Загрузка...


Применение броневой фортификации в Бельгии. Деятельность инж. Бриальмона. Крепости Льеж и Намюр. Применение брони в других малых государствах.

Если в главных государствах Западной Европы броня во вторую половину 80-х годов нашла себе пока еще сравнительно ограниченное Практическое применение в крепостях, то нельзя того же сказать про малые государства во главе с Бельгией, в которых рассматриваемый период поистине может считаться эпохой броневой фортификации, усиленно пропагандировавшейся бельгийским инженером Бриальмоном. Если в 60-х и 70-х годах по Европе гремело имя русского инженера Тотлебена, то в 80-х и 90-х годах на смену ему пришло имя бельгийского инженера Бриальмона. Он был главарем броневой фортификации, нашедшей себе самое широкое применение в Бельгии, в Румынии, Швейцарии, Дании и Голландии.

После первой практической своей деятельности, по расширению Антверпена о 1859 по 1864 год и дальнейшему усовершенствованию его в 70-х, 80-х и 90-х годах, Бриальмон проявил необычайную энергию на литературном поприще, оказавшись и здесь крупным талантом.

Еще в 1863 г. он. выпустил в свет, труд код заглавием "Etudes sur la defense des Etatc et sur la fortification" ("Оборона государств и, фортификационные этюды"), имевший, для того времени важное значение. Затем, в 1869 г, в соответствии, с духом времени., им издается другой крупный труд под заглавием "Traite de fortification poligonale" ("Полигональная фортификация"). В 70-х годах появляется целый ряд его трудов по вопросам фортификации, и среди них, в 1872 г., "la fortification a fosses secs" ("Укрепления с сухими рвами"), служивший в то время почти что курсом долговременной фортификации не только в Бельгии, но и во Франции, Германии, России и других культурных государствах.

Почти в каждом из последних своих трудов Бриальмон проявлял известное влечение к броневым закрытиям, но с особенным рвением он стал на них настаивать с 1885 г., когда стали известны результаты некоторых опытов с фугасными бомбами в Германии. Появление фугасных бомб прежде всего делало совершенно неприменимой открытую установку орудий на фортах, так как вероятность попадания в форт была очень велика. Вопрос о сколько-нибудь безопасной от фугасных бомб установке орудий в фортах только и мог быть разрешен одним из трех способов: установкой орудий в казематах, установкой в броневых башнях и наконец установкой, хотя и открытой сверху, но маскированной и подвижной, что связывалось с вопросом о выносе артиллерии на фортовые промежутки. Бриальмон стал сторонником второго способа, провозгласив лозунг "без броневых башен в настоящее время (1885 г.) в фортах нет спасения". (Такое чрезмерное увлечение Бриальмона броневыми башнями было поводам к тому, что русский проф… К. И. Величко метко назвал Бриальмона "Монталамбером ром XIX века" (Монталамбер увлекался каменными башнями, а Бриальмон-броневыми).)

Произведенные в этом же ив последующем 1886 г. бухарестские опыты нисколько не охладили влечения Бриальмона к броневым башням: он продолжал в них верить, считал их панацеей от всех бед, а в 1887 г., когда бельгийское правительство поручило ему проектирование крепостей Льеж и Намюр на р. Маасе, то эти бриальмоновские детища явились полнейшим олицетворением так называемой броневой фортификации.

В 1888 г. Бриальмон выпустил в свет свой новый, чрезвычайно интересный труд под заглавием "Influence du tir plongeant et des obus-yorpilles sur la fortification" ("Влияние навесного огня и бомб-торпедо на фортификацию"), в котором читатель находил уже целый трактат о броневых башнях, а приводившиеся здесь типы фортов являлись почти точной копией того, что Бриальмон фактически возводил в Льеже и Намюре с 1888 по 1892 год. По проекту Бриальмона Льеж и Намюр как двойные тет-де-поны у важнейших переправ через р. Маас, отделяющую полосу Бельгии от другой главнейшей части Нидерландского королевства, были оргаиизованы вполне аналогично между собой. Каждая из крепостей состояла только из одного фортового пояса, без центральной ограды, причем форты были удалены от окраин города на расстояние от 4 до 7 км, а друг от друга - от 2 до 6,5 км. В Льеже имелось 12 фортов, а в Намюре - 9, из коих часть больших и часть малых.

В основу проекта всех фортов входило два принципа: все казематированные постройки делать исключительно бетонными, а орудия - устанавливать в броневых башнях. С последней целью бельгийское правительство заказало в 1888 г. для упоминаемых крепостей 147 броневых башен, распределив заказ между 4 фирмами: одной - германской (завод Грюзона) и 3 французскими (заводы - Крезо, Сен-Шамона и Шатильон-Коммантри).







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх