Диаспора глобалистов в России.

Как отмечал известный социолог и писатель А.А. Зиновьев в своем интервью корреспонденту газеты «Мегаполис-Экспресс», население России деморализовано и за последнее десятилетие произошло качественное изменение его структуры (цит. по [26]).

«Вспомните, кто защищал страну во время войны, кто восстанавливал ее? Нормальные крестьяне, рабочие, инженеры, техники, агрономы, медики, научные работники, учителя… Созидательный потенциал населения был очень высоким, а паразитический слой – тонким. А что сейчас? Промышленные рабочие и крестьяне полностью разложены, учителя в положении люмпенов, две тысячи вузов закрыты, профессура бедствует, получая в пять раз меньше частных охранников, которых в стране больше миллиона. И мелких предпринимателей в одной Москве 700 тысяч, это только официально. А сколько людей занято в индустрии развлечений, в оргпреступности, в теневом секторе экономики? Они что, будут Родину защищать? Да плевать они на нее хотели».

Возможно, сказано резко, но остается фактом, что за период черного десятилетия в России возник слой людей, для которых понятие русской цивилизации стало архаическим. Для них Россия не Родина, а «эта страна», и хорошо там, где можно иметь деньги. Этот слой захватил ведущие политические, экономические, информационные позиции. Он составляет своего рода диаспору глобалистов и служит опорой власти плутократии.

В статье А. Хинштейна в газете «Московский комсомолец»[27] приведена иллюстрация беспрецедентного изменения сознания людей, входящих в «элиту» общества. За последние несколько лет на сторону американцев перебежало рекордно высокое число сотрудников Службы внешней разведки (СВР) и МИДа. Хинштейн приводит историю, поведанную ему первым председателем российского КГБ Виктором Иваненко:

«В 91-м мы завели несколько разработок по шпионажу, – вспоминал Иваненко. – Одна из них касалась сотрудника МИДа, которого мы уличили в связях с американской разведкой. Когда материалов было собрано достаточно, и сомнений в его измене больше не оставалось, я пошел к министру (тогда им был Козырев) и предупредил. «Огромное спасибо, – ответил Козырев. – Я обязательно приму меры…»

И принял?. – Я спросил это скорее для проформы: слишком хорошо понимал, что представлял собой «западник» Козырев.

Принял… Ага… – Иваненко усмехнулся. – Через месяц повысил этого человека в должности… Сделать я ничего уже не мог: вскоре президент уволил меня самого».

Иваненко убрали в декабре 91-го. Примерно в то же время Владислав Потапов и возглавил секретариат министра Козырева. Трудно даже представить себе урон, который мог нанести стране предатель такого масштаба. Служебное положение Потапова позволяло ему быть в курсе практически всех внешнеполитических операций и планов России. Он имел доступ к секретам первой величины. Без труда мог «расшифровать» всех без исключения сотрудников внешней и военной разведок, работавших под дипломатическими «крышами». (Назначение разведчиков на дипломатические должности проходит через аппарат МИДа)».

17 января 2001 г. Потапов вместе с женой и сыном тайно покинул территорию России, вылетев из аэропорта Шереметьево-2. Побег Потапова длительное время держался в секрете.

«О бегстве другого высокопоставленного дипломата – первого секретаря постпредства России в ООН Сергея Третьякова – пресса тоже сообщила не сразу. Третьяков попросил «политического убежища» 18 октября 2000 года. Впрочем, дипломатом Третьяков был чисто номинальным. Всю свою сознательную жизнь он проработал во внешней разведке, преимущественно в американском отделе. Дослужился до полковника. В нью-йоркской резидентуре СВР этот человек занимал второй по значимости пост – заместителя резидента по политической разведке.

А 25 декабря, то есть через два месяца, аналогичный кульбит проделывает и другой «наследник» Штирлица: офицер безопасности посольства России в Оттаве, кадровый сотрудник СВР Евгений Торопов. До командировки в Канаду Торопов работал в Управлении внешней контрразведки СВР, был начальником американского направления. Внешняя контрразведка (сокращено – ВКР) – это своего рода спецслужба в спецслужбе. Именно она занимается поиском предателей в стенах разведки, держит под «колпаком» всех подозрительных сотрудников. Проникнуть в ВКР – мечта любой спецслужбы, тем более – американцев. Во-первых, имея там людей, всегда можно успеть вывести свою агентуру из-под удара и навести противника на ложный след. Во-вторых, это значительно облегчает вербовочную работу: зная слабые стороны разведчиков, их психологические и личные особенности, вербовать их – словно орешки щелкать».

Вскоре после прибытия этой троицы в США американцы арестовывают одного из самых ценных агентов КГБ – СРВ, сотрудника ФБР Роберта Ханссена. Как утверждает печать, Ханссена предал именно Сергей Третьяков. В статье также говорится о бывшем генерале КГБ Калугине, который обвиняется в разглашении государственной тайны

«Когда судили агента советской разведки, отставного американского полковника Джорджа Трофимоффа, Калугин выступил против него с показаниями». Подобного цинизма история разведки еще не знала.

В США выехал и ряд других деятелей КГБ, в частности сотрудники вашингтонской резидентуры КГБ В. Аксиленко и Ю. Швец. Последний не побрезговал выступить там с показаниями против Эймса, арестованного ФБР.

«А есть и те, чьи уходы скрываются по сей день. Окутана молчанием, например, судьба одного из руководителей внешней контрразведки СВР, специализировавшегося именно на американском направлении. При таинственных обстоятельствах этот человек покинул Россию сразу после своего увольнения и уже через год сумел получить американское гражданство (обычно его дают только по прошествии 5 лет). Держится в тайне и уход бывшего зам. начальника одного из самых ключевых управлений СВР: он тоже осел в США.

Мы живем в удивительной стране, где любой человек, даже секретоноситель, преспокойно может выехать за кордон и остаться там навсегда. Где дипломаты высшего ранга без всяких трудностей, посреди рабочей недели, покидают Москву, чтобы никогда не вернуться назад.

Когда только ФСБ попробовала упорядочить контакты наших секретных ученых с иностранцами – какой шум подняла «демократическая общественность»! «Рецидив 37-го, – кричала она, – тотальный контроль возвращается».

Попробовали бы американские физики-ядерщики отправиться на уик-энд в Россию – никакая общественность не помогла бы… В хваленой демократической Америке никого не шокируют, например, регулярные проверки на детекторе лжи, которым подвергаются госслужащие. Никого не пугает, что секретоносители – из того же Госдепа – обязаны за несколько месяцев уведомлять контрразведку, что собираются вылететь куда-нибудь на Багамы».

Приведенные в статье А. Хинштейна[27] факты служат иллюстрацией действий диаспоры глобалистов. Иногда создается впечатление, что целый ряд организаций в России представляют собой филиалы американских служб. Характерный пример приведен в статье С. Пыхтина[28], где говорится о прямом служении интересам США, начавшимся еще с перестройки.

«И одним из самых ярких его симптомов явилось Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств, подписанное в Вашингтоне 1 июня 1990 года госсекретарем США Дж. Бейкером и министром иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе в рамках визита президента СССР М. Горбачева в США, которую тогда же назвали «линией предательства». По этому Соглашению союзные власти СССР в одностороннем порядке отказывались от суверенных прав на значительные районы Берингова моря, соглашаясь передать их США.

Общая площадь рыболовных участков, уступавшихся американцам, равнялась не менее 27 тыс. кв. км, рыболовный потенциал которых в ежегодном исчислении составлял от 200 до 250 тыс. тонн, не считая запасов так называемых сидячих живых биоресурсов – крабов, моллюсков и т. д.

«Уточняя» линию разграничения на континентальном шельфе, авторы Соглашения ее провели таким «справедливым» образом, что американцам досталось 46,3 тыс. кв. км, а к СССР отошел участок площадью всего лишь 4,6 тыс. кв. км. Таким образом, согласно Соглашению, общая площадь утраченных «морских пространств» составила в результате разграничения для РФ примерно 70 тыс. кв. км, но если бы разграничение было проведено по равноотстоящей линии, то к России могло отойти до 50 тыс. кв. км континентального шельфа.

Но самое удивительное состоит в другом. Подписывая в 1990 году данное Соглашение, Шеварднадзе, по-видимому, не без санкции М. Горбачева, дал согласие на его практическое применение, не дожидаясь ратификации. Вследствие «временного применения» Соглашения власти США фактически установили военно-полицейский контроль над теми морскими пространствами, которые остаются юридически российскими. На рыболовных участках это неопределенное, мягко говоря, положение породило напряжение. Американская береговая охрана стала задерживать русские рыболовные суда, препровождая их под вооруженным конвоем в тихоокеанские порты США и освобождая из-под ареста лишь после уплаты штрафов.

Несмотря на то, что применение нератифицированного Соглашения опрокидывает все международно-правовые каноны, в правительстве РФ в этом факте не видят ничего особенного. И хотя в нем без труда обнаруживаются признаки, которые можно назвать государственной изменой и корыстным предательством».

Можно сказать, что для плутократической власти понятия интересов России фактически не существует. Это хорошо видно и из высказывания видного олигарха Виталия Малкина[29]:

«Мы все понемногу раскачивали советскую систему, в том числе и я. Я всегда желал победы и успехов Тэтчер в Великобритании, Рейгану в США, Бегину в Израиле. Наверное, это была проекция моего, да и не только моего, антипатриотического отношения к нашему первому в мире социалистическому государству. Мы все радовались, когда в СССР что-то ломалось. Я всегда болел против советских спортсменов, всегда».

Как говорится, комментарии излишни.

Четкий сценарий будущего России, управляемой плутократией, приводится в книге А. Подберезкина[30]:

«Иногда Россию сравнивают с колонией Запада. Это – неверно. Причем по существу, ибо, нещадно грабя колонии, западноевропейские государства одновременно создавали там инфраструктуру, привносили туда свои достижения науки и техники. Интерес заключался в том, чтобы повысить эффективность использования колониальных ресурсов.

В России – иное дело. Россию просто разоряют, из нее воруют и высасывают все соки, рассматривая только как источник невозобновляемого сырья и большой потребительский рынок, который все более и более базируется на долларе. Так, по оценкам некоторых экономистов, только в 1996 г. граждане России вложили в доллары более 250 трлн. руб. Это означает, что мы работаем на американскую валюту, в конечном счете на США, их интересы и благополучие, ведь доллары нам отдаются «по себестоимости», точнее – по стоимости затрат полиграфии на печатание банкнот.

Общий вывод [30] заключается в том, что если оставить ситуацию неизменной и сохранить власть плутократии, то конец России неизбежен.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх