ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЛОРЕНЦО ДИ КРЕДИ ФЛОРЕНТИЙСКОГО ЖИВОПИСЦА

Когда во Флоренции работал превосходный в свое время золотых дел мастер Креди, снискавший себе добрую славу и известность, с ним договорился Андреа Шарпеллони, чтобы он обучил своему ремеслу его сына Лоренцо, юношу прекраснейших дарований и наилучших нравов. А так как мастер был столь же дельным и столь же охотно обучал, сколько ученик старательно и быстро воспринимал все, что бы ему ни показали, то не прошло много времени, как Лоренцо стал не только прилежным и хорошим рисовальщиком, но и ювелиром, работавшим так чисто и так добротно, что не было ни одного молодого человека, который в то время мог бы с ним сравняться, за что прославился и Креди, причем настолько, что с тех пор всегда и Лоренцо все называли Лоренцо не Шарпеллони, а Креди.

И вот, собравшись с духом, Лоренцо поступил к Андреа дель Верроккио, которому тогда вздумалось заняться живописью, и под его руководством, имея друзьями и товарищами, но и соперниками Пьетро Перуджино и Леонардо да Винчи, он со всей старательностью предался живописи. А так как Лоренцо беспредельно нравилась манера Леонардо, он научился подражать ей так хорошо, что не было никого, кто в отношении выписанности и законченности подражал бы ей с большей старательностью, чем он, как это можно видеть по многим рисункам карандашом, пером и акварелью в нашей Книге. Среди них есть и несколько изображений глиняных моделей, тех, что покрываются сверху вощеным холстом и обмазываются жидкой глиной; и воспроизведены они с такой тщательностью и отделаны с таким терпением, что трудно не то что сделать, но и представить себе, что это можно сделать.

По этой причине учитель так полюбил Лоренцо, что, когда Андреа поехал в Венецию для литья из бронзы коня и статуи Бартоломео из Бергамо, он оставил Лоренцо все хозяйство и управление всеми доходами и делами, а равным образом и все рисунки, рельефы, статуи и прочее художественное имущество. И в свою очередь Лоренцо так полюбил своего учителя Андреа, что он не только во Флоренции занимался всеми его делами с любовью неимоверной, но не раз ездил и в Венецию повидаться с ним и дать ему отчет в хорошем ведении его дел. И так был им доволен Андреа, что если бы только Лоренцо согласился на это, он оставил бы его своим наследником. Но и Лоренцо не остался в долгу у этой доброй души, ибо после смерти Андреа он отправился в Венецию и привез его тело во Флоренцию, где затем передал наследникам все принадлежавшее Андреа, за исключением рисунков, картин, скульптур и других произведений искусства. Первыми живописными произведениями Лоренцо были тондо с Богоматерью, которое было послано испанскому королю и в рисунке которого он повторил одну из картин своего учителя Андреа, и другая гораздо лучшая картина, которую Лоренцо тоже скопировал с одной из картин Леонардо и которая тоже была отослана в Испанию и так походила на картину Леонардо, что отличить одну от другой было невозможно. Им же написана на дереве Богоматерь, отлично выполненная и находящаяся в соборе Сан Якопо в Пистойе, и та Богоматерь, что в Оспедале дель Чеппо, – одна из лучших картин в этом городе.

Лоренцо написал много портретов, а в юном возрасте и свой собственный портрет, который находится ныне у Джованякопо, его ученика, флорентийского живописца, вместе со многими другими вещами, оставленными ему Лоренцо, среди которых портреты Пьетро Перуджино и учителя его Андреа Верроккио. Он написал также портрет Джироламо Бенивьени, ученейшего мужа и большого его друга. Для сообщества святого Себастьяна, что за церковью сервитов во Флоренции, он написал на доске Богоматерь, св. Себастьяна и других святых, а в соборе – св. Иосифа на алтаре.

В Монтепульчано он послал для церкви Сант Агостино написанный на дереве образ с Распятием, Богоматерью и св. Иоанном, очень тщательно исполненным им. Но лучшее произведение из всех когда-либо созданных Лоренцо, куда он вложил больше всего и старательности, и прилежания, дабы превзойти самого себя, находится в одной из капелл в Честелло, написано на дереве и изображает Богоматерь, св. Юлиана и св. Николая, и кто хочет убедиться в том, что для сохранности масляной живописи необходима чистая работа, пусть взглянет на эту доску, написанную так чисто, что чище и не бывает.

Еще в молодости Лоренцо написал на одном из столбов Орсанмикеле св. Варфоломея, а для монахинь св. Клары во Флоренции Рождество Христово с пастухами и ангелами, в которое помимо всего прочего он вложил столько стараний в изображение разных трав, что они кажутся настоящими. Там же написал он на одной картине кающуюся Магдалину, а в другом месте, недалеко от дома мессера Оттавиано деи Медичи, – тондо с изображением Богоматери. Для церкви Сан Фриано он написал образ, а также несколько фигур в церкви Сан Маттео при больнице Лельмо, в соборе же Санта Репарата написал на картине архангела Михаила, а для сообщества Скальцо весьма тщательно исполненный им образ. Помимо этих работ он написал много картин с Мадоннами и другие произведения, находящиеся в домах флорентийских граждан.

И вот, скопив этими трудами кое-какие деньги не для обогащения, а скорее для спокойствия, Лоренцо купил себе пожизненное обеспечение при церкви Санта Мариа Нуова во Флоренции, где, получив удобное жилище, он и прожил до самой своей смерти. Лоренцо был большим приверженцем секты брата Джироламо из Феррары и был всегда человеком честной и хорошей жизни, оказывал сердечные услуги всюду, где была к этому возможность. И так дожил он до семидесяти восьми лет, умер от старости и был погребен в церкви Сан Пьеро Маджоре в 1530 году. Работы его так отделаны и так чисто выписаны, что по сравнению с его картинами любая другая будет всегда казаться неряшливым наброском. Он оставил много учеников и в числе их Джованни Антонио Сольяни и Томмазо ди Стефано.

Но так как о Сольяни речь пойдет в другом месте, скажу только о Томмазо, что в том, что касается чистоты письма, он сильно подражал своему учителю и выполнил много работ во Флоренции и вне ее; так, на вилле в Арчетри он очень чисто написал для Марко дель Неро доску с Рождеством Христовым. Но главным занятием Томмазо со временем стала живопись по тканям, и знамена расписывал он лучше всякого другого. А так как Стефано, отец Томмазо, был миниатюристом, а также кое-что и построил, Томмазо по его примеру восстановил после смерти отца мост через реку Сьеве, в десяти милях от Флоренции, разрушенный разливом, а также и отличный мост в Сан Пьеро а Понте через реку Бизенцио. Возведя много сооружений для монастырей и других учреждений, он стал, наконец, архитектором шерстяного цеха и сделал модель новых домов за Аннунциатой, заказанных ему этим цехом. Когда же в конце концов он умер в преклонном возрасте, лет семидесяти или того более в 1364 году, он был погребен в монастыре Сан Марко, куда его с почестями проводила Академия рисунка.

Возвратимся, однако, к Лоренцо, который оставил после смерти много незаконченных работ, в частности, превосходную картину с изображением Страстей Христовых, попавшую в собственность Антонио Рикасоли, а также прекрасный написанный на дереве образ для мессера Франческо из Кастильоне, каноника собора Санта Мариа дель Фьоре, переславшего его в Кастильоне. Лоренцо не стремился к тому, чтобы написать много вещей большого размера, так как это стоило ему больших усилий и он вкладывал в работу неимоверные количества труда, а главным образом потому, что краски, которыми он пользовался, были слишком тонко замешаны, а кроме того, он без конца очищал и переваривал ореховые масла и клал на свои палитры такое количество смешанных красок, что, постепенно переходя от самой светлой к самой темной, он добивался слишком большой и, по правде говоря, излишней стройности, так что иной раз у него на палитре бывало красок двадцать пять, а то и тридцать, и для каждой у него была своя особая кисть. И там, где он работал, никто не смел пошевельнуться, чтобы не поднимать пыли. Такая крайняя щепетильность, пожалуй, не более похвальна, чем крайняя небрежность, ибо во всех вещах следует держаться определенной середины, избегая крайностей, обычно вредоносных.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх