Загрузка...


ПОДРЫВ ПОЕЗДА КАК ЧЕРНАЯ МЕТКА ПУТИНУ

Когда 13 августа 2007 года по стране прогремело о зловещем теракте на железной дороге Москва - Санкт-Петербург, первая мысль, пришедшая многим: господа либералы, все эти гайдары, чубайсы, уринсоны, фрид­маны, авены, абрамовичи, мюллеры, вексельберги, грыз­ловы, грефы, кудрины... так разодрались при делёжке нашего национального богатства, что им уже тесны рам­ки политической системы, созданной ими же для себя и под себя с декоративным парламентом, с «независимы­ми» судами, «объективными» арбитражами, с любимой демократической плёткой-четырёххвосткой для электо­рата в виде «всеобщего, прямого равного и тайного голо­сования» с сонмищем ручных избирательных комиссий, обеспечивающих «свободное волеизъявление народа»... Выходит, не удалось им договориться. У кого больше чу­байсовских ваучеров через 15 лет «реформ», тот и на­верху. И схватилось это сучье племя за гексоген с тро­тилом, как за козырную карту в шулерской игре.

Подрыв 13 августа 2007 года пассажирского поезда между Москвой и Санкт-Петербургом означает переход геополитических противников России к применению но­вых форм и способов борьбы с российской государствен­ностью. Террор - одна из наиболее действенных форм дестабилизации политической обстановки, разрушения системы власти.

Какая из либеральных мастей в России - ельцинские либерал-глобалисты или постельцинские либерал-капи­талисты - больше заинтересованы в крупном террорис­тическом акте, от чудовищных последствий которого спасли только мастерство машиниста и тактико-техни­ческий просчёт подрывников?

Ответ, на первый взгляд, очевиден: путинским «суве­ренным демократам» теракт ни к чему, он ломает план тихого и спокойного перехода власти от них к ним же. Однако не всё так просто. С уходом Путина на прези­дентский экспресс пересядут далеко не все. Сам Путин, допустим, пребывая в северной столице в четырехлет­нем отпуске на должности председателя Конституцион­ного суда, обеспечит себе уголовный иммунитет и воз­можность влиять на важнейшие государственные вопро­сы, оставаясь видной политической фигурой. Чего не скажешь о тех, кому не достанется даже «плацкарты» на новый президентский поезд, в том числе силовикам. Многих из них без Путина не спасут даже укромные тёп­лые норки в правлениях банков и компаний, как в прит­че-анекдоте: у новонапеченных чиновников с излишком своей родни. Вот им-то, обиженным и обделенным в ско­ром времени, теракт даже очень кстати: «глядишь, та­кая заваруха начнётся, что о выборах и речи не пойдёт. Путин останется и мы вместе с ним».

Спецслужбы, как правило, сами такие акты не устраи­вают, но попускают им произойти. Крушение поезда - не спецоперация мировой закулисы, подобная 11 сентября в США, когда американским спецслужбам пришлось ло­мать головы, как навести на цель огромные и тяжёлые на манёвр пассажирские самолёты, как вести их на небоск­рёбы по необорудованному коридору с точностью до мет­ра, учитывая, что за штурвалами сидят пилоты-недоучки легкомоторных самолётов, ни разу не управлявшие «бо­ингами». Подорвать взрывное устройство с несколькими килограммами заряда запросто способен любой англо­чеченский абрек, - только не мешай ему.

Вероятнее все же иная подоплека неорельсовой вой­ны. Скорее всего работали политические гангстеры ещё первого либерального призыва. Теракт - их послание Путину о недопустимости продолжения российской внеш­ней и внутренней политики последнего времени. Расклад прост: 1) валить Путина; 2) не удастся - валить всё госу­дарство; 3) не удастся - валить из страны. Свалить и отстранить Путина от участия в выборных кампаниях в качестве крупного, если не главного, заказчика их ито­гов в рамках прежних политтехнологий деятелям «Дру­гой России» не удастся. Дело в том, что чрезвычайно неприятные для Путина карты, связанные с его прежни­ми питерскими делами, которые спрятаны в рукавах ста­рых ельцинских либералов, будучи выложенными на публику, вызовут аналогичный ответный ход - выброс компромата на самих старых либералов. Открытая схватка за власть станет смертельно опасной для обе­их сторон, поскольку обнажит потаенный механизм де­лежа власти, преступной делёжки страны. Так что ни ин­тернациональным старым либералам, ни новым «суве­ренным демократам» за грань злобных угроз взаимного уничтожения переступать никак нельзя; обмен инфор­мацией - только шифром.

Дошла ли таким чудовищным кодом шифрованная черная метка до Кремля? Безусловно. Даже дан пред­варительный ответ. Демонстративно показанный по ТВ сразу после теракта отдых Путина в Туве, его картин­ное катание на кобыле как символ «ничто нас в жизни не может вышибить из седла» - ход удачный. Прези­дент вообще не из пугливых: «Что случилось с подлод­кой?» - «Она утонула». «Что с поездом?» - «Сошёл с рельсов». Ни капли душевного смятения, ни грана при­личествующих трагедии эмоций. И тут же мгновенный перевод стрелок с истинных политических заказчиков теракта на мнимых - вспомнили ДПНИ, русских нацио­налистов и просто граждан, возмущенных социальным неравенством: в этом поезде, дескать, ездят одни кор­румпированные чиновники. Никто не должен догадать­ся, что грызня между «эффективными собственника­ми» чубайсовского разлива и «крупными менеджера­ми» путинского призыва вышла из-под контроля пре­зидента. Наложен полный запрет анализа перехода подковерной кремлевской грызни в «гексогенный» ди­алог. Значит, остается надежда сговориться о цене за власть. Анализ же причин теракта вытеснили беско­нечные россказни о резервных маршрутах поездов, о работах по восстановлению пути, о калорийных пай­ках для пассажиров... И только о главном ни гу-гу - кому нужен этот взрыв.

Итак, ельцинские вцепились в путинских с таким оже­сточением, что их уже не пугает кровопролитие. Ещё К. Клаузевиц сказал, что на любой войне, политической в том числе, насилие всегда стремится к крайней степе­ни. Закон войны, он объективен, его не отменишь. Если встали на тропу войны, степень взаимного насилия бу­дет возрастать до победы одной из сторон.

Деловая корпорация Кремля со своей позицией оп­ределилась: власть из собственной касты не выпускать и чужаков в эту касту не впускать. Старые же ельцин­ские либералы стремятся разорвать замкнутый круг из­бранных и вернуть себе прежние позиции. Куда подать­ся в этой ситуации нам, абсолютному большинству Рос­сии: примкнуть к путинской команде в её борьбе за «су­веренную демократию» и госкапитализм или «поболеть» за либеральную оппозицию в начавшейся кровавой схватке за власть, или послать их всех в известное ме­сто, безучастно ожидая окончания борьбы? Совпада­ют ли интересы русского и других коренных народов России с интересами какой-либо из противоборствую­щих сторон?

Образно говоря, они тождественны пиявкам и глис­там по отношению к российскому национальному орга­низму. Для бывшей ельцинской «элиты» тело России и русской нации - это объект, к которому нужно присо­саться, набрать из него как можно больше крови (не­фти, газа, леса, алмазов, руды и т.д.) и отвалиться. Что будет с российским организмом, ельцинских «пиявок» не интересует: важно успеть побольше урвать, вовре­мя отвалить и переваривать высосанное подальше от места кормления. Особо удачливые «эффективные соб­ственники», в результате чубайсовской приватизации присосавшиеся к наиболее богатым кровеносным пла­стам российского живого организма, создали банков­ские насосные системы, которые еженедельно выка­чивали из России десятки миллиардов долларов. Так продолжалось до конца 1999 года, пока наиболее даль­новидные ельцинские соратники не поняли, что далее терпимы быть не могут. Рус-Иван вот-вот очнётся от либерального дурмана и посрывает с себя прилипших тварей, несмотря на уверения Красного Пентюха в от­сутствии «революционной ситуации». Систему срочно надо было благообразить. Для декоративного прикры­тия кровососущих от народного гнева и был введён во власть В. В. Путин. Однако в дебрях путинских кулис и декораций быстро зародился иной животный мир, отличный от ельцинского, - паразитирование не извне, как пиявки, а изнутри - по способу глистов, или по-на­учному гельминтов.

Для интернациональных, внешних либеральных «эф­фективных собственников» - пиявок, существование рос­сийского организма не является необходимым условием их жизни: закончится питание здесь, присосутся к друго­му государству. Чем слабее государство, тем легче па­разитам проникать сквозь его оболочку для пожирания внутренних органов и ресурсов, свободнее выход с на­грабленным в безопасное место за рубеж. Словом, чем слабее Россия, тем лучше условия для внешних парази­тов и пиявок.

В отличие от них для либеральных глистов (мед. -гельминтов) и главного из них - Гельминта Гельминтовича - существование централизованного Российского государства является жизненно необходимым условием, поскольку эти внутренние паразиты вне среды питающего их организма пребывать не могут. Поэтому глисты-гельминтоиды крайне заинтересованы в поддержании орга­низма государства в жизнеспособном состоянии, в де­еспособности его основных органов и функций. Так по­литические глисты неизбежно становятся «суверенны­ми демократами». И с такой же неизбежностью их инте­ресы входят в антагонистическое противоречие с инте­ресами внешних паразитов: пиявкам самодостаточно лишь грабить страну, неограниченно вывозя ресурсы вовне и не заботясь больше ни о чем, другим, гельминтоидам, нужно поддерживать и работоспособность на­селения, и функциональность государства, иначе им са­мим будет не из чего высасывать жизненные соки для собственного существования. Что глистам - суверенным демократам, что интернационалистам-глобалистам -пиявкам всех мастей, в стремлении к личному обогаще­нию дела нет до интересов русского народа, других ко­ренных народов России, все - паразиты, одинаково опас­ны для жизни России.

Русская нация, если она хочет сохранить себя в ка­честве самобытной цивилизации, субъектом, а не объек­том мирового центра силы, должна в ближайшие 30­40 лет удвоить свою биологическую массу и довести численность России до 300 миллионов человек, а чис­ленность грядущего Союза Великой, Малой и Белой Руси (России, Украины, Белоруссии и Казахстана) - до 400-500 миллионов. За этот же период нам предстоит освоить и навечно закрепить свои геополитические, де­мографические, культурологические, экономические и другие национальные позиции в Сибири, Забайкалье и на Дальнем Востоке. Основным критерием националь­ного развития, вместе с ростом численности, должна стать средняя продолжительность жизни, - основный по­казатель состояния народа и общества. Начинать эту ра­боту нужно было вчера; каждый упущенный день услож­няет решение задачи.

Но способно ли государство, слепленное Ельциным по чужим чертежам, чуть подкрашенное Путиным, воз­ложить на себя названные выше цели и задачи нацио­нального развития? Очевидно, что нет. Существующая система государственной власти - законодательная, исполнительная и судебная - создана для решения со­вершенно иных задач, не говоря уж об ужасающей сте­пени её коррумпированности и некомпетентности. Ны­нешнее государство существует отдельно от русской нации, от её забот и интересов и в нынешнем виде для нас бессмысленно.

И сразу вопрос: «Кто будет менять государственную систему и с какой целью?». Два варианта: или это будет делать мировая закулиса руками различных либераль­ных «фа-ми-ре-до», уже начавших играть гаммы на тро­тиле в интересах финансового интернационала и транс­национальных корпораций, или это сделает сам русский народ в своих собственных интересах. Есть ещё заве­домо нереальные выходы из создавшегося положения. Мол, Путин «не успел всего сделать, и вот его преемник, продолжая идти установленным курсом.». Вы путин­ских преемников видели? То-то. Это даже не преемники Путина, а какие-то его клоны-клоуны. Один клоун рабо­тает в амплуа умненького восторженного «отличника» (в детстве наверняка был ябедой, а потом сделал это сво­ей профессией), который всё-то знает и умеет; другой трудится под маской тупого «двоечника», которому пока всё только объясняют: это коровка, она делает молочко и говорит «му-у». А это курочки, они несут яички и гово­рят «ко-ко-ко». Клоны-клоуны всегда улыбаются и обе­щают, что к 2050 году у нас будет всё, что они скажут. Эдакие двойняшки Н. С. Хрущёва путинского разлива; так сказать, «полулиберальное сладкое». Поверим и прого­лосуем? Уловка заключается в упорно навязываемой народу и обществу мысли, что судьба путинского госу­дарства и Российского государства связаны неразрыв­но. Или государство ельцинской конституции с его по­степенным совершенствованием, или всеобщий хаос, гражданская война и развал страны. Трусливая ложь! Если политическая борьба в России дойдёт до степени вооружённого насилия, первые всполохи которого уже начались, и существующая политическая система будет сметена, то на её месте возникнет новое Российское го­сударство - государство, выражающее интересы русской

нации. Ужастики о хаосе, войне и развале нужны тем, кто боится прихода к власти русского народа в лице новой национальной элиты. На смену прежним плутократам придёт военно-державная диктатура, принимающая чрез­вычайные меры по спасению страны - духовному очи­щению общественной жизни, мобилизационному восста­новлению промышленности и сельского хозяйства, про­свещения, образования, науки и культуры; восстановле­нию труда в качестве основы жизни человека и обще­ства, а также семейных и других традиционных ценнос­тей русского и других коренных народов России. Речь идёт вовсе не о будущей власти военных, а по-военному жёстком, точном и строгом соблюдении установленных порядков и правил, о твёрдых принципах, приемах и спо­собах государственного управления. За такое государ­ство встанет русский народ, будет бороться и победит, потому что за ним правда. Поэтому наша цель в пред­стоящей кровавой схватке - Русское государство, госу­дарство русского и других коренных народов России. Исторический промежуток времени, в течение которого интересы Владимира Владимировича Путина и интере­сы русской нации совпадали, закончился.

Прощай, Путин. Да здравствует Русское государство!

Полковник Владимир Квачков

Из тюрьмы

20 августа 2007 года







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх