Загрузка...


  • МОДЕРНИЗАЦИЯ ОПТИМИЗАЦИИ
  • ЛЕВ ТОЛСТОЙ И СОВРЕМЕННОСТЬ
  • СОФЬЯ ТОЛСТАЯ
  • КУЛЬТУРА И КУЛЬТПАСКУДСТВО

    МОДЕРНИЗАЦИЯ ОПТИМИЗАЦИИ

    Анатолий Салуцкий – фигура видная. Он член КПСС с 1964 года, академик загадочной Академии Российской словесности, дважды лауреат премии Ростовского обкома партии, автор многих сочинений, один заголовок коих восхищает, радует и внушает оптимизм: «Если завтра в поход», «Наш друг – универсам», «Шаг в будущее», «Уметь жить!» и т.д. Непостижимым для меня образом он всю жизнь умел жить, как сказал классик, «с Пушкиным на дружеской ноге». И не только в переносном расширительном смысле, но и буквально. Вот напечатал он в «Литгазете» очередную полосу и уверяет, что она «вызовет бурную реакцию», как в свое время – известные стихи Пушкина, как некое сочинение Гоголя.

    А уж если говорить о переносном смысле, то здесь в жизни писателя было множество «пушкиных» в широчайшем диапазоне – от литературного патриарха Сергея Михалкова до корифея науки Станислава Шаталина, нашего главного экономиста, как тот сам себя называл. Для старого члена партии панибратство с Шаталиным в 1996 году выглядело очень странно. Этот академик хоть и вырос, как сам говорил, на коленях некоторых членов Политбюро, был лютым и невежественным антисоветчиком вроде нынешнего Ципко, Веллера, Новодворской. Чего стоит хотя бы такое его объявление той поры: «То, что у нас называют Великой Октябрьской революцией, историки всего мира называют «авантюрой Ленина и Троцкого». Но назвал бы хоть одного историка. А вот Николай Бердяев, противник и Ленина, и коммунизма, утверждал: «России грозила полная анархия, распад (как и сейчас. - В.Б.), он был остановлен коммунистической диктатурой, которая нашла лозунги, которым народ согласился подчиниться».

    Или вот академик сообщал новость: «Коммунисты не созидатели, а разрушители. Они не могу работать конструктивно». Если он раньше ничего не соображал, то сейчас, кабы жив, посмотрел бы хоть на одну Саяно-Шушенскую ГЭС и подумал, кто её построил, крупнейшую в мире, и кто разрушил (к счастью, не совсем). А как он нахваливал пустоголового дятла Горбачева! «Михаил Сергеевич, с Вашим интеллектуальным потенциалом... Вы умный человек... Ваша капитуляция перед черными полковниками Алкснисом и Петрушенко меня просто поражает» и т.д. Шаталин производил впечатление человека, пребывающего в полной отключке. А Салуцкий изображает его ныне великим провидцем.

    Правда, Анатолий Самойлович и сам уже тогда мог кое в чем посоперничать с экзотическим академиком. Например, уверял вместе с ним, что большевики – это синоним глупости, что Октябрьская революция принесла народу один страдания и ничего больше. А то запросто, как ныне известные персонажи в ОБСЕ, выстраивал в один ряд немецкий нацизм, итальянский фашизм и «сталинскую тиранию», которая, как известно, докатилась до такого зверства, что свернула голову нацизму.

    Но те два вышепомянутых, увы, ушли из жизни, и теперь Салуцкий на дружеской ноге с «пушкиными» «Литгазеты» - с бывшим завотделом пропаганды ЦК комсомола, а ныне - певцом Израиля поэтом Андреем Дементьевым и другими титанами. О первом из них хорошо сказал Лопусов:

    Он был певцом Страны Советов,

    Он комсомольский был вожак!..

    Да, есть продажные поэты.

    Но чтобы так, но чтобы так...

    Кроме умения стоять на дружеской ноге с титанами Салуцкий примечателен своим глубокомыслием, мистицизмом и склонностью к пророческому бормотанью. Вот однажды, увидев Руцкого, когда тот, еще будучи вице-президентом, пришел в широких черных брюках на пленум ЦК КПРФ, и вспомнив, что в прошлый раз тот был в узких серых штанах, писатель глубоко задумался: что бы это значило? «Не случайно... Этим Руцкой словно бросал вызов партократам, затянутым в стандартные одеяния». Какие стандартные одеяния – толстовки, маскхалаты, френчи? Неизвестно. Но представляете – вызов партии фасоном и цветом портков! Это дорогого стоит.

    Или ещё такой размышлизм: «Ни у Ельцина, ни у Лебедя нет личных дач, и это может сыграть немаловажную роль». В чем? Ну, естественно, в истории России, речь же идёт о государственных мужах. Да почему, черт возьми? А потому, говорит, что через пять лет в России начнётся эпоха дачных погромов (ЭДП). И следовательно, она не заденет Ельцина и Лебедя, более того, она может пойти им на пользу, т.к. многие их противники будут зажарены на своих дачах. Это было сказано со страниц «Правды-5» в 1996 году. За минувшие 15 лет оба бездачника ушли, пророчество не сбылось, дома и дачи полыхают по всей России, но ЭДП всё-таки, слава Богу, не настала. А пророк делает вид, будто и не пророчил её. Как Зюганов, который божится, будто никогда не говорил, что «Россия исчерпала лимит на революции», который вычислил для него Яковлев.

    Но главным делом писателя той давней поры было открытие «закона Салуцкого»: «Через каждые 4-5 лет после прихода к власти нового лидера он получает право быть самим собой и принимает тот облик, с которым входит в историю». Так было, говорит, с Александром Вторым, Лениным, Сталиным, Хрущёвым, Брежневым, Горбачёвым. Так во второй срок правления будет и с Борисом Николаевичем. И подкрепил свой закон изречением конгениального мудреца: «Николай Сванидзе справедливо заметил, что теперь Ельцин, возможно, станет другим и именно новый Ельцин войдёт в историю». И подчеркнул неоспоримую научность своего закона: «Если придерживаться объективных, истинно исторических закономерностей, то Ельцин второго срока должен предстать в новом облике. Его курс изменится, причём по крупному счёту. Это будет действительно Новый Ельцин – таковы неотвратимые особенности развития российской власти вообще». Ну и что мы увидели? Как был в первый срок обкомовским алкашом, так остался и во второй; как был американским холуем, так и остался; каким был безграмотным хамлом, таким и остался...

    А Салуцкий тогда уверял: «Всё чаще стали появляться светлые блики... Жизнь входит в нормальное русло... Уже нет причин, мешающих восстановлению справедливости...» Где эти блики-то? Где справедливость? Да как же, говорит, вот Зюганов сразу после поражения, надев белые штаны вместо черных, пошел на почту и поздравил Ельцина с победой. Батенька, да это он от страха, что так много голосов получил. А потом начнёт скулить, что выборы фальсифицированы, и побегут его мальчики с исками в суды. Но у Салуцкого был ещё один светлый блик: Дума утвердила Черномырдина премьером. Вот сокровище обрела Россия! Право, такое впечатление, что тогда и газету, и автора просто наняли.

    Прошло столько лет! Должен бы взрослый человек, находясь в трезвом уме и твердой памяти, сделать вывод о своих писаниях вообще, о своих законах и пророчествах в частности. Ни в зуб ногой! В порядки дискуссии выпускает новый манифест - «Оптимизм модернизации» («ЛГ», №31). Сам-то он давно модернизировался. Ну, например, теперь без Бога – ни до порога. Вот, говорит, во время войны на моего старшего друга Сергея Владимировича Михалкова однажды во время бомбёжки обрушилась стена дома. И что же? Его напарник погиб, а у Михалкова – ни одной царапины. Почему? Божий промысел: Вседержитель хотел, чтобы именно мой друг написал три гимна России. А от его напарника Господь ничего не хотел, вот и отправил на тот свет заодно с миллионами.

    В статье «Оптимизм модернизации» ныне, когда правые и левые, русские и нерусские, партийные и беспартийные сплачиваются в отвержении этой власти, уж предельно ясно показавшей свою беспросветную бездарность в дни всероссийских огневых катастроф уходящего лета, А. Салуцкий вдруг заявляет, что как раз сегодня благодаря оной власти Россия предстала перед миром как «совсем иная страна». Какая? «Монолитно прочная!» А мы, говорит, «забываем напоминать о добром и хорошем, что происходит в новой России в наши дни». Опять «светлые блики»...

    Писателю ужасно не нравится, что «умонастроение в стране становится всё более скептическим», его возмущает преобладающий в СМИ «издевательский тон по отношению ко всему, что делается сегодня на просторах России... В итоге в людях нарастает неуверенность в завтрашнем дне». И это, мол, вполне устраивает предсказателей грядущих катаклизмов, «волхователей новых бед». Тут, во-первых, приходится напомнить оратору, что ведь ещё 15 лет тому назад он сам и был одним из таких «волхователей»-предсказателей. Кто пужал нас кошмарной эпохой дачных пожаров? А кто писал: «Реальная угроза фашизма нависнет именно в ближайшие годы... Верхние десять процентов рискуют разделить при этом участь евреев в нацистской Германии... Грядущий фюрер... Громкие уголовные процессы над бизнесменами...»? Ведь опять – ничего не сбылось. Но что это как не запугивание? И, кстати сказать, Гитлер не устраивал никаких процессов над бизнесменами, судили коммунистов - от Георгия Димитрова до Эрнста Тельмана. А среди верхних десяти процентов, между прочим, которых он пужал участью немецких евреев, девять процентов евреями и были.

    И вот, уверенный в том, что «в стране происходит немало хорошего», автор в статье на целую полосу называет лишь один-единственный, по его мнению, «внятный пример того, как светлая любовь, воплощенная через СМИ в общественно значимые явления жизни, дала радостно ощутимый результат». Друг мой Аркадий, говори о внятных вещах внятно. И вот: «Веду речь о повышенном внимании, какое начали наконец уделять многодетным семьям, счастью семейного очага...» Это не Ксения ли Собчак воспевает счастье семейного очага? Не артисты ли, озабоченные решением демографической проблемы, совершают акты соития со своими подругами прямо на глазах телезрителей?

    «Нет, не только материнский капитал, а прежде всего престиж, внимание, уважение принесли заметный рост рождаемости». Какой рост? Медведев однажды его назвал: за 1 год – 1 тысяча человек. Он просто не понимал, что говорил. Такой «рост» в стране с населением в 145 миллионов просто не может быть зафиксирован. Да ещё при нынешнем-то системном бардаке от Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей.

    В Советском Союзе в годы войны для многодетных матерей были учреждены ордена и медали, звание Мать-Героиня, денежные выплаты. И матери действительно были окружены вниманием и почётом. В тупоумной ненависти ко всему Советскому Ельцин и его прихвостни всё это вытоптали, выбросили и прокляли. Через много лет спохватились: все-таки надо как-то поощрять! Но, как всегда, пустив в ход лишь половину извилины, решили и тут внедрить свою демократию. В Советское время награду получала мать, и ни один мужик, включая мужей, не был против, ибо мать это мать. Нет, это несправедливо, решили кремлёвские постояльцы. И стали награждать обоих родителей. Как же-с... Мужинёк-то тоже работал. И ещё придумали «материнский капитал». Капитал!.. Они сравнили бы его со своим. Получить этот нанокапитал совсем не просто. Если даже вымирающим фронтовикам не выдали обещанные 100 тысяч! А недавно был такой случай. Умерла многодетная мать, имеющая право на этот «капитал». Отец остался один с детьми. Естественно, решил в такой трудный момент воспользоваться причитающимися деньгами. А ему говорят: «Капитал-то материнский, а мать умерла. Значит, никакого вам капитала, вы - отец». Власть, издавая закон, обязана предусмотреть и существование в природе идиотов, хотя и говорят, что им закон не писан. А уж чего проще - предусмотреть смерть, которая у всех за плечами, включая президентов, премьеров и Сванидзе. Но не могут они, неспособны, живут с замашками небожителей. А ведь так просто: назват капиталь не материнским, а детским, - и вся недолга!

    Издевательский тон по отношению ко всему это, говорит товарищ Салуцкий, «не инерция перестроечных лет, а расчётливо продуманная линия на то, чтобы затруднить посткризисное возрождение, вызвать волну недоверия к власти, сбить с толку мыслящий слой России». Нет, сударь, это вы сам, как и пятнадцать лет тому назад, всё валя в одну кучу, пытаетесь сбить с толку и мыслящих в белых штанах, и несмыслящих в черных. В «перестроечные годы» издевательский тон, ложь и клевета организованных Яковлевым СМИ были обрушены на всё Советское вплоть до Победы над фашизмом. Но вы тогда, ваше степенство, то стояли с разинутым ртом в ожидании пришествия Нового Ельцина, то пророчили скорый фашизм. А все «демократическое» - частная собственность, грабительская приватизация, «эффективные менеджеры», «архангельские мужики», критика без границ, пылкая любовь к нам Запада и т.д. - всё это превозносилось и прославлялось.

    Но вдруг ещё и странные слова о каком-то «перестроечном взлёте надежд и упований массового сознания». Взлёт упований был у Чубайса да Березовского, но – самых бесстыдных и хищных. А то, что творилось с массовым сознанием, можно видеть даже на диаграмме: с 1992 года население страны пошло резко на убыль. И с тех пор ничего не изменилось: по тем же адресам и клевета, и восторги, та же убыль населения.

    Не менее удивительна и такая мысль: «Лишь сегодня, когда государство очнулось от шока, даже глубокого обморока, вызванного сменой общественного строя...» Минутку! Извольте, сударь, не вертеться и не юлить, а называть вещи своими именами: произошла смена социалистического строя на капиталистический. Так? Или социалистического на коммунистический? Увы... И смену произвёл не народ, который сразу от всего отстранили, а как раз государственная власть в лице её президентов, премьеров, министров в странно большой степени двуязычного происхождения. И потому они вовсе не в обмороке ныне, а лихо отплясывают на могиле задушенного ими социализма.

    Но опять увиливая от точных определений, Салуцкий уверяет: «Смена общественного строя означает лишь приспособление к изменившимся условиям жизни, не более». Ну, хорош кадр у «Литгазеты»: не более!.. Представьте себе: поймали кита, выволокли на берег и говорят: «Чем ты недоволен? Чего хвостом бьёшь? У тебя всего лишь изменились условия жизни, не более. Приспосабливайся!» Или поймали орла и посадили в чулан. Приспосабливайся!

    Надо заметить, что автор вообще не любит конкретные имена. Назвал лишь некоторых журналистов, редакторов, экономистов, из коих уже никого не осталось в живых, а о нынешнем времени так: «отставные экономисты, политики, военные, многим из которых и не снилась та вселенская слава, что обрушилась в оппозиционной жизни...» Хотел бы я видеть хоть одного из них со вселенской славой вокруг чела. Или вот стыдит какую-то правозащитницу за антипатриотизм. Но – она член Президентского совета, «непосредственно общается с президентом». Тут автор решается только намекнуть. Посмотрел бы на другие-то газеты. Вот «Советская Россия» приводит заявление: «Пожары выявили катастрофическое отсутствие инфраструктуры не только противопожарной и не только инфраструктуры МЧС, но и политической инфраструктуры в целом». И указан автор: Глеб Павловский. А уж кто несёт ответственность за политическую инфраструктуру в целом, это все знают и без напоминания.

    Но вернёмся к прерванной цитате: «Лишь сегодня... во всем величии(!) своекорыстия начинают(!) представать перед нами «демократические» деяния перестроечных лет». Только сегодня и лишь начинают... Если под словами «перед нами» вы имеете в виду себя и свою супругу, ваше благородие, то вопросов нет. Возможно, что перед вами, пережившими дачные погромы, кровососы действительно только начинают представать в их истинном виде, а мы с женой и много ещё людей семейных и несемейных, холостых и разведенных разглядели их сразу.

    А с каждым днем нарастающее негодование общества вызвано не СМИ, уважаемый, а самой властью, самой жизнью, которую она устроила на необъятных просторах родины. Но он всё своё: «В кризисный период тон российских СМИ стал ещё более критическим. Подвергаются осмеянию чуть ли не все решения власти». А он ждал всенародных аплодисментов по поводу, например, нового Лесного кодекса и двукратного сокращения лесничеств или создания Комитета по борьбе с фальсификацией истории, в котором, как насмешка небу, сидит его драгоценный Сванидзе? Или - по поводу пятимиллионной премии Ахмадулиной и Евтушенко? Или – по поводу того, что Путин и Медведев, посетив Финляндию, возложили венки на могилу и к памятнику Маннергейма, о котором они и не знают, кто это. Для таких оскорбительных для родины дел он находит изящную формулировочку: «не до конца продуманные решения». Да кто им мешал продумать до конца?

    И потом, почему речь идёт только о российских СМИ? Увы, они не одиноки. Французская газета «Уэст-Франс» пишет: «Благополучие или хотя бы элементарная безопасность граждан не входят в число приоритетов российских руководителей». А еженедельник «Экспресс» приводит такие данные: во Франции 25 тысяч пожарных, а у нас в результате гайдаро-путинских реформ осталось только 22 тысячи. И это при том, что Россия по территории в 30 раз больше Франции. А вот немецкая газета «Тагесцайтунг»: «Масштабы пожарной катастрофы доказывают, что дело не в отдельно взятых бюрократах. Вся система Путина оказалась неспособной и прогорела насквозь». Ещё? Испанская «Паис»:«Из рук Путина и Медведева власть вывалится, как вывалилась из рук им подобных: в 17 году – из рук царя Николая, в 91 – из рук Горбачёва».

    О негодовании общества А. Салуцкий пишет: «На первый взгляд такая тенденция оправдана естественной реакцией общества на благостную лакировку жизни, которой славились советские СМИ». Очухался! Двадцать лет прошло, выросло поколение, которое кроме Радзинского и Разумовского уже ничего не знает, а он всё про аджубеевский «Советский Союз», где сам и занимался лакировкой, да про «Мурзилку»

    Но вдруг писатель с чего-то решил сделать поклон в Советскую сторону:«Однако уже первое углубление в тему заставляет вспомнить, что при всех зверствах цензуры, при всей процентной ничтожности критических выступлений советской печати эффект от них был несравнимо заметнее, чем сейчас». Странный поклон. Какое зверство цензуры вы, ваше благородие, видели со своими и тогда безмерно оптимистическими писаниями? Что, пять лет не могло пробиться в печать сочинение «Наш друг – универсам»? Или десять лет пролежала в столе книжечка о Всеволоде Боброве? А «Реку полноводную» цензура и вовсе перегородила? За свою долгую и активную литературную жизнь я ни разу не сталкивался с цензурой. Ни разу! Меня душили на редакционном уровне. Кто? Аллигаторы полноводных рек.

    Но кое-что автора всё-таки огорчает и в поведении власти, например, то, что она «не склонна даже в минимальной степени учитывать общую скептическую атмосферу, сложившуюся в стране под влиянием прогнозных страшилок..» Вот прилип он к каким-то безымянным страшилкам, которые сам изготовлял с большой охотой. Да ведь многие ныне и газеты не читают, и телевизор не смотрят, а власть ненавидят. Чем объясняется? Повторяю: самой властью и созданной ею жизнью. Я хочу уважать и президента, и премьера, и всю власть, но они же решительно не дают мне ни единого шанса. Ну, как я могу уважать человека, который заявляет, что во всем мире завидуют нашей плоской шкале налогов, при которой и Абрамович, и уборщица тётя Нюша платят 13%? Как - если в трагическое время засухи и пожаров, когда гибнут люди и скот, горят жилища и уничтожаются народные сокровища, он устраивает пошлый телеспектакль, главную роль в котором играет он сам как Лучший пожарный страны? Как – если на вопрос «Каково ныне лицо России?», он выставляет свой квадратный фейс и говорит: «Вот лицо Российской федерации, всех 89-ти её субъектов»? Как – если он читает «Мёртвые души» в Интернете? Как – если он прямо заявляет: я не читаю критику в свой адрес, она мне надоела? Мало того, не лично начальник, а сама власть, как пишет Салуцкий, оказывается, «приняла инструкции, не обязывающие её реагировать на критику СМИ», то есть власть выключила из жизни общественное мнение. Она не соображает даже, что дело может дойти до ракет «земля-воздух-земля», которые грохнут по Кремлю. И такую власть - уважать, и от нее ждать чего-то?

    «Полное безразличие власти к морально-политическому климату в стране – проблема не просто важная, но отчасти загадочная»,- изумляется писатель. Да ничего тут загадочного. Эти люди оказались у власти совершенно случайно, как вы, маэстро, – на страницах «ЛГ». Нет у них ни опыта жизни, ни знаний, ни характера. Ну, то есть какой-то опыт, конечно, имеется, но очень узкий и специфический: опыт вербовки шпионов, управления нотариальной конторой, заведования дискотекой. Они не понимают даже того, что такое Кремль, его палаты, Красная площадь. Взять хоть последний пример. Такая пора, такие дни, а президент вылезает с не до конца продуманной блажной идеей переименования милиции в полицию и ещё раз раскалывает общество. Он этого хотел? Нет. Но совершенно неспособен предвидеть последствия своих идей и поступков. Полная блажь!

    Всё знают, что в Белоруссии, Казахстане, Узбекистане дела идут куда как лучше. Почему? В огромной степени потому, что во главе первой стоит человек, много лет работавший не Главнокомандующим дискотеки, занятым вербовкой агентов за рюмкой шартреза, а директором совхоза, занятым вербовкой и выращиванием специалистов, умельцев, мастеров своего дела. Он знает жизнь, людей, их нужды и запросы. Потому так и ненавидят его бездарно-паразитические «энтэвешники», умеющие только врать и лакействовать перед властью. Две другие республики уже много лет возглавляют не читатели Гоголя по Интернету, а тоже вышедшие из народных трудовых глубин бывшие первые секретари ЦК республиканских компартий. И у этих такой опыт за плечами, такая с юности впитанная ответственность перед народом...

    Наш мыслитель, однако, очень близок к истине в робком предположении: «Возможно, высокие государственные мужи (ростом в 163 и 167 сантиметров - В.Б.) игнорируют угнетённую общественную атмосферу, не зная, как её изменить?» Конечно, не знают. Откуда им знать? Вот они изо всех сил пыжатся изменить атмосферу, превознося на кремлёвском уровне некоторые успехи в спорте. И в то же время председателя Олимпийского комитета Тягачева после небывалого провала в Ванкувере сняли с должности, но тут же сделали Почетным председателем этого же самого комитета. Что это такое с точки зрения анатомии и физиологии человека? А работающим председателем назначен вице-премьер Жуков, сын писателя. Он сидит в правительстве уже лет двадцать. И кто слышал от него хоть одно умное слово? Даже Элла Памфилова тут смотрится предпочтительней.

    И дальше: «Действительно, нельзя же давить на СМИ, свобода слова – коренной принцип демократии, заставить прессу и ТВ сменить тональность невозможно». Почему невозможно, если они, по твоему же убеждению, приносят вред стране? Интересы государства важнее любых «коренных принципов». Тут вспоминается бессмертный Гайдар. Однажды в пространном интервью «Независимой газете» он поведал, что когда работал в «Правде», то считал венцом творения советскую политико-экономическую систему, когда побывал в Югославии – югославскую, когда пожил в Венгрии – венгерскую. Ну, а теперь, говорит, разумеется, я признаю высшим достижением в мире китайскую. Ему корреспондент вопросик:«Так что ж, надо нам идти по китайскому пути?» - «Нет, нельзя, никак нельзя, потому что мы провозгласили коренным принципом свободу и демократию, а в Китае расстреливают взяточников, казнят торговцев опиумом. Низзя!» Так и остались мы в обнимку со своим коренным принципом на задворках мира, а Китай наступает на пятки Америке.

    Невозможно обойти вот это уж очень характерное суждение. В других, говорит, странах законы долго обсуждают, взвешивают, прикидывают, а «в современной России иначе: за день принимают по пять-шесть законов. Но здесь незачем ни укорять, ни сравнивать – в стране идёт ускоренными темпами оформление нового уклада, время диктует свои требования». Ну, братцы... Опять: какого уклада? Людоедского. И не время диктует, а Абрамович. И писатель со страниц писательской газеты взывает: - Не смейте этому мешать!..»

    Хоть Пушкина-то с Горьким убрали с первой полосы.

    Очень настойчиво и проникновенно Салуцкий призывает нас «не пугать народ близкими катаклизмами, которых, слава богу, всё нет да нёт и, скорее всего, уже не будет, а наоборот, вдохновлять грядущим возрождением страны». Тут можно задать автору несколько вопросов сразу:«Это не тебя ещё Жюль Верн отправил из пушки на Луну?»... «Ты уже оттуда свалился или всё ещё там?»... «Что ты разумеешь под словом катаклизм?»... В переводе с греческого «катаклизм» это наводнение, потоп. «Так ты не видишь, что наводнение идиотов и паразитов так поднялось, что уже затопило и Боровицкий холм и Краснопресненскую набережную?» Увы, затопило...

    Однако у А. Салуцкого есть путь спасения. Он негодует по поводу того, что ныне «лишают страну славного опыта тех лет, когда символом модернизации был оптимистический «Марш энтузиастов». Прекрасно! И что делать? Поручить поэту Евгению Евтушенко, автору книги «Шоссе энтузиастов», сочинить новый «Марш энтузиастов»? И всё будет тип-топ, ибо «переустройство всего лада жизни невозможно без массовых оптимистических настроений»? Вот и пустить под евтушенковский «Марш» эти оптимистические настроения впереди паровоза модернизации всего капиталистического лада жизни.

    В конце статьи есть одна всё же отрадная мысль, высказанная со ссылкой на авторитет классика: «Не пора ли, как писал Тургенев, перестать дорожить мнением «парижских лоботрясов»? Очень хорошо, хотя и очень поздно. Тем более что задолго до Тургенева было известно: мнением не только парижских или вашингтонских, но и своих доморощенных лоботрясов тоже дорожить не следует, если даже они высказывают свои мнения на страницах писательской газеты, особенно популярной в Израиле, выходящей там тиражом в 22 тысячи экземпляров.

    Владимир БУШИН

    ЛЕВ ТОЛСТОЙ И СОВРЕМЕННОСТЬ

    До тех пор, пока человечество будет думать, читать и жить эмоциями, Лев Толстой будет необходим и востребован. Такова главная мысль выступлений многих ораторов на прошедшем в Нью-Йорке международном симпозиуме “Толстой в XXI веке”. Он был организован университетом Новая школа и в нем участвовали философы, политологи, литературоведы, писатели и журналисты из России, США, Канады, Англии, Израиля и других стран.

    “Иногда можно услышать недоуменные вопросы типа: как можно отмечать день смерти, - сказал в кулуарах форума директор музея-усадьбы “Ясная Поляна”, праправнук гения русской и мировой литературы Владимир Толстой. - Но мы отмечаем не день смерти, а 100 лет с того момента, как стало очевидно, что Толстой настолько велик, что он не умрет никогда”. Организаторы симпозиума, в первую очередь научный сотрудник университета Новая школа Инесса Меджибовская, проделали огромную работу, подготовив выставки, в том числе “Толстой в фотографиях и в СМИ”. В заключительный день работы форума силами студентов был показан спектакль по мотивам романа “Воскресенье”.

    Симпозиум начался с обсуждения темы “Философии Толстого /Искусство, война и ненасилие”. С сообщениями выступили несколько ученых. Так, президент Североамериканского толстовского общества профессор славистики Торонтского университета Донна Орвин назвала свой доклад “Жизнь и творчество в “Севастопольских рассказах” Толстого”. Научный сотрудник музея-усадьбы “Ясная Поляна” Галина Алексеева провела сравнительный анализ военной темы в творчестве Толстого и его современника американского поэта Уолта Уитмена. С нескрываемым интересом аудиторией был встречен любительский, но тем не менее пронизанный огромной любовью к России фильм “Мир, в котором жил Толстой: Ясная Поляна, 2010 год”, снятый минувшим летом Сарой Уинтер из университете Новая школа. Экскурс в историю основанного младшей дочерью писателя Александрой в 1939 году Толстовского фонда, помогавшего разбросанным сначала Финской, а затем Второй мировой войной русским, совершил профессор-славист из нью-йоркского колледжа Лиман Роберт Уиттакер.

    Помимо колоссального литературного наследия, Толстой оставил после себя очень много потомков. В августе на семейный съезд потомков Толстого в Ясную Поляну приехало 130 человек из 12 стран. И, наконец, он оставил после себя Ясную Поляну, куда всегда могут приехать все те люди, которые любят Толстого, почувствовать атмосферу жизни Льва Николаевича, удивительную красоту русской природы.

    По словам Владимира Толстого, наследие его гениального прапрадеда с годами не уменьшается, а увеличивается: “Появляются новые переводы и экранизации его произведений, новые спектакли, новые художественные откровения и иллюстрации к Толстому, живописные художественные работы, навеянные темами Толстого”. “Люди, подобные Толстому, дают мощнейший толчок творчеству других, и после их ухода из жизни происходит поразительное приумножение, - продолжил директор музея-усадьбы “Ясная Поляна”. - Каждое следующее поколение творческих людей пытается выразить свое отношение к Толстому”.

    Владимир КИКИЛО

    СОФЬЯ ТОЛСТАЯ

    Мемуары Софьи Андреевны Толстой /1844-1919/, супруги великого русского писателя Льва Толстого, вышли в свет на английском языке в издательстве Оттавского университета. 1200-страничный том редактировал известный литературовед, профессор Оттавского университета Андрей Донсков.

    “Наше издание выходит параллельно с российским изданием мемуаров Софьи Андреевны Толстой “Моя жизнь”, - отметил профессор Донсков. - Книга дает возможность лучше узнать Софью Андреевну. Это была очень талантливая женщина и объективная книга о ней нужна, поскольку в ее адрес высказывалось много несправедливых суждений, причем отдельные критические статьи появляются до сих пор. Но Софья Андреевна была очень умной и примерной женщиной, обладавшей хорошим повествовательным стилем. Она помогала Толстому и, я бы сказал, помогала гораздо больше, чем это признано”.

    Софья Андреевна стала женой писателя, когда ей было 18, а ему - за 30 и, по словам профессора Донскова, была для супруга “и редактором, и критиком, и помощником”. “Говорят, что она переписывала рукописи своего мужа, - продолжал он. - Но у Толстого был ужасный почерк и многие его не разбирали, а она его читала, будто печатную работу. И то, что она исправляла “Войну и мир” - с такими утверждениями иногда перебарщивают. Она переводила для Толстого отдельные вещи - и на французский, и с немецкого на русский, и обратно. Один лишь пример: в “Анне Карениной” Бетси собирается идти на бал, и Толстой просил Софью Андреевну продумать наряд для нее. А когда Толстой торопился с романом “Воскресение” с тем, чтобы помочь духоборам в переезде в Канаду (духоборы - русская религиозная группа, которой писатель передал весь свой гонорар за роман), Софья Андреевна писала ему дивные письма, в которых прямо указывала, что ей не нравится какой-то эпизод романа. Ей не нравилась “Крейцерова соната”. Она даже написала свою собственную повесть под заглавием “Чья вина?”, что стало своеобразным ответом на толстовскую “Крейцерову сонату”. Когда она переписывала это произведение, то внесла в него около 200 примечаний, однако когда ей указали на это, то она восстановила прежний текст”.

    Между канадским и российским изданием мемуаров “Моя жизнь” имеется существенное различие: как отметил профессор Донсков, в англоязычное издание включены около 4 тыс. примечаний, генеалогическое древо семейства Толстых, а также фотографии, предоставленные музеем. В этой связи профессор Донсков выразил “огромнейшую благодарность” директору московского музея писателя Виталию Борисовичу Ремизову. “Мы уже около 25 лет тесно сотрудничаем с музеем Толстого, - подчеркнул он. - Нынешняя книга - уже седьмая, подготовленная совместно”.

    Игорь БОРИСЕНКО







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх