как Франция и Великобритания. Хотя и между этими странами всегда были, да и сейчас имеются, различные противоречия, их отношения не строятся на ядерном сдерживании друг друга, а носят дружественный, партнерский характер. Такая перспектива для отношений России с другими ядерными странами не только весьма привлекательна, но и реальна. Поэтому следует идти к ней уверенно, честно и открыто.

До тех пор, пока ядерное оружие будет находиться на вооружении как нынешнего, так и будущего "ядерного клуба", сохранятся и опасности, связанные с его наличием. И наибольшую опасность при этом могут представлять действия ядерного государства, вызванные неправильной оценкой поведения другого ядерного государства, особенно в критические моменты межгосударственных отношений.

В целях существенного уменьшения такой опасности было бы целесообразным в рамках последующих договоренностей между Россией и США прийти к согласию об уменьшении числа районов, откуда возможны запуски боевых баллистических ракет, уменьшении числа ракетоопасных направлений и возможных трасс.

Безусловно, сейчас достаточно точно известны координаты всех наземных ракетных комплексов ядерных государств. Однако в интересах повышения взаимного доверия и большей открытости следовало бы обменяться этими данными. Срочно необходим многосторонний договор между ядерными странами о неприкосновенности их средств предупреждения о ракетном нападении. Видимо, также нужен специальный многосторонний договор о запрете постановки преднамеренных радиоэлектронных помех средствам СПРН, а также о взаимном информировании друг друга о запусках МБР непосредственно с пусковых установок на национальные системы предупреждения.

Следует также заблаговременно выдавать информацию о предстоящих учебно-испытательных запусках МБР, направлениях и дальности стрельбы, а также об особенностях каждого запуска. После старта каждой ракеты желательно немедленно выдавать соответствующую информацию через средства массовой информации и по специальным каналам обмена данными о запуске. Необходимо договориться о количестве залповых учебно-испытательных пусков из одного района или одновременных пусков нескольких ракет из двух или более районов.

В целях исключения возможностей неправильного толкования было бы насущной задачей договориться о взаимном неосуществлении запусков ракет с различными целями в северном направлении со стороны России и США и в соответствующих направлениях относительно других ядерных государств. Весьма актуальными могут быть также и опасности, связанные с возможностью внезапного ракетно-ядерного нападения. Для их уменьшения или исключения было бы полезным России и США договориться, прежде всего, о взаимном неприменении предельных настильных траекторий ракет, которые могут не контролироваться современными средствами предупреждения о ракетном нападении сторон. Кстати, Франция уже испытала такую ракету.

Видимо, следует также договориться о взаимном запрете запуска МБР с воздушных носителей, о недопустимости создания новых, в том числе и ложных районов старта, а также о недопустимости маскировки этих районов техническими средствами, дымами, аэрозолями и т.д.

Требуется также прийти к строгому соблюдению соглашения о взаимном запрете работ, связанных с выводом любого оружия в космос, с укорачиванием факела стартовых ступеней ракет, с увеличением количества ложных целей в составе баллистической ракеты, а также о неприменении на МБР и боевых блоках технологии СТЕЛС. Было бы весьма важным договориться о взаимном запрете входа ПЛАРБ в акватории, прибрежные США и России, что не позволило бы наносить ракетно-ядерные удары с минимальным подлетным временем. И в США, и в России есть акватории, которые недостаточно контролируются национальными системами предупреждения о ракетном нападении, и было бы полезным договориться, чтобы там вообще не было ПЛАРБ сторон.

Настало время, когда можно обоюдно открыть национальные СПРН сторон, раскрыть их характеристики и использовать их информацию для уменьшения риска ложных предупреждений, совместного и взаимного предупреждения о ракетном нападении с соответствующих командных пунктов. Можно осуществлять непрерывный межкомпьютерный обмен информацией о пусках баллистических ракет и космических ракет-носителей, получаемой каждой стороной от своей системы предупреждения о ракетном нападении. Возможно также создание, скажем, на территории России или другой страны центра обмена данными о пусках ракет, эксплуатируемого совместно Россией и США и отделенного от их соответствующих национальных центров.

Следует напомнить, что во время последнего официального визита президента США Клинтона в Россию в начале июня 2000 года было подписано двустороннее соглашение о создании центра обмена данными от национальных систем предупреждения о ракетном нападении. Думается, что к этой информации на добровольных основах в будущем можно было бы подключить и другие государства.

Кстати, США, стремясь уменьшить риск ошибок в российской СПРН космического базирования, выразили согласие даже оплатить запуск Россией 6 новых ИСЗ ПРН, что может стоить примерно 200 миллионов долларов [23]. Этого количества спутников будет достаточно, чтобы гарантированно обеспечить 24-часовой контроль ракетных баз США. При меньшем количестве ИСЗ ПРН имеется риск случайной войны между двумя ядерными странами. Есть возможность также уменьшить опасность, связанную с военной деятельностью в космическом пространстве. Для этого, прежде всего, надо договориться об уменьшении количества запусков космических аппаратов военного назначения, а при совершении таких запусков немедленно оповещать заинтересованные стороны.

Необходимо на договорной основе отказаться от вывода любого оружия в космос. Будет весьма полезным ввести взаимный контроль всеми государствами, осуществляющими такие запуски, непосредственно на полигонах или космодромах. Требуется также оперативный обмен данными об авариях, связанных с космическими аппаратами, а также о сходе космических аппаратов с орбит. Видимо, будет весьма полезным договориться о создании средств наблюдения за космическими аппаратами на территориях других стран, а также о публикации программ запусков.

Серьезную опасность могут представлять разработки баллистических ракет с планирующей и маневрирующей головной частью. Такие головные части могут быть невидимы для национальных СПРН. Следует договориться о недопустимости таких работ. Есть возможность также совершенствовать имеющиеся Центры по уменьшению ядерной опасности. Они создавались как органы, исключающие вероятность военных конфликтов, и сейчас они могли бы обмениваться информацией о ракетно-космической обстановке в мирное время. Опыт их работы позволяет рекомендовать создать подобные Центры и в других странах и сопрячь их с боевыми центрами контроля космического пространства и командными пунктами систем предупреждения о ракетном нападении сторон. Думается, что можно уже сейчас объединить информационно две национальные системы предупреждения - США и России - через современные средства связи и осуществлять взаимный обмен в целях повышения мер доверия, а в дальнейшем и в целях сотрудничества. Использование информации этих двух суперсистем позволит контролировать практически весь земной шар и своевременно обнаруживать все незаявленные пуски ракет с любой территории. По данным этих систем, можно было бы оценивать опасные ситуации, возникающие в любом районе земного шара, своевременно предупреждать международные органы об этом и принимать необходимые меры для их локализации или пресечения.

Видимо, также было бы целесообразно членам "ядерного клуба" вести единый каталог космических объектов, своевременно предупреждать друг друга об опасном сближении космических объектов и не допускать несанкционированных действий в космическом пространстве. Серьезной проблемой в скором времени станет способность некоторых государств воевать формами и способами бесконтактных войн. Назревает явная необходимость заключения договора о высокоточном оружии, которое становится мощным дестабилизирующим фактором и при сохранении ядерного оружия может вполне определенно привести к ядерной войне. Необходимо незамедлительно начать процесс полной ликвидации тактического ядерного оружия, которое легко может стать причиной стратегической ядерной войны.

Стратегическая безопасность в мире может быть обеспечена только коллективно всеми странами, но начинать ее конструирование нужно в первую очередь России и США с кардинального сокращения их ядерных вооружений и укрепления режима нераспространения. Затем необходимо пригласить к переговорам о сокращении и ликвидации ядерных вооружений всех членов "ядерного клуба". Уже сейчас просматривается острая необходимость заключения всемирного Договора "О стратегической стабильности в мире" и подписания его всеми без исключения странами мира.

Правда, решение об одностороннем сокращении 5000 (с 7000 до 2000) ядерных боевых блоков, на которое пошли США в октябре 2001 года во время официального визита Президента России в Соединенные Штаты поставило Россию в трудные условия. Президенты просто пожали друг другу руки, и соглашение состоялось. Причем в этом соглашении даже не шла речь о количестве сокращаемых российских боевых блоков. России дано право самостоятельно определиться и назвать цифру. Это значит, что все замыслы России, касающиеся стратегической стабильности, из области внешней политики переходят в область ее внутренних проблем и, таким образом, партнерство как бы переходит в новое состояние, а паритет хотя и сохраняется, но для США он не имеет никакого значения. Ядерным оружием воевать нельзя, им можно только пугать, что и предоставлено делать России.

Заключение по второй части книги

Предложенное во второй части книги видение роли ядерного оружия и ядерной политики государств, с одной стороны, опирается на достигнутый уровень научной разработанности данной проблемы, а с другой - учитывает объективные потребности суверенных государств в теоретическом осмыслении новых реалий в ставке на ядерное оружие и ядерное сдерживание.

Уже в начале нового века и тысячелетия многие ядерные и безъядерные государства встретятся с кардинальными изменениями в стратегии войн и военных конфликтов. События последних десяти лет убедительно показали, что в недрах войн четвертого и пятого поколений (обычная контактная война, ядерная война) уже зарождается и набирает силу новое, шестое поколение войн (обычная бесконтактная война). Ситуация меняется динамично, выдвигаются новые важные проблемы, требующие решений, в том числе и связанных с ядерным оружием.

Радикальные изменения взглядов на сущность и содержание политики ядерного сдерживания как на особый вид политики государств вызвали необходимость разработки принципиально нового отношения к ядерному оружию, которое является беспомощным для решения многих приписываемых ему задач сдерживания. Ядерную Россию уже ожидают и развертывание ПРО США, поддержанное ее Конгрессом, и дальнейшее расширение союза НАТО на восток, юго-восток, и российское ядерное оружие будет беспомощно этому как-то воспрепятствовать.

Россия не представляет военной угрозы Западу из-за экономической и военной слабости, а на ее ядерное оружие просто не обращают внимания, даже несмотря на то, что в ее новой военной доктрине откровенно заявлено о возможности применения ядерного оружия первой в каких-то "критических для национальной безопасности России ситуациях".

Думается, что оказавшаяся в изоляции и загнанная в международный тупик со своим ядерным оружием Россия согласится совместно участвовать в каких-то планах создания элементов системы ПРО США. Это может оказаться гораздо выгоднее, чем вступать в новую многолетнюю гонку ядерных вооружений и конфронтацию. По другим военным вопросам США и России договариваться не о чем: как партнер Россия не интересна, как противник, особенно в войнах нового, шестого поколения - недостойна внимания.

Что до ядерного оружия России, то у США, видимо, есть сомнение в том, что российское руководство будет в состоянии его применить в каких-то не расшифрованных в военной доктрине "критических ситуациях для безопасности России". Пока в стране был коммунистический строй, подчиненные выполнили бы любой, может быть, даже самый безумный приказ без малейших колебаний. Но сегодня, когда в России демократическая власть еще не утвердилась, если будет дан приказ применить ядерное оружие, то у многих причастных к его выполнению может возникнуть вопрос - а зачем? Таким образом, выполнение приказа может начаться с дискуссии.

Вполне вероятно, что США рассматривают ядерное оружие России скорее как виртуальное, чем реальное. Но ядерное оружие безусловно еще достаточно долго будет содержаться на вооружении ядерных стран, хотя оказывается, что его можно иметь намного меньше, чем предполагается в соответствии даже с самым значительным его сокращением на договорных условиях. Надо воспользоваться тем, что все ядерные страны стремятся снизить риск ядерной войны.

Естественно, автор не имел возможности осветить в данной части книги все аспекты политики ядерного сдерживания, поскольку проблема чрезвычайно широка, да и разработка ее до этого велась специалистами, главным образом, в интересах обоснования безусловной полезности ядерного оружия. Однако есть надежда, что предложенные во второй части книги некоторые теоретические взгляды на актуальные проблемы ядерного сдерживания и связанные с ним многочисленные вопросы будут полезны теоретикам, практикам и законодателям, причастным к этим и другим, связанным с ними, проблемам государственной важности.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх