Загрузка...


Фиг. 145.

Вариант германского форта широкого расположения, 1913 г.

???? Обозначения:

???? Дв.кпр - двойной кофр передового рва,
О.кпр - одиночный кофр передового рва,
Дв.к - двойной кофр главного рва,
О.к - одиночный кофр главного рва,
КЭ - бетонный контрэскарп с галлереей,
П - потерны,
НП - броневые наблюдательные посты,
КБ - караульные башни,
? КБ - расширенные караульные башни для управления действием минных аппаратов и промежуточных капониров,
Пр - прожекторные установки, Бр.П - броневые установки для пулеметов,
Бр.Пс - броневые установки для пистолетов,
ФП - постройка для фланкирования горжи с блокгаузом и капониром передового рва,
КП - караульное помещение,
К - казарма,
ББ - броневые башни с 10,5-см гаубицами,
Пр.К - промежуточный полукапонир,
М.Ап - минные аппараты (минометы среднего калибра),
ТВ - потерна с выходом в тыл.

На фиг. 145 приведен образец наиболее мощного типа форта, с надлежащими пояснениями, характеризующими его устройство. Главнейшими его частями являются:

главная позиция обе в виде люнетообразной постройки;

внутренняя позиция гд в виде прямолинейного участка насыпи;

казарма К с примыкающими к ней: сбоку - промежуточным полукапониром ПрК, а сзади - горжевым капониром; при этом казарма увенчана двумя броневыми башнями Б Б с 10,5-см гаубицами, броневым наблюдательным постом НП и снабжена установками со средними минными аппаратами (весом в 17 кг), выкатываемыми для стрельбы на подвижной платформе М А, а также расширенной караульной башней РКВ для управления действием минных аппаратов и огнем промежуточного полукапонира;

наружный ров треугольной профили с солидным бетонным контрэскарпом; ров получает фронтальную оборону с бруствера главной позиции и фланковую - из двойного кофра Дв. К и одиночного - ОК.;

расположенные на флангах форта открытые установки для средних минных аппаратов М АЛ, с бетонными убежищами;

передовой ров с проволочной сетью, охватывающий форт со всех сторон.

Этот новый тип форта, долженствовавший очевидно прийти на замену прежних "фесте", следовательно являвший собой новую и последнюю фортификационную форму германского крепостного строительства перед мировой войной, несомненно, обладал своими характерными преимуществами, выражавшимися:

в наличии трехъярусной ружейной обороны: главная позиция, внутренняя позиция и позиция тыловая, над горжевой казармой;

в разбросанности различных органов обороны на большой площади и вследствие этого малой уязвимости их артиллерийским огнем противника; в частности горжевая казарма значительно удалена от боевой позиции и не может поэтому одновременно с ней подвергаться обстрелу;

в наличии трех линий преград (рвы и.проволочные сети), находящихся под фланговым и фронтальным огнем;

в наличии сильных органов фланкирования промежутков (гаубичные башни и промежуточный полукапонир);

в наличии большого количества казематированных сообщений (галереи, потерны);

в наличии большого количества средств ближней борьбы: бронированные пулеметы и автоматические револьверы, установки для минометов, контрминные системы.

Гарнизон такого форта исчислен всего в одну роту. Но столь мощное оборудование форта очевидно не могло не отразиться на его стоимости, выражающейся 8 млн. марок довоенного времени (около 4 млн. рублей).

Другие два типа фортов, приведенные в записке, разосланной генерал-инспектором крепостей управлениям последних, являются облегченными образцами: идея их та же, что и приведенного, но количество составных их элементов и группировка несколько иные, что отражается и на стоимости, понижающейся до 6,85 млн. марок и даже до 5 млн. марок.

Что касается опорных пунктов, прикрывающих промежуточные капониры, расположенные в качестве самостоятельных построек, то стоимость таковых понижается до 1,25 млн. марок и до 900000 марок. Наконец обеспеченные от штурма броневые батареи исчислены в сумму от 2 до 3 млн. марок.

Не останавливаясь затем на работах немцев за рассматриваемый период в их приморских крепостях (Вильгельмсгафене, Киле, Данциге и особенно на Гельголанде), где каких-либо выдающихся фортификационных форм кроме броневых батарей на 30,5-см орудия не встречаем, перейдем к краткому очерку состояния в Германии за этот период вопроса об атаке и обороне крепостей.

Надо заметить, что до русско-японской войны германская армия в области военно-инженерного искусства интересовалась только полевым военно-инженерным делом, да и то в применении его к маневренной войне. О войне позиционной тогда никто не помышлял, а крепостное дело вообще было уделом лишь сравнительно небольшого круга специалистов-инженеров и пионерных батальонов, причем этим делом руководила инспекция инженеров, пионер и крепостей. Армия вопросами крепостной войны не интересовалась, и крепостные маневры производились чрезвычайно редко. Характер действий при осаде и обороне крепостей регламентировался двумя инструкциями: "Belagerungsanleitung" (Наставление для осады) от 3 апреля 1902 г. и "Verteidigungsanleitung" (Наставление для обороны) от 29 апреля 1903 г., но обе инструкции считались секретными и ими пользовались только в крепостях, все же войсковые начальники и сами войска с этими инструкциями знакомы не были.

После русско-японской войны под влиянием Порт-Артура положение изменилось: крепости и связанная с ними крепостная война пробудили к себе в Германии больший интерес. В 1905 г. появился солидный труд, изданный Прусским большим генеральным штабом, под заглавием: "Крепость в войнах Наполеона ив войнах новейшего времени" (см. русский перевод инженер-полковника Войновского-Кригера, 1907 г.). В предисловии указывалась цель труда: "При издании предлагаемого труда прусский генеральный штаб руководился сознанием, что крепости в настоящее время приковывают к себе все большее внимание широких кругов армии". В самом труде, ставившем себе прямой задачей исследование влияние крепости на ход военных операций, указывалось, что в крепостной войне наибольшее значение имеет не сила верков, а огонь с них, непоколебимая воля коменданта и дух гарнизона; что развитые маневренные крепости, отвечающие современным требованиям, несомненно, имеют большую цену; такие крепости должны представлять собой "подготовленное поле сражения". Наряду с этим в общем заключении подчеркивалось, что "в крепостной войне не следует искать чего-либо своеобразного, так сказать, особой отрасли военного дела. Такое обособленное представление могло возникнуть только в период существования прежних маленьких крепостей; теперь же, когда сферы полевой и крепостной войны часто сливаются, когда действия против укрепленной позиции едва ли чем отличаются от действий на поле атаки против фортовой Крепости, оно является безусловно ошибочным". Но здесь же добавлялось, что "условия атаки и обороны в крепостной войне частью отличны от таковых же полевой, каждый отдельный случай требует здесь особого решения. Во всяком случае в крепостной войне всегда придется считаться со средствами техники. Высшие руководители и их органы должны быть вполне знакомы с крепостной вой ной во всем ее объеме, только тогда они могут из своих крепостей извлечь действительную пользу и только тогда они не будут в ужасе отступать перед неприятельскими крепостями, как перед чем-то непреодолимым". Приемы овладения крепостями труд не разбирал: он лишь рекомендовал "уклоняться от продолжительных осад и… там, где этого требует ход войны, дерзко идти на крепости, стремясь использовать каждый благоприятный момент для возможного сокращения атаки".

Но труд генерального штаба писался, когда еще не были известны все данные борьбы за Порт-Артур, где снова воскресла постепенная атака с превалирующим значением ближней борьбы. Это обстоятельство пришлось взвесить. И вот в 1907 г. с целью практической проработки вопроса атаки и обороны крепости в современных тому периоду времени условиях предпринимается крепостной маневр под крепостью Познань. В противоположность французам, обратившим на крепостном маневре 1906 г. под Лангром главное внимание на тыл осады, и англичанам, воспроизведшим в 1907 г. под Чатамом главным образом ближнюю атаку фортов, немцы под Познанью стремились передать все стороны крепостной войны в одном и том же масштабе, обратив особое внимание на технику управления войсками. Из этого маневра было сделано много полезных выводов, которые выявились в последовавших затем реорганизациях пионерных войск и введении в их снаряжение различных новых технических средств борьбы. В 1908 г. прусским большим генеральным штабом была произведена крепостная поездка в окрестностях Кенигсберга, а в 1909 г. производилась такая же поездка офицеров генерального штаба в крепость Мец. Хотя обе поездки производились с целью выяснения условий атаки и обороны некоторых фронтов этих крепостей, но попутно на них вырешались и общие вопросы крепостной войны в новых условиях.

Выводы из всех этих крепостных маневров и поездок обсуждались особой комиссией, составленной в 1909 г. из различных представителей от генерального штаба, военного министерства, инспекции крепостей, пионерных войск, пехоты, артиллерии, кавалерии и пр. В этой комиссии принимал также большое участие тогдашний обер-квартирмейстер большого прусского генерального штаба, ген. Дейнес. Результатом работы этой комиссии было появление в.свет в 1910 г. официального "Наставления для ведения борьбы за крепости" ("Anieitung fur den Kampf um Festungen"), изучение которого предписывалось отныне всему командному составу армии ("всем начальникам могут быть в военное время поставлены задачи, разрешение которых требует знания этого наставления", - говорилось в предисловии). В новом наставлении, впервые приподнимавшем завесу, за которой до сего времени скрывалось в Германии все крепостное дело, прежде всего проводилась "общность основных положений для ведения полевого боя и крепостной борьбы", рассматривавшейся как известного рода эпизод, откуда и название -"борьба за крепости" (Kampf um Festungen) вместо прежнего термина "крепостная война" (Festungskrieg). Осторожные немцы однако подчеркивали в наставлении, что "крепостная борьба, начинаясь обыкновенно полевыми действиями, постепенно переходит в поддерживаемую сильнейшим артиллерийским огнем и всеми средствами техники борьбу за укрепления, причем борьба эта требует более основательной подготовки и сопряжена с большей потерей времени, чем действия в открытом поле".

Не отрицая возможности применения в будущей войне всех существовавших до того времени способов овладения крепостями, но умалчивая почему-то о нечаянном нападении, которым они, между прочим, в мировую войну пытались овладеть бельгийской крепостью Льеж, немцы указывали в наставлении, в противоположность тому, что говорил раньше в своем труде их генеральный штаб ("дерзко идти на крепости"), что "против больших крепостей обыкновенно необходимо вести осаду", добавляя однако, что "слабые крепости могут быть, при обстоятельствах, взяты ускоренной атакой, средствами полевой армии или частями осадных формирований". Такие "обстоятельства" сопутствовали немцам в мировую войну при взятии ряда бельгийских крепостей, французской крепости Мобеж и некоторых французских фортов-застав. Эти же "обстоятельства" позволили немцам овладеть ускоренной атакой русской крепостью Новогеоргиевск, а крепостью - Ковна даже простым штурмом.

Далекие от того, чтобы шаблонизировать осаду крепости какой-либо "схемой", немцы в наставлении такой схемы и не давали, ограничиваясь последовательным изложением в параграфах хода осады и обязанностей отдельных лиц и служб. Но в "Руководстве по фортификации для военных школ" изд. 1911 г., в развитие и пояснение хода осады, излагаемого по новому наставлению, была приведена примерная схема атаки на современную крепость, и на этой схеме подробно были показаны работы обеих сторон на поле атаки протяжением около 11 км; при этом в состав главной крепостной позиции входили 4 главных у крепления или форта, 1 броневая группа (по типу "фесте") и 6-7 пехотных опорных пунктов. На схеме можно было видеть и атрибуты прежней постепенной атаки в виде параллелей, зигзагообразных подступов и перекидных сап, но в более разреженном виде и с тщательным применением к местности.

Надлежит еще добавить, что официальное наставление, описывая общий характер действий сторон, доводило дело и до ближней борьбы, придавая ей выяснившееся опытом Порт-Артура значение с указанием некоторых общих ее приемов; детали, касающиеся преодоления разного рода преград и производства минных и подрывных работ, составляли по-прежнему принадлежность специальных наставлений, частью секретного характера, как, например, "Pionier Sturm - Anieitung fur Angrirfreaufmoderne Fortfestungen" ("Инструкция саперам для штурма современных фортовых крепостей"), частью официальных, как, например, вышедшее в 1911 г. "Sprengvorschrift" ("Наставление по подрывному делу"), где излагались подрывные и минные работы.

Франция шла в затылок Германии первой, но отнюдь не по масштабу крепостного строительства, который в России был, несомненно, крупнее, а по планомерности и целесообразности намеченных работ. После русско-японской войны во Франции неуклонно продолжались работы в крепостях, начатые в 1900 г. по широкой программе, составленной главной крепостной комиссией, основанной в 1899 г. Наибольшее внимание французского командования было устремлено на совершенствование двух важнейших укрепленных районов: Верден-Туль и Эпиналь-Бельфор, особенно первого. Район этот состоял из двух фланговых опорных крепостей Вердена и Туля и связывавших их в огневом отношении фортов-застав: Женикура, Тройона, де-Парош, Кам-де-Ромен, Лиувиля, Жиронвиля и Жуи. Обе опорные крепости неустанно развивались в течение 12 лет, предшествовавших мировой войне, и, несомненно, представляли собой лучшие образцы французских сухопутных крепостей.

Приведем здесь описание крепости Верден.

Верден, расположенный против германского Мозельского укрепленного района, имел первенствующее значение. Незначительное удаление его восточных укреплений от границы (30 км) требовало, чтобы он представлял собой сильную точку опоры для прикрывающих войск. Как опорная точка левого французского крыла Верден должен был оказывать сильное влияние на крупные операции противника, предпринимаемые им в направлении на север. Наконец как позиция-застава Верден должен был преграждать прямую линию Мец - Шалон даже после сдачи крепости эта линия не должна была быть свободной, считаясь с разрушением Таваннского туннеля (длиной свыше 1 км) и Маасских мостов: в течение промежутка времени, необходимого на восстановление этих сооружений, противник располагал бы только Арденнской линией Лнгюйон - Момеди -Мезьер, чем подчеркивалась вся важность этой линии.

Еще после войны 1870-1871 гг. по проекту ген. де-Ривьера Верден, бывший фортовой крепостью, имелось в виду расширить по крайней мере к северу и к западу, где главная оборонительная линия должна была последовательно проходить через высоты Дуомона-Фруадтерр Буа-Буррю и Сиври-ля-Перш, но уже во время выполнения программы вследствие уменьшения кредитов и сокращения величины предусмотренного гарнизона оборонительную линию крепости сократили, не дойдя до Сиври-ля-Перш. Потом эту линию расширили, но после 1885 г. остов крепости по обводу был почти тот же, что и к началу мировой войны. В последующем только переделывались и совершенствовались отдельные укрепления.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх