ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ГАДДО ГАДДИ ФЛОРЕНТИЙСКОГО ЖИВОПИСЦА

В то же самое время Гаддо, флорентийский живописец, в творениях своих, исполненных в греческом духе и завершенных с прилежанием величайшим, обнаружил больше рисунка, чем Андреа Тафи и другие живописцы, жившие до него; а произошло это, возможно, вследствие дружбы и близкого общения его с Чимабуэ, так как, либо по общности крови, либо по доброте душ, они связаны были тесным взаимным расположением, и в постоянных беседах, которые они вели друг с другом, и весьма частых дружеских обсуждениях трудностей искусства и рождались в их душах замыслы прекраснейшие и великие. И тем лучше это им удавалось потому, что помогала им легкость флорентийского воздуха, порождающего, как правило, умы талантливые и тонкие, постоянно очищая их от следов всякой ржавчины и грубости, что часто бывает недоступно их собственной натуре, несмотря на соревнование и советы добрых художников, предлагаемые ими постоянно.

Ведь совершенно очевидно, что дела, обсуждаемые теми, кто в дружбе не покрывает волчью шкуру овечьей (хотя таких и немного), завершаются успешно. Когда такие люди обучаются науке, они обсуждают совместно ее трудности, очищают ее от них и делают ее столь ясной и легкой, что заслуживают величайшего одобрения. Когда же, наоборот, другие, дьявольски прикрываясь долгом дружбы и под видом правдивости и любви, из зависти и злобы похищают чужие замыслы, тогда и искусства не так быстро достигают того совершенства, которое наблюдалось бы, если бы любовь осеняла благородные таланты так, как она поистине спаяла Гаддо и Чимабуэ и подобным же образом Андреа Тафи и Гаддо, приглашенного Андреа для совместного завершения мозаики Сан Джованни. На этой работе Гаддо научился столь многому, что затем уже самостоятельно сделал пророков, тех, что можно видеть в этом храме кругом, в рамках под окнами, выполненных им совсем самостоятельно и в гораздо лучшей манере и принесших ему славу величайшую.

Укрепившись вследствие этого духом и решившись работать самостоятельно, он продолжал непрерывно изучать греческую манеру, соединяя ее с манерой Чимабуэ. Достигнув благодаря этому в короткое время превосходства в искусстве и получив от попечителей Санта Мариа дель Фьоре заказ на мозаику внутри храма над главными Дверями, он и выполнил там мозаикой Венчание Богоматери. Когда работа эта была завершена, она была всеми мастерами, как чужеземными, так и нашими, признана прекраснейшей из всех мозаик, виденных где-либо в Италии до того времени, ибо они нашли в ней лучший рисунок, больше рассудительности и тщательности, чем во всех остальных мозаичных работах, существовавших тогда в Италии. Слава творения этого распространилась, и в 1308 году, то есть год спустя после пожара, уничтожившего латеранские церковь и дворец, Гаддо был приглашен в Рим Климентом V, для которого завершил мозаикой кое-какие вещи, оставшиеся незаконченными после фра Якопо да Туррита.

Затем он выполнил также мозаикой кое-что в Сан Пьетро, в главной капелле и в самой церкви, но главным образом огромного Бога Отца со многими фигурами на переднем фасаде. Помогая закончить мозаикой несколько историй, что на фасаде Санта Мариа Маджоре, он до некоторой степени улучшил свою манеру, отступив несколько от той греческой, которая ничего хорошего в себе не имела. По возвращении в Тоскану он сделал в Старом соборе, что за городом Ареццо, для Тарлати, синьоров Пьетрамалы, кое-что мозаикой на выветрившемся своде, перекрывавшем среднюю часть этого храма, который от излишней перегрузки старым каменным сводом рухнул во времена епископа Джентиле, урбинца, восстановившего его затем целиком из кирпича.

Из Ареццо Гаддо отправился в Пизу, где в соборе, над капеллой Инкороната выполнил в нише Богоматерь, возносящуюся на небо, а наверху Иисуса Христа, ожидающего ее рядом с богатым креслом, приготовленным для нее в качестве трона. Работа эта была для тех времен так хорошо и так тщательно выполнена, что отлично сохранилась и поныне, после чего Гаддо возвратился во Флоренцию с намерением отдохнуть; поэтому, занявшись изготовлением небольших мозаичных картин, он выполнил некоторые из них из яичных скорлупок с тщательностью и терпением невероятным, о чем можно судить по тем, что и ныне находятся в храме Сан Джованни во Флоренции. Читал я также, что две он сделал для короля Роберта, но иного об этом неизвестно. И что касается мозаичных работ, то о Гаддо Гадди сказано достаточно.

Он написал затем много картин живописным способом и между прочим ту, что находится в Санта Мариа Новелла, в трансепте церкви, около капеллы Минербетти, а также многочисленные другие, разосланные в разные места Тосканы. И, работая таким образом то мозаикой, то живописью, он выполнил тем и другим способом много дельных работ, которые всегда поддерживали его доброе имя и известность. Рассуждая о Гаддо, я мог бы здесь распространяться и больше, но так как приемы живописцев тех времен чаще всего не могут принести художникам большой пользы, я о них умолчу, оставляя за собой право подробнее о них сказать в жизнеописаниях тех, кто, улучшив искусство, могут в чем-нибудь оказаться полезными.

Жил Гаддо 73 года, умер в 1312 году и был с почестями погребен в Санта Кроне сыном своим Таддео. И хотя имел он и других сыновей, один лишь Таддео, восприемником которого при крещении был Джотто, занимался живописью, изучив ее основы первоначально у своего отца, а затем у Джотто. Учеником Гаддо кроме сына Таддео был, как уже сказано, Вичино, пизанский живописец, отлично выполнивший мозаикой некоторые вещи в большой абсиде Пизанского собора, о чем свидетельствуют следующие слова, которые еще можно увидеть в этой абсиде: Tempore domini Ioannis Rossi operant istius ecclesiae, Vicinus pictor incepit et perfecit hanc imaginem B. Mariae; sed Majestatis et Evangelistae per alios inceptae, ipse complevit et perfecit, Anno Domini 1321, de mense Septembris. Benedictum sit nomen Domini Dei nostri Jesu Christi. Amen (Во времена господина Джованни Росси, попечителя сей церкви Вичино, живописец начал и завершил сей образ блаженной Марии; что же касается Величия и Евангелистов, начатых другими, он закончил и довел их до совершенства, 1321 года в сентябре месяце. Благословенно имя Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.). Портрет Гаддо, выполненный рукой сына его Таддео, находится в той же церкви Санта Кроче в капелле Барончелли в Обручении Богоматери, рядом же с ним стоит Андреа Тафи. В выше упоминавшейся нашей Книге есть лист, который выполнен рукою Гаддо в духе миниатюры, так же как и рисунок Чимабуэ, и по которому видно, чего он стоил в рисунке.

Теперь же, поскольку в той древней книжечке, откуда я извлек немногое, рассказанное мной о Гаддо Гадди, говорится также о строительстве Санта Мариа Новелла, флорентийской церкви братьев-проповедников, поистине великолепной и весьма почитаемой, не умолчу и о том, кем и когда она была построена. Итак, я начну с того, что, когда блаженный Доминик пребывал в Болонье и когда ему был предоставлен приход в Риполи, за Флоренцией, он послал туда на попечение блаженного Иоанна Салернского двенадцать братьев, которые несколько лет спустя перешли во Флоренцию, в церковь и приход Сан Панкрацио, и там пребывали; когда же сам Доминик прибыл во Флоренцию, они оттуда ушли и по его желанию обосновались в церкви Сан Паоло. После чего названному блаженному Иоанну папским легатом и епископом города был предоставлен приход Санта Мариа Новелла со всем имуществом, и они вступили во владение названным приходом и переселились туда в последний день октября 1221 года. А так как названная церковь была весьма малой и, будучи обращена на запад, имела вход со старой площади, то пользовавшиеся в городе большим доверием братья, число коих сильно возросло, начали подумывать о расширении названной церкви и монастыря. И потому, собрав значительнейшую сумму денег и заручившись у многих в городе обещанием всяческой помощи, начали строительство новой церкви в день св. Луки 1278 года, причем первый камень был весьма торжественно заложен кардиналом Латино дельи Орсини, легатом папы Николая III у флорентинцев. Зодчими названной церкви были брат Джованни, флорентинец, и брат Ристоро из Кампи, послушники того же ордена, те самые, которые перестраивали Понте алла Карайя и Санта Тринита, разрушенные наводнением 1 октября 1264 года. Большая часть участка названной церкви и монастыря была пожертвована братьям наследниками мессера Якопо, кавалера деи Торнаквинчи. Расходы, как говорили, частично были покрыты милостыней, частично же деньгами различных лиц, помогавших охотно; в особенности же помогал брат Альдобрандино Кавальканти, который позднее был епископом аретинским и погребен над дверями Богоматери. Говорят, что сверх других вещей он своим рвением поставил рабочую силу и весь материал на постройку названной церкви. Когда она была завершена, настоятелем монастыря был брат Якопо Пассаванти, заслуживший посему мраморную гробницу перед главной капеллой по левую руку. Освящена была названная церковь в 1420 году папой Мартином V, о чем свидетельствует мраморная эпитафия на правом столбе главной капеллы, гласящая так: Anno Domini 1420 dei septima Septembris Dominus Martinus divina procidentia papa V personaliter hanc ecchsiam consecravit et magnas indulgentias contulit uisitantibus eamdem. (Года 1420 сентября 7 дня Мартин V, Божьей милостью папа, самолично церковь сию освятил и при сем присутствовавшим многие прегрешения отпустил.)

Обо всех этих вещах и многих других повествуется в хронике строительства названной церкви, хранящейся у отцов Санта Мариа Новелла, а также в «Историях» Джованни Виллани. Мне же не хотелось это немногое, касающееся этой церкви и монастыря, обойти молчанием, как потому, что она принадлежит к главнейшим и прекраснейшим во Флоренции, так и потому, что в ней находятся, как будет сказано ниже, многочисленные превосходные работы, выполненные знаменитейшими художниками минувших лет.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх