19

Если между Слокумом и Дэйзи Джан и было что-то общее, кроме склонности к любовным игрищам, то этим объединяющим началом была более чем досадная пощечина, полученная обоими от Барлоу. При своем отношении к жизни Слокум не спешил заводить друзей и врагов. В последние дни он, однако, уже не мог обуздать своей ненависти к Барлоу. Он ненавидел его по семи причинам. Он ненавидел его за большие размеры. Он ненавидел его за силу. Он ненавидел его за зевоту, которую наводили на него все тщетные усилия его преследователей. Он ненавидел сопутствующую ему удачу. Он ненавидел садистские черты его характера. Наконец, он ненавидел его постоянное желание унизить любого, кто имел несчастье его рассердить. Он ненавидел его еще и за то, как низко он ценил драгоценную и хрупкую человеческую жизнь.

Кроме того, он больше всего ненавидел Барлоу за то, что рано или поздно тот сведет счеты с ним, с И. В., с Дэйзи Джан и со всеми, кроме тех, кто сбежал с ним из Дирлоджа. Он не сомневался, что Барлоу пристрелит их и сложит штабелем в яме.

Выполняя приказ Барлоу «приготовиться к стрельбе!», Слокум думал обо всем этом, он тасовал мысли, как карточную колоду.

Вернувшись на поезд, перед тем как расстаться с И. В., Слокум смог улучить полминуты, чтобы обсудить с ним их положение.

— В колоде пятьдесят две карты, — заметил И. В. — У всех играющих по пять, а мы делим одну на двоих — мою клипсу. Так что давай, бога ради, не ошибаться.

И он ушел в вагон-конюшню на помощь Клементу. Дойдя до кабины паровоза, Слокум подтянулся на подножку.

Кассиди стоял у топки с лопатой в руках.

— Барлоу сказал, чтобы мы ехали как можно быстрее, — как ни в чем не бывало сказал Слокум.

— Надо сначала разобраться с этим. — Кассиди показал на здоровый кусок шлака, лежащий поверх угольной кучи. Он ударил по его краю лопатой, но без видимого эффекта. — Твердый как гранит, лучше бы мы топили дровами. Давай возвращайся и принеси кирку.

— Ладно.

Слокум слез и пошел обратно. Со всех сторон его окружали звуки ночного леса, высоко в горах резко, визгливо кричал ястреб. Из окон поезда доносились обрывки разговоров и громкий смех. Все как обычно, подумал он. Порядок в империи на колесах восстановлен. Не успел он об этом подумать, как собственной персоной появился император — Барлоу спускался по ступенькам вагона.

— Какого черта, куда ты идешь? Я что, не сказал Кассиди, что надо отправляться?

Слокум объяснил причину задержки. Даже при тусклом свете горящего сверху окна было видно, как омрачилось лицо Барлоу, в глазах его появилась тревога.

— Черт! Надо же такому случиться! — Он закричал, повернувшись к вагону: — Вонючка! Клемент! — Оба немедленно показались из окон. — Соберите ребят, займитесь делом — снимите рельс где-нибудь позади поезда — ярдах в тридцати позади нас.

— Зачем? — спросил Клемент, причем его уродливое лицо приобрело особенно тупое выражение.

— Потому что позади нас идет поезд с погоней, идиот!

— Собираешься угробить целый поезд народу? — поинтересовался Слокум.

Барлоу оскалился.

— Заткни свой паршивый рот и иди дальше за киркой! И давай побыстрее, если не хочешь неприятностей!

Слокум пошел дальше, но его привлек к себе взгляд Дэйзи Джан, высунувшейся из окна вагона, мимо которого он проходил. Под правым глазом у нее был синяк, а щека быстро распухала. Слокум развернулся и закричал на Барлоу:

— Ты, подонок, ты что, ее снова ударил?

— Ну-ну, шевелись!

Красное пятно, которое увидел Слокум, застлало ему глаза, как будто краска слетела с кисти. Он бросился к Барлоу и врезал тому по челюсти правой и левой, так что тот опрокинулся на стенку вагона. Быстро выпрямившись, Барлоу ответил по лицу Слокума кулаком величиной с кувалду.

У Слокума было чувство, что все части его лица неожиданно провалились прямо в мозг. Ощущение было как от точного удара молотком. Невзирая на это, удерживаясь на ногах, он продолжал справа и слева бить Барлоу по груди и животу. С тем же успехом можно было бы бить быка.

Неожиданно справа от Слокума кто-то резко закричал:

— Поезд идет!

Барлоу, который был уже готов добить Слокума правой, схватил! его обеими руками за воротник и швырнул на землю.

— Вставай и возвращайся на работу! Живо!

Он ударил его ногой, но промахнулся. Джон уже перевернулся на бок и с трудом встал на ноги. Когда Слокум возвращался в кабину, он слышал, как Барлоу раздавал указания позади него:

— Клемент, Вонючка, с рельсом ничего не выйдет! Возьмите лом и выкиньте этот шлак из топки. Поспешите!

К удивлению Слокума, они добежали до кабины одновременно с ним, бросились на несчастный кусок и в несколько секунд раздолбали его.

— Выкидывайте куски, быстро! — закричал Кассиди. Топка была расчищена, и огонь загорелся снова; его поддерживали дровами, оставшимися в перевернутом тендере, раскиданными поверх угольной кучи. Клемент и Вонючка ушли. Барлоу дошел до первого вагона и посмотрел в сторону тендера.

— Деннис, поехали!

— Езжай в свою задницу! Сначала должно подняться давление!

— Давайте побыстрее! Слокум, поворачивайся, швыряй дрова! Сердито взглянув на Джона, он повернулся и ушел обратно в вагон. Растопку уже удалось разжечь, и Слокум начал подкидывать дрова.

— Полегче, — предостерег его Кассиди, — а то затушишь огонь. — Он взглянул на Слокума и ухмыльнулся. — Какая муха тебя укусила? Зачем ты связался с Рэйли? От тебя же могли остаться одни щепки.

— Убью я этого сукина сына!

— Угу. Достаточно! Захлопни створку. — Кассиди посмотрел на лампочку на циферблате манометра, она постепенно накалялась. — Открой подвеску!

— Что?

— Ну, болт отверни верхнего подвеса. — Кассиди показал в нужное место. — Садись!

Слокум сел, продолжая бормотать:

— Если этот подонок ее еще раз ударит, я оторву ему яйца и засуну их ему в глотку!

— Нисколько не сомневаюсь!

На изгибе пути позади них появилась освещенная точка, луч скользил по пути и наконец захватил и их состав.

— Вот же они! — закричал Слокум. Они посмотрели на манометр, стрелка которого медленно двигалась вправо. — Ничего я не понимаю, Деннис. Какого черта они посылают за нами целый поезд охотников из-за одного паршивого паровозишки?

Кассиди преувеличенно спокойно посмотрел на него.

— Ты совсем не хочешь пошевелить мозгами, Джон. За все это мы должны поблагодарить нашего друга Клемента.

— То есть он… Кассиди кивнул.

— Точно. Пристрелил начальника станции и телеграфиста. Я в этом уверен. Теперь у нас за спиной две сотни разъяренных жителей городка. Пригнись, мы уже в пределах их досягаемости.

Совет был пророческим и своевременным. Слокум прикинул, что от паровоза приближающегося состава до конца их багажного вагона оставалось не больше двухсот ярдов. Началась стрельба, свинец свистел с обеих сторон и над головой, пули попали в ящик с песком, в гудок позади него, в обшивку кожуха и в фару.

— Из винчестеров палят, а не из шестизарядных! — чертыхнулся Слокум.

Кассиди дотянулся до рукоятки гудка.

— Немного накидаем песка, чтобы колеса лучше схватили. Слокум раскидал песок, Кассиди открыл задвижку, ведущие колеса завращались, завыли и «схватили» дорогу, поезд начал двигаться по закруглению, ведущему на подъем.

— У них хороший запас скорости, — мрачно сказал Кассиди. — Они могут за два рывка догнать нас. Мы не можем быстро вскочить на этот подъем. Тянет все слабее и слабее.

— Пар на ста сорока.

— Выгляни, посмотри, как там тормозные кондукторы. Слокум привстал на своем сиденье и, подскакивая, как кукла на резиновых ногах, несколько раз выглянул назад. Оба тормозных кондуктора распластались на животах, держась руками за колеса, и, скорее всего, проклинали тот день, когда сбежали из Дирлоджа, и просили у всевышнего защиты от непрерывного ружейного огня. Фара догонявшего их поезда светила настолько ярко, что Слокум поморщился, он не мог ничего и никого разглядеть. Непрекращающийся, сплошной обстрел сзади подтверждал наличие целой армии снайперов, надеявшихся на скорое отмщение и ослепленных яростью.

Спустившись, Слокум повернулся, двинулся к створке топки, но сделал при этом неосторожное движение, слегка высунув руку из кабины наружу. Пуля попала в руку чуть пониже кисти, зацепила локтевую артерию и выпустила маленький фонтанчик крови.

— Влипли! — прорычал Кассиди.

Слокум схватился за руку, кровь просачивалась сквозь пальцы. Стянув с шеи платок, он затянул его на руке зубами и другой рукой.

— Сукин сын!

— Вернись в вагон и попроси сделать нормальную перевязку!

— Вот черт! Платок слишком слабо затянут. Помоги, перевяжи мне руку!

— Чем я буду завязывать? У меня нет лишней руки. Давай лезь назад. Только по ступенькам, а не через угольную кучу. Первого же, кого удивишь, пришлешь ко мне на топку.

— Деннис…

— Ну давай же, шевелись, черт возьми! Если встретишь Клемента, передай ему привет от меня — дай хорошего пинка в задницу!





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх