Загрузка...


  • ГЛАЗАМИ ОТСТАВНИКА
  • ПОТЕРЯ В РЯДАХ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ
  • ОТДЕЛ РАЗНЫХ ДЕЛ

    ГЛАЗАМИ ОТСТАВНИКА

    В новое время кто только не высказывает претензий к офицерскому корпусу: не защитили Советскую власть, не исполнили свой долг, присягу; народ дал им все, отрывая от себя многое; бездельники, зажравшиеся и т.п. Ни одной попытки разобраться, почему это офицеры стали таковыми все, как один, а могли ли офицеры захотеть защищать Советскую власть, и если бы захотели, то как это сделать, да и была ли эта власть в последние годы Советской???

    Вопросы, вопросы, вопросы... Долго ждал, что кто-нибудь даст ответы на них и ответы будут более толковыми, чем я пытаюсь это сделать. Не дождался. Пишу сам, как умею, не обессудьте.

    Судят офицеров люди, которые ничего не знают об офицерской жизни, службе, их убеждениях и морали, мировоззрении. Судят те, кто не был в офицерской шкуре, не тянул ее лямку, зачастую даже не служил солдатом в армии, но видел офицера в городском транспорте, кто-то отдыхал вместе с ним, у кого-то офицером служил брат, товарищ, сосед и т.п. И эти люди считают себя вправе судить об офицерах и их убеждениях.

    Никогда и ни в чём люди так глубоко не ошибаются, как в вещах, кажущихся им само собой понятными. Я часто предлагаю людям в виде шутки, развлечения маленькие загадки: почему корову во всем мире доят с правой стороны? Сколько времени служит деревянная железнодорожная шпала в средних климатических условиях? Почему одни пичужки улетают на зиму в теплые края, а другие - нет? По какому признаку одних животных относят к собачьим, а других к кошачьим, букашек - к насекомым? Почему одни животные образуют семьи, а другие нет? Простые вопросы, многие из них изучали в школе, но редко кто может ответить хотя бы на один из них. Т.е. люди всегда многократно ошибаются в вещах, кажущихся им само собой понятными, но не знающих сути этих вещей.

    Так же судят и об офицерах.

    Служба офицерская – непростая. Она резко отличается от тысяч других гражданских профессий. Это единственная профессия, в которой людей готовят идти на смерть и, что еще тяжелее, готовят посылать на смерть тысячи людей, молодых, зачастую, как в наше время, единственных сыновей у матерей.

    Офицер должен тянуть свою службу всю жизнь, минимум 25 лет, как когда-то тянули 25-летнюю службу солдаты в период крепостного права. Право отменили 150 лет назад вместе с 25-летней солдатской службой, а срок службы офицеров не отменили, для них крепостничество осталось.

    Офицер - самое бесправное животное в стране. Рабы имели больше прав и свобод. Офицер не может перевестись в другую часть, подальше от ненавистного начальника, в другой район страны, как это может сделать любой на гражданке. Человек на гражданке может попробовать себя в той или иной профессии, уйти в другую область деятельности. Офицер - раб на всю жизнь: нравится ему эта служба или нет, не ошибся ли он в 17 лет в выборе профессии. У него нет нормированного рабочего дня, он может месяцами быть без выходных, без оплаты этой работы, без предоставления отгулов, что немыслимо на гражданке. Его не спрашивают, хочет ли он служить в северных, приполярных или пустынных районах, хочет ли он переезжать с места на место каждые 3-5 лет.

    Любой работник, специалист может всю жизнь трудиться на одном уровне, в одной должности: учителем, врачом, инженером, слесарем, летчиком и т.п., и в этом нет ничего зазорного. Офицер - единственное исключение, он должен расти в звании и должности. 50-летний лейтенант - это позор для него и для семьи. И что ему делать, если у него нет способностей занимать и исполнять более высокую должность. Трагедия!

    Уже то, что служба офицера должна продолжаться 25 лет, говорит о том, что это рабская, крепостная служба. Отмени этот срок, и, пожалуй, разбегутся все или большинство.

    Почему такое отношение к офицерам? Почему их так жестко судят, более жестко, чем тех, кто в действительности, напрямую, осознанно разваливал Советский Союз?

    Всегда клюют самого слабого, бесправного, забитого и безобидного – это на примере животного мира.

    Советская власть (я не противник Советской власти, как не сторонник новой), помимо всего хорошего, воспитала несколько поколений халявщиков. Все, что люди получали от Советской власти, воспринималось ими не как заработанное, а как дармовщина -”дают”, т.е. халява: садик, школа, институт, больница, лечение, квартира, путевка и многое другое. Формированию такого взгляда на получаемые блага способствовало во многом то, что получали блага в первую очередь не те, кто вкалывал, а те, кто стоял у распределения: начальство, кто поближе к ним, родственники, подхалимы, собутыльники, кто умел вырвать у других. Теперь кто-то должен опять горбатиться на них, спасти любимую ими власть.

    Тысячелетиями задумывались над тем, как создать хорошую армию и ее офицерский корпус, готовый на подвиги, не боявшийся жизнь положить на поле брани.

    Платить? Не много найдется охотников умирать за деньги. “Наемная армия (контрактная) хорошо отступает”, - как сказал кто-то.

    Ввести жесткую дисциплину? Жизнь всегда будет цениться дороже самого строгого наказания. Чтобы держать в повиновении такую армию, нужно иметь еще одну армию, которая бы удерживала в ежовых рукавицах ту, первую.

    Слава? Престиж? Да, они играют известную роль. Наверное, самое сильное средство - цель, идея, идеология, за них и только за них можно не жалеть жизни. Только здесь требуется одно: в идею, в цели должны верить! И верхи, и низы. Верить на деле, а не только бла, бла, что было присуще советским верхам в последнее время.

    Всего вернее, хорошую армию, как и офицерский корпус, можно создать, по-моему, в совокупности всех перечисленных составляющих плюс еще много-много важных составляющих. Например, форма одежды офицера. Верно кто-то сказал: дайте мне возможность создать форму одежды для армии, и я сделаю ее лучшей в мире. Пусть громко сказано, но действительно, форма офицера должна быть такой, чтобы офицер чувствовал себя в ней на недосягаемой высоте, приобщенным к чему-то высокому, а женщины и мальчишки не могли бы глаз оторвать от идущего офицера, чтобы офицеру не было стыдно и зазорно в форме посещать ресторан, театр, ходить в гости. Было же когда-то все это. Для поля боя, учений - полевая форма.

    Я не касаюсь такого слагаемого, как вооружение, экономическая мощь государства и т.п.

    Армия - инструмент государства, как топор плотника. Глупо требовать от топора-инструмента, чтобы он сам себя точил, берег от ржавчины, рубил. Все это задачи хозяина топора. То же и с армией - глупо требовать от армии, инструмента государства, чтобы армия сама себя дисциплинировала, обучала, реформировала, создавала себе славу, престиж, надлежаще воспитывала и обучала офицеров.

    Во все времена хорошая армия была там, где ею руководило непосредственно первое лицо государства или, на худой конец, руководитель государства уделял пристальное внимание армии. В противном случае армия, как и ее офицерство, не могут быть достойными. Лучшие армии мира: армии Цезаря, Ганнибала, Македонского, Батыя, Тимура, Карла XII, Наполеона, Петра I, Гитлера, Сталина и др. Все они лично руководили своими вооруженными силами или уделяли постоянное, пристальное внимание армии.

    Когда государству нужно что-то создать, оно всегда находит пути, средства и людей для решения стоящей задачи. Так, в годы Гражданской войны нашлись тысячи талантливых командиров, в годы индустриализации - сотни тысяч специалистов и руководителей производств, в годы коллективизации - председателей хозяйств, в годы Второй Отечественной войны - командующих армиями и фронтами, в годы разработки ядерного оружия - специалистов ядерщиков и ракетчиков, то же с электронщиками. Так и в нашем случае. Если армия и ее офицерский корпус никуда негодные, значит, государству ни армия, ни офицеры не нужны. По глупости так получилось или преднамеренно - другой вопрос. Я считаю, что преднамеренно. (Все, о чем я пишу, касается периода 1961-1992 гг.)

    Как комплектуется офицерским корпусом армия? Многие критикующие офицеров высказываются в том плане, что, мол, в военные училища поступают те, кто не хочет вкалывать на гражданке, идут на легкие хлеба, ради высокой зарплаты. Все эти высказывания еще раз подтверждают мое заявление, что на гражданке очень многие не имеют понятия о жизни и службе офицерской.

    Поступающие как в гражданские вузы, так и в военные, ничего не знают о предстоящей профессии, их представления о ней на 90-100% ложные. Поступают из соображений: за компанию с товарищем, данный вуз имеется в данном городе, малый конкурс в какой-то из вузов, имеются связи, что поспособствует поступить, в данном вузе хорошо развит конкретный вид спорта, притягательный для конкретного абитуриента, семейная традиция, кому-то нравится профессия. Я здесь не касаюсь очень престижных вузов.

    По тем же соображениям поступают и в военные училища, но есть и различия. Поступают из-за формы, любви к оружию, к военной технике, что вообще присуще мальчишкам. Очень большой процент тех, кто не обладает характером лидера, стеснительные, затурканные, несмелые как в мальчишечной компании, так и с девушками, с развитым комплексом неполноценности. Такие юноши, поступая в училища, надеются, что армия их переделает, они станут лидерами, смелыми, пользующимися авторитетом у друзей и вниманием у девушек. Многие поступают, чтоб получить хоть какое высшее образование, твердо зная, что в гражданский вуз он не поступит по своим знаниям.

    Играет роль денежное содержание в будущем при поступлении в военное училище? Никакой! В 17 лет деньги не занимают такого места в жизни, какое они занимают у их взрослых родителей, зачастую помешанных на деньгах. Окончание вуза, когда уже будут платить зарплату, видится поступающим в таком далеке, что об этом они и не думают.

    Поступающие в военные училища ищут легкого труда? Чушь! Те, кто так думает, забыли давно уже свои 17 лет: в этом возрасте трудности могут только привлечь к этой профессии, но не оттолкнуть. Курсанты-юноши никогда не “пищат” от трудностей, не жалуются на все невзгоды их нелегкой курсантской учебы, наоборот - гордятся, что они могут преодолеть все эти тяжести, что они уже взрослые, что они будущие защитники Родины.

    Осознают ли мальчишки в 17 лет, поступающие в военные училища, требования защиты Родины? Нет. Смешно такие требования им предъявлять. Почему бичеватели офицеров требуют от 17-летнего юноши, поступающего в военное училище, осознанного чувства ответственности за защиту Родины, а не требуют того же от поступающих в гражданские вузы: от врача - уменьшение смертности населения во столько-то раз, на столько-то процентов, от нефтяника - увеличения добычи нефти во столько-то, металлурга… Военные, мол, принимают присягу.

    Присягу принимают многие и в других сферах деятельности: врачи, лесники, железнодорожники, летчики и еще даже не знаю кто. Ну и что? Кто из них исполняет ее? И кто с них спрашивает за неисполнение присяги? Или только одни военные должны нести ответственность за неисполнение?

    Что такое присяга? Откуда это слово? Не из религии ли? Как относиться к ней атеистам? Промямлил 17-летний пацан слова присяги и... всё - на всю жизнь ты раб. Кому это нужно? Верит ли кто в эту “святость”? Или она нужна только для того, чтобы держать в узде быдло? Возможно, на заре Советской власти при поголовной безграмотности и веры в бога вера в святость присяги, знамени играла существенную роль. Но все изменилось. Никто больше не верит в эти красивые слова, но все научились говорить не то, что думают на самом деле, а то, что от них требуется говорить. Тебя заклюют, если ты посмеешь сказать, что присяга - это просто договор, а знамя - тряпка. Да и договор почему-то односторонний: обязательства берет на себя только одна сторона. Все рассчитано на дурачков, на быдло.

    Прослужив более 30 лет, объездил Союз вдоль и поперек, сотни воинских формирований, не слышал никогда и нигде, да и сам никогда не упоминал о требованиях присяги, распекая подчиненных за их прегрешения. Все и всегда выговаривают подчиненному, что он нарушил устав, свои обязанности, инструкции, приказы, и никогда - присягу.

    Возможно, это звучит кощунственно, но пишу я о том, что есть на самом деле, несмотря на то, что многим это покажется дикостью. Я тоже не говорю, что это хорошо, нормально, я не отрицаю, что это дикость, но то, что есть, то есть. Нравится все это нам или нет.

    Читая «Историю» С.М. Соловьева, был крайне удивлен тем, что сплошь и рядом государственные мужи принимают присягу пред одним государем и тут же изменяют с другим или одновременно присягают сразу нескольким государям, заранее зная, что исполнять данную клятву не будут. Сплошной торг, поиск только выгоды и ради нее готовы присягать кому придется и по многу раз, и также многажды нарушая. Я саму «Историю» С.М. Соловьева назвал бы историей принятия присяги и ее нарушений.

    Договор соблюдается, пока он выгоден. В чем выгода офицера соблюдать такой договор? Односторонний, безо всякой ответственности другой стороны, государства.

    Кто поступает в военные училища? Воистину, как в первые годы Советской власти – армия рабоче-крестьянская. Но в Гражданскую назвать армию рабоче-крестьянской можно с большой натяжкой: офицерский состав красных был на 40-50%, наверное, из бывшего офицерства царского, много из дворянства.

    В военных училищах нельзя увидеть детей, чьи родители занимали положение работников райкомов, горкомов партии, исполкомов. То же касается областного масштаба, не говоря уже о республиканских и союзных структурах. Нет детей руководителей министерств, главков, предприятий и производств, главных специалистов этих предприятий, работников НИИ и КБ, профессуры вузов, представителей судебной системы, дипломатического корпуса, работников творческой интеллигенции: артистов, художников, музыкантов, работников средств массовой информации. Шаром покати и от представителей богом избранной нации.

    Так кто же учится в училищах, кроме рабочих и колхозников? Это дети, родители которых на должностях обслуги: торговые работники, парикмахеры, работники гостиниц, кадровых аппаратов, кассиры, счетоводы, писаря, секретарши и т.п. Родители, имеющие высшее образование, в училища направляют своих детей: учителя, военные, инженеры, занимающие самые первичные инженерные должности, т. е. те, кто стал интеллигентом в первом поколении и еще не понял, что собой представляет офицерская служба. Много детей военных. Почему военные направляют своих детей в училища? Они-то уж лучше всех знают военную жизнь, и все равно их дети тоже становятся офицерами. Потому это так происходит, что военные, кроме своей жизни, больше ничего не знают, они боятся гражданской жизни, она им абсолютно не знакома.

    По качественному составу обучающихся в училищах можно привести такие примеры. Непосредственно занимаясь приемом в одно из училищ в течение шести лет, а в последующем в шесть училищ на протяжении 10 лет, привожу такие данные: конкурс всегда приблизительно один и тот же - 5-7 человек на место. Казалось бы, есть из кого выбирать. Но из сдавших вступительные экзамены без “4”, на отлично, мы набираем только 5-10 % от необходимого количества приема; 10-20% - без “3”; 40% - без “2”. Итого: мы принимаем 55-70% юношей, удовлетворительно прошедших конкурс. А 30-40% мы вынуждены принимать с “2”. И это при самых минимальных требованиях к знаниям абитуриентов.

    Те, кто своих детей не посылает в военные училища, прекрасно осведомлены о жизни офицерской. Когда я уговариваю таких людей послать своих сыновей в училище, устрою в любое, то все крутят пальцем у виска, ты, что, мол, дурак, нам такое предлагать? У этих людей уже есть твердое убеждение, что офицером может служить только дурак или тупица, который не смог поступить даже в самый непрестижный вуз, без конкурса. А что с дурака взять? Тем более требовать осознанного чувства ответственности за защиту страны.

    (Я все время пишу, что родители не направляют в училища детей, как будто дети сами не решают этот вопрос. Решение поступать в военное училище формируется за многие годы до поступления, и именно родителям принадлежит в данном вопросе решающая роль. Есть лишь единичные случаи, когда решение поступать или не поступать принимает юноша вопреки воле родителей, поэтому я и не учитываю волю поступающего.)

    Об “огромной” зарплате военных, о погоне за длинным рублем. Миром правят мифы. Один из таких - о высокой зарплате офицера, в который еще многие верят. Привожу несколько примеров “высокой” зарплаты, на которую “страна отрывает от себя”, «ничего не жалеет».

    Ю.И. Мухин как-то в газетной статье или в какой-то из своих книг отметил, что, когда он заканчивал институт, один из заводов приглашал его на работу с окладом в 300 рублей. Это зеленого выпускника! Такой оклад в то же самое время офицер мог получить лишь в звании полковника, прослужив 20-30 лет.

    Зима 1983-84 гг. Из Яворовского полигона во Львов добирается на попутках подполковник. В кабине грузовика разговорились с водителем, лет под 60. Речь зашла и о пенсии военных. Подполковник объяснил из какого расчета состоит пенсия: на ту пору это 50% от всего денежного содержания офицера плюс 3% за каждый год выслуги после 25 лет службы, но не более 75 от денежного содержания. Вам скоро на пенсию, - говорит водитель, - будете получать хотя бы 2 тысячи рублей в месяц? Представьте себе, если сможете без смеха, глаза этого подполковника, у которого оклад был очень высокий по занимаемой им должности в одном из Главных штабов в г. Москве и составлял чуть более 300 рублей.

    Полковник Н. в отставке, работает начальником отдела в одной организации - НИИ. В его подчинении инженер, который проработал в этом НИИ вместе со своей женой несколько десятков лет. Простой инженер, не имея никакой научной степени, не занимая высоких должностей, сумел за это время купить две кооперативных квартиры, 3-комнатные, построить лучшую по советским временам на участке дачу. Родители у них тоже не зажиточные. У полковника вопрос: «Откуда деньги, Зин»? У полковника оклад был много лет на треть больше инженера, но он, полковник, даже во сне не мог себе представить сравниться с инженером. Оказывается, оклад инженера - простая формальность, он всегда получал в 2-3 раза больше, как минимум: за сдачу любого этапа ОКР, НИОКР, КР и т. п., за постоянные переработки вечером, в выходные, за подработки в сторонних организациях вплоть до ЦК и кабинета Брежнева. Но на стороне работали в рабочее время, и оплата шла и от своей организации, и от сторонней. Каждый год на протяжении многих лет на 3-4 летних месяца составлялась бригада строителей на стройки коровников, свинарников и т.п. в северных районах страны. Там они зарабатывали очень хорошие деньги. А на работе как? - «Мы брали отпуска за свой счет», - был ответ. Но полковник проверил по приказам - не было отпусков за свой счет на несколько месяцев никому. Значит, что-то перепадало начальству - за то, что им ставили рабочие дни.

    Не осуждаю я ни этого инженера, ни порядков того времени. Многие офицеры тоже могли бы строить коровники и работать на стороне, молодые, да руки тоже что-то умеют делать. Но всего этого, любой возможности подзаработать офицер лишен навсегда, как и навсегда лишен какой-то хотя бы мизерной премии раз в десятилетие.

    Полковник М. получил назначение в Москву в начале 80-х. У них с супругой более сотни только самых близких родственников: родных братьев и сестер с их семьями. Понятно, что тогда все ездили в Москву за шмотками, мебелью, продуктами. Кроме родственников у них множество просто знакомых, соседей по прежнему месту службы, сослуживцев и т.п. И вся эта армада хлынула к ним. Бывало, по 16 человек ночевало в двух комнатной квартирке. Но раз они ездили “побираться” в Москву, то это не были люди большого материального достатка, большого служебного положения. И все, без исключения, и молодые, и уже пожившие, удивлялись материальному положению полковника (до Москвы-то никто к нему не ездил по захолустьям): это так живет советский полковник???!!! Кстати, первую в своей жизни квартиру он, «зажравшийся», получил на 17 году службы: 27 кв. метров на семью из трёх человек. Потом в Москве - 30 метров. Где проживает до сих пор.

    Живут два свояка: один командир батальона, служит в пустыне, другой в миллионном городе (точнее - в пригороде) на Волге, работает начальником цеха завода. Зарплата у комбата - немного не дотягивает до 300 рублей; у начальника цеха, по его словам, - 240 рублей. Начальник цеха живет в особнячке близ завода, где есть маленький участочек земли, там у него банька, гараж. Он сумел получить еще две квартиры от завода сыновьям, не работающим на заводе, построить три дачи: себе, сыновьям. Конечно, при “помощи” завода. Нет, он не хапуга, а обычный начальник цеха, всё как у всех, не выпендривался ни в чем, скромно. Что должен о себе и о власти думать комбат в пустыне?

    Случайно на подоконнике у начальника цеха комбат увидел его партбилет. Он перелистал несколько страничек этого билета, на каждой страничке - партвзносы за год, там не было ни одной оплаты взносов менее чем из 1000 р. Оказывается, начальник цеха получает 1-3 оклада от различных вышестоящих структур за выполнение или перевыполнение плана, за экономию энергии, металла, краски, фонда зарплаты, инструментов и еще (всего не помню) чего-то – более, чем по десятку положений.

    В пустыне, где служит комбат, идет огромная стройка, на которой задействованы тысячи заключенных строгого режима, получившие уже по четвёртому, а то и по пятому сроку за неоднократные убийства. Их зарплата - не менее 700-900 рублей. Что должен комбат объяснять своим офицерам и прапорщикам, задающим вопросы: почему их зарплата - 200 рублей. Комбат пишет письмо в ЦК в партийный контроль с вопросом, как ему вести воспитательную работу в таком положении. Ответ: «военнослужащий должен переносить тяжести и лишения воинской службы...» А почему? А почему бандит не должен за 5 убийств?

    Я думаю, что достаточно показал, как страна «отрывала» от себя последнее, чтобы военные могли «зажираться».

    Об офицерах-бездельниках. Будучи еще курсантом военного училища, узнал, что в 1812 году офицером воевала девушка, переодетая юношей. Знаменитая Дурова. Много лет пытался прочитать ее «Записки», отредактированные самим А.С. Пушкиным. Не получилось. Советская власть почему-то боялась издавать эти «Записки» или держала в запасниках – не знаю. Даже в крупных областных библиотеках не удавалось их прочитать. Меня это очень заинтриговало, что там такое было в «Записках»? Перестройка. Прочитал. Ничего не нашел такого, что бы нельзя было давать читать простым смертным. Возможно, только одна деталь послужила запретом, если я правильно понял: там показан рабочий день офицеров. Так, командир роты должен находиться в части - 5 часов, а командир батальона - 3 часа. Не знаю, считали ли их тогда бездельниками, но наш командир полка даже во сне не мечтает иметь такой рабочий день, как хотя бы командир роты в те времена, 5 часов.

    Офицер К. в течение семи лет живет на частной квартире на окраине города в частном доме. Все удобства – вода, туалет - на улице, отопление дровяное, угольное. Его режим работы: ежедневно - 12 часов, а через три на четвертый или через два на третий день - 16 часов. На дорогу он тратит 2 часа в одну сторону, добираясь на попутных средствах. Итак, на сон, еду вечером и утром ему остается восемь часов, а через два-три дня всего четыре часа. Сразу видно - бездельник. Он же в течение 13 лет ежегодно выезжает на 5 месяцев в лагеря. Кроме этого, нередко еще и командировки от 1 до 3-х месяцев. Жена одна с детьми, на ней же заготовка дров и угля на зиму, воду нужно за 300 м таскать с колонки и работа. И болезни детей. Бездельник.

    Отдел штаба войск в Москве. В течение 10 дет офицеры отдавали службе за год 60 выходных и праздничных дней плюс-минус 2-3 дня без отгулов и оплаты. Бездельники.

    Вернусь к своякам: начальнику цеха и командиру батальона, о которых я уже выше писал, об их зарплате. А сейчас опишу, как бездельничает командир батальона в пустыне. В батальоне 600 человек. Все ежедневно несут боевую службу с оружием и боеприпасами. В ротах днем 1-2 человека. Часть несут службу и ночью. Что такое дать в руки пацанам оружие, когда существует дедовщина, введенная в армию государством (по дурости или преднамеренно), межнациональные и земляческие разборки? Это ожидай, командир, что в Ленкомнате или клубе будут гробы, а матери будут в истерике кричать тебе: отдай нам сына, такого красивого, единственного.

    Был хотя бы раз в такой ситуации начальник цеха? Наивный вопрос. У комбата 10 машин для обеспечения службы и доставки питания к местам службы. За год (!!!) комбат не получил ни грамма бензина, крутись, бездельник, ведь батальон не является держателем денег. Два военных городка, два пищеблока. Как и где хранить мясные, да и другие скоропортящиеся продукты в 50-градусную жару? Холодильники выходят из строя, и никому нет дела до тебя. Крутись, бездельник! Вода. В пустыне - это жизнь! Где ее брать? Где стирать белье, где мыть личный состав, из чего готовить пищу, мыть посуду? Крутись, бездельник! А еще есть проблемы с квартирами, садиками, яслями для семей офицеров и прапорщиков. Но самое главное - служба. Случается, и довольно часто, что комбат неделю не бывает дома, хотя он рядом – поспит или в машине, или на стульях в кабинете. Бездельник! А еще есть такое жесткое понятие, как дизентерия, когда треть батальона лежит по госпиталям, а служба остается. Опять крутись! Я перечислил далеко не полный список проблем комбата, которых начальник цеха даже во сне не придумает. Но начальник цеха - труженик, а офицер бездельник. Почему? А он, офицер, ничего не производит. Получается, что его служба никому не нужна: ни государству, ни народу. Он просто сам занимается никому не нужным делом от безделья.

    Но конкретно не производят, наверное, до 90% всего трудящегося населения: врачи, учителя, юристы, кадровые аппараты, охранники, преподаватели вузов, различные конторы по учету и т.п., перечислять можно до бесконечности. Но только единственная категория в стране, офицеры, бездельники. Врач на гражданке - труженик, врач в военном госпитале, естественно, бездельник. Преподаватель ВУЗа - труженик, преподаватель военного училища или академии - бездельник. Охранник завода, конечно, труженик, а военный, охраняющий государство, - бездельник.

    И последнее. Могли ли офицеры захотеть защищать такую власть? Однозначно - не могли. А потом, у нас часто смешивают понятия власть. государство, страна. Что, надо было власть спасать? А зачем? Эта же власть и сейчас власть. Все те же люди. Они же и придумали смену власти, точнее, принципов власти. Их нужно было защищать? От кого? Да и приказа защищать Родину не было, как это требуется в присяге: по приказу Правительства выступить на защиту Родины...

    Ну хорошо, офицеры решили защищать государство. Как это сделать? Вывел офицер свою роту, полк в город. Что дальше делать? Что захватывать, в кого стрелять, кому передавать власть? Чепуха какая-то. Но все требуют: вы должны были... Можно требовать чего угодно, в том числе и на Луну запрыгнуть, а что-то никто не скажет, как это сделать. По-моему, нужна организация, нужна кропотливая работа в офицерской среде, организаторская работа, тогда что-то можно делать офицерским корпусом.

    Все примеры подлинные, типичные, более того, все офицеры, приведенные как пример в моем письме, сами не считают себя неудачниками. Их продвигали по службе, присваивали очередные звания, они окончили военные академии, многие завершали службу в Москве, о чем мечтали все поголовно в советское время. Выводы я сделал такие, кто-то сделает другие.

    И.В. ЧАЙКОВСКИЙ

    ПОТЕРЯ В РЯДАХ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ

    27.10.2010 не стало В. Зайцева - директора РНБ, человека, прославившегося тем, что снял с наименования Государственной Публичной библиотеки имя М.Е. Салтыкова-Щедрина, зато восстановившего в ней Спецхран (к которому ныне приравнен весь Основной Русский фонд).

    «Дипломатический словарь» - издание, составленное и опубликованное в 1984-1986 годах под главной редакцией Министра иностранных дел Союза ССР А.А. Громыко (т. 2-й, с.481), сообщая о содержании Вашингтонского трактата 18(30).03.1867, которым продавалась Соединённым Штатам Русская Америка (Аляска), отсылает к дореволюционному МИДовскому изданию «Сборник действующих трактатов, конвенций и соглашений…», СПб., 1902 и следующие гг. Если, однако, решив проверить, «на вечные времена» или же лишь на 99 лет уступлена была Аляска, вы наберете адрес электронного каталога Российской национальной библиотеки (содержащего отсканированные карточки Генерального Каталога изданий с 1725), вы там этот Сборник не увидите. Издание не просто убрано в спецхран, но изъято - даже из каталогов! Причем сделано это было «элементарно просто». Каталожный ящик, в котором лежат карточки, начинающиеся словами «Сборник действующих…», оканчиваются изданием «Сборник действующих норм строительного…» – с третьим словом названия на литеру «н». Следующая карточка описывает сразу «Сборник декретов за 1919 год», т.е. изъята из хранения целая серия карточек (видимо, вместе с ящиком), включая ключевую.

    Мы осуждаем Ивана Грозного за «работу с документами» 5 веков назад, выявленную Д.Н. Альшицем (см. Р. Пересветов «Тайна выцветших строк»), а тут такие же работы проводятся на наших глазах с документами международного значения!

    С «аляскинским» каталогом действительно должны были «работать», причём совсем недавно. Объясняясь по поводу Обращения деятелей культуры, возмущённых варварским «ремонтом», проводимым в исторических интерьерах Публички, г-н Зайцев неосторожно проговорился (радио «Петербург», 09.40, 26.05.2007), что РНБ выполнялся шедший в рамках совместной российско-американской программы «Встреча на границах» перевод на электронные носители изданий, относящихся к теме освоения русского Дальнего Востока. Там, безусловно, должен был фигурировать и данный справочник, к которому имеется официальная отсылка.

    О деяниях, творимых в библиотеке, ставшей “российской” (раньше, видимо, она не была ею?), но переставшей быть Публичной (и, видимо, Государственной), я писал после того, как сотрудники Зайцева из ведомства В.В. Путина попытались «наехать» на меня и завербовать (“Цензуру - свалить на читателя”, “Нов.Петербургъ”, № 46, 2006; «Встреча на Аляске и её похищение»; ср.: «Тайна продажи Аляски, Октябрьской революции и возрождения монархии в России»). К сожалению, возглавлявший в то время региональную организацию Народной Воли полковник юстиции О.Г. Каратаев - соратник Бастрыкина по делам ГКЧП в 1991 г., а ныне член КПРФ, не пожелал задействовать свои московские знакомства для возбуждения дела по моему заявлению (как-никак партайгеносца, члена политсовета организации!). Местная же прокуратура после консультации с московскими товарищами, заявление спустила на тормозах (см. “Как пройти в библиотеку…”, «НП», №21, 2007).

    Сенсационных книг полковника Лучина (“Лиха беда…”, М., “Белые альвы”, 2004; “Славяне: Свет и потемки истории”, М., “Белые альвы”, 2003), рецензировавшихся мною на страницах «НП» (№27, 2007; №41, 2010), разумеется тоже, в Публичке – с её «правом обязательного экземпляра», согласно электронному каталогу, не было. Не было сборников статей Ю.Т. Шутова, изданных «Новым Петербургом» (Ю. Шутов «Приступить к ликвидации», СПб., 2000; Ю. Михайлов «Иссякнувший «Источник», СПб., 2000).

    Рассказы о хищениях, под крышей наших городских «правоохранительных органов» совершаемых в исторических фондах РНБ, не подкрепляемые номерами уголовных дел, не могут быть здесь изложены. Но посетители “шедевра” архитектурного абстракционизма – Нового здания, возведенного по заказу Публички на Московском проспекте (“разбившего” надвое фонды - по грани самой плодотворной в научном отношении середины ХХ века), осмотрев портреты В.В. Путина, В.И. Матвиенко, Д.А. Медведева, запечатленных при посещении учреждения, - могут себе составить представление: что считается приоритетным в его деятельности в последние годы. Организация работы с читателями была продвинута столь же далеко. Если прежде для современных изданий существовал каталог, то с переездом он был Зайцевым изъят из доступа, подобно Основному Русскому фонду. К услугам читателей был выставлен десяток компьютеров («освоив» Бог весть сколько денег на этом) – для «электронного перелистывания» отсканированного каталога вместо былых сотен каталожных ящиков – с которыми могли работать одновременно сотни читателей.

    Таковы итоги деятельности бессменного директора из ведомства М. Швыдкого.

    Роман ЖДАНОВИЧ







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх