Материалы для антропологии русского народа

А. Н. Краснов

Русский Антропологический журнал № 3.

1902 г.

Два года тому назад я обнародовал небольшую заметку об антропологических исследованиях и измерениях в Харьковском и Волковском уездах. Этой работой я пытался установить факты существования некоторой разницы в форме головы у харьковских великороссов и малороссов. Некоторые другие, менее уловимые, особенности телосложения у той и другой народности, мной подмеченные, заставили меня расширить район моих исследований, распространив их на всю степную половину России. Как известно, в Харькове находится сборный пункт, через который проходят осенью, останавливаясь для ночлега, целые сотни и тысячи новобранцев, направленных из разных губерний юга Росси на ее окраины. Благодаря любезности местного воинского начальника П. И. Зейна, которому считаю своим долгом принести мою искреннюю благодарность, я имел возможность осматривать многие из проходивших в истекшем году партий и пополнить измерениями и снимками, имеющиеся в опубликованных заметках данные.

Сборные пункты представляют для антрополога тот интерес, что новобранцы проходят через них партиями однородного состава. Они еще не перемешаны, а идут поуездно, представляя из себя, если не этнически, то географически однородные группы, в этнологическом составе которых можно скоро и легко разобраться. Значительное большинство уездов и губерний южной и западной России здесь бывает представлено, и человеку, ревностно принявшемуся за дело, здесь можно было бы перемерить за короткое, сравнительно, время представителей всех уездов южной России.

К сожалению, новобранцы идут непрерывно — и днем, и ночью. Сроки их пребывания очень коротки, что при массе других занятий и отсутствии надлежащего числа помощников, не позволяло мне измерять все проходившие через сборный пункт партии, и я поневоле должен был удовольствоваться лишь некоторыми из них. Вот почему предлагаемый материал носит все-таки отрывочный характер. Но если он заинтересует читателей, то нескольким антропологам, занимаясь совместно на сборных пунктах России, легко будет покрыть ее цифрами, дающими среднюю для главных особенностей хотя бы только русского населения отдельных уездов нашего отечества, как это давно сделано для других европейских государств.

Пребывание новобранцев слишком кратковременно, а условия помещения их, по крайней мере в Харькове, слишком неблагоприятны, чтобы можно было брать все интересующие антропологов меры и дополнять их фотографиями с нагих индивидов во весь рост. Помещения слишком темны и холодны, чтобы даже с весьма светосильными объективами можно было получать снимки без двойных контуров (от дрожания тела снимаемого) и достаточно резкие. Вот почему приходилось ограничиваться снимками лица в фас и профиль и немногими, но в возможно большем числе получаемыми, мерами. Мы отказались отмечать рост новобранцев, как потому, что некоторые партии бывали искусственно подобраны известного роста (моряки, артиллеристы, гвардейцы), так и потому, что работа в этом роде уже была исполнена профессором Д. Н. Анучиным. Я ограничился данными о цвете волос, глаз и форме головы, хотя имею довольно богатый материал из лицевых и носовых показателей, который думаю обнародовать позже. Я лишен возможности поместить здесь все снимки с новобранцев, которые мной сделаны. Помещаю только те, которые считаю особенно типичными9, т. е. такие, которые многократно повторялись среди лиц с одинаковыми головными показателями и черты которых с теми или другими примесями или вариациями можно было встречать у сотен лиц, принадлежащих к той или другой группе, характеризующейся окраской глаз и волос — блондинов или брюнетов. Под полными блондинами я разумею в списках лица с серыми или голубыми глазами и светло-русыми волосами. Все новобранцы, представляющие соединение темно-русых или различных оттенков коричневых волос с серыми или голубыми глазами или наоборот — светлые волосы с глазами пестрыми, светло-карими или зелеными и зеленовато-коричневыми, мы относим к смешанному типу; наконец, брюнетами мы здесь называем лица с глазами чисто карими, iris которых однородно темно-коричневый и с волосами оттенков от темно-коричневого до черного Большая часть предлагаемой работы была совершена мной совместно с прив.-доцентом Харьковского университета А. М. Покровским, с которым мы вместе производили измерения, фотографирования и подсчеты. Задачей наших исследований было определить характерные черты народностей русской и малороссийской. Если измерялись попадавшиеся инородцы, то только попутно и постольку, поскольку измерения эти проливали свет на особенности народности русской. Число их было весьма незначительно. Само собой разумеется, что и число русских новобранцев, измеренных нами, еще чересчур мало, чтобы на основании его можно было сделать какие-нибудь положительные выводы. Нужно еще очень большое число цифр, чтобы выводы были убедительны. Потому, если мы и позволим себе в конце статьи подвести итоги наших наблюдений, то лишь только для того, чтобы показать, в каком направлении желательно вести дальнейшие исследования. Мы помещаем сперва голый фактический материал, касающийся обеих народностей.

Подводя итоги измерений великороссов, взятых из 10 различных губерний и 21 уезда, мы не можем не поразиться той однородностью состава, которая их характеризует. Везде бросается в глаза преобладание белокурого, светлоглазого типа. Несмотря на то, что население упомянутых выше губерний сильно смешанное в большинстве случаев, особенно там, где мы имеем большое число измеренных, блондины составляют от 20 до 50 % всех измерявшихся, и только в немногих уездах, где население сильно смешано с татарами, этот % падает до 14–16 %. Допуская всевозможные случайности при составе отдельных партий, нельзя все-таки не признать, что в 10 означенных губерниях основным элементом великорусского населения должна была быть какая-то белокурая, светлоглазая раса, которая, несмотря на смешение с черноволосой, давшая малочисленных гибридов с переходного цвета глазами и волосами, сохранилась в своем чистом виде в лице столь многочисленных абсолютных блондинов.

Ее влияние сильно и в помесях, так как число серых глаз еще больше, и серые глаза преобладают и у тех гибридов, у которых волоса приняли более темную окраску под влиянием примеси крови более пигментированной расы или действия солнца. Белокурые представители вместе с тем более однородны. В них мы находим наиболее обычные, так сказать, типичные для великороссов физиономии, которые на всем обширном протяжении, занятом 10 означенными губерниями, постоянно повторяются, так что, смешав снимки, вы будете поставлены в затруднение сказать, из какой губернии он взят. Тем не менее великорусские блондины не однородны. Мы имеем между ними целую гамму переходов от крайнего для русских черепов долихоцефализма к не менее крайнему брахицефализму.

Если принять, что форма головы, как это считает большинство антропологов, есть устойчивый расовый признак, то людей с головным показателем в 71 и 91 нельзя считать за представителей одной и той же расы. Как в Западной Европе, так и здесь мы должны допускать влияние двух рас — длинно- и круглоголовой. И здесь первая господствует в северной половине района, не настолько однако, чтобы подавлять последнюю, но она малочисленнее, чем в Южной и Юго-Западной России, где, как мы увидим, брахоцефалов подавляющее большинство. Здесь они не всегда составляют половину. Тождественны ли эти долихоцефалы с тевтонской расой европейских антропологов, которая как известно, господствует на севере Европы, — я не берусь судить.

Измерявшиеся мной немцы Петроковской губ. отличались от наших великоруссов большей волосатостью тела и рыжеватым или даже совсем рыжим цветом волос, тогда как русские волосы русые, каштановые или соломенно-желтые и тело у большинства русских гладкое при большем, чем у немцев, развитии бороды. Сравнение наших портретов с типами скандинавских долихоцефалов, помещенных у Риплея (Races of Europe), говорит, однако, о большом сходстве с последними; если же принять во внимание веками длившиеся условия иной обстановки жизни, пищи и культуры, то нет ничего невозможного, что эти русские долихоцефалы есть лишь вариант скандинавской расы. Для осторожности мы предпочли назвать ее бореальной, так как элементы ее рассеяны и между белокурыми финскими народами, живущими среди великоруссов, например, мордвы. Мы вполне были даже склонны видеть в этих долихоцефалах ассимилированных финнов, приволжских и приокских потомков Мери и Мурома, вошедших в состав великорусского племени. К сожалению, недостаток фактического материала не позволяет выяснить этого вопроса. Как увидит читатель из последующего, и чуваши, и черемисы в основе своей представляют черноволосые племена. Одна мордва изобилует блондинами. Но небольшое количество мордовских новобранцев, попавшихся мне, дало большое разнообразие типов, столь сходных с русскими, что я затрудняюсь провести между той и другой народностью какое-либо различие. Среди мордвы было столько же брюнетов, сколько блондинов или почти столько же. Между блондинами были брюнеты-долихоцефалы, причем и те и другие обликом были похожи на русских, если не считать особенности выражения лица, с антропологической точки зрения не существенной. Таким образом, видеть в мордве одну из финских рас, давших долихоцефальные элементы русских, затруднительно, так как или мордва слишком перемешалась с великороссами, или в основу ее легли те же почти элементы, что и у русских. Дальнейшие исследования приволжских финнов должны выяснить их значение для происхождения белокурых долихоцефалов, которых мы пока окрестили бореальным типом великороссов. Это благодаря примеси этого типа, головной указатель в среднем у великороссов оказывается ниже, чем у малороссов. Он колеблется около 80, редко поднимаясь до 82 и иногда падая до 79. Поднятие его до 82 обязано обыкновенно большему преобладанию белокурых же брахицефалов, которые в некоторых уездах, как в Казанской и Вятской губ., особенно преобладают. Эти брахицефалы отличаются и более круглым лицом и всем обликом подходят гораздо ближе к тем белокурым, сероглазым индивидам, которые дают тип нашему малороссийскому населению. Читатель, просмотрев снимки наиболее круглоголовых великоруссов, помещенные на таблице, увидит, что сходство между ними и белокурыми малороссами весьма значительно и во всяком случае больше, чем между столь редкими среди малороссов блондинами-долихоцефалами. Мы потому и позволили себе назвать этот тип славянским, так как славянский элемент — единственный, связующий эти две народности и общий им обеим. Хотя мы и не имеем еще точных доказательств, что эти белокурые брахицефалы непременно славянского происхождения, есть однако много данных, наводящих на эту мысль. В губерниях с новгородской колонизацией — Вятской, Казанской — эти белокурые брахицефалы преобладают. Мы их находим во Владимирской, Ярославской и Новгородской губх. Сама Москва по мере того, как она из финской делалась славянской, становилась всё круглоголовее. От круглоголовых блондинов есть все переходы к длинноголовым. Не есть ли это смягченная форма гибрид между теми и другими? Они потому представляют нечто промежуточное, они многочисленнее тех и других, красивее их и представляют наиболее характерные великорусские физиономии. Того же самого я не сказал бы о великорусских брюнетах. Взгляд на серию из 5 наиболее распространенных типов покажет вам противное. В большинстве вы видите, хотя и несколько смягченные, но чисто инородческие физиономии. У большинства вы признаете татарское влияние. Но выражение «татарский тип» должно быть употреблено с большей осторожностью. Хотя изучение татар не входило в мою программу, но незначительное число татар Астраханского и Бирского уезда Уфимской губ, прошедших через мои руки, заставляет думать, что татары, подобно великороссам, далеко не представляют из себя однородного целого. С одной стороны, белокурые элементы и здесь довольно многочисленны, но отношение их обратное тому, что у русских: на 9 полных брюнетов в Бирском уезде из 31 человека было лишь 2 блондина. Они-то повторяют почти в чистом виде белокурых блондинов, встречавшихся среди русских и мордвы, или дают смягченные тюркские типы, — очевидно, продукт их гибридизации с белокурыми аборигенами; все они брахицефалы. Но и темноволосый татарский элемент не однороден (средний его показатель 80). С одной стороны, мы встречаем брахицефалов с более или менее правильными чертами лица, очень похожих на попадающихся и среди русских, которых мы назовем сарматским типом, так как он широко распространен по Волге и в свою очередь примыкает к брюнетам малороссам так называемого ретийского типа, и настоящих долихоцефалов (с показателем 78) с раскосыми глазами, двойным монгольским веком и плоским носом — со всеми чертами монгольского типа. Наконец, особенно в Уфимской губ., а отчасти и Казанской, попадаются татары брахи- и долихоцефалы с плоской физиономией, очень напоминающей широко распространенный среди черемис и чувашей тип, и наряду с сарматским типом дающий себя чувствовать у русских брюнетов.

Вот все эти татарские типы в смягченной форме вы встретите и среди русских в Саратовской, Астраханской, Пензенской, Симбирской, Курской, Тамбовской и др. губерниях и, как говорю, одного взгляда на прилагаемые снимки достаточно, чтобы видеть, что мы имеем дело в лице этих русских брюнетов с обруселыми инородцами. Разница только та, что волосы, совершенно черные у инородцев, у русских, вероятно, под влиянием примеси посторонней крови, становятся темно-коричневыми.

Между русскими брюнетами попадаются как долихо-, так и брахицефалы, что и не удивительно, так как те же элементы мы встречаем у татар, чувашей и черемис, но интересно то, что большинство, походящее к сарматскому типу, умеренные брахицефалы. Наряду с этими татарскими типами в Воронежской губ. мы встречаемся с брюнетами иного рода, особенно часто дающими себя чувствовать в смешанных типах. Мы встретимся с ними у малороссов в большом числе; и здесь в их лице невольно хочется видеть следы влияния соседних брюнетов-малороссов. Не могу не упомянуть о сравнительно редко попадающихся резких долихоцефалах-брюнетах. В то время, как одни из них сходны с инородцами, особенно с приволжскими финнами, другие представляют особый тип. Есть ли это обычный бореальный тип, сильно пигментированный под влиянием смешений с одной из черноволосых рас, или это тип особого рода, — должны выяснить последующие наблюдения. Так или иначе, из всего сказанного ясно вытекает следствие, что темноволосая раса не может быть названа русской. Это — привходящий элемент, заимствованный главным образом от финских и тюркских и, быть может, от южных и западных народностей, с которыми приходили в соприкосновение основные белокурые элементы русского народа. За это говорит ничтожный процент настоящих брюнетов в более чистых русских губерниях, редко превышающий 10 %, то обстоятельство, что даже и эти брюнеты никогда не имеют черных волос, свойственных родственным типам, и что облик их, как показывают приложенные снимки, всегда пополняет черты инородческих племен, несколько смягченные и сглаженные. То же можно сказать и о смешанных элементах. В них проскальзывают черты русских брюнетов и с тем большей силой, чем сильнее пигментирован рассматриваемый индивид. Таковы предположения и мысли, на которые наводят данные, получившиеся от рассмотрения 800 с лишним великорусских новобранцев черноземной полосы России.

Малороссы. Я не публикую здесь уже напечатанные ранее измерения. Приводимые далее цифры есть результат новых измерений, произведенных осенью 1900 г. Как видно из этих цифр, мы располагаем менее богатым материалом, касающимся малороссов, чем великороссов. Я имел возможность измерить малороссов только из 7 губерний в числе 603 человек, причем во многих уездах эти малороссы содержали примеси русских и молдаванских элементов. Тем не менее бросались в глаза следующие характерные особенности племени: прежде всего большой средний показатель головы. Он везде колебался от 82 до 84, причем последняя цифра господствовала везде, где мы имеем дело с чистокровным малороссийским населением; показатель становится ниже там, где мы видим примеси русских или молдаван. Величина среднего показателя обусловливается не столько большей величиной головного index'а у малороссов (круглые головы мы встречали и у великороссов), сколько иным отношением показателей. У великороссов индивиды с показателем 80 и ниже составляли иногда половину, а в большинстве случаев более четверти измеряемых новобранцев; у малороссов, по крайней мере там, где не было примеси великороссов, их было всегда менее четверти, иногда же самый ничтожный процент. Несомненно, что в основу малороссов ложится какое-то брахицефальное племя. При ближайшем рассмотрении эти брахицефалы оказываются неоднородными. Чаще всего мы встречаем здесь белокурых брахицефалов, иногда с очень высокими показателями, как 88. Многие физиономии этих блондинов походят на встречающихся у великороссов, как то может свидетельствовать сравнение таблиц снимков. Но, так как эти брахицефалы встречаются в большом числе в чисто малороссийских областях и носят чисто малороссийские фамилии, трудно предположить в них следы великорусского влияния. Напротив, мы встречали их и в Белоруссии, и в Польше. Измерявшиеся мной новобранцы из Петроковской и Ковенской губ., давали такие же физиономии и показатели. Вот почему я и назвал этот белокурый, сероглазый, круглоголовый тип славянским, так как его мы встречаем с незначительными вариациями у всех славянских народностей России. Я не могу, конечно, утверждать, чтобы этот тип и был потомком славян, ассимилировавших другие народности в единое русское племя, — для этого нужно больше фактов и данных, но я не могу не обратить внимания читателя, что этот тип есть единственный общий всем говорящим славянскими наречиями народам России, и он тем многочисленнее, чем несомненнее славянское происхождение населения той или другой местности. Другой брахицефальный, широко распространенный среди малороссов, тип — это брюнеты с темно-коричневыми волосами и карими глазами. Его мы видим везде и часто он встречается в чистом виде. Красиво и гораздо легче, чем предыдущий, сложенный тип этот создал славу красоты малороссов. Такими брюнетами представляют себе обыкновенно малороссов северяне. Такими воспевает малороссийских парубков их народная поэзия. К сожалению, даже и среди чистокровных малороссов такие малороссы составляют от 8 % до 12 %, а где % брюнетов более, там мы имеем уже дело с посторонними примесями. По характеру своему они ближе к сарматскому типу. Это — такие же брахицефалы, но черты их лица правильнее. Нет ничего резкого, тюркского; напротив, из всех представителей русского народа это тип наиболее европейский, тот, который вы найдете у французов, у южно-германцев, — словом, он представляет поразительное сходство с ретийским типом Деникера или альпийским Риплея. В чистом виде мы его находим только среди чистокровных малороссов, и происхождение его загадочно.

В южный районах особенно часто мы встречаем еще рыжеватых или черных брахицефалов с голубыми глазами и сильно приподнятым затылком и типы с резко выраженными сарматскими чертами. Это, по-видимому, гибриды какого-то кочевнического долихоцефального типа чистой формы, которого мы не встречали. Долхоцефалы-малороссы — троякого типа. В одних вы видите несомненно великорусские черты. Они особенно часты по соседству с русскими селениями или в городах. Между ними есть и брюнеты, но большей частью блондины или, еще чаще, смешанный тип. Другие — долихоцефалы, большей частью в Подольской губ., ясно выраженные брюнеты с молдаванским типом. Я имел возможность измерить 27 человек Сорокского и 34 Соковского уездов Бессарабии, набранных из молдаванских сел. Тут были блондины, брюнеты, а больше всего смешанного типа, долихо- и брахицефалы. Долихоцефалы были большей частью брюнеты с чертами более резкими, чем те, что сказывались у малороссийских долихоцефалов. Брахицефалы-блондины молдаване были почти тождественны со славянским типом. В гибридах видны элементы и того, и другого типов. Средний показатель был 80; долихоцефалов было лишь немного менее, чем брахицефалов.

Итак, малороссийское население, изученное нами по измеренным новобранцам, отличается от великорусского почти полным отсутствием обильных у великоруссов блондинов-долихоцефалов, присутствием в основном круглоголовом, белокуром и сероглазом элементе брюнетов-брахицефалов альпийского типа, связанных с господствующим славянским типом массами помесей и переходов и примесью значительного числа сторонних темноволосых элементов: татарского, молдаванского, быть может, монгольского, цыганского, еврейского и других южных народов. Эти элементы, растворившись в основной массе и без того более богатой брюнетами, дали с блондинами бесконечную гамму смешанных типов, крайне разнообразных — иногда красивых, иногда очень некрасивых с зелеными, светло-карими глазами и темно-коричневыми волосами, что в общей сложности делает малороссов народом, обладающим, в сравнении с великороссами, значительно большим процентом брюнетов и гораздо большим процентом лиц, имеющих при светлых или переходного цвета глазах темно-коричневые волосы. Как основное положение, можно, однако, высказать: насколько для великороссов брюнеты являются элементом чуждым, так сказать, привходящим, ассимилированным, настолько то же хочется сказать о малороссийских долихоцефалах. Таковы мысли, на которые наводят наши измерения и записи. Последующие, более многочисленные измерения, должны будут подтвердить или опровергнуть эти предположения.


Примечания:



9

Авторские снимки в настоящем издании не приводятся.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх