18

Уосетские горы образовывали длинный пояс разрушенных, разорванных хребтов, высота которых была до двенадцати тысяч футов. Над узкими ущельями, сооруженными самой природой на пути к высоким вершинам, горы поросли соснами, можжевельником и елью. Там, где выходят наружу отложения ордовикской эпохи, растут клен, самшит, бузина. Весь путь наверх был усеян венериными башмачками. На холмах и склонах бурно росли отцветшие уже горчица, фиалки и камасские лилии. Большие участки земли заросли клевером. Выше начинался пояс альпийской ели, карликовой сосны и других высокогорных пород.

Но сейчас захватывающая красота Уосетских гор была скрыта покровом ночи. Только запах диких цветов мог напомнить Слокуму и его приятелю о том, что в этот уголок редко заглядывал человек, а ход времен года шел здесь своим чередом, как и много лет назад.

Побег с поезда прошел намного легче, чем предполагали Слокум и И. В. Часовой оказал им посильную помощь, немедленно рухнув под ударом костыля, которым И. В. огрел его сзади. Слокум забрал у него револьвер, а И. В. винчестер, каждый из них сам выбрал себе лошадь. Поезд шел на подъем под удобным пятиградусным углом, замедлив ход до минимума. Они открыли боковую дверь и выскользнули из поезда.

Они быстро взбирались между стенами каньона. Казалось, они поднимаются вверх на многие мили. Огни поезда мерцали и исчезали, когда они гнали лошадей все дальше и дальше вверх.

— Ты знаешь, где мы? — заорал Слокум.

— Да черт его знает. Слишком темно. Это здоровые горы, Джон.

Олень кинулся наперерез И. В., перепугав его лошадь, так что он чуть не опрокинулся вместе с ней прямо на Слокума.

— Боже милосердный! — закричал И. В. — Тут и так достаточно круто, чтобы свалиться, ты, чертов урод!

Слокум засмеялся с облегчением человека, которому больше не грозила смерть. Он слез с лошади и, взобравшись на кучу камней, увидел поезд.

— Кассиди остановился.

— Прислушайся! — резко сказал И. В. Снизу был слышен топот копыт.

— Они спохватились! — закричал Слокум, лихорадочно слезая вниз. Он бросился к своей лошади. И. В. покачал головой.

— Всего один всадник, слушай внимательнее.

Через несколько минут снизу с грохотом появилась Дэйзи Джан.

— Свинья! — закричала она, замахиваясь на Слокума поводьями. — Как ты смел уехать, оставив меня?

— Дэйзи!

— Не заговаривай мне зубы, лживый вонючка!

— Какого черта она здесь делает? — недоуменно спросил И. В.

— А я тут при чем? — рассердился Слокум.

— Она же твоя…

— Кончайте ваши споры! — выпалила Дэйзи Джан. — Забирайся на лошадь, Слокум! Нам надо убираться отсюда.

— Если хочешь ехать с нами, ты должна не отставать!

— Ты, толстая скотина! Я не то что поеду с вами, я еще перееду через тебя!

Они продолжали подъем, добравшись до лужайки, разделявшей два высоких холма. В конце ее был вход в пещеру. Увидев его, И. В. резко остановился. Наблюдая за девушкой, Слокум заметил, что она была не просто хорошей, а отличной наездницей, в седле она держалась с уверенностью и легкостью профессиональной наездницы родео. И. В. проскользнул внутрь.

— Эй, заводите лошадей!

При свете спички стало видно, что пещера была шириной в двадцать, а высотой — в десять футов. У них под ногами хлюпала какая-то слякоть, вся пещера провоняла сгнившим мясом. Вся задняя часть ее была завалена костями.

— Здесь обосновался проклятый гризли, — заметил Слокум. — Запашок такой же, как от Вонючки.

— Давай поищем что-нибудь другое, — отозвался И. В. Они поспешили наружу и оседлали лошадей.

— Нам лучше проехать мимо первой полудюжины пещер, — сказала Дэйзи Джан. — Если нас будут преследовать, то обыщут каждую. За это время мы успеем исчезнуть.

— И. В., она права.

— Да.

Слокум видел, что появление девушки внесло изменения в планы И. В. Время от времени И. В. оглядывался на нее, а лицо его выражало неодобрение. Они поднимались все дальше, проехав по пути несколько отличных убежищ. Достигнув вершины, начали спуск к Огдену.

— Это, кажется, уже знакомая местность, — сказал И. В. — Давай остановимся и дадим отдохнуть лошадям. Мы сейчас в безопасности — если наше положение вообще может быть безопасным.

Огромные булыжники, как боевые укрепления стены средневекового замка, окружали их с трех сторон, исключая бегство в случае нападения. Слокум обратил на это внимание И. В., но тот не проявил беспокойства, обрадованный тем, что знал, где находится.

Они уселись на траве, отправив пастись лошадей, и стали обсуждать, как легко им удалось убежать.

— А как ты выбралась, Дэйзи? И как тебе пришла в голову эта мысль? — спросил Слокум.

— Я увидела вас двоих через окно. Пришла в багажный вагон и последовала за вами.

— А тебя кто-нибудь видел?

— Только тот парень, которого Барлоу держит там на посту. Он вел себя как пьяный, шатался и держался руками за голову. — Она засмеялась. — Он со мной даже не попрощался.

— Поезд остановился, когда ты вышла?

— Нет, после этого. Последнее, что я видела, — они наполняли паровоз водой.

— Прислушайся! — выпалил Слокум.

Где-то в вышине прозвучал крик совы. Затем послышался приглушенный цокот копыт.

— Кто-то едет! — закричал И. В., вскакивая на ноги. Между двумя камнями протиснулся жеребец, из-под копыт он выбрасывал глину. На спине у него сидела блондинка с длинными распущенными волосами — видок у нее был такой же дикарский, как у шушунов.

— Это же Мэри Мэй Белл! — завизжала Дэйзи Джан.

— Господи, помилуй! — взорвался И. В.

Дэйзи Джан помогла своей подруге слезть с лошади.

— Как тебя занесло сюда? — поинтересовалась она.

— А ты-то что здесь делаешь? — спросила Мэри Мэй Белл, ехидно улыбаясь. — Возвращаешься в Сэкет-Спрингз?

— Кто это тебя надоумил?

— А зачем еще ты могла бежать с поезда?

Снизу начали доноситься звуки приближающейся лошади.

— Господи! — застонал И. В. — Сейчас вся семейка соберется! Все было как в сказке. Дэйзи Джан чисто случайно увидела, как уезжали Слокум и И. В., ее, в свою очередь, увидела Мэри Мэй Белл, а ту разглядела…

— Дженнифер! — закричали обе девушки. И. В. посмотрел на Слокума, выругался, сплюнул и поддал ногой камешек. Слокум беспомощно развел руками.

— Ну, спасибо, Джон. Ты постарался.

— Я ни в чем не виноват. , — Интересно, кто же тогда виноват?

Но тут дело приняло другой оборот. Появились Вонючка, Клемент и еще дюжина всадников. Их револьверы были направлены на Слокума и И. В. Последним прибыл Рэйли Барлоу.

—Все было очень просто. Джон и И. В. Мы позволили поехать за вами мисс Ладлоу, пустили за ней ее подругу, потом еще одну и так далее. Гонки за лидером. Чего я не понимаю, так это того, зачем вы вдвоем затеяли эту игру?

— Нам не понравилась перспектива чистить этот вагон-конюшню, — ответил И. В., равнодушно посасывая травинку.

Люди Барлоу опустили оружие и в беспорядке окружили Слокума и И. В. Все они мрачно смотрели на друзей, кроме Барлоу, который то ухмылялся по привычке, то пристально разглядывал их.

— Но мы же приняли вас двоих в свою семью! — Барлоу раскрыл руки с доброжелательностью пастыря, собирающего своих овечек к воскресной утренней молитве.

— Хватит валять дурака, а, Рэйли? — устало сказал Слокум. — Ни мы тебе, ни ты нам не нужны.

— Ну как тебе такое могло прийти в голову, Джон? Ты же у нас лучший кочегар. Может быть, худший тормозной кондуктор, но лучший член паровозной бригады. — Барлоу радостно заржал, оценив собственную шутку, его примеру последовали все его люди. — Вонючка, Клемент, вы останетесь здесь. Остальные — назад на поезд!

— Только не эта девочка! — отозвалась Дэйзи Джан, вызывающе взглянув на Барлоу.

— Я же сказал — все!

Барлоу улыбнулся и дал Дэйзи сильную пощечину, после которой она растянулась на траве. Слокум было рванулся к нему, но Вонючка, улыбаясь, вытащил кольт и приставил ему к груди.

— Вставай! — сказал Барлоу Дэйзи Джан. — Вставай, дерьмо, маленькая шлюха! — Взяв ее за руку, он рывком поставил девушку на ноги.

— О! Не прикасайся ко мне, подонок!

— Влезай на лошадь и убирайся отсюда! Все выметайтесь! Через несколько секунд на прежнем месте остались только Клемент, Барлоу, Вонючка, двое заложников и лошади.

— Смелый ты парень, когда можно безнаказанно влепить пощечину женщине, — сказал Слокум сквозь сжатые зубы. — Чувствуешь себя героем?

— Всякий, кто не подчиняется приказам, должен быть дисциплинарно наказан, включая и вас, — отрезал Барлоу. — Вернемся к делу. Почему вы сбежали?

— Ты знаешь, почему мы сбежали, так же как и мы догадываемся о том, почему ты не хочешь нас отпустить, — ответил Слокум. — Так почему бы нам не поговорить начистоту?

— Идет. Что вы разыскиваете в поезде?

— Мою серебряную клипсу, — сказал И. В.

— Что-о?

— Да, это правда, черт возьми, — подтвердил Слокум. — Эта чертова серебряная клипса. Независимо от того, что думают Бестер, Деннис или остальные, ее-то мы и ищем. Парень, которого убил Форд Сирлз, наш друг в Ашланде, держал ее на сохранении. Сирлз убил его и забрал ее. Когда вы убили Сирлза, вы не нашли ее, так что она должна быть где-то в поезде. Все ясно, или я слишком быстро объясняю?

Барлоу перевел глаза с одного на другого. Он не верил ни одному слову. Но, уверенный, что игра не проиграна, пока не закончена, Слокум продолжал морочить ему голову.

— Сирлз не понимал ее настоящей ценности. — И. В. начал все объяснять снова. Он посмотрел на Слокума. — Ну что, сказать ему?

— Продолжай, — сказал Барлоу.

— Так вот, сама по себе она дешевая — всего несколько долларов. Но вот работа Карла…

— Карла?

— Карла Уайтхеда, — сказал Слокум. — Нашего друга, которого убил Сирлз. Продолжай, И. В.

И. В., вздыхая, изучал кончики своих ботинок.

— Карл — художник. Мастерит всякие серебряные штучки: браслеты, пряжки, украшения для револьверов и ружей…

— Ладно-ладно, давай короче.

— В эту клипсу он вделал карту. На ней показано, где спрятаны деньги.

Барлоу уставился прямо в глаза И. В., прощупывая, может ли тот говорить правду.

— Какие деньги?

— Уэлса Фарго.

— Ты сам перейдешь к делу, или тебя надо до полусмерти избить, чтобы вытянуть все, что ты знаешь?

— Мы втроем украли деньги у Джорджес-Рок прошлой зимой, зарыли их в землю и нарисовали карту, — пояснил Слокум. — Мы решили, что бумажная карта не подойдет, поэтому Карл выгравировал ее на клипсе. А Сирлз убил его и украл клипсу.

— Так, и спрятал ее в поезде, понимаю. И что же, вы двое ее оставили мне, чтобы я смог ее найти? И. В. помотал головой.

— Нет, спасибо. Мы собирались ехать за поездом на расстоянии около мили. Когда вы покинули бы его в Новом Орлеане, мы вошли бы в него и хорошенько обыскали.

Барлоу встретил все это ледяной ухмылкой.

— Все, что вы тут наплели, — дерьмо. Отборное, показательное, первосортное дерьмо. Клемент! Вонючка!

Они тут же подбежали к нему, только что честь не отдали, подумал Слокум.

— Да? — спросил Клемент.

— Обыщите их. Каждый дюйм. Ребята, скидывайте башмаки и выворачивайте карманы!

Вонючка подошел к Слокуму.

— Этот зловонный сукин сын до меня не дотронется, — сказал Слокум. — Хочешь меня обыскать, сам и обыскивай.

Барлоу взглянул на Вонючку, который стоял насупившись, явно обиженный.

— Назад, парень, я сам им займусь.

Обыск был доскональным, причем обыскиваемые принимали в нем самое посильное участие. Но не нашлось и следов какой-нибудь клипсы, тем более серебряной.

— Все так, как мы тебе рассказали, — сияя, уверял И. В. — Она в твоем проклятом поезде. Это же просто, как дважды два — четыре. Где ей еще быть?

— Если, конечно, ты не нашел ее, когда раздел Сирлза, а нас здесь держишь смеха ради, — заметил Слокум. — Как, это случайно не похоже на правду?

— Садитесь на лошадей. Едем обратно и обыщем каждый дюйм в этом проклятом поезде. И лучше всего вам было бы найти ее. Если она не отыщется, можете подумывать о том, чтобы самим вырыть себе могилы.

И. В. уже двинулся к лошади и собирался сесть на нее, когда вдруг повернулся к Барлоу.

— Черт возьми, да что ты сможешь сделать с этими деньгами? Ты же будешь за шестьдесят тысяч миль в Южной Америке? Зачем тебе там карта?

Барлоу собрался было ответить, когда внезапно прискакал Мэлрей, стремительно, как ветер, ворвавшись на узкую лужайку.

— Рэйли, Рэйли…

— Что?

— Быстрее все возвращайтесь! К нам в гости едет большая компания! — Что?

— Я перерезал провода, идущие к Огдену, как ты мне и сказал. Но я слушал передачу из Грэнджера. Погоня прекратилась, но они вернулись назад и теперь едут на поезде. Целый поезд охотников за нашими душами!

— Сколько их?

— Черт его знает! Может быть, пятьсот! И. В. засмеялся. Барлоу повернулся.

— Вам не покажется, что это так уж смешно, мистер, когда начнется стрельба и вас пуля найдет первым.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх