2

Еще большую слиянность обнаруживает в 1888- 1894 гг. повествование в рассказах от 1-го лица. У раннего Чехова в тексте рассказа от 1-го лица в большинстве случаев, наряду с повествованием рассказ-Рассказ написан в 1888 г. (см. письма Чехова к А. Н. Плещееву от 3 и 13 ноября 1888 г.; дата цензурного разрешения сборника - 29 ноября 1888 г.). 5 А. П. Чудаков 65 чика, существует и его внутренний монолог, данный в виде прямой речи.

«- Нет, это не он! - думал я, глядя на одного маленького человечка в заячьей шубенке. - Это не он! Нет, это он! Он!

Человечек в заячьей шубенке ужасно походил на Ивана Капитоныча, одного из моих канцелярских…«…»

Ах ты, тварь этакая! Я глядел на его рожицу и глазам не верил. Нет, это не он! Не может быть! Тот не знает таких слов, как «свобода» и «Гамбетта» «…» Теперь я посмотрел на его лицо.

– Неужели, - подумал я, - эта пришибленная, приплюснутая фигурка умеет говорить такие слова, как «фи листер» и «свобода»? А? Неужели? Да, умеет» («Двое в одном». - «Зритель», 1883, № 3).

К концу первого периода в рассказах от 1-го лица возникают более сложные виды изображения внутренней речи.

«Пробегая мимо, пес пристально посмотрел на меня, прямо мне в лицо, и побежал дальше.

– Хорошая собака… - подумал я. - Чья она? «…» Я пошел дальше. Пес за мной. - Чья эта собака? - спрашивал я себя. - Откуда? За тридцать-сорок верст я знал всех помещиков и знал их собак. Ни у одного из них не было такого водолаза. Откуда же он мог взяться здесь, в глухом лесу, на проселочной дороге?» («Страхи. Рассказ дачника». - «Петербургская газета», 1886, 16 июня, № 162).

Здесь уже сосуществуют прямая и непрямая формы передачи рассказчиком своих мыслей.

Начиная с 1886-1887 гг. голос героя-рассказчика все больше проникает в повествование («Из записок вспыльчивого человека», «Зиночка», «Новогодняя пытка»).

Теперь текст рассказов от 1-го лица уже не делится на слово рассказчика, данное в форме прямой речи, и его повествование2. Все размышления, эмоции рассказчика слиты в одном общем повествовательном потоке. 2 Только в рассказах «Скучная история», «Красавицы» и «Страх» несколько раз находим остаточные явления прямой речи. Но эти 20-25 строк на все рассказы составляют ничтожный процент по отношению к повествованию всех произведений 1888-1894 гг.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх