ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ДЕЗИДЕРИО СКУЛЬПТОРА ИЗ СЕТТИНЬЯНО

Превыше всякой меры обязаны небу и природе те, кто без всяких мук производят на свет свои творения, придавая им то невыразимое изящество, какого другие не могут придать своим вещам ни старательностью, ни подражанием; ибо это поистине небесный дар, который, нисходя на эти творения, делает их навеки причастными такой прелести и такой нежности, что они влекут к себе не только тех, кто понимает в этом деле, но и многих, к этому занятию непричастных. А происходит это от легкости, присущей всему хорошему, которая никогда не кажется глазу ни резкой и ни жесткой, как это нередко бывает с вещами вымученными и сделанными с трудом. Этим изяществом и простотой, которые нравятся всем и каждому знакомы, обладают все произведения, созданные Дезидерио, который, как говорят некоторые, был родом из Сеттиньяно, местечка, расположенного в двух милях от Флоренции, некоторые же другие считают его флорентинцем, но ведь это ничего не меняет, ибо расстояние от одного места до другого невелико. Был он подражателем манеры Донато, хотя от природы он обладал тем величайшим изяществом и обаянием, которые свойственны выполненным им головам. Тонкой, мягкой и нежной манере, с которой он передавал выражение лиц своих женщин и детей, помогла столько же природа, которая к этому его направляла, сколько и тот талант к искусству, который он в себе воспитывал.

В юности он сделал для Донато пьедестал Давида, находящегося во дворце герцога флорентийского; на этом пьедестале он прекрасно сделал из мрамора несколько гарпий, а из бронзы несколько виноградных лоз, очень изящных и хорошо задуманных; а на фасаде дома Джанфильяцци он выполнил большой герб с прекраснейшим львом и другие работы из камня, находящиеся в названном городе. В церкви Кармине, в капелле Бранкаччи, он вырезал из дерева ангела, а в церкви Сан Лоренцо отделал из мрамора табернакль Св. Даров, который он довел до совершенства с большой тщательностью. Там была круглая мраморная скульптура мальчика, которую оттуда убрали и теперь ставят на алтарь во время праздников Рождества Христова как дивное произведение. Вместо нее Баччо дель Монтелупо сделал другую, также из мрамора, которая постоянно стоит на табернакле Св. Даров. В церкви Санта Марна Новелла он выполнил из мрамора гробницу блаженной Вилланы, с несколькими грациозными ангелочками; ее же самое он изобразил с натуры так, что кажется она не мертвой, а спящей; а для монахинь делле Мурате, в табернакле на колонне, – Богоматерь небольших размеров, в манере очаровательной и изящной; и потому и та, и другая работы пользуются величайшим почетом и ценятся весьма высоко. Он сделал также и в церкви Сан Пьетро Маджоре табернакль св. Даров из мрамора с обычной для него тщательностью, и, хотя фигур в нем нет, он отличается прекрасной манерой и бесконечным изяществом, как и другие его работы. Равным образом из мрамора он выполнил с натуры прекраснейший и отлично ему удавшийся бюст Мариетты дельи Строцци. В церкви Санта Кроче он изваял гробницу мессера Карло Марсуппини, аретинца, которая не только в те времена поражала художников и людей понимающих, но и сейчас вызывает удивление всех, кто ее видит. Вырезанная им на саркофаге листва была признана очень красивой, несмотря на то, что она была слишком колючей и сухой, так как в то время не были еще открыты в достаточном количестве античные древности. Но среди других частей названного произведения обращают на себя внимание крылья, которые служат обрамлением ниши под саркофагом и кажутся сделанными не из мрамора, а из перьев; вещь, трудно воспроизводимая в мраморе, так как резец не может передать шерсть и перья. Есть там большая ниша из мрамора, более живая, чем если бы она была настоящей раковиной, а также несколько мальчиков и несколько ангелов в манере прекрасной и живой. Равным образом в высшей степени хорошо и искусно выполнен покойник на саркофаге, изображенный с натуры, а также тондо с барельефной Богоматерью, сделанной в манере Донато, с чудеснейшим вкусом и изяществом. Таковы же и многие другие его мраморные барельефы; некоторые из них находятся в гардеробной синьора герцога Козимо, и в частности тондо с головой Господа нашего Иисуса Христа и св. Иоанна Крестителя, когда он был мальчиком. Внизу гробницы названного мессера Карло он поместил большую плиту в память мессера Джорджо, знаменитого ученого и секретаря флорентийской Синьории, с очень красивым барельефом, на котором изображен сам мессер Джорджо в докторском одеянии по обычаю тех времен. И если бы смерть безвременно не похитила у мира сей дух создателя стольких отменных произведений, руководимый опытом и знаниями, он продолжал бы творить так, что искусством своим победил бы всех, кого он уже превзошел изяществом. Смерть прервала нить его жизни в возрасте двадцати восьми лет, о чем много горевали все те, кто рассчитывал увидеть, какого совершенства может в своей старости достигнуть подобный талант, и были более чем ошеломлены этой утратой. Родственники и многочисленные друзья проводили его до церкви сервитов, и долгое время на гробницу его постоянно возлагались бесчисленные эпиграммы и сонеты, из числа коих достаточно мне привести лишь следующую:

Встревожило природу,

Что Дезидерио тончайшая натура

С ней соревнуется, что живость и свободу

Вдруг обрела холодная скульптура,

И в черной зависти сказала хмуро:

«За дерзость он не проживет и году».

В расцвете лет у нас похищен гений,

Но прелесть не пройдет его творений:

Им даровав дыханье жизни вечной,

В них жить и сам он будет бесконечно.

Скульптурные работы Дезидерио относятся ко времени до 1485 года. Он оставил великолепную кающуюся св. Марию Магдалину, которую позднее закончил Бенедетто да Майано и которая ныне находится в церкви Санта Тринита во Флоренции, как войдешь в церковь по правую руку, фигура эта так прекрасна, что большего о ней и не скажешь.

В нашей Книге есть несколько листов с прекраснейшими рисунками, исполненными пером Дезидерио, а портрет его получен из Сеттиньяно от его родственников.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх