Разрыв с духовными основами русской цивилизации.

Идеологическая атака на российскую цивилизацию прошла через определенные этапы. На первом этапе в центре информационного прессинга была тотальная дискредитация советского прошлого. Суть его сформулировал А.Б. Чубайс, под руководством которого проводилась экспроприация народной собственности, (цит. по [7]):

«Ничего более омерзительного, отвратительного, человеконенавистнического и чудовищного, чем коммунизм, не существует».

Это положение Чубайса было руководящим в работе СМИ. Непрерывно повторялось, что Ленин – враг человечества, немецкий шпион, его привезли в запломбированном вагоне. Использовались любые фальсификации, часто оставлявшие далеко позади Геббельса. Так, согласно высказываниям СМИ, число жертв сталинского режима составляло 100 млн. человек. Назывались и цифры, практически равные всему населению СССР.

Под воздействием СМИ шло показательное отречение от идеологии прошлого. Во всех речах, производственных выступлениях и на совещаниях в качестве обряда всегда было несколько дежурных фраз о тоталитарном прошлом и светлом демократическом будущем.

В СМИ буквально в любой передаче осуждали в той или иной форме предшествующие три четверти века. На экране телевизора идет передача о крупном режиссере советских времен. Ведущий беседует с человеком, знавшим его. Одна за другой следуют фразы: этот его фильм чудом прошел, по другому фильму было сделано 41 замечание (представляете, что бы было, если бы их не было), отрывок, не вошедший в третий фильм, – это шедевр (восстановить его невозможно – ведь в те времена выбрасывалось все). И из таких замечаний практически состояла вся передача. Как сказал один из слушателей: жалко смотреть на старых людей, вынуждаемых осуждать прошлое, ведь если что не так, их больше не пригласят в студию. Иллюстрацией служат слова королевы мультфильмов Клары Румяновой, приведенные в газете «Аргументы и факты»[9]. Все помнят и любят ее роли: Заяц из «Ну погоди», Малыш из «Малыша и Карлсона», мамонтенок, который искал свою маму.

«Сейчас в жизни у меня какая-то черная полоса идет. Из Театра киноактера, где я проработала долгие годы, многих наших известнейших артистов (Клару Лучко, Зинаиду Кириенко, Леонида Куравлева, Наталью Белохвостикову) просто выгнали. Перебиваемся случайными заработками, потому что на одну пенсию прожить невозможно».

Осуждение прошлого – неизменный атрибут большинства статей на любую тему. Например, в заметке о 60-летии прихода в Архангельск первого британского конвоя в 1941 г., в частности, говорится[10]:

«Во время войны после рейса они (английские моряки) играли в футбол и бегали на танцы в «Интерклуб», где знакомились с местными красавицами. Да так, что после их отъезда в северной глуши резко подскочила рождаемость. Отец темнокожего Толи Бобыкина, снявшегося в фильме «Максимка», погиб в Белом море сразу после отбытия из Архангельска. Его мать дожила до 1985 года и, к счастью, избежала участи большинства женщин, друживших с иностранцами. Многие из них за месяцы счастья всю молодость провели в лагерях ГУЛАГа».

И такими шедеврами, вряд ли нуждающимися в комментариях, были заполнены СМИ. Это, по существу, источники «кормления» для «творческой интеллигенции», выступающей в печати и на телеэкранах. Так «свободные» СМИ отрабатывали деньги, получаемые от олигархов.

Постепенно центр тяжести информационного воздействия переносился на основы российской цивилизации, на историческую память народа. Если вначале преимущественно подвергался поруганию советский период, то со временем делается упор на то, что страшное положение, в котором оказалось большинство населения, – закономерно. Оно коренится в истории России и в ее народе, который, начиная с Александра Невского и первых московских князей, пошел не по тому пути и идет по нему уже более 500 лет. Согласно введенному термину «цивилизационная неустойчивость» Россия – это ни Европа, ни Азия, вообще ни то ни се. Отсюда вытекает ее неполноценность и несостоятельность «имперских иллюзий». Шел буквально шабаш глумления над предками, начиная с фронтовиков, героев Отечественной войны 1941-1945 гг. и кончая выдающимися деятелями русской истории (Иван IV, Петр I, Екатерина II). Создавался культ предателей.

Возникали штампы типа зверств Ивана Грозного и Петра I на фоне гуманной Европы. Россия представлялась как дикая, некультурная страна, которая находилась на задворках мировой цивилизации. Ее история – история варваров, которые должны во всем подражать Западу. При этом использовалась и откровенная фальсификация. В статье В. Кожинова говорится[11]:

«Примиряющая даль времени заслонила от нас, например, истинный характер западноевропейского Возрождения XV-XVI веков, которое в глазах преобладающего большинства людей предстает ныне только как время плодотворного развития общества и культуры. Для верного представления о гибельности тех времен достаточно, полагаю, знать, что в течение одной лишь ночи с 23 на 24 августа 1572 года (Варфоломеевской ночи) в Париже было зверски убито столько же людей, сколько в нашей стране за 37 лет (1547-1584) царствования Ивана IV, получившего прозвание Грозный!»

Годами в СМИ велась разнузданная пропаганда неполноценности русского народа. Густой черной краской мазалось все прошлое нашей страны, подвергались поруганию герои Великой Отечественной войны (Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина, Николай Гастелло, молодогвардейцы, белорусские партизаны). Недосягаемым образцом выставлялась западная цивилизация и рыночные отношения людей. Внушались безразличие и безнадежность. Отречение от духовного наследия, нравственных ценностей, идеалов прошлого внедряло в сознание людей понятие: русский – недочеловек.

Апофеозом отречения от российской цивилизации, от предков стал символический акт провозглашения Дня независимости России – 12 июня. «Впервые за тысячу лет Россия обрела независимость», – с серьезным видом сообщали официальные издания. Провозглашалось начало новой жизни – переход от неполноценного русского прошлого к идеалам европейской цивилизации. Так решалась задача подрыва национального самосознания русского народа. В книге М.Л. Титаренко указывается на негативное отношение к самому понятию патриотизма[12]:

«Священное для многих современных народов понятие патриотизма стало для определенной части нашего общества признаком ретроградства и чуть ли не фашизма. Как среди либералов, так и радикал-патриотов распространилась противоестественная мода «хоронить» Россию. Пророчить гибель русского парода и его культуры, вырывать из исторической памяти нации славные страницы ее бытия, а в самой истории отыскивать лишь наиболее мрачные эпизоды, гиперболизируя их и превращая все прошлое Отечества в некий устрашающий гротеск. Не только многие газеты и общественно-политические журналы, но даже солидные научные издания публикуют различного рода апокалипсические сценарии и обоснования неизбежности крушения России. Настойчиво проводится мысль, что так будет, если не осуществить полную вестернизацию России и не включить ее в «мировую цивилизацию». Иного, дескать, не дано».

Плутократические структуры черного десятилетия, поддерживали всех, кто наносил удары по народам России, любое сепаратистское движение. Они фактически выступали на стороне чеченских боевиков, вели разнузданную антиармейскую и антироссийскую пропаганду, дезориентировали людей. Достаточно вспомнить репортажи НТВ с трансляцией высказываний Дудаева, Басаева, Гелаева. Вместе с тем, СМИ, находящиеся в руках плутократии, оправдывали любые действия, любые карательные акции США, в том числе американские бомбардировки Югославии с массовыми жертвами среди мирного населения, арест жертвы американской агрессии Милошевича и суд марионеточного гаагского трибунала, и вот контраст. Достаточно сравнить истерическую кампанию за прекращение расследования дел, совершенных М. Бабицким, который имел охранную грамоту от имени основных лидеров боевиков в Чечне и лично наблюдал сцены казней и пыток русских солдат, с полным запретом на любые интервью американцев с лидерами Аль Кайды.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх