Классики:Глобализация по Друкеру и вопреки ему


11 ноября 2005 года в возрасте 95 лет скончался Питер Фердинанд Друкер (Peter Ferdinand Drucker) - человек, который сделал для современной экономики едва ли меньше, чем Адам Смит или Джон Кейнс.

Обычно Друкера называют основоположником теории менеджмента, то есть, переводя на русский, управления корпорациями. Однако это не совсем так. Сам Друкер отрицал первенство теории в области управления бизнесом, проводя параллели с медициной. «Чтобы поддерживать практику, существует медицинская наука, есть и ученые. Менеджмент - это тоже практика, как и медицина. Результаты ведь не в науке, а в том, что на самом деле происходит», - говорил он в одном из последних интервью незадолго до смерти[«Секрет фирмы» №32 (119) от 29.08.2005]. Если попытаться кратко охарактеризовать деятельность Питера Друкера, то самым главным, пожалуй, можно считать введение им понятия «цели бизнеса».

Действительно - а что считать целью функционирования той или иной компании? Вот неполный перечень возможных вариантов ответа, в том числе и не очень очевидных: «в достижении наибольшей прибыли»; «наивысшей зарплаты работающих», «наибольших дивидендов по акциям», «наибольшего охвата рынка» и т. п. Ясно, что, например, цели повышения зарплаты и достижения наибольшей прибыли прямо противоречат друг другу. Если же мыслить категориями исключительно наибольшей прибыли, то все журналы давно следовало бы превратить в дешевые таблоиды, созданные по известному рецепту: перемешать секс и шоу-бизнес с конспирологическими измышлениями на политические темы. Или наоборот, в очень дорогие таблоиды, где все то же самое украшено «гламурными» фотографиями в стиле Хельмута Ньютона.

Друкер попытался дать обобщенный ответ на вышеупомянутый вопрос, заявив, что главной целью любой корпорации должен быть клиент. Часто вспоминают, что он ввел в обиход понятие knowledge worker - «работник знаний». До конца жизни он утверждал, что самым главным капиталом в любой корпорации являются именно эти работники, тогда как для оценки их деятельности нет никаких разумных формальных критериев. В этом, кстати, истоки скептицизма Друкера в отношении информационных технологий: «Прошедшие 50 лет показали, что наибольшее воздействие ИТ оказывают на выполнение различных операций, а вовсе не на процедуры сбора и обработки информации, существенной для управления», говорил он в 1999 году в интервью журналу Computerworld[Computerworld №19/1999].

Друкер пытался развернуть деятельность корпораций в сторону клиента, то есть в сторону общества. Истый американец, к наиглавнейшей корпорации - государству - он относился резко отрицательно, считая, что «правительство нуждается в ограничениях и сдерживании». Он полагал, что будущее мироустройство будет определяться транснациональными корпорациями, нацеленными на удовлетворение потребностей клиента независимо от его национальности. Экономист-практик, Друкер верил в свободный рынок как универсальный регулятор ничуть не меньше философа-теоретика Мизеса. Тем самым он стал идеологом глобализации.

Несомненно, что на протяжении своей долгой жизни Друкер мог не раз реально оценить, к чему приводят его усилия. Будем объективны: нацеленность на клиента, а не на прибыль имела огромные социальные последствия, выразившиеся, в частности, в том, что корпорации поняли невыгодность повышения прибылей за счет экономии зарплаты работникам - ведь тогда легко может статься, что просто некому будет покупать. Это стало основой общеизвестной бескровной социальной революции в западном обществе, причем без крайних мер вроде экспроприации «награбленного».

Но в упоминавшемся интервью Друкер с горечью отмечает: «Большинство из нас до сих пор живут в мире 1960-х, мире, где есть великая сила - Америка, государство с самой эффективной и развитой экономикой. Сегодня Европейский Союз больше Америки. Китай пытается построить свободные экономические зоны, которые будут больше, чем вся Америка с ее производством и потреблением. Мы должны понимать, что это будет совершенно другой мир, в котором будут сосуществовать совершенно разные ценности». В чем была… нет-нет, не ошибка Друкера, лучше спросить так: в чем его взгляды не соответствуют нынешним реалиям?

Мы можем констатировать, тоже с некоторой горечью, что столь любимые Друкером транснациональные корпорации оказались неадекватны по крайней мере в двух отношениях. Во-первых, постепенно стало ясно, что главной задачей бизнеса может быть не удовлетворение потребностей клиента, а изобретение таковых. Это поставило ситуацию с ног на голову: корпорации превратились из слуг в командиров, которые «лучше вас знают, что вам надо». А кто именно лучше знает? Естественно, корпоративный менеджмент. «Менеджеры и руководители - слуги, и как только они об этом забывают, они наносят организации удар», - предупреждал Друкер, но теперь его мало кто слушает.

Во-вторых, корпорации, уверенные в своей правоте, стали распространять эту идеологию по всему миру, что привело не только к известным политическим кризисам, но и, опосредованно, - ко многим другим, включая даже экологический. Это, пожалуй, и есть главное отрицательное последствие глобализации.

Особенность экономических воззрений Друкера состояла в том, что он не признавал определяющего значения ярких личностей в управлении: «Я достаточно стар и прекрасно помню Франклина Делано Рузвельта и Гарри Трумэна; если Рузвельт был величайшим лидером, то Трумэн был лучшим президентом в истории США, сделавшим для страны больше всех других. Но он не был высококлассным лидером. Напротив. Его недооценивали все, включая его самого. Так что мне нет дела до сегодняшних суперменов топ-менеджмента». И еще: «Утверждать, что бизнес-школы готовят лидеров, ошибочно. Их задача - подготовить рядового специалиста, способного выполнять работу на должном компетентном уровне».

Те, кто внимательно прочел статью Тима О’Рейли «Что такое Веб 2.0» («КТ» ## 609, 610), поймут, к чему я клоню. Хотя погоду в мире капитала по-прежнему делают традиционные сверхнадежные монстры вроде IBM или General Motors, наиболее динамично развивающимся сектором экономики с некоторых пор стали вовсе не они. Лицо современного бизнеса - это гараж Джобса и паяльник Возняка, трап самолета, на котором Билл Гейтс отлаживал последние строки MS DOS перед передачей IBM, и Майк Делл, бродящий по улицам в поисках заказов на свои компьютеры. Понадобилось даже придумать специальный термин - «венчурное финансирование». Он, кстати, возник, когда начинающий финансист Артур Рок вложил деньги в компанию начинающих бизнесменов Гордона Мура и Роберта Нойса, тем самым породив знаменитую Fairchild, из чьих недр потом вылупились Intel, aMD и кое-что еще. Эти истории ставят под сомнение культ «рядового компетентного специалиста» - профессионального менеджера.

Но главное не это. Нетрудно подобрать примеры подобных взлетов и во времена молодости Друкера, просто тогда еще казалось, что не они делают погоду. Кроме того, все названные фигуры в конце концов создали свои вполне традиционные корпорации, не считая разве что Стива Джобса, продолжающего удивлять мир не по годам молодым задором. Главное - феномен Google и ее не имеющая аналогов стратегия.

Не претендуя на то, чтобы тягаться с таким мэтром, как О’Рейли, я все же осмелюсь точнее сформулировать отличие Google от традиционных корпораций: вот уже восемь лет, даже войдя в сотню крупнейших по капитализации компаний мира, она еще остается стартапом, то есть тем, чем Microsoft, например, была в краткий период между Бейсиком и MS DOS, с 1976 по 1980 год. После этой даты инвестиции в империю Гейтса уже перестали быть «венчурными». Это не значит, что они стали приносить меньшую прибыль, наоборот, но если вспомнить главное правило Друкера - ориентацию на клиента, - то нельзя не признать, что Google куда больше ему соответствует. В этом кардинальное отличие новых корпораций от классических, которые так и не оправдали надежды старого ворчуна на построение стабильного мирового порядка.

Американский публицист Том Питерс (Tom Peters) неплохо сформулировал подобный подход[«Секрет фирмы» №36 (123) от 26.09.2005]: «главным показателем эффективности станет не выручка, а наличие уникальной бизнес-модели». Он же назвал главное свойство современной компании «духом предпринимательства», подчеркнув, что большинство классических монстров-корпораций, если даже и не испытывают прямых финансовых трудностей, то беспокойство за свою судьбу испытывают точно. Те, кто предпочитает почивать на лаврах, не желая и не умея каждый день начинать будто с нуля, разорятся невзирая на лица - Polaroid хороший тому пример.

Недооценивать вклад Питера Друкера в американскую экономику, тем не менее, не стоит. Не так-то просто было заставить директоров компаний задавать себе правильные вопросы: «Что представляет собой ваш бизнес? Какую задачу вы пытаетесь решить? Что отличает именно вашу компанию? Как вы определяете результаты? Кто ваши основные конкуренты? Каковы их цели?» Заслуга Друкера в том, что он применил в области бизнеса системный подход тогда, когда этого термина еще не существовало. Он - классик, а классик отличается от простого смертного тем, что когда-то приложил руку к созданию того мира, в котором мы живем.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх