Загрузка...


ИТОГИ ВЫБОРОВ

1. Об успешности предвыборной кампании по Пре­ображенскому округу г. Москвы. Как правило, успех любой внесистемной оппозиции определяется неуспехом правящей политической системы. Преступный и анти­народный, прежде всего антирусский, характер устано­вившейся в России в начале 90-х годов либерально-демократической системы становится очевидным всё большему числу российских граждан. Одновременно всё более проявляется беспомощность существующих оппо­зиционных сил, действующих в рамках нынешней поли­тической системы. Запас терпения, вызванный в своё время пониманием необходимости перенести какие-то временные трудности переходного периода у народа, ис­сякает. Понимание неотвратимости национальной ката­строфы в случае продолжения нынешнего политическо­го курса уже достигло (по официальным данным) около трети избирателей, пришедших голосовать. Две трети избирателей вообще не верят в эффективность действу­ющей политической системы и даже не ходят голосовать: им эта политическая возня вообще не интересна. Одни из них не ходят на выборы осознанно из презрения, по­нимая их полную никчёмность, другие - бессознатель­но, полностью утратив ощущение себя как гражданина.

Политическая апатия, имеющая место и в западных странах, имеет принципиально другой источник - доста­точное материальное благополучие. Попробуй там сде­лать что-нибудь резко ухудшающее материальный дос­таток населения, и на улицы выйдут миллионы, не голо­совавших на выборах людей. Они выйдут на митинги и демонстрации в полной уверенности, что власть их уви­дит и услышит, и сделает необходимые выводы.

В рамках нынешней российской политической систе­мы что голосовать, что ходить на митинги и демонстра­ции с целью реального воздействия на власть совершен­но бессмысленно. Мирные, ненасильственные митинги и демонстрации безусловно необходимы, но могут иметь место только как организация и строевой смотр соб­ственных сил. Нынешняя система власти в России мо­жет быть изменена только другими формами и способа­ми. Вот факт: стоило только пенсионерам насильно пе­рекрыть Ленинградское шоссе, что в свою очередь по­требовало более высокого уровня ответного насилия, и вся система затрещала по швам. Власть испугалась и закон о монетизации льгот был скорректирован. А что было бы, если бы пенсионеры собрались бы на какой-нибудь санкционированный митинг где-нибудь в другом месте? Да, ничего. Пошумели бы, погалдели, да разош­лись: пенсионеры - по домам, а власть - по кабинетам.

Поэтому российская политическая апатия имеет со­вершенно иной источник и связана с пассивным ощуще­нием безысходности, которая легко может перерасти в активную фазу - в ненависть. Такая фаза в своём мас­совом проявлении обычно называется национальным восстанием.

Отказ КПРФ и другой псевдооппозиции от лозунга на­ционально-освободительной борьбы, в том числе наци­онального восстания, полностью обнажает и раскрыва­ет действительную цель этих прирученно-оппозиционных политических партий. Политический блеф, замена по­литической борьбы её имитацией в виде народных ре­ферендумов и тому подобного пока ещё уводят часть массы народа в ложное и искусственно подготовленное направление. Но другая, более понимающая и более тон­ко чувствующая часть населения пришла к пониманию необходимости коренной смены власти и всей полити­ческой системы. Символом этой ельцинско-путинской политической системы в массовом сознании стал Чу­байс. «Любовь» к нему такова, что контрольный «поце­луй» ему в голову готовы сделать уже 30% избирателей, что только по Преображенскому округу г. Москвы соста­вило 44 167 человек. Безусловно, это успех, который меня обрадовал.

2. О решении баллотироваться в Госдуму. До своего ареста 17 марта 2005 года я основную часть своего време­ни посвящал исполнению профессиональных обязанностей ведущего научного сотрудника в области специальных опе­раций Центра военно-стратегических исследований Гене­рального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Своего отношения к нынешней власти как к предательской и изменнической по отношению к русскому и другим корен­ным народам России я не скрывал. В силу своих способ­ностей и возможностей участвовал в работе Военно-Дер­жавного Союза. Моё заключение в тюрьму сделало моё имя в достаточной степени известным людям. Эту известность мне «устроила» сама власть. Искусство борьбы как воо­руженной, так и политической, требует умения превращать недостаток в достоинство, а поражение - в победу. Вы меня заключили в тюрьму? - Получи, фашист, гранату! По­этому решение баллотироваться в Госдуму есть стремле­ние продолжения борьбы в новых условиях и в других, ре­ально сложившихся обстоятельствах.

Подтолкнула к такому возможному направлению поли­тической борьбы тоже власть, подсунув мне в тюрьму идейку выставить себя в качестве противника М.Б. Хо­дорковского по Университетскому избирательному округу № 201 г. Москвы. Эту выдумку кремлёвских политтехнологов удалось обратить против них самих и выставить свою кандидатуру в качестве кандидата в депутаты по Преображенскому избирательному округу № 199.

3. О ходе предвыборной кампании. Предвыборную кампанию, как таковую, конечно, организовать и прове­сти не удалось. В нынешнем «демократическом» госу­дарстве в ходе выборов депутата Госдумы по Преоб­раженскому округу были нарушены практически все(!) тре­бования Федерального закона «О выборах депутатов Го­сударственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». 28 декабря 2005 года мною в Верховный Суд Российской Федерации направлено заявление о при­знании незаконным бездействие Центральной избира­тельной комиссии РФ в ходе предвыборной кампании в Преображенском избирательном округе г. Москвы, о при­знании недействительными результаты выборов депута­тов Государственной Думы по Преображенскому округу и отмене соответственного постановления ЦИК.

В заявлении конкретно и подробно изложены факты на­рушения равенства кандидатов в депутаты и несоблюде­ния установленных законом гарантий деятельности заре­гистрированного кандидата. Так, согласно п.1 ст. 50 Феде­рального закона «О выборах депутатов Государственной Думы» указано, что зарегистрированный кандидат со дня его регистрации соответствующей избирательной комис­сией до дня официального опубликования общих результа­тов выборов без согласия Генерального прокурора Россий­ской Федерации не может быть привлечён к уголовной от­ветственности, арестован или подвергнут в судебном по­рядке административному наказанию. Однако такого со­гласия не существовало, поэтому моё содержание под стра­жей в период моей избирательной кампании с 20 октября по 8 декабря 2005 года было незаконным.

Важнейшей гарантией деятельности зарегистрирован­ного кандидата является требование закона освободить его от профессиональной и иной деятельности в период предвыборной кампании «в любой день и на любое вре­мя в течение этого срока». Однако следователями Гене­ральной прокуратуры 26 октября мне был доставлен 21 (!) том моего уголовного дела с требованием ежедневного, в течение всего дня, ознакомления с ним. Мои возраже­ния, поддержанные адвокатом в установленном поряд­ке, во внимание приняты не были. Я ежедневно вызы­вался следователями Генеральной прокуратуры в соот­ветствующие помещения изолятора, где меня пытались принудить к ознакомлению с делом, угрожая в против­ном случае сократить мне время на изучение предъяв­ленных обвинений. Данные действия в заявлении в Вер­ховный суд мною квалифицированы как оказание систе­матического морально-психологического давления.

Нарушение равенства кандидатов было также допу­щено вследствие лишения моих доверенных лиц возмож­ности личных встреч, обсуждения предвыборных планов и программ действий, организации и ведения информи­рования избирателей и предвыборной агитации. Руково­дителю предвыборного штаба Т.Л.Мироновой, генералам Ивашову Л.Г. и Чубарову А.С., Проханову А.А. и другим доверенным лицам за всё время кампании не удалось ни разу встретиться со мной и обсудить какие-либо воп­росы. Была разрешена единственная встреча за счёт свиданий с родственниками, с Викторией Цыгановой на 1 час, на которую и ей и мне было запрещено взять ка­кие-либо документы. Вот такое «правовое государство»!

Мне также было запрещено выпустить аудио- и видео­обращения к избирателям, практически единственную воз­можность непосредственно обратиться к своим избирате­лям, было запрещено участвовать на совместных с други­ми кандидатами в депутаты «круглых столах», дискуссиях и других совместных агитационных мероприятиях.

Таким образом, грубое и циничное нарушение Феде­рального закона «О выборах депутатов Государственной Думы» Генеральной прокуратурой при полном попусти­тельстве и демонстративном бездействии Центральной избирательной комиссии (жалоба туда была отправлена ещё 7 ноября 2005 года, ответа на которую я так и не дождался) привели к нарушению гарантированного зако­ном равноправия всех кандидатов в депутаты Государ­ственной Думы по Преображенскому округу № 199 г. Мос­квы, что не позволило выявить в ходе выборов действи­тельную волю избирателей.

4. Об опыте политической борьбы. В СМИ обычно пишется о каком-то «отставном полковнике ГРУ», кото­рый, мол, незнамо откуда влез в политику, в область, ему совершенно не известную. Подобные публикации при существующей системе выборов депутатов Государ­ственной Думы и других органов народного представи­тельства ставят любого воспитанного человека в дву­смысленное положение. С одной стороны, что в этой области ты компетентный человек и достаточно хорошо разбираешься в общественно-политических вопросах, -нескромно и неприлично; с другой стороны - промолчать, значит, согласиться с какими-то порочащими тебя ут­верждениями. Это системный родовой порок всех «де­мократических» выборов с их, якобы равным, тайным, прямым и всеобщим голосованием. Но, как говорится, коль назвался избирательным груздём...

Во-первых, хотелось бы напомнить, что 11 лет до аре­ста я служил и работал в различных структурах Генераль­ного штаба Вооруженных Сил, а до этого 25 лет - в со­единениях и частях специального назначения, которые входили в комплект военной разведки военных округов, то есть в разведывательных структурах стратегическо­го и оперативно - стратегического уровней. Сейчас уже не секрет, что 15 бригада специального назначения, ко­торой я командовал в течение 5 лет, в советское время имела в качестве стран оперативного предназначения Пакистан, Афганистан, часть Ирана, а после расформи­рования Среднеазиатского военного округа - и северо-восточную часть Китая. В мою бытность начальником штаба 3-й гвардейской бригады спецназа в ГДР сотни групп этой бригады готовились к применению в Запад­ной Европе. Изучение и анализ важных политических и экономических и военных объектов вероятного против­ника - обязательное условие офицера военной развед­ки. Кроме того, последние 7 лет я работал в Центре во­енно-стратегических исследований Генерального штаба. И если сам Генеральный штаб, по образному выражению, является мозгом армии, то ЦВСИ ГШ - его «научный моз­жечок», в котором исследуются основные проблемы при­менения Вооруженных Сил, в том числе и военно-поли­тические проблемы. В ЦВСИ пока ещё сохраняется со­ветская фундаментальная военная школа, которая вы­рабатывает у своих сотрудников высочайшие требова­ния к научной проработке всех проблем. Это не «ша­рашкины конторы» бесчисленно расплодившихся «по­литических и стратегических центров», выводы кото­рых попадают под меткое выражение русского мысли­теля Л.А. Тихомирова - «дерзость неведения». Сравне­ние профессиональной подготовки сотрудников советс­кой военной разведки и Генштаба в целом с нынешними политтехнологами явно не в пользу последних.

Во-вторых, многие из тех, кого сейчас называют про­фессиональными политиками, по сути являются не по­литиками, а политиканами. Мутация объективно суще­ствующей политики в политиканство началась с появле­нием политических партий. Действительная политика связана с выражением интересов людей различных со­словий и профессий, которые в свою очередь отражают объективно существующее разделение труда в челове­ческом обществе. Общественное разделение труда есть структурная основа, матрица для политического строи­тельства и общества, и государства, в том числе и преж­де всего - для органов народного представительства. Создание по этому принципу первых Советов в Иваново-Вознесенске в 1905 году, вся система советской вла­сти задумывалась как объективное отражение в полити­ке общественного разделения труда. Поэтому любой (!) человек труда, в том числе кухарка и домохозяйка, и ра­бочий, и крестьянин, и люди всех других профессий, включая военных, являются профессиональными поли­тиками в своей области. Безусловно, всегда была и бу­дет профессия управления общественным трудом. Но именно управления трудом: либо по отрасли производ­ства, либо по территориальному признаку. А не как у со­ветского замполита или нынешнего партийного полити­ка: «Душа за всё болит, но ни за что не отвечает». По­этому объективное понимание общих политических про­цессов может прийти только к таким людям, которые вошли в политику снизу, от мирного или ратного труда.

5. О своем месте в существующей избирательной системе. Безусловно, в политической системе коорди­нат «левый - правый» мои убеждения скорее принадле­жат к левому флангу, где находятся КПРФ, «Родина», «Трудовая Россия» и ряд других левых партий. Но с од­ной существенной оговоркой: я - русский христианский националист, а в классической политической системе это, конечно, правый фланг. В своих высказываниях я критикую левые партии за отсутствие в их программах ясной духовной основы, которую вижу в православии. Кроме того, прежде чем обращаться за поддержкой к возможным политическим союзникам, необходимо по­казать, что твоё видение политической ситуации в стра­не и предлагаемые пути выхода из национальной ката­строфы находят поддержку у людей. Думаю, эта бли­жайшая задача выполнена. А содержание дальнейшей задачи и возможных последующих совместных действий покажет практика.

Попытки «двинуть» меня в 201-й Университетский ок­руг вместе и против М.Б.Ходорковского действительно, скорее всего, являлись «спецоперацией близких к Крем­лю сил», и здесь А. Савельев был абсолютно прав. В чём здесь была выгода для власти? Ей сквозь зубы надо было сказать и показать: во-первых, что в стране, яко­бы, соблюдается Закон о выборах. Вот, мол, даже нахо­дясь под стражей, можно стать кандидатом в депутаты Госдумы. А во - вторых, заодно прощупать настроения масс в их готовности к насильственным действиям по свержению существующей власти. Но не более того. Ре­альные, гарантированные законом избирательные пра­ва никто мне предоставлять и не собирался. Версия, что моё участие в выборах «предопределило победу канди­дата от «Единой России», лежит за рамками здравого смысла. Победа любого единоросса при нынешней из­бирательной системе практически предопределена: явка избирателей настолько низка, что манипулировать 10% не представляет никакого труда. Если на участке с од­ной тысячей избирателей голосовать придёт всего треть, то при реальной победе одного кандидата над другим с соотношением 60% на 40% (200 бюллетеней против 133), замена всего 50 бюллетеней превращает 200 в 150, а 133 в 183. Или, чтобы не морочиться с заменой (глав­ным образом, электронной, без контроля ручным пере­счётом), достаточно вбросить в урны сотню нужных, или бюллетени противника испортить и признать недействи­тельными. Чем меньше процент избирателей, тем лег­че фальсификация. Именно поэтому в либерально-де­мократической столице России для признания выборов законным установлен рубеж в 20%. И пусть наличие 3 или 4 депутатов от правых и левых в Мосгордуме не вво­дит в заблуждение. Именно столько и решили пропус­тить. Поэтому власть, позволив мне участвовать в вы­борах, по большому счёту особенно не рисковала: ей казалось, что всё под контролем. Почти всё так и оказа­лось, но только почти всё. Выиграть выборы оппозиции можно только в форс-мажорном варианте, в каком-либо отдельном избирательном округе, бросив туда все объе­динённые силы агитации и пропаганды. В обычном же варианте телевидение и другие средства массовой ин­формации просто сомнут агитацию одиночек, какой бы эффективной последняя ни была: необходимый массо­вый охват всё равно ими достигнут быть не может. Здесь количество бьёт качество.

Попытки не допустить моей регистрации в качестве кандидата в депутаты предпринимались не администра­цией следственного изолятора (это вообще не тот уро­вень принятия решений) и не Федеральной службой ис­полнения наказаний, в чьём ведении находятся тюрьмы. Заказчиком административного ресурса по недопущению меня к выборам являлись либерально-интернациональ­ные политические круги власти, а организатором - нахо­дящиеся под их влиянием определённые силы в Гене­ральной прокуратуре. Регистрация стала возможной в результате протестных акций у здания Генпрокуратуры и шестидневной голодовки, официально объявленной мной и поддержанной моими товарищами Р.П. Яшиным и

А.И.Найдёновым, также заключёнными в «Матросскую Тишину». Голодовка была прекращена нами только пос­ле официального уведомления о регистрации меня кан­дидатом в депутаты Государственной Думы.

P.S.Увидев успех нашей выборной деятельности в Преображенском округе, власть отказала мне в праве баллотироваться по Медведковскому округу г.Москвы. Понимая, что поводом для отказа в регистрации в каче­стве кандидата в депутаты Государственной Думы мо­жет послужить малейшая описка при сборе подписей, предвыборным штабом под руководством Татьяны Лео­нидовны Мироновой был собран 1 миллион рублей для внесения денежного залога. Но, садившись играть в из­бирательные карты с шулерами, всегда проиграешь. Мо­ему доверенному лицу - адвокату А.И. Мошанскому - в избирательной комиссии был выдан соответствующий чек-бланк для внесения оплаты. После получения такого бланка адвокат отправился в банк и внёс необходимую сумму. Однако когда пришло время получить удостове­рение кандидата в депутаты, внезапно выяснилось, что, убедившись в наличии соответствующих прав у А. И. Мо-шанского и выдав ему необходимый чек-бланк, девушка-секретарь «по ошибке» забыла оформить адвоката в ка­честве моего доверенного лица. Из чего следовало, что деньги якобы были внесены лицом, официально не упол­номоченным это делать. Все попытки убедить Централь­ную избирательную комиссию РФ, что «ошибка» секре­тарши не может быть основанием для снятия кандидата с выборов, и добиться моей регистрации успехом не увенчались. В знак протеста мною была проведена 18-суточная (на одной воде) голодовка, которая была пре­кращена по рекомендации Высшего Офицерского Сове­та России и о которой не было упомянуто ни в одном средстве массовой информации.

Вывод. Не играй в избирательные игры с поли­тическими мошенниками и шулерами! Не голосуй, а то проиграешь!

Материалы выборной кампании.

Полковник Квачков, обвиняемый в покушении на Чу­байса, - в тюрьме.

Чубайс жирует на свободе. Поменяем их местами! Приди на выборы!

Отдай голос за боевого офицера, которого Чубайс объявил своим врагом.

4 декабря освободим полковника Квачкова из тюрем­ного плена!

К гражданам Преображенского округа!

Полковник КВАЧКОВ - ваш кандидат в Государствен­ную Думу. Тот самый КВАЧКОВ, который обвиняется в покушении на Чубайса.

Голосуй за КВАЧКОВА!

Отплати Чубайсу -За приватизацию! За энергокризис! За дефолт! За ваучер!

Соратники полковника Квачкова, обвиняемого в поку­шении на Чубайса, сделали невозможное - заточенного в тюрьму героя зарегистрировали кандидатом в депута­ты Государственной Думы по Преображенскому округу столицы. Взбешенный Чубайс бросил все силы, громаду денег, награбленных им у народа, против Квачкова. Чью сторону займет каждый из нас: убийцы и грабителя на­рода Чубайса или защитника Отечества полковника Квачкова? Соберем свои силы и средства в кулак - на­родный кулак в нос недобитому Чубайсу. Звоните по те­лефону (095) 589-03-67.

Открытое письмо кандидату в депутаты Государственной Думы по Преображенскому округу Москвы полковнику ШАВРИНУ

К Вам обращаются офицеры спецназа. Не можем мол­чать, когда попираются честь и слава русского оружия, заслуженные доблестью, кровью, жизнью наших товари­щей. Вы явили пример, когда корысть и двуличие бьют по авторитету, справедливости и единству российского боевого братства.

Наша страна пережила многих подонков, облечен­ных в мундиры с высокими звездами, на совести кото­рых десятки тысяч уничтоженных крестьян, рабочих, восставших солдат и матросов. И Вы, г-н Шаврин, рве­тесь пополнить список мучителей русского народа. «Под­вигов» пока у Вас всего два, но зато каких! Кровавый штурм российского парламента в 93-м и освобождение-уничтожение заложников в театральном центре на Дуб­ровке в 2002-м году.

В автобиографическом опусе «Жизнь специально­го назначения» Вы смакуете свое личное участие в рас­стреле Белого дома и уничтожении защитников Консти­туции: «На штурм Белого дома в октябре девяносто третьего нас повел Герасимов Дмитрий Михайлович.... Танки подъехали, начали стрелять... И тогда мы по­шли, захватили здание, задержали всех членов ГКЧП...». Непонятно, правда, откуда взялся в Белом доме ГКЧП, почивший в 91-м. Судя по всему, Вам не прин­ципиально: парламент, ГКЧП или Временное правитель­ство. Главное, чтобы танками!

При захвате театра на Дубровке Вы командовали штурмовой группой. Результатом штурма стала гибель, по официальной версии, 130 заложников, по данным не­зависимых источников их было около двухсот. Общерос­сийское общественное движение «За права человека» до сих пор требует возбудить уголовное дело в «отношении

сотрудников спецслужб, совершивших убийство при пре­вышении мер, необходимых для задержания преступни­ков». От удушающего газа в «Норд-Осте» погиб каждый пятый заложник...

Не меньше чем боевые «заслуги» отвратительны Ваши политические «подвиги». Буквально в прошлом году Сергей Шаврин - главный соперник кандидата от партии власти по Преображенскому одномандатному округу. Тог­да Вы боролись под лозунгом «Герой России - против «Единой России». Не прошло и года, а Вы уже сражае­тесь под знаменами своих бывших противников. Подоб­ные шараханья своей беспринципностью и бесчестием могли бы вызвать лишь презрение. Однако вызывает омерзение то, как Вы ретиво и озлобленно выступаете против томящегося в застенках действительно Героя России полковника ГРУ Владимира Квачкова, обвиняе­мого в покушении на Чубайса, и по команде Ваших хозя­ев из «Единой России» с телеэкрана восхваляете нена­вистного народу Чубайса. То, что Вы, г-н Шаврин, за ман­дат, за деньги продаете Родину, народ, Присягу - дело Вашей совести. Судьба изменника жалка и ничтожна. Но не размахивайте при этом погонами полковника спецна­за, которые Вы давно обесчестили.

Генерал-майор А. С. Чубаров, полковник

A. М. Бойко, полковник Д. А. Зеленцов, пол­ковник А. П. Пузиков, подполковник В. И. Маринкин, полковник В. И. Ильинский, ге­нерал-лейтенант В. К. Потемкин, капитан

B. В. Фролов, полковник А. С. Хлопушин, генерал-майор А. П. Елгунов, полковник О. П. Соловьев, полковник Г. К. Рара.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх