ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЛОРЕНЦО КОСТЫ ФЕРРАРСКОГО ЖИВОПИСЦА

Хотя в Тоскане люди занимались искусствами рисунка всегда больше, чем во всех остальных государствах Италии, а может быть, и Европы, это еще не значит, что и в других государствах время от времени не пробуждался какой-нибудь талант, который в этих же профессиях не проявил бы себя редкостным и превосходным, как это раньше было показано во многих жизнеописаниях и будет показано и в дальнейшем. Правда, там, где нет школы и где люди по привычке не имеют склонности учиться, нельзя так же скоро и в такой же степени достичь превосходства, как в тех местностях, где художники работают и учатся в постоянном соревновании друг с другом. Но коль скоро один или двое уже начали, по-видимому, всегда случается так, что и многие другие (такова уж притягательная сила, заложенная во всякой доблести) стремятся следовать за ними с честью для самих себя и для своего отечества.

Лоренцо Коста, феррарец, имея от природы склонность к живописному делу и слыша, какую славу и большую известность завоевали в Тоскане фра Филиппо, Беноццо и другие, отправился во Флоренцию, дабы посмотреть их работы, и, приехав туда, он, так как их манера ему очень понравилась, задержался там на несколько месяцев, стараясь подражать им насколько мог и в особенности в работах с натуры, и это выходило у него столь удачно, что, возвратившись на родину, он выполнил там много работ, весьма достойных одобрения (хотя его манера и была суховатой и резкой), о чем можно судить по хору церкви Сан Доменико в Ферраре, который целиком расписан его рукой и в котором мы видим, насколько он был трудолюбив в искусстве и насколько тщательно он отделывал свои произведения. В гардеробной же синьора герцога феррарского можно увидеть много картин, написанных им с натуры, отлично исполненных и отличающихся большим сходством. Равным образом и в дворянских домах есть его произведения, пользующиеся большим почетом. В Равенне в церкви Сан Доменико для капеллы Св. Себастьяна он написал маслом на дереве алтарный образ, а фреской – несколько историй, получивших большое одобрение. Приглашенный затем в Болонью, он написал в церкви Сан Петронио для капеллы семейства Марискотти алтарный образ на дереве с изображением св. Себастьяна, привязанного к столбу, расстреливаемого стрелами, и многих других фигур; работа эта была лучшей из всех, написанных темперой в этом городе до того времени. Его же работы алтарный образ с изображением св. Иеронима в капелле семейства Кастелли и другой – с изображением св. Винцента, равным образом написанный темперой, в капелле семейства Грифони, пределлу которого он поручил написать одному из своих учеников, исполнившему это гораздо лучше, чем Лоренцо самый образ, как об этом будет рассказано на своем месте. В том же городе и в той же церкви Лоренцо написал для капеллы семейства Росси алтарный образ с Богоматерью, св. Иаковом, св. Георгием, св. Себастьяном и св. Иеронимом; работа эта лучшая и отличается самой нежной манерой из всех, когда-либо им написанных.

Затем Лоренцо отправился на службу к синьору Франческо Гонзаго, маркизу Мантуанскому, и написал для него во дворце Сан Себастьяно, в одном из помещений, много историй частично гуашью и частично маслом. На одной из них изображена с натуры маркиза Изабелла со многими господами, которые поют и играют, создавая сладостную гармонию. На другой богиня Латона, превращающая, согласно мифу, нескольких крестьян в лягушек. На третьей – маркиз Франческо, которого Геркулес путем доблести привел на вершину горы вечности. На другой картине мы видим того же маркиза на пьедестале в облике триумфатора с жезлом в руке, а вокруг него много синьоров и слуг его со знаменами в руках, охваченных великой радостью и исполненных ликования перед его величием; среди них бесчисленное множество лиц, написанных с натуры.

Он написал также в большой зале, там, где ныне триумфы работы Мантеньи, две картины, то есть по одной с каждой стороны. На первой, написанной гуашью, много обнаженных фигур возжигают костры и совершают жертвоприношения Геркулесу, а также изображены с натуры маркиз со своими тремя сыновьями – Федериго, Эрколе и Ферранте, – которые позднее стали величайшими и славнейшими государями. Там же несколько портретов высокопоставленных дам. На другой, написанной маслом много лет спустя после первой и бывшей одной из последних работ Лоренцо, маркиз Федериго изображен с жезлом в руке в виде генерала св. церкви при Льве X, а вокруг него много господ, изображенных Костой с натуры.

В Болонье во дворце мессера Джованни Бентивольи он же, соревнуясь со многими другими мастерами, расписал несколько помещений, о которых упоминать далее нет надобности, ибо они погибли, когда дворец этот был разрушен.

Однако не обойду молчанием того, что из работ, выполнявшихся им для Бентивольи, сохранилась лишь капелла, расписанная им для мессера Джованни в церкви Сан Якопо, где на двух историях он изобразил два триумфа, на которых много портретов и которые считались очень красивыми. Написал он также в церкви Сан Джованни ин Монте в 1497 году для Якопо Кедини в одной из капелл, в которой тот хотел после смерти быть похороненным, алтарный образ с Богоматерью, св. Иоанном Евангелистом, св. Августином и другими – святыми. В церкви Сан Франческо он написал на дереве Рождество, св. Иакова и св. Антония Падуанского. В церкви Сан Пьеро он начал расписывать великолепнейшую капеллу для Доменико Гарганелли, болонского дворянина, но по какой-то причине, после того как написал на ее потолке несколько фигур, оставил ее, едва начав, незавершенной.

В Мантуе помимо работ, сделанных для маркиза, о которых говорилось выше, он написал в церкви Сан Сильвестро на дереве Богоматерь и с одной стороны от нее св. Сильвестра, который отдает на ее попечение народ этого города, а с другой – св. Себастьяна, св. Павла, св. Елизавету и св. Иеронима, и, как слышно, названный образ был помещен в эту церковь после смерти Косты, который, завершив жизнь свою в Мантуе, где после него всегда и жили его потомки, пожелал иметь в этой церкви усыпальницы для себя и для своих потомков. Он же написал много других картин, о которых больше говорить не буду, так как достаточно было упомянуто о лучших. Портрет его я получил в Мантуе от Фермо Гизони, превосходного живописца, который уверил меня, что он собственноручно сделан самим Костой, который рисовал толково, как можно судить по нашей книге, где на листе пергамента пером очень хорошо выполнены светотенью Суд Соломона и св. Иероним.

Учениками Лоренцо были Эрколе из Феррары, его соотечественник, жизнеописание которого будет приведено ниже, а также Лодовико Малино, также феррарец, много работ которого находится на его родине и в других местах; но лучшее из всего, что он сделал, был алтарный образ, который находится в церкви Сан Франческо в Болонье, в капелле близ главных дверей, и на котором изображено, как двенадцати летний Иисус Христос спорит с книжниками в храме. Прошел первоначальное обучение у Косты также и Доссо Старший из Феррары, о работах которого будет упомянуто в своем месте. Вот и все, что можно было написать о жизни и работах Лоренцо Косты, феррарца.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх