ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ВЕЛЛАНО ИЗ ПАДУИ СКУЛЬПТОРА

В воспроизведении чего-либо с любовью и рвением бывает заключена такая сила, что если кто-нибудь хорошо подражает манере одного из наших искусств, увлекаясь чьими-нибудь работами, то произведение, в котором он подражает, в большинстве случаев становится настолько сходным с тем, которому оно подражает, что лишь тот, у кого уж очень верный глаз, сможет заметить какое-либо различие; и редко случается, чтобы преданный ученик не воспринял, хотя бы в большей части, манеру своего учителя.

Веллано Падуанский старался с таким рвением воспроизвести манеру и почерк Донато в скульптуре, и главным образом в бронзах, что остался в Падуе, на своей родине, наследником доблести флорентинца Донателло, о чем свидетельствуют работы его в Санто, которые ежедневно обманывают почти каждого, незнатока, полагающего, что они принадлежат Донато, если он только не предупрежден. Воспламененный многочисленными восхвалениями, которые, как он слышал, доставались Донато, флорентийскому скульптору, работавшему тогда в Падуе, а также стремлением к пользе, которая за высокое качество их произведений достается хорошим художникам, он договорился с этим самым Донато о том, чтобы обучаться у него скульптуре, и настолько в ней преуспел при помощи такого мастера, как Донато, что в конце концов достиг своей цели. И вот, перед тем как Донато уехал из Падуи по окончании своих работ, он настолько овладел своим искусством, что учитель уже возлагал на него большие надежды и ожидал от него многого. Веллано заслужил себе этим то, что учитель оставил ему материалы, рисунки и модели историй, которые нужно было выполнить из бронзы вокруг хора в соборе в этом городе. И это послужило причиной тому, что после отъезда Донато вся эта работа в его родном городе официально была передана Веллано, к великой его чести. Итак, он и выполнил все бронзовые истории, находящиеся в хоре собора с внешней стороны, там, где, между прочим, есть история, на которой Самсон, обхватив колонну, обрушивает храм филистимлян, где мы видим, как друг за другом падают обломки крушения, гибель многих людей и, помимо того, дивно выраженное Веллано разнообразие многочисленных положений умирающих либо от крушений, либо от страха. Там же находится несколько восковых моделей этих вещей, а также несколько бронзовых канделябров, выполненных им же с большим вкусом и изобретательностью. И, как мы это видим, у художника этого было крайнее стремление достичь уровня Донателло, однако он этого не достиг, ибо тот поднялся слишком высоко в этом труднейшем искусстве. А так как Веллано занимался также и архитектурой и проявил себя в этом деле более чем толково, то, отправившись в Рим во времена папы Павла, венецианца, в 1464 году (архитектором этого папы в ватиканских постройках был Джулиано да Майано), был и он привлечен ко многим работам, и, между прочим, им собственноручно был выполнен герб этого первосвященника с его именем, который там можно видеть. В палаццо ди Сан Марко он выполнил также много украшений этого здания для того же папы, голова которого работы Веллано помещена наверху лестницы. Для того же места он составил проект изумительного двора с удобными и приятными лестничными подъемами, однако все это осталось незавершенным из-за приключившейся смерти папы. Во время пребывания своего в Риме Веллано сделал для названного папы и для других много мелких вещей из мрамора и бронзы, однако мне не удалось разыскать их. Он же сделал в Перудже бронзовую статую, превышающую человеческий рост, в которой он изобразил с натуры названного папу восседающим в первосвященническом облачении, у ног же его поместил свое имя и год, когда она была сделана; фигура эта поставлена с наружной стороны двери Сан Лоренцо, собора этого города, в нишу из камня нескольких сортов, обработанного с большой тщательностью. Он же выполнил много медалей, некоторые из коих можно увидеть и теперь, и в частности медаль названного папы, а также двух его секретарей – Антонио Розелло, аретинца, и Баттисты Платины.

После этого Веллано возвратился в Падую с наилучшей славой, и ценили его не только на его собственной родине, но и во всей Ломбардии и Тревизанской Марке, как потому, что в тех местах до того времени не было превосходных художников, так и потому, что в литье металла он приобрел величайший опыт. Позднее, когда Веллано был уже старым, венецианская Синьория, постановив воздвигнуть бронзовую конную статую Бартоломео из Бергамо, заказала лошадь Андреа дель Верроккио, флорентинцу, а фигуру – Веллано. Услышав об этом, Андреа, полагавший, что ему будет передана вся работа, пришел в такую ярость (ибо сознавал себя, как это было и в действительности, не таким мастером, каким был Веллано), что разбил и разломал всю модель лошади, уже им законченную, и уехал во Флоренцию. Однако позднее, будучи вызван Синьорией, передавшей ему всю работу, он снова вернулся к ее завершению. Это так огорчило Веллано, что, уехав из Венеции, не говоря ни слова и не отозвавшись на это никак, он возвратился в Падую, где и прожил остаток своей жизни в почете, удовлетворяясь сделанными им работами и любовью и почетом, которыми он всегда пользовался на своей родине. Умер он в возрасте девяноста двух лет и был похоронен в соборе с теми почестями, коих, прославив себя и родину, он своим талантом и заслужил. Портрет его был прислан мне из Падуи некоторыми моими друзьями, получившими его, как они мне об этом сообщили, от ученейшего и достопочтеннейшего кардинала Бембо, который был в такой же мере любителем наших искусств, в какой он превосходил всех прочих людей нашего времени, обладая в наивысшей степени всеми наиболее ценными доблестями и дарованиями, как духовными, так и телесными.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх