8

Успокаивающая пелена ночи спустилась с синих гор северо-восточного Орегона на сосновые леса, хранящие в себе темноту всех предыдущих ночей, на массивные гранитные выступы, испытанные временем ледяные валуны, на узкий, мягко журчащий ручеек, сопровождающий линию железной дороги и облегчающий ее путь на восток.

Четверо налетчиков оседлали коней и отправились в Сэкет-

Спрингз. Как только темнота поглотила их, Слокум и Ханикатт прошли по составу к головному вагону. Они решили потревожить Барлоу по весьма важному вопросу. Здоровяк расположился на своем любимом сиденье и наигрывал на целлулоидной губной гармошке «Все ближе к тебе, господи!». Заполнявшая вагон грустная лирическая мелодия, судя по виду Барлоу, заставляла слезы выступать на глазах. Завершив исполнение, Барлоу кончиком большого пальца стер слюну с инструмента и поднял глаза.

— Мой любимый гимн, мистер Слокум, мистер Ханикатт. Наши два аса по торможению, как я слышал.

— Быть может, худшие во всем экипаже, Рэйли, — поспешно откликнулся Слокум.

— Чем могу служить?

— Мы переговорили между собой, — продолжал Слокум. — Мы с вами уже достаточно давно, чтобы показать себе цену и доказать свою преданность.

— Несомненно.

— Так как насчет того, чтобы вернуть наши пушки? — взорвался Ханикатт.

— Боже всемогущий! — Барлоу ударил себя по коленке. — Я-то думал, вы о них так и не заикнетесь. Перси! — прорычал он в дверь, открытую в следующий вагон.

Бестер высунул голову.

— Да?

— Слокум и Ханикатт просят вернуть их железки.

— И. В. и мальчишка тоже, — ввернул Слокум.

— Если вас это не затруднит, — добавил Ханикатт. Бестер исчез и вернулся через несколько минут с кольтом Слокума и оружием остальных.

— Передайте вашим дружкам, — сказал он.

— Что-нибудь еще? — поинтересовался Барлоу.

— Нет, весьма благодарны, Рэйли, — отозвался Ханикатт.

— Спасибо, — подтвердил Слокум.

— Всегда рад вас видеть. Надеюсь, вы довольны поездкой — одни пейзажи чего стоят.

Барлоу поднес гармошку ко рту и стал наигрывать «Когда на той стороне трубят сбор».

Бестер прервал его:

— Если ребята приведут лошадей, не пора ли нам заняться каким-нибудь вагоном?

— Хорошая мысль. Возьмитесь за тот, который прицеплен перед багажным.

Он возобновил игру. Бестер снова прервал его, на этот раз слегка колеблясь, почуяв нараставшее в Барлоу раздражение музыканта:

— И еще последний вопрос, Рэйли. Как мы затащим этих треклятых лошадей в эти чертовы вагоны?

— По подвесной двери в багажный вагон, а из него — в следующий. А как еще?

— Но лошадь не пройдет в дверь, связывающую вагоны.

— Ради бога, Перси, у тебя что, своей головы нет? Уж если вы сломаете все сиденья и перегородки, несложно, наверное, расширить двери с обеих сторон на шесть дюймов.

— Ух ты! — Коровьи глаза Бестера понимающе засветились по мере того, как мысли Барлоу начали проникать в его недоразвитый мозг. — Отличная мысль, Рэйли.

— Все, что сгодится на дрова, будете выкидывать в окна. — Барлоу повернулся к Слокуму и Ханикатту. — Вы вдвоем станете снаружи, будете собирать дрова и складывать их в тендер.

— Хорошо, — ответил Ханикатт.

— Но до этого, раз уж вам все равно выходить наружу, возьмете ведра для воды у Кассиди и наполните бак. Мы уже столько проехали, что у паровоза наверняка началась жажда.

Они вместе спустились по ступенькам вагона и пошли по насыпи к паровозу. Вытащив оружие, стали рассматривать его при тусклом свете наружных фонарей вагонов.

— Дерьмо! — сказал Слокум. — Так и есть.

— Что такое?

— А положи палец на чеку!

— Вот черт, ее нет! Вытащили!

— Негодяи!

Ханикатт, несший оружие, отшвырнул его в сторону.

— Эй, — возразил Слокум. — Оставь их. Сделаем вид, что мы на них даже не посмотрели.

— На кой черт они тебе сдались — орехи колоть?

— Оставь, может быть, нам удастся их подменить. Вытащить четыре кольта, пока они будут спать. Кстати, и у них будет на четыре пушки меньше.

Ханикатт подобрал оружие.

— Чертовы ублюдки. Жду не дождусь, когда я смогу распрощаться с этим проклятым поездом, Барлоу и его дружками.

— Как только найдем пояс Сирлза.

— Да нет никакого пояса! Мы уже все обыскали.

— Будем продолжать, пока не найдем!

— Если раньше Барлоу нас не пристрелит.

— Ну, если бы он собирался, то давно уж разделался бы с нами.

Они дошли до паровоза. Ханикатт закричал Кассиди, дремлющему в кабине:

— Эй, ирландец! Спусти нам ведра!

— Джон, полезай на подножку, я тебе их передам.

— Ладно. — Слокум поставил одну ногу на ось колеса, вторую на шатун и подтянулся на боковую подножку. Когда он вытянулся в полный рост, то рукой случайно прикоснулся к бойлеру.

— Господи боже!

— Осторожно, — сказал Кассиди. — Это горячая штука.

— Горячая! Господи помилуй! Всю кожу содрало до самой кости! Ему удалось залить в полупустой бойлер десять ведер воды к тому времени, когда из последнего вагона стали вылетать остатки сидений, стоек, спальных полок. Ночь наполнилась звуками: топоры вгрызались в ненужное дерево. Он выплеснул в бак последнее ведро и осторожно спустился вниз. Вдвоем с Ханикаттом они двинулись к задней части поезда и стали собирать обломки дерева. Ханикатт нагнулся и набрал почти полную охапку дров, когда из окна вылетела стойка, едва не угодив ему по голове.

— Будете вы смотреть, куда кидаете, мать вашу! — со злобой закричал он.

— Эй, ковбой, утри задницу! — ответил ему чей-то голос. Через окно Слокум видел, как парнишка орудует топором вместе с тремя мужчинами — лица знакомые, но имен Слокум не помнил. Некоторое время он наблюдал, как юноша подрубает стойку. Он легко держал в натренированной руке топор, лезвие которого глубоко вгрызалось в дерево. Неожиданно один из работавших прошел в опасной близости от занесенного для удара топора юноши. Еще немного, и он мог бы лишиться уха.

— Эй, малыш, смотри, куда замахиваешься топором! Ты меня чуть не убил, черт тебя дери!

— Извините, я же не видел…

— Смотри по сторонам, черт возьми! Это тебе топором работать, а не семечки лузгать!

— Я же извинился.

— Дерьмо ты со своими извинениями!

Мужик был здоровый и широкоплечий, плотный, как Кассиди, но, в отличие от ирландца, постоянно всем улыбающегося, он на весь мир, ад и рай смотрел одинаково безумными глазами. Отбросив свой собственный топор, он схватил юношу за шиворот, вывернул ему руку и со злобой дал пощечину. Вэйд рухнул, сшиб подрубленную им стойку и исчез у Слокума из вида.

— Ты, мерзавец! — заорал Джон снаружи.

Отбросив дрова, он побежал к ступенькам лестницы и вскочил в вагон. Мальчик лежал у ног мужика, оглушенный, смущенный, и пытался ощупать рукой быстро покрасневшую щеку. Схватив напавшего на Вэйда бандита, Слокум развернул его ударом левой и резко двинул правой прямо в скулу.

— Подбирай себе подходящего по размерам противника, ты, сукин сын!

Удар был неплохой, точный, основательный, достаточно сильный, чтобы сшибить с ног любого — только не противника Слокума. Он не то что не пошатнулся — и не поморщился. Он обрушил на Слокума силу обоих кулаков, буквально пересчитав ему ребра, заставил согнуться и сильно ударил по макушке. У Слокума зазвенело в ушах, перед глазами заиграли багровые молнии. Он отшатнулся от удара, застонал, сглотнул слюну, окончательно пришел в себя и успел отклониться влево от второго удара по голове, так что бандит только задел висок.

Теперь они стояли вплотную друг к другу, выставив кулаки. Через глотку Слокума со свистом вышел воздух — удар противника вдавил ему живот в спину. Противник бил настолько сильно и болезненно, что Слокум решил: в кулаках у него зажаты камни размером не меньше десятицентовика.

Неожиданно пришедшая в движение гора вклинилась между ними. Слокум почувствовал, как его оттаскивают назад. Его глотку зажали в кулаке величиной со среднюю дыню, и он почувствовал, как его отрывают от пола, уходящего из-под ног. Ковбой попытался достать пол, вытянув носки, но не мог. Он посмотрел вниз и за длинной рукой Барлоу увидел его здоровое плечо. Другая рука была вытянута в противоположном направлении, в кулаке был зажат противник Слокума, болтавшийся над полом. Удерживая руки под прямым углом к туловищу, Барлоу начал медленно вращать своих жертв против часовой стрелки, строго выговаривая им при этом:

— Если вам, подлецы, хочется остудить свой пыл и поиграть в кулачный бой, займитесь этим, когда сделаете свою работу. После этого, понятно? Для своего удовольствия и в свое свободное время, как говаривал мой шеф — чучело огородное.

Он совершил три круга, не выпуская из зажима обоих противников. Затем, высоко подняв их, дал каждому пинка и швырнул об пол.

— Господи, помилуй!

Произнеся последние слова, Барлоу повернулся и вышел из вагона, ненадолго задержавшись у двери, чтобы подобрать обломок сиденья и вышвырнуть его в окно.

Через редколесье раздались громовые раскаты топота лошадей. Клемент, Сайкс и остальные гнали целый табун к центральной подвесной двери багажного вагона.

— Шевелитесь! Расширьте двери! — воскликнул Барлоу, показывая на проход между вагоном и багажным отделением. Юноша и человек, испытавший на себе вместе со Слокумом силу Барлоу, стали обрубать дверной проем.

Поднявшись, Слокум подошел к парнишке.

— Все о'кей, сынок?

Парень продолжал рубить, не поворачивая головы.

— Мистер Слокум, зачем вы встряли в это дело?

— Я…

— Вы что, думали, я сам не разберусь?

— Я…

— Вы меня что, за маменькиного сынка держите, сюсюкающего? Мистер, я сам о себе могу позаботиться! Так оно было и так будет!

Слокум вздохнул. Раскинув руки, он попытался хоть немного охладить обожженную тыльную сторону ладони. Отыскав свою шляпу, надел ее на голову, повернулся и вышел.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх